Азеф Ивона.

Враждебный сигнал. Киберрассвет



скачать книгу бесплатно

Лишь мертвые дождались конца этой войны.

Платон

© Азеф Ивона, 2017


ISBN 978-5-4485-3644-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Конец 2029 года

Человек в военной форме, достиг завода под Железногорском. К тому заводу, что производил спутниковые навигационные системы и радиооборудование. Ретрансляторы – это был очень важный элемент цепи по спасению людей. Его нужно было добыть любой ценой. Мелкими перебежками с максимальной осторожностью, главное, чтобы никто не увидел. Если его поймают, это будет конец, будет крах всей системы, всего плана, а сколько людей погибло на пути к этой к этой цели, к этому оборудованию. У них больше никогда не будет шанса, шанса возродить человечество каким оно было прежде. Сейчас главное не попасться, и, конечно же, найти высокочастотный ретранслятор, а лучше несколько, вот это будет настоящая удача. Сигналы, надо заглушить сигналы… только это было в голове у человека в военной форме.

Он ускорил темп, и начал немного прихрамывать, сказалась старая травма, но надо спешить. Возможно уже сейчас, в эту самую минуту люди электронного патруля идут за ним.

Человек в черном пробрался через окно во внутрь здания одного из лабораторных корпусов. Он оказался в каком – то кабинете. Человек в черном осмотрелся, пытаясь привыкнуть к темноте. Ничего не было видно, а тем более было непонятно, где он вообще находится. Он достал из кармана сверток – это был карта. Вытащил фонарь, посветил на карту. Нужно было понять, где он находится. Тот человек, который тут когда-то работал, все описал с достаточной ясностью и пониманием. Человек в военной форме еще немного посмотрел на карту для понимания в каком конкретном месте он находится, как и куда надо двигаться дальше.

И надо бежать, надо бежать. Возможно электронный патруль уже идет за ним, возможно в тот самый кабинет, где он сейчас находился.

Человек в военной форме вышел из кабинета, прошел дальше по коридору, свернул налево. Передвигаясь, видел только электронные замки, но где – то был тот, который нужно было открыть тем самым ключом. Который дал ему связной. Он поднялся по лестнице на второй этаж, и продолжил поиски. Нужно успеть, ведь так не может продолжаться, мы не можем терять главное достижение цивилизации, нашей планеты – нас людей, поэтому надо искать.

2021 год

Как же быстро эта инфекция охватила весь мир. Чума пришла оттуда откуда ее совсем не ждали. Это не было каким – то смертельным заболеванием, птичьим гриппом, третьей мировой войной и даже не зомби апокалипсис, пестривший со всех киноафиш.

Россию, как и мир в целом охватила глобальная техническая революция. Высокотехнологичные устройства, управляемые искусственным интеллектом, завладели умами, глазами, руками и телами людей, миллионов людей. Каждый мог позволить себе часть того электронного мира, который обещал много соблазнительного, яркого, интересного, незабываемого, приравнивающего к модному обществу.

Все началось в конце 2020 года.

Все высокотехнологичные устройства – телефоны, планшеты, ноутбуки с оригинальным программным обеспечением были настроены на глобальную перезагрузку, которая предполагала, замену всего старого программного обеспечения на новое с удалением старых данных.

Тогда же и был зарегистрирован первый случай интеграции. Так, в последствии, назвали новое заболевание. Одной из первых волн интеграции была волна в Австралии – на тот момент самой продвинутой в области высокотехнологичных устройств. Уровень жизни в этой стране был самым высоким и высокотехнологичные устройства мог позволить себе каждый. Поэтому эта страна первой попала под волну интеграции, и в силу своей удаленности, слишком поздно весь остальной мир узнал про эту болезнь. Сбой в обновлении программного обеспечения произошел вследствие того, что старые данные не удалились из удаленных баз данных на серверах глобальной сети интернет, и начали подменять собой новые. А то и вовсе высокотехнологичное устройство самостоятельно выбирало данные, которые нужно вывести на монитор.

Интеграцией было принято считать психо – физическое заболевание на фоне которого, человек отказывался покидать виртуальный мир, в который он входил с помощью высокотехнологичного устройства, и искусственный интеллект, всецело заменял собственно человеческий. Жертва не осознавала реальности происходящего, большинство людей переставало выходить из дома, все было доступно по интернету, весь мир.

К концу две тысячи двадцать девятого года большинство людей были поражены интеграцией, кто – то в большей, кто – то в меньшей степени, кто – то начинал осознавать, а кто – то нет. И те, кто не мог понять свою зависимость, очень скоро оказывался в сетях искусственного интеллекта, выход из которых был только один.

2023 год

На саммите Всемирной организации здравоохранения российские ученые представили доклад о так называемой интеграции, степенях погружения человека в среду искусственного интеллекта, о тяжести вывода жертвы из интеграции. И впервые российским ученым удалось установить степени овладения интеграции человеком. Последующее название интегрированного, то есть заболевшего человека, было жертва.

Первая стадия, она же нулевая представляла собой желание жертвы купить высокотехнологичное устройство, а также саму покупку.

Десять процентов интеграции составляли действия жертвы по установке и обновлению программного обеспечения высоко технологичного устройства.

Двадцать процентов интеграции представляли собой использование жертвой какого либо программного продукта, и внедрение его в свою жизнь, как например социальные сети, покупки, оплата счетов через интернет, игры и развлечения.

Пятьдесят процентов интеграции, это когда жертва постоянно, где – то в метро, в машине, или в свое свободное время не может оторваться от монитора высокотехнологичного устройства, при этом выполняя повседневные жизненные функции.

После происходит практическое поглощение. Когда жертва перестает контактировать с другими людьми. Все больше времени жертва проводит перед монитором, то есть с контактирующей поверхностью высокотехнологичного устройства. Жертва становиться раздражительной, ухудшается слух, зрение, а точнее оно сосредоточено только на близко расположенных объектах, трещины в капелярах глаз, ухудшается обоняние, начинается зуд во всем теле, выпадение волос, ассоциальность личности становится более выраженной и острее. Вывод из данной стадии осуществляется только при помощи медикаментов, сильных успокоительных и препаратов, восстанавливающих иммунную и нервную систему.

На последней стадии жертва абсолютно выпадает из мира живых людей, не выходит из дома, не включает свет, как правило, сидит там, где есть возможность подключить зарядное устройство к электричеству, и не важно, где находится источник энергии квартира, туалет, машина, кафе, улица, главная цель жертвы – быть на связи с высокотехнологичным устройством и себе подобным. Когда у жертвы заканчиваются деньги для выхода в интернет, то жертва занимает их у таких же жертв – собеседников, у тех с кем поддерживает постоянный электронный контакт, когда у жертвы нет денег и никто из собеседников не хочет или не может занять, жертвы самостоятельно покидает место контакта с высокотехнологичным устройством и выходит на улица для того, чтобы совершить разбойное нападение и отобрать деньги у другого человека. Нередки были случаи взлома банкоматов, ограбление касс ресторанов, кинотеатров. После чего жертва как ни в чем не бывало возвращается к месту контакта с высокотехнологичным устройством.

Последняя стадия, как выяснилось позже, характеризовалась не только психо – эмоциональными изменениями в личности человека, она носила очень неожиданный исход даже для самих ученых.

В связи с чем ученые, занимавшихся проблемой высокотехнологичных устройств и взаимодействия с ним человека не могли не отметить возрастание криминогенной обстановки как в России так и в мире в целом, где широко распространено использование высокотехнологичных устройств.

На основании доклада российских ученых на всемирной конференции Международной организации здравоохранения в две тысячи двадцать третьем году, были приняты некоторые постулаты, в направлении которых необходимо развиваться странам с повышенным использованием высокотехнологичных устройств и влияния этих устройств на жизнь человека. Был предпринят ряд мер по сдерживанию негативного влияния высокотехнологичных устройств на людей, в частности на детей, ведь в развитых странах детям с трех лет уже полагалось иметь модный гаджет. В ряде стран ввели запрет на использование высокотехнологичных устройств детям до восьми лет, родителей, нарушавших данный запрет, ждал большой штраф, или исправительные работы, в зависимости от количества нарушений.

Все было бы так безоблачно, если бы не крупнейшие корпорации по производству телефонов, планшетов, ноутбуков и новейшего программного обеспечения, которые терпели многомиллионные убытки после каждой такой конференции, и конечно же корпорации были против различных ограничений продаж своих товаров и всяческих режимов по их использованию.

Крупнейшие высокотехнологичные корпорации, напротив, еще больше расширяли рекламные компании по продвижению своей продукции, снижали цены, рассказывали людям как высокотехнологичные устройства упрощают жизнь человека, только прикоснись пальцем к теплому экрану. Одно нажатие и твоя жизнь измениться – пестрили яркие таблоиды с полураздетыми красавицами, едой, музыкой. И действительно, одно нажатие и жизнь менялась, она и правда менялась и менялось все вокруг.

Она менялась с такой скоростью, что человек не мог понять, что он стал жертвой интеграции, и с такой силой, что невозможно вернуть себя из этих изменений.

Начало 2021 года

Соседи одного из московских многоэтажных дома вызвали полицию. В дежурную часть поступила информация о том, что в одной из квартир происходит что – то непонятное, а точнее тишина сменялась монотонным еле слышным воем. Когда на место вызова прибыл участковый, то две заурядные бабушки объяснили ему, что в квартире, откуда доносится вой, живет девушка Аня, студента.

Аня была спокойной девушкой, не устраивала вечеринки, иногда к ней заходили подруги, приезжали родители, и вот уже два года Аня никому из соседей не доставляла хлопот и неудобств.

Две пожилые соседки забеспокоились, когда посреди учебного года Аня вдруг исчезла, а точнее перестала попадаться на глаза соседкам. Все бы ничего, Аня могла срочно уехать к родителям, заболеть, но все же этот прерывистый вой в квартире не давал покоя соседкам.

– Что произошло, от вас был вызов? – спросил участковый у одной из соседок.

Соседки испуганно переглянулись.

– Там, девочка, Аня, может что – то произошло, она давно не выходит, ну по крайней мере, я не видела ее уже месяц точно, а ведь я раньше ее каждый день видела, она то и дело с учебы, на учебу, родители у не такие хорошие, а тут вот нет ее и все, и стучали и звонили, не отвечает, – быстро начала тараторить одна и соседок, и медленно начала подниматься на второй этаж к квартире, где жила Аня.

– Я понял вас, – перебил ее участковый, и пошел за ней, – а в полицию зачем позвонили, может она у родителей, или съехала совсем, может болеет, что тут такого?

– Ну как же она могла съехать, ну когда, никто из нас не видел, а вещей то много, вон холодильник они купили, незаметно бы не вынесли, да и оплатили они за квартиру на год вперед, – опять быстро заговорила соседка, а вторая только поддакивала и кивала головой.

Капитан вместе с соседками уже стояли около Аниной квартиры.

– Хорошо, сейчас во всем разберусь, – сказал соседкам участковый, и позвонил в квартиру Ани.

Тишина. Капитан еще раз позвонил, обернулся, посмотрел на соседок, те отвели взгляд. Тишина. Капитан еще раз позвонил. Тишина.

– Я думаю, в квартире никого нет, свяжусь с хозяевами квартиры и узнаю, может Аня действительно уехала, – резюмировал капитан, и повернулся к лестнице, уже собирался спуститься.

В квартире протяжно и не очень громко прозвучал странный звук, похожий на то, как скулит собака. Участковый замер, посмотрел на соседок, те только развели руками.

Капитан, повернулся к двери, еще раз позвонил, но стояла полная тишина. В квартире явно что – то происходило.

– У вас есть топор или лом, – обратился к соседкам капитан, – хозяева квартиры не особо беспокоятся об имуществе их арендаторов, замок хлипкий, думаю, смогу отогнуть.

– У меня есть топор, сейчас принесу – отозвалась соседка.

Жила она этажом ниже, долго ее ждать не пришлось, за это время капитан позвонил еще в квартиру Ани, но стояла тишина.

– Вот держите, – соседка протянула топор участковому.

– Отойдите, – скомандовал участковый, – и не входите в квартиру.

Капитан, просунул топор между дверью и дверным косяков, повернул, ударил коленом по топору, раздался звон, замок поддался, и дверь открылась. Капитан отдал топор соседкам, а сам медленно открыл дверь и переступил порог квартиры.

– Полиция, здесь кто – то есть?! – сказал громко вовнутрь капитан.

Тишина.

Участковый медленно продвинулся вглубь по коридору. Прошел мимо ванной комнаты, заглянул на кухню, комната просматривалась из коридора, поэтому обходить ее все не было смысла. Небольшой беспорядок в стандартной студенческой однушке, ничего странного. Вдруг протяжное мычание за спиной капитана. Он медленно повернулся. Звук доносился из ванной комнаты. Участковый потянулся рукой к кобуре, вытащил пистолет, медленно приблизился к ванной комнате, свет в ней горел, но через щель видно было совсем немного пространства, но движения не было. Капитан открыл дверь и его чуть не вырвало.

Сначала капитан не понял, что вообще перед ним происходило. Через пару секунд к нему начало приходить понимание. В самой ванне, как не сложно было догадаться, находилась Аня, но она была странном состоянии. Цвет кожи у Ани был бледный, руки дрожали, волосу почти выпали и были разбросаны по ванной комнате, и самое странное было, что перед глазами Аня держала телефон настолько близко, что синий цвет экрана полностью освещал ее бледное лицо и кровавые растресканные белки глаз.

Капитан не заметил сколько времени он наблюдал за Аней, начал понемногу приходить в себя. Он убрал пистолет в кобуру. Приблизился к ванне.

– Аня, – капитан позвал.

Но Аня, даже не обратила на него никакого внимания.

– Аня! – громче позвал капитан, и никакой реакции.

Тогда участковый принял решение помочь ей. Капитан подошел ближе, взял Аню за свободную руку, и сразу же потянулся второй рукой и взял Аню за руку, в которой был телефон и потянул на себя, так, что телефон выпал из телефона зрения Ани. В этот момент прозвучало то самое мычание, и Аня резко перевела свой взгляд на капитана. В ее глазах не было связи с внешним миром, он был безжизненным и агрессивным, едва ли можно было узнать Аню. Капитан многое повидал на службе в полиции, но Аня заставила его испугаться по – настоящему. Аня смотрела на него и мычала, мычание перешло в рык и она резко подвинулась к участковому. Капитан, продолжая держать Аню за руки отпрянул от нее, скрещивая ее руки своими руками перед собой, так чтобы защититься от Аниных зубов и удара головы. Она пыталась вцепиться в лицо капитана, и одновременно дергалась в сторону. Сначала капитан думал она хочет что – то схватить, чтобы ударит его, но в какой – то момент он понял, что Аня тянется за телефоном, который был до сих пор сжат в ее руке, и притягивал ее взгляд своим светящимся экраном. Капитан вдруг понял….. он своей рукой начал водить рукой Ани у нее перед лицом так, что она следила за экраном телефона и переставала рычать, даже не обращая внимание на участкового, и то каким образом телефон появляется у нее перед лицом.

Так происходило около минуты, но нужно было заканчивать это представление, да и соседки уже испуганно переминались у входной двери в квартиру Ани.

Капитан, начал отходить назад, так чтобы Аня попятилась на него. Его план был прост – нужно было вытащить Аню из ванны, но так, чтобы телефон. Раз уж он ее успокаивает, находился как можно дольше перед ее глазами. Она должна выйти из ванны в комнату, там он наденет на нее наручники и вызовет патрульную машину или психушку, кто быстрее приедет.

Капитан так и сделал, и его план работал на полную катушку, но врядли он мог подумать, что высокотехнологичное устройство может пошутить и с ним. Уже выйди из ванны, и, увлекая за собой Аню, полицейский услышал несколько звуковых сигналов из динамика Аниного телефона. Сначала капитан не обратил внимание на них, до тех пор, пока звук не повторился. А потом еще раз, и еще. Капитан посмотрел на телефон, и его ожидания подтвердились, заряд батареи телефона кончился, и телефон последними силами напоминал об этом.

Тихим рычанием напомнила о себе Аня, капитан повернул голову, так что его лицо было напротив ее лица. Она уже раскрыла рот, чтобы вцепиться в лицо участкового, и в этот момент капитан откинул Аню от себя. Она отлетела в конец коридора к входной двери. Полицейский отскочил назад в комнату, на ходу вытаскивая пистолет из кобуры.

В другом конце коридора произошло что – то непонятное. Аня не совсем похожая на Аню, оказалась не менее ловкой чем полицейский. Упав по инерции на спину, Аня быстро перевернулась и встала на четвереньки, выгнула голову вперед – вверх, четко прицелившись на капитана, сделала два шага вперед.

– Аня, стой! – громко скомандовал полицейский.

Но Аня, не слышала его, да и глупо было надеяться на это после всего увиденного, но капитан действовал строго по инструкциям, нельзя просто так взять и выстрелить в человека, а Аня, во что бы она не превратилась сейчас, была человеком. И поэтому он снова скомандовал:

– Аня, стой, не надо, я буду стрелять!!!

Опять громко скомандовал капитан и наставил пистолет в сторону Ани. Аня сделала еще шаг на четвереньках, отклонилась назад и рывком прыгнула на капитана. Прозвучал выстрел, Аню, отбросило назад в сторону ванной комнаты.

Участковый был в замешательстве, в подъезде послышался шум, наверное, соседки убежали с криками или еще кто – то проходил мимо, не было времени выяснять, что там происходит в процессе потасовки с Аней.

Капитан подошел к Ане, она лежала в дверном проеме на полу, протяжно подвывала, похоже было на плач, но она была жива, участковый с облегчением выдохнул. Капитан прострелил Ане бедро. Кажется, она немного успокоилась, но состояние ее от этого лучше не стало.

Участковый достал телефон и вызвал патруль и скорую помощь, при этом уточнил, что нарушитель спокойствия, скорее всего не в себе, и поэтому спустя минут десять к подъезду подъехала не только патрульная машина и скорая помощь, но и психиатрическая помощь.

Когда в Анину квартиру вошли коллеги капитана, он просто кивнул на Аню, те удивленно посмотрели на Аню, поморщились и поспешили уточнить детали у капитана.

Когда Ане сделали перевязку, санитары психиатрической неотложки уже ждали ее, и сразу же начали е осматривать. Психиатр осмотрел Аню, медленно, удивленно. После чего посмотрел на капитана и спросил: – Что с ней?

– Ну это же вы доктор, вот вы и скажите мне, – ответил капитан.

– Пока ничего не могу сказать, ее нужно увезти в стационар, – ответил он капитану.

– Вот и занимайтесь пациентом.

– На выход, – скомандовал доктор своим санитарам.

Они погрузили Аню на носилки и понесли в машину.

Тогда капитан еще не знал, что это только начало его познаний интеграции.

2025 год

На конференции Всемирной организации здравоохранения ученые из разных развитых стран признали, что интеграция носит характер эпидемии. Была приведена статистика заболевших и пострадавших от людей пораженных интеграцией.

Попытки снизить количество людей, использовавших высокотехнологичные устройства ничем не увенчались. Наоборот корпорации по производству технологичных устройств запустили масштабные рекламные акции, где к одному модному высокотехнологичному устройству в подарок давали второй. И, конечно же, потребители охваченные таким лакомым кусочком, рванули к магазинам за телефонами, ноутбуками, планшетами, стараясь купить как можно больше и больше получить ценных подарков, и плевать люди хотели на свое здоровье.

Ученые на всемирной конференции в очередной раз пытались создать оптимальные условия для сосуществования высокотехнологичных устройств и людей. Да именно оптимальные условия, безопасное существование двух интеллектов, где один точно уже побеждал.

В докладах на всемирной конференции звучала неутешительная статистика. Приводились данные о том, сколько тысяч людей были помещены в психиатрические больницы, сколько находится в коме, сколько стали агрессивными жертвами, вследствие полной интеграции и физических изменений, связанных с ней. Намного острее ставился вопрос об участившихся столкновений жертв интеграции и нормальных людей. Интегрированные жертвы нападали на здоровых с целью грабежа, кражи еды, и нередки были случаи, окончившиеся смертью либо нормальных людей, либо жертв интеграции.

Ко времени проведения этой конференции Всемирной организации здравоохранения. Во многих странах действовал запрет на продажу моделей высокотехнологичных устройств, негативное влияние на человека которых было доказано, запрет на продажу и покупку детям младше десяти лет, лицам с расстройством психики, поэтому при покупке необходимо предъявлять паспорт, и продавец в магазине имел право проверить человека в базе, состоявших на учете в психиатрических учреждениях.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3