Барбара Эрлих-Уайт.

Ренуар. Частная жизнь



скачать книгу бесплатно

Три публикации Ренуара, в 1877, 1884 и 1911 годах, посвящены проблеме обесценивания ремесла. Он надеялся, что, обнародовав свои мысли, хоть как-то поможет ремесленникам выстоять в борьбе с машинами. В своих текстах Ренуар выступает как скромный рабочий, а не как гениальный художник. Он никогда не забывал о том, что дед его был сапожником, отец – портным, бабушка и мать – швеями. Всю свою жизнь он презирал материальные блага и достаток и воспевал добродетели, присущие людям скромного происхождения[22]22
  Herbert. Renoir’s Writings on the Decorative Arts. P. 20.


[Закрыть]
. Статьи его были опубликованы, когда ему было 36, 43 и 70 лет соответственно. Во всех трех случаях он обращался к одному из друзей-писателей с просьбой помочь ему в подготовке текста. Каждая статья являлась плодом совместной работы – подобной его сотрудничеству со скульптором Ришаром Гино, который с 1913 по 1917 год превращал его картины и рисунки в скульптуры и рельефы, а также с сыновьями Жаном и Коко, которые с 1916 года и до его смерти в 1919-м изготавливали керамические изделия по его наброскам маслом.

В 1877 году Ренуар предложил своему другу, писателю и чиновнику Жоржу Ривьеру, выпускать еженедельный журнал «Импрессионист: журнал об искусстве» на протяжении четырех недель работы третьей коллективной выставки импрессионистов. В этом журнале были опубликованы две статьи Ренуара под редакцией Ривьера. Обе статьи подписаны просто «Художник», однако можно безошибочно сказать, что это мысли именно Ренуара: современная архитектура механизируется и вытесняет труд ремесленников, которые способны создавать куда лучший декор, чем машины[23]23
  Renoir. L’Art decoratif et contemporain.


[Закрыть]
.

Над статьей 1884 года Ренуар работал совместно с кузеном Писсарро, юристом Лионелем Нуньесом, который облек в слова мысли Ренуара о создании сообщества рабочих и художников «Общество нарушителей правил». Платформа его предполагает экспонирование работ в разных техниках, основанных на пристальном изучении природы. Ренуар обосновывает свою идею, что основной характеристикой живописи импрессионистов является нарушение правил, что импрессионисты прежде всего занимаются «нерегламентированным, спонтанным и естественным»[24]24
  Renoir.

La Societe des Irregularistes; см. также: Herbert. Renoir’s Writings on the Decorative Arts. P. 19.


[Закрыть]. Ренуар противопоставляет академическое искусство XIX века, которому отдавали предпочтение на финансировавшихся за государственный счет ежегодных Салонах, нарушению правил, отсутствию регламентации, а также естественности искусства и ремесла. Он предлагает объединить представителей всех искусств и ремесел в одно сообщество. На его выставках будут представлены работы художников, декораторов, архитекторов, ювелиров и вышивальщиц, которых вдохновляет несовершенство природных форм, которые избегают повторов и копирования и создают свои произведения исключительно вручную. Как и в статье 1877 года, Ренуар критикует современную механизацию, которая лишает ремесленников работы.

Двадцать семь лет спустя, в 1911 году, Ренуар написал еще одну статью, совместно с художником Морисом Дени и снова с Жоржем Ривьером: они помогли Ренуару оформить свои мысли в предисловие, которое «стало плачем по утрате здоровой традиции мастерских, существовавшей в эпоху Ченнино Ченнини»[25]25
  Renoir. Lettre d’Auguste Renoir ? Henry Mottez; см. также: Herbert. Renoir’s Writings on the Decorative Arts. P. 47.


[Закрыть]
. В предисловии Ренуара к новому изданию трактата Ченнини, созданного в конце XIV века, описывается процесс изготовления фресок. И здесь Ренуар высказывается против современной механизации. Кроме того, «восхищение Ренуара ренессансной традицией мастерских говорит о его одобрительном отношении к иерархической организации процесса, тем более что он постоянно превозносит совместную работу под руководством мастера»[26]26
  Herbert. Renoir’s Writings on the Decorative Arts. P. 49.


[Закрыть]
. Даже под конец жизни, когда Ренуар уже пользовался всемирной славой, а работы его висели в самых крупных музеях, он продолжал считать себя скромным ремесленником, мастеровым из мира живописи, а не гениальным художником[27]27
  См., например: Renoir, Jean. Renoir My Father. Рassim.


[Закрыть]
.

При жизни Ренуар пользовался всеобщей любовью, сегодня же его несправедливо и неразборчиво клеймят, обвиняют в антисемитизме и сексизме[28]28
  См.: Herbert. Renoir’s Writings on the Decorative Arts. P. xi-xii; вопрос обсуждается в книге повсеместно. Между первой моей книгой о Ренуаре (1984) и этой (2017) моя точка зрения поменялась, я более не считаю, что Ренуара можно называть антисемитом.


[Закрыть]
. На мой взгляд, он не повинен ни в том, ни в другом. Эти выпады совершенно беспочвенны, хотя ему и случалось позволять себе антисемитские высказывания. Но в этих случаях Ренуар всего лишь следовал примеру девяноста процентов французских журналистов и подавляющего большинства обывателей – речь идет о «деле Дрейфуса» в конце XIX – начале XX века. Необходимо отметить, что Ренуар сотрудничал с крупнейшими агентами евреями Бернхаймами, когда в 1913 году проводилась ретроспектива его работ. Подробнее я освещу этот вопрос в четвертой главе. Как уже было сказано выше, чтобы сохранить расположение людей, от кого он полностью зависел, Ренуар часто шел на поводу у тех своих друзей, в чьих услугах нуждался. Вследствие такого подхода в беседах с разными людьми он вставал на разные точки зрения и порой позволял себе антисемитские и женоненавистнические высказывания (за которыми на деле не стояли ни ненависть, ни сексизм).

Все поведение Ренуара говорит о том, что он не испытывал неприязни к евреям. Напротив, он тесно общался со своей невесткой еврейкой Бланш-Мари Ренуар[29]29
  Bailey. Renoir’s Portraits. P. 106.


[Закрыть]
, среди его друзей и покровителей были евреи, в том числе Бернхаймы, Каэн д’Анверы, Эфрусси, Фульд, Альфен, Мендес и Натансон. Более того, Ренуар стал единственным импрессионистом, который часто (пятнадцать раз) выставлял свои работы у парижских торговцев евреев Бернхаймов – как по ходу «дела Дрейфуса», так и после. И все же изворотливая натура Ренуара, его стремление манипулировать другими, непостоянство взглядов, а также эпоха, в которую он жил, заставляли его в разговорах с убежденными антисемитами (например, с Дега и Жюли Мане) время от времени позволять себе нелицеприятные высказывания, с единственной целью – не испортить сложившиеся отношения. При этом в своем поведении он никогда не был антисемитом.

Сексизм также был обыденным явлением в эпоху Ренуара. Большинство французов и француженок придерживались патриархальных взглядов и относились к женщинам как к гражданам второго сорта. Францией много веков правили короли, но среди них никогда не было королевы-правительницы, несмотря на то что у королей часто рождались дочери. Особенно красноречиво сексистское отношение французов к избирательному праву для женщин: возможность голосовать они получили только в 1944 году. В Великобритании же женщины старше тридцати лет получили право голоса уже в 1918-м, а десять лет спустя и более молодых женщин уравняли в правах с мужчинами; в США избирательное право было предоставлено женщинам в 1920-м. Как минимум в девятнадцати других странах женщины получили право голоса между 1906 и 1942 годом[30]30
  Women’s Suffrage, http://teacher.scholastic.com/activities/suffrage/history.htm, accessed 1 December 2016.


[Закрыть]
.

В контексте всеобщего сексизма своих соотечественников Ренуар очень благосклонно относился к женщинам и как художник, и как человек. Среди коллег-импрессионистов самые тесные профессиональные связи возникли у него с художницей Бертой Моризо. Это была платоническая дружба, основанная на взаимной поддержке, для которой не важна была разница общественного положения и пола – разница между высокообразованной женщиной из высших классов и мужчиной-плебеем из семьи ремесленников. Дочь Моризо так пишет об их дружбе: «Месье Малларме и месье Ренуар были ее самыми близкими друзьями и постоянно навещали ее в четверг по вечерам»[31]31
  Manet. Growing Up with the Impressionists. 14 September 1898. P. 145.


[Закрыть]
. Ренуар и Моризо порой даже ставили рядом свои мольберты[32]32
  См.: White. Impressionists Side by Side. Morisot and Renoir. P. 212–257.


[Закрыть]
. Ренуар упорнее, чем все его современники, защищал творчество Моризо, как при жизни, так и после ее смерти. Своему агенту он писал: «Выставляйте мои работы рядом с такими художниками, как Моне, Сислей, Моризо и пр., – и я ваш человек, ибо это уже не политика, а чистое искусство»[33]33
  Ренуар – Дюран-Рюэлю, без места [Эстак], без даты [26 февраля 1882] // Venturi. Les Archives de l’impressionnisme. Vol. 1. P. 122.


[Закрыть]
. После смерти Ренуара в его коллекции было обнаружено несколько работ Моризо[34]34
  White. Impressionists Side by Side. P. 217.


[Закрыть]
. И тем не менее даже на пике своей дружбы с Бертой Моризо он писал, что «женщина-художница – это просто смешно»[35]35
  Ренуар – [Филиппу Бюрти], Кань, апрель 1888 // White. Renoir: His Life, Art, and Letters. P. 202.


[Закрыть]
. Впрочем, в то же самое время он, вопреки общественным нормам, поддерживал профессиональные амбиции не только Моризо, но и своей ученицы Жанны Бодо, а также попытки Рене Ривьер сделать карьеру певицы и притязания своей тайной дочери Жанны на наследство. Да, Ренуар был сложным человеком.

«Танец в Буживале» Ренуар создал в возрасте 42 лет, а аллегорию реки Соны, бросающейся в объятия Роны, – в 74 года. И из этих, и из других созданных им на протяжении шестидесяти лет образов видно, что Ренуар не был сексистом, напротив, он воспевал женскую сексуальность и красоту. Тем не менее некоторые критики и исследователи обвиняют его в сексизме на том основании, что он с большой чувственностью изображал обнаженных женщин[36]36
  См.: Herbert. Renoir’s Writings on the Decorative Arts. P. xii-xiii.


[Закрыть]
. При этом ни в его биографии, ни в его искусстве нет никаких свидетельств того, что он ставил женщин ниже мужчин. Более того, он шестьдесят лет пытался улучшить положение женщины в обществе, воспевая ее физическую привлекательность и ее ценность как личности. В этом смысле Ренуар является наследником Тициана и Рубенса, величайших художников прошлого, прославлявших женскую красоту. Ренуар пошел даже дальше своих предшественников эпохи Возрождения и барокко, поскольку в его распоряжении были присущая импрессионистам свобода, теплая чувственная палитра, динамичный и яркий мазок, вольные и зыбкие формы. Обвинять Ренуара в сексизме – все равно что обвинять Тициана или Рубенса, поскольку все три художника посвятили свое творчество поискам того, как сделать женщину красивее и могущественнее, как вызвать к ней уважение. Итак, памятуя о сложном мировоззрении Ренуара, давайте перейдем к истории его жизни, понять которую нам помогут строки из его замечательных писем и писем его друзей.


Фотография Ренуара, подаренная им Моне. Ок. 1870. Музей Мармоттан, Париж. Фотограф неизвестен


Глава 1
1841–1877

Ренуар в возрасте до 36 лет.
Богемный лидер импрессионистов.
Натурщица Лиза и их тайные дети Пьер и Жанна

В ноябре 1861 года, когда ему было всего двадцать лет, Ренуар принял одно из самых важных решений в своей жизни: он поступил учиться в парижскую мастерскую швейцарского художника Шарля Глейра. На фотографии примерно тех лет Ренуар запечатлен серьезным, вдумчивым молодым человеком. Мастерская Глейра была одной из многих в составе Школы изящных искусств (финансируемого за счет государства художественного учебного заведения в Париже), где, занимаясь живописью и рисунком, студенты изучали анатомию и перспективу. В мастерской Глейра Ренуар познакомился с людьми, которые сыграли очень важную роль в его дальнейшей жизни. Примерно годом позже Ренуара в мастерской Глейра начали заниматься сначала Альфред Сислей (в октябре 1862 года), потом Фредерик Базиль (в ноябре) и, наконец, Клод Моне (в декабре)[37]37
  Групповой портрет «Сорок три художника в мастерской Глейра» // Bailey. Renoir’s Portraits. P. 88–89. Pl. 1. Ренуар, в профиль, стоит справа, в четвертом ряду сверху, третьим слева.


[Закрыть]
. К 31 декабря 1862 года они уже крепко сдружились и вместе праздновали Новый год в парижском доме Базиля[38]38
  Kropmanns. Renoir’s Friendships // Renoir: Between Bohemia and Bourgeoisie. P. 242.


[Закрыть]
. Через друзей по мастерской Ренуар познакомился с Полем Сезанном и Камилем Писсарро, которые учились по соседству, в Швейцарской академии. Эти художники не только сделались пожизненными друзьями Ренуара, но и сыграли важнейшую роль в его творческом становлении. Пару лет спустя Ренуар также сдружился с Эдуардом Мане и Эдгаром Дега. Благодаря им он впоследствии познакомился с двумя художницами, Бертой Моризо и Мэри Кассатт. К началу 1870-х все эти художники образовали ядро течения, получившего название импрессионизм. За счет общительности и обаяния Ренуару, несмотря на его скромное происхождение, удавалось заводить многочисленные знакомства. От новых друзей-художников его отличало то, что только он один был родом из семьи ремесленников. Другие принадлежали к более высоким классам общества, а значит, могли похвалиться лучшим образованием и более широкими связями в мире искусств. Базиль, Кассатт, Дега, Мане, Моризо и Сислей принадлежали к высшему классу, Сезанн, Моне и Писсарро – к среднему. Ближе к сорокалетию Ренуар подвел итог годам своего ученичества: «Не имея богатых родителей и желая стать художником, я начал с ремесла: фарфор, фаянс, шторы, росписи в кафе»[39]39
  Renoir. Ecrits et propos sur l’art. P. 271.


[Закрыть]
. И хотя Ренуар начинал как ремесленник, его более состоятельные друзья не считали, что низкое происхождение умаляет его художественное дарование. С самых первых лет дружбы с ними Ренуар не стыдился просить о помощи, если ему не на что было купить краски или еду или негде работать и ночевать, – и они неизменно проявляли щедрость, порой относясь к нему как к родственнику. От других Ренуара отличало не только скромное происхождение, но и нервность, которую обострял его статус отщепенца. Тем не менее он пользовался неизменной любовью окружающих, многие испытывали к нему неподдельное уважение. Эдмон Мэтр, друг Базиля из числа богатых буржуа, а также приятель молодого художника Жак-Эмиля Бланша, был удивлен и восхищен тем, что человек столь низкого происхождения и с таким нервическим характером способен проявлять твердость и работоспособность. Бланш цитирует слова Мэтра о Ренуаре, которому тогда был 41 год: «Когда Ренуар в хорошем расположении духа, что большая редкость, и когда он дает себе волю, что еще бо?льшая редкость, он говорит с отменным красноречием, на удивительном, своеобразном языке, который не вызывает отторжения у культурных людей. Кроме того, характеру его присуща такая неподкупная честность и такая бесконечная доброта, что мне всегда приятно слушать его разговоры. При ближайшем рассмотрении видно, что он наделен большим здравым смыслом, да, здравым смыслом и скромностью; очень тихо и невинно он с упорством пишет свои такие непохожие друг на друга, такие тонкие работы, от которых у будущих знатоков голова пойдет кругом»[40]40
  Эдмон Мэтр. Цит. по: Бланш – отцу, доктору Бланшу, Дьепп, август 1882 // Blanche. P?che aux souvenirs. P. 441.


[Закрыть]
.

Происхождение Ренуара было даже скромнее, чем представлялось Мэтру: дед художника родился в 1773 году, в правление Людовика XV, в городе Лимож в центральной части Франции, и его новорожденным оставили на ступенях городского собора. То, что дед Ренуара был подкидышем, возможно, объясняло особое сочувствие художника и к своим, и к чужим незаконным детям. В свидетельстве о рождении деда написано: «В год от Рождества Господа нашего 1773-й, восьмого числа января месяца был крещен… новорожденный подкидыш мужского пола и наречен именем Франсуа»[41]41
  Hugon. Les A?eux de Renoir et sa maison natale. P. 454.


[Закрыть]
. Подкидышам, как правило, давали фамилию приемных родителей. Этого ребенка взяли к себе люди по фамилии Ренуар – писалась она Renouard. Через двадцать три года, когда Франсуа женился, писец попросил его назвать свою фамилию. На момент венчания в 1796 году ни Франсуа, ни его невеста не знали грамоты. Франсуа произнес свою фамилию вслух, а писарь записал ее как Renoir – так возникло новое семейное древо, потому что людей с такой фамилией в Лиможе прежде не было[42]42
  Разные варианты написания фамилии – Renouard, Reynouard и Renoir – обнаруживаются в договорах на аренду жилья, школьных документах и письмах друзей до того момента, когда, достигнув пятидесятилетнего возраста, художник прославился. См.: Мадам Бланш – доктору Бланшу, Дьепп, 18 сентября 1879 // Blanche. La P?che aux souvenirs. P. 440–441 (там фамилия написана как «Renouard»).


[Закрыть]
. На момент вступления в брак двадцатидвухлетний Франсуа был сапожником – изготавливал деревянные сабо. Его невеста Анна Ренье, старше его на три года, происходила из семьи местных мастеровых: отец ее был плотником, а мать – швеей.


Ренуар в 1861 году. Фотограф неизвестен


Старший сын Франсуа (отец Ренуара), Леонар, родился в Лиможе в 1799 году, в дни Французской революции[43]43
  Портрет отца Ренуара см.: Dauberville. Vol. 1. Pl. 531. Пьер Ренуар продал этот портрет Воллару в 1917 г. за 12 тысяч франков. Портрет Леонара см.: Hugon. Les Aieux de Renoir. P. 454.


[Закрыть]
. Он стал портным по пошиву мужского платья. В возрасте 29 лет он женился на подручной портнихи, Маргарите Мерле, которой был 21 год, – она родилась в маленьком городке Сент[44]44
  Портрет матери Ренуара см.: Dauberville. Vol. 1. Pl. 324.


[Закрыть]
. Ее отец Луи также был портным и шил мужское платье, мать не работала. У родителей Ренуара родилось семеро детей, двое из них умерли в младенчестве. Художник стал четвертым из пяти выживших. Ренуар и трое его старших братьев и сестер родились в Лиможе. На момент появления Ренуара на свет Пьеру-Анри было девять (родился в феврале 1832 года), Мари-Элизе (или Лизе, родилась в феврале 1833-го) восемь, а Леонар-Виктору (или Виктору, родился в мае 1836-го) – четыре с половиной года[45]45
  Портрет Пьера-Анри см.: Ibid. Pl. 533. Ренуар писал Мари-Элизу в 1866 г. (Ibid. Pl. 426). Лиза, как и мать, стала портнихой. В 1864 году она вышла замуж за Шарля Лерэ, художника, разрабатывавшего рисунки для вышивальной канвы, а брат его был живописцем и в 1844–1879 гг. выставлялся на Салоне; см.: Patry. Renoir’s Early Career: From Artisan to Painter. P. 55–56. Ни одного портрета Виктора не известно. Он, как и отец, стал портным и женился на Эжени Малле, портнихе. Как и многие французские портные, некоторое время работал в Санкт-Петербурге.


[Закрыть]
.

Пьер-Огюста обычно звали просто Огюстом. В его свидетельстве о рождении написано: «Сего 25 февраля 1841 года, в 3 часа пополудни… Леонар Ренуар, 41 года от роду, портной, проживающий на бульваре Сен-Катрин [теперь это бульвар Гамбетта]… предъявил нам ребенка мужеска пола, нареченного Пьер-Огюстом, которого тем же утром произвела на свет… Маргарита Мерле, его жена, 33 лет»[46]46
  Свидетельство о рождении см.: Hugon. Les A?eux de Renoir. P. 454.


[Закрыть]
. На момент рождения художника его родители уже состояли в браке 13 лет. Они были католиками, и в день своего рождения Пьер-Огюст был окрещен в церкви Сен-Мишель-де-Лион.

Когда в мае 1845 года скончался дед Ренуара по отцовской линии, отец его перевез семью в Париж[47]47
  Анна Ренье, мать его отца, осталась в Лиможе с другими детьми и скончалась 23 апреля 1857 г.


[Закрыть]
. В то время многих провинциальных портных влекла французская столица, население которой еще не достигло миллиона[48]48
  Patry. Renoir’s Early Career. P. 55. В 1841 г. население Парижа составляло 935 261 человек.


[Закрыть]
. В путь семья отправилась единственным доступным видом транспорта – дилижансом. Они нашли себе жилище неподалеку от Лувра и протестантской церкви Тампль-де-л’Оратуар на рю Библиотек, теперь это Первый округ[49]49
  О Тампль-де-л’Оратуар см.: McDonald Parker R. Topographical Chronology // Bailey. Renoir Landscapes, 1865–1883. P. 269. О рю Библиотек см.: Bailey. Renoir’s Portraits. P. 104.


[Закрыть]
. Здесь в мае 1849 года, когда Ренуару было восемь лет, родился его младший брат Виктор-Эдмон (или Эдмон).

За год до рождения Эдмона, в возрасте семи лет Ренуар поступил в католическую школу Братства христианских школ, где проучился шесть лет. В то же время его взяли певчим в хор Шарля-Франсуа Гуно при церкви Сент-Эсташ в центре Парижа (с 1852 года Гуно был дирижером парижского хорового общества «Орфеон»). Хотя в молодости Ренуар и был учеником католической школы и певчим, в более поздние годы он, по словам его сына, «редко заходил в церковь, если заходил вообще»[50]50
  Renoir, Jean. Renoir. 1962. P. 147; 1981. P. 160.


[Закрыть]
.

В какой-то момент между 1852 и 1855 годом семью Ренуар выгнали из старой квартиры в связи с модернизацией города, которую проводил барон Осман[51]51
  Барон Жорж-Эжен Осман (1809–1891) получил от Наполеона III задание превратить Париж в современный город. Начатые им реформы продолжались с 1852 г. до конца века. Впоследствии, в своих статьях об искусстве, Ренуар отрицательно отзывался об этом новом Париже, который, по его мнению, создали машины, а не ремесленники. См.: Herbert. Renoir’s Writings on the Decorative Arts. P. 1–4.


[Закрыть]
. Следуя его плану, на месте старых узких грязных улиц и разваливающихся зданий создавали широкие, обсаженные деревьями бульвары с элегантными строениями и эффективной системой канализации. Ренуары переехали за несколько кварталов от старого жилища, в дом 23 по рю д’Аржантёй, сегодня это Первый округ. В документации на квартиру есть запись, что портной мужского платья «L?onard Raynouard» снимал комнаты на пятом и шестом этаже (по нашей системе – на шестом и седьмом). Сохранилось и описание здания: «В нем имеются магазин и тридцать три сдающихся внаем квартиры для заводских и строительных рабочих со скромным достатком»[52]52
  Архивная запись, цит. по: Bailey. Renoir’s Portraits. P. 272. N. 7.


[Закрыть]
. Родители Ренуара и пятеро их детей занимали три небольшие комнаты на пятом этаже. На шестом, по всей видимости, находились ателье Леонара и мастерская Маргариты[53]53
  Средний дневной заработок парижского портного около 1850 г. составлял 3,6 франка, на 20 сантимов меньше, чем у парижского рабочего. См.: Patry. Renoir’s Early Career. P. 55.


[Закрыть]
. В этом доме Ренуары прожили до 1868 года, после чего родители вышли на пенсию и переехали в пригород Парижа Лувесьен. То, что детские годы Ренуар провел совсем рядом с Лувром, стало счастливым совпадением – с 1793 года по выходным доступ в великий музей был свободным, художники же могли приходить туда бесплатно в любой день недели.

Старший брат Ренуара Пьер-Анри продолжил семейную традицию и стал ремесленником. Под руководством Самуэля Даниэля, пожилого ювелира-еврея, он обучился огранке драгоценных камней и изготовлению медалей. Даниэль взял Пьера-Анри под свое покровительство, познакомил со своей сожительницей Жозефиной Бланш, швеей, и с их (незаконной) дочерью Бланш-Мари Бланк, которая была на девять лет моложе Пьера-Анри. Даниэль был законным опекуном Бланш (tuter datif), семья проживала по адресу: рю Нёв-Сент-Огюстен, 58. В июле 1861 года Пьер-Анри и Бланш поженились, – соответственно, у Ренуара появилась невестка, которая была одновременно и незаконнорожденной, и еврейкой по отцу[54]54
  «Свидетельства [Жана] Ренуара сохраняют свою ценность, в частности и его намек на то, что его тетя Бланш, о которой художник высказывался с такой симпатией, была еврейкой» (Bailey. Renoir’s Portraits. P. 106). См. также: Bailey. Renoir’s Portrait of his Sister-in-Law. P. 686.


[Закрыть]
. В 1879 году Даниэль отошел от дел, и Пьер-Анри унаследовал его граверную мастерскую. К этому моменту он уже приобрел известность как специалист по гравировке переплетающихся орнаментов, а еще в 1863-м он опубликовал руководство по созданию монограмм, которое четыре года спустя было переведено на английский и вышло под названием «Полное собрание цифр и инициалов»[55]55
  Английское издание: Manthey, Stephanie. Chronology // Renoir: Between Bohemia and Bourgeoisie. P. 276. [Renoir, Pierre-Henri]. Collection complete de chiffres et monogrammes, 1863, designed and engraved by H. Renoir, pupil of S. Daniel, engraver, 58 rue Neuve St-Augustin // Paris, Bibliotheque Nationale de France, Departement des Estampes et de la Photographie; Patry. Renoir’s Early Career. P. 72. Fig. 14.


[Закрыть]
. Пьер-Анри впоследствии написал и опубликовал еще две книги[56]56
  Bailey. Renoir’s Portraits. P. 272. N. 7, 12.


[Закрыть]
. Все обращения художника Ренуара к письменному слову – в 1877, 1884 и 1911 годах – были вдохновлены примером старшего брата.

В 1854 году, когда Ренуару было 12 или 13 лет, ему пришлось, по семейным денежным обстоятельствам, бросить школу и найти работу. Родители решили, что он, как и Пьер-Анри, должен стать ремесленником; не исключено, что наниматель Анри дружил с Теодором и Анри Леви, владельцами мастерской Леви, которые были известны как «производители бронзовых изделий» и «художники, декораторы и позолотчики по фарфору»[57]57
  Patry. Renoir’s Early Career. P. 57.


[Закрыть]
. Ренуар проявил себя художественно одаренным юношей, а семья его происходила из Лиможа, города, известного своим фарфором, – в результате родители решили, что он сможет расписывать фарфоровые вазы, чашки и тарелки. В смысле необходимых навыков, эта работа была очень близка к станковой живописи, подмастерья становились умелыми художниками. Кроме того, они могли заработать значительно больше, чем 3,6 франка в день – таков был средний доход портного[58]58
  Ibid. P. 56. Чтобы дать некоторое представление о сравнительной ценности франков и долларов во времена Ренуара: в 1850 г. 1 франк равнялся 3,23 доллара (в долларах на 2013 г.), в 1860-м – 2,54 доллара, в 1900-м – 3,03 доллара, в 1910-м – 3,44 доллара, в 1914-м – 2,82 доллара, а в 1920-м – 0,82 доллара.


[Закрыть]
. Ренуар поступил подмастерьем в мастерскую братьев Леви в доме 76 по рю Фоссе-дю-Тампль (нынешней рю Амело, Одиннадцатый округ), где, по всей видимости, проработал четыре или пять лет, до 1858 года[59]59
  Ibid. P. 57.


[Закрыть]
. В годы ученичества Ренуар копировал картинки в стиле рококо – цветы и фигурки. В те времена картины Ватто, Фрагонара и Буше пользовались большой популярностью, ряд их работ незадолго до того был приобретен Лувром[60]60
  Лувр приобрел картины Ватто, Фрагонара и Буше в 1849, 1852 и 1855 гг. (Manthey. Chronology. P. 276).


[Закрыть]
. Ренуар сохранил на память несколько своих фарфоровых изделий, например «две вазочки, украшенные букетами и с инициалами „ОР“, датированные 1855 годом»[61]61
  Patry. Renoir’s Early Career. P. 58; про две вазочки см.: P. 72. Fig. 15.


[Закрыть]
, а также детально проработанные карандашные рисунки, например «Птицы и тамбурины»[62]62
  Dauberville. Vol. 1. Pl. 654. Один из рисунков 1858 г. находился в собрании племянника Ренуара Эдмона Ренуара-младшего.


[Закрыть]
. Сохранил он и пару подсвечников в форме ваз, с обнаженными фигурами с одной стороны и щитами с другой, а также три карандашных наброска к ним[63]63
  Patry. Renoir’s Early Career. P. 58; об одном из подсвечников и рисунков см.: Ibid. Fig. 17–20.


[Закрыть]
. Несколько лет спустя, когда в фарфоровое производство пришла индустриализация, Ренуар лишился работы и начал зарабатывать тем, что расписывал ширмы и оконные шторы – по тюлю, коленкору и вощеной бумаге, для квартир, лавок и пароходов. Два года он работал на некоего месье Жильбера, проживавшего по адресу: рю дю Бак, 63, неподалеку от Школы изящных искусств на левом берегу Сены[64]64
  Ibid. P. 61. См. также: Didot-Bottin. Annuaire-Almanach du commerce, 1859.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12