Ясмина Сапфир.

Конкурс попаданок, или Кто на новенькую



скачать книгу бесплатно

Арина теребила русалочьи волосы и всем своим видом показывала, что надеялась провести эти несколько минут намного веселее и интересней. Руслана сжала кулаки, Света чуть заметно скривила губы. Галя – шатенка с зелеными глазами – исследовала свой идеальный маникюр. Татьяна – брюнетка с ногами от ушей и соблазнительной родинкой над верхней губой изучала фрески на потолке. Все остальные тоже больше интересовались интерьером, ажурными узорами на колоннах, чем Ларрисом. Становилось очевидным – очень скоро мы начнем сражаться не за то, чтобы понравиться принцу, а совсем наоборот.

Ну а что? Надел нам обещали. Неземной красотой обеспечили. Мы невесты хоть куда. Осталось доказать Ларрису, что мы совершенно не в его вкусе, и зажить придворной жизнью в свое полное удовольствие.

Зардис слабо улыбнулся, поймал мой взгляд и подмигнул, будто опять прочел мысли, поддерживал меня в коварных планах.

Хм… Странный он какой-то. Но, судя по всему, любят Зардиса тут намного больше, чем Ларриса. Хотя… это не показатель. Вон Фалькон уверен, что его одежда – верх совершенства. А нормальные люди на нее без черных очков и смотреть не рискнули бы.

Ларрис прошелся мимо «русских богинь» несколько раз, изучил лица и фигуры почище магов. Казалось, ему и одежда не помеха. Принц оценит прелести любой дамы с первого беглого взгляда. Мда-а-а. Избаловали мальчика. Ну да ладно. Главное, чтобы меня не выбрал. И Свету тоже. Я как-то вдруг и сразу прикипела к брюнетке. Да и подруга в высшем свете очень даже не помешает. Надо же с кем-то перемыть косточки другим дамам, обсудить достоинства кавалеров. Если тут вообще есть достойные кавалеры. Судя по Фалькону, магам и будущему монарху, нормальных мужчин в Вейливере острый дефицит.

Ларрис прохаживался мимо нас еще некоторое время, и женщины заметно теряли терпение. Арина принялась переступать с ноги на ногу. Света косилась в сторону двери – недвусмысленно так, словно вот-вот сорвется с места. Лариса не сводила с дивана страдальческого взгляда. Я как можно незаметней поигрывала мышцами ягодиц и ног. Слишком уж они затекли.

Фалькон бросал на нас хитрые взгляды и хранил молчание. Слуги некоторое время безучастно толпились возле дверей, но вскоре и им наскучила бесполезная пантомима. Мужчины принялись изучать наши прелести, прямо как принц и маги, а женщины – прически с нарядами. Если их вообще можно так назвать – ни собрать волосы, ни выбрать платье по вкусу ни одной из нас не позволили.

Когда я уже не надеялась, что ноги доживут до завтра, а Света принялась постукивать носком по полу, Ларрис приостановился, широким жестом обвел наши ряды и небрежно бросил Фалькону:

– Эти ничего. Только вот та брюнетка совсем мне не нравится. Отправьте ее восвояси. Надел уже приготовили?

Елена – та самая, «забракованная» Ларрисом брюнетка – не сдержала облегченного вздоха, но скорчила горестную мину, достойную Оскара. Наверное, на всякий случай. Остальные метнули на отставную соратницу по укрощению «заморского принца» завистливые взгляды.

Фалькон приобнял ее за талию и проводил к дверям со словами:

– Уверен, замок, небольшое поместье и немногочисленная прислуга утешит вас, моя дорогая. Только прошу вас, не плачьте слишком громко. Это может тронуть чувствительное сердце принца, и он захочет повторно рассмотреть вашу кандидатуру.

Голос шута так сочился издевкой и патокой, что Елена нервно хихикнула и поторопилась скрыться в недрах замка. Еще некоторое время до нас долетали ее смешки, не без примеси злорадства по отношению к тем, кого сочли «достойными» будущих смотрин.

Женщины оживились. Разглядывали себя, словно искали изъян, благодаря которому Елена так счастливо избежала конкурса и Ларриса. Принц-регент мазнул по нам рассеянным взглядом, посмотрел на Зардиса, который давился от смеха и горделиво произнес:

– Завтра же начнем отбор! Только самая достойная станет моей женой!

На секунду Ларрис задержался взглядом на Зардисе. И тут обнаружилось, что у сурового, неразговорчивого принца тоже есть чувство юмора. Зардис твердо кивнул брату, зазывно сверкнул глазами и застыл, как прежде. Ларрис крутанулся на пятках и вышел из зала. Слуги возле дверей выждали минутку, словно будущий монарх мог передумать, вернуться и отбраковать еще кого-то еще. Девушки замерли в надежде и предвкушении. Но чуда не случилось. Слуги неторопливо скрылись в коридоре.

– Мы все здесь такие недостойные, – шепнула мне Света, когда шаги принца и всех, кто его сопровождал, окончательно стихли.

Фалькон улыбнулся во все свои сорок зубов. Зардис хохотнул и в очередной уже раз метнул в меня короткий, красноречивый взгляд. Но не успела я перехватить его, прочесть, принц резко развернулся и стремительно покинул зал.

– Ну-с, девушки. Устраивайтесь поудобней. Я расскажу вам – в чем придется соревноваться за право назваться невестой принца, – радостно сообщил Фалькон.

– Ничто мы так плохо не делаем, как вот это вот! – уверенно произнесла Татьяна. – А как только перечислите, потренируемся еще! Ну что бы уж наверняка убедить принца в нашей ничтожности и негодности…

Лариса молча подскочила к дивану и плюхнулась на него с таким лицом, словно уже достигла катарсиса. Мы со Светой и остальными девушками последовали ее примеру.

Фалькон прошелся перед нами – один в один как принц Ларрис, даже выражение лица скопировал. Шут, что с него взять? Бровь приподнял, голову вздернул, руки сложил за спину, грудь выпятил колесом.

Узнали повадки будущего монарха все до единой «достойные претендентки». Лариса хихикнула. Света засмеялась в кулачок. Остальные присоединились – кто во что горазд. Я тоже не сдержалась. Фалькон остановился, сделал широкий жест, как Ларрис перед своим уходом, и произнес высокомерно-жеманным тоном: «Молодцы, что сразу послушались. Хорошие девушки». Да еще и голос изменил. Закрой мы глаза, подумали бы – все, не повезло, Ларрис вернулся. Опять начинается театр одного актера, отбраковка товара-2 так сказать.

Света толкнула меня локтем в бок, Галя опасливо покосилась на дверь. Фалькон довольно ухмыльнулся, крутанулся на пятках и сложил руки на груди, как Зардис. С минуту он копировал суровую физиономию принца и подмигивал мне так, словно страдает нервным тиком. И наконец-то зарядил лекцию, ради которой нас и оставил:

– В общем, конкурс – дело нехитрое. Хитрые тут мы. Вас ждут: один бал с принцем, одна поездка на охоту на сфинксов и королевских тиггов, один вечер в обществе монаршей семьи и один пикник на природе. В общем, ничего сложного. Главное, – он поднял палец вверх. – Чтобы вы показали все, на что способны, – и снова мне подмигнул.

Я невольно хихикнула. Света бодро закивала, а Руслана ударила кулаком о ладонь и ласково так произнесла:

– Не сомневайтесь, покажем. Даже больше, чем принцу хотелось бы.

Фалькон не расстроился, скорее вдохновился. Девушки принялись потрясенно переглядываться.

Их реакция не удивляла ни капли.

Ну ладно. Предположим, что шут существо сердобольное, где-то даже гуманное, и осознает – как сильно нам «хочется» замуж за высокомерного пижона без малейшего уважения к женщинам. Ведь Ларрису и в голову не пришло, что ни одна из нас не жаждет запереться в золотой клетке в компании такого павлина. Уж лучше тогда брак с Фальконом. С ним-то хоть не соскучишься. Выбросил блестящие вещи из шкафа, а еще лучше – сжег на заднем дворе замка – и наслаждайся тем, как муж пародирует всех вокруг. Но должен же шут понимать – долго без короля держава не продержится. Собственно, и без наследника тоже. Или Фалькон знает нечто такое, о чем не сообщил нам?

– Эм? Складывается впечатление, что вы не сильно расстроитесь, если у нас не получится соблазнить его высочество, – озвучила мои мысли Татьяна.

Фалькон огляделся так, будто собрался прятаться, картинно вжал голову в плечи, ухмыльнулся и важно поведал:

– А это, дорогие мои, государственная тайна. Но, если уж вам интересно… Принц обязан жениться до конца года. Кровь из носу, как у вас говорят… Иначе его отец, ныне здравствующий Дралько, лишит Ларриса прав на престол. И передаст их…

– Зардису? – сама не знаю почему имя второго принца сорвалось с языка.

Фалькон еще раз подмигнул мне, идеально копируя мимику Зардиса. Но приложил палец к губам и промолчал так многозначительно, что догадались, наверное, даже стены с колоннами.

Девушки переглянулись с пониманием. Становилось ясно – выбирал Фалькон именно тех женщин, что не готовы ради денег и статуса королевы жить с напыщенным идиотом. Терпеть все его замашки, требования и выходки. Почему-то, даже после нашей короткой встречи с принцем-регентом, я знала наверняка – таких у него немало.

– А-а-а… Вы точно обеспечите всех дворцом, землей и слугами? – с недоверием уточнила Лариса. Фалькон развернулся, в очередной раз прошелся перед нами в стиле Ларриса, сделал новый, широкий жест и торжественно объявил:

– Вы в нашем мире все равно, что богини. Это на Земле женщины из бывших стран союза – ломовые лошади на работе, хозяйственные козочки дома и ласковые кошечки в постели с мужем. Надел – меньшее, что полагается богиням за похищение королевским шутом. Таковы наши законы. Особенно если учесть, что вернуться домой вы уже не сможете. Король лично проследит за награждением «отставных невест». Он почему-то уверен, что женщины, вроде вас, исправят даже принца. Наши-то принцессы теряются, расстраиваются, плачут. А после вас любой мужчина сам обрыдается, если захотите… Верно же? – девушки – все как одна – утвердительно мотнули головами и Фалькон продолжил: – Я же рассчитываю на совершенно другой эффект. Хочу убедить Дралько, что принц Ларрис – безнадежен.

Фалькон скорчил мину, будто проглотил рюмку укуса и закусил острым перцем, вскинул голову и зарядил речь, время от времени переходя на фальцет:

– Моя королева, женщина его величества Ларриса должна воплощать идеал! Чтобы я каждый день любовался на нее, восхищался совершенством. А какой идеал, если кончик носа смотрит направо. Нет, налево еще хуже. Вдруг туда смотрит не только нос, а вся невеста? Разве может моя пара так громко смеяться? У меня ездовые атарры в конюшне ржут примерно так. Но я же на них не женюсь! Почему у нее глаза разного цвета? Ах, дело в освещении? И что с того? А вдруг на балу будет такой же свет? Как я гостям объясню, что моя королева – разноглазик? А у этой вообще брови густые! Вы посмотрите! Да у меня на голове волос – и то поменьше! А это что еще такое? Она же Р не выговаривает! Как это причем здесь выговор? У меня в имени две буквы Р. Представьте, как она будет называть меня перед фрейлинами, подругами и гостями? Кололь Лаллис? И что это я колол? Орехи, в свободное от управления державой время? А у этой? Это, что грудь? Нет, я все понимаю – плохая экология, скудная пища соседних стран, дурная генетика тамошних монархов… Но у моих лакеев – и у тех грудь внушительней. Если тренируются сражаться на мечах и метать магические шары. А где у этой талия? Нет, я не имею в виду талию платья! Вы мне на девушке талию покажите…

К концу представления Фалькона, мы ухохатывались на весь зал, воображая «коЛоля ЛаЛЛиса», что с видом эксперта критикует невест. И ведь убежден, что любая мечтает стать его женой! Любая!

Шут словно поймал мои мысли, внезапно превратился в Зардиса, посерьезнел и произнес с нарочитым облегчением:

– Бедные девушки! Принцесса обязана выйти за регента, если родители так решили. Хорошо, что брат их отверг. Не то войны с соседними державами не миновать. С Татарнией мы и так на ножах. Ларрис обещал устроить тамошнего принца в наш Университет боевой магии. Но когда увидел его, предложил вначале пройти краткие курсы «для вельмож, которые весят как их особняки» с последующим лишением еды на неизвестный срок. Халлем перестал с нами торговать, разорвал все договора. И я их понимаю! Ларрис заявил, что свежие фрукты, только что с дерева – червивые или гнилые. И все потому, что увидел одну грушу с коричневым пятном. Потом оказалось, что прилип листок. Я пытался объяснить соседям, что король не от мира сего и у него случаются временные галлюцинации. Темные пятна, черные дыры, белые дуры… Я про принцесс, что, действительно, боготворят брата и расстраиваются из-за его отказа всерьез. Но халлемцы не поверили. Я бы на их месте тоже не поверил. Дастарцы отказались поставлять свои ткани. Ларрис заявил, что даже паук в его спальне ткет кружева изящней. А Фиррея вообще до сих пор шлет возмущенные письма после того как Ларрис перебил всех тиггов на границе наших государств. Это такие хищники, похожие на гигантских волков из вашего мира. Размером с носорога примерно. Принц заявил, что любой, кто ступил на нашу землю даже лапой, даже хвостом махнул, даже усом, считается диверсантом и нелегалом. Я-то в курсе, что Ларрис с детства боится тиггов, как огня. Даже кошмары видит время от времени. Но Фиррейцы не поняли, не прониклись. Короче, мы не воюем с соседями только по одной причине – они понимают, что принц-регент не в себе. По крайней мере, я им так объяснил. Временными припадками Ларриса, связанными с ответственностью, взваленной на его неокрепший ум и психику отцом. Мол, не готов брат править, вот и выпендривается, чтобы отец поменял наследника. Все же знают – по нашим законам старший сын получает трон почти наверняка. Если только не выяснится, что он не может этого сделать по медицинским показаниям. Или если не выполнит главное условие отца в момент передачи короны. И нам крупно повезло, что отец обязал Ларриса жениться! Теперь некоторые страны даже предлагают нам гуманитарную помощь. Отец сам виноват. Внушил Ларрису, какой тот исключительный. Рассказал, что в Вейливере 500 лет ждали рождения колдуна с таким даром. Вот брат и возгордился. Ну и женщины постарались. «Боже какой красивый парень! Ангелочек!» «Ой! Какой у нас прекрасный принц!» – Фалькон закатил глаза, сделал вид, что падает в обморок, но вместо этого потешно кувыркнулся назад. Обернулся к нам лицом и скопировал… колдуна-жердь.

Лицо, с печатью вселенских трудностей, пронзительный взгляд из-под слегка нахмуренных бровей и выправка шпагоглотателя, что именно сейчас исполняет свой опасный для жизни трюк. Я поразилась – насколько мастерски, почти не стараясь, Фалькон «передразнивал» самые характерные черты других. Все больше чудилось – шут – «человек без лица». Какую маску ни наденет – все выглядят естественно. Но вот что таится за чужими улыбками, взглядами, жестами – знает только сам Фалькон.

– У мальчика особенный дар, – прогундосил шут в стиле зеленоглазого жерди. – Он способен питать жизненной энергией не только разумных существ – землю, природу, воздух, которым мы дышим. Сотни лет назад наши предки именно так превращали бесплодные почвы в плодородные поля, мертвые озера – в водоемы, что кишат рыбой и прочей живностью. Воскрешали сгоревшие леса. Не зря же наша страна до сих пор почти как Оазис среди соседских держав. Новый маг с таким даром – настоящий подарок судьбы. Магия Вейливера, флора и фауна станут в сотни раз здоровее, мощнее лишь по одному желанию принца…

– Ну а природу-то принц-регент улучшил? – не выдержав, спросила Света, опередив меня всего на несколько секунд. – Надеюсь, у животных глаза одного цвета, носы не смотрят в чужую сторону и рычание на королевский титул правильное. Коррроль Ларррисссс…

Фалькон весь расслабился, превратился в прежнего вальяжного вельможу. И я вдруг поняла – что и это тоже маска. Просто мы еще не познакомились с оригиналом. И, как выяснилось чуть позже – я не ошиблась.

– Природа – единственное, что наш принц не забраковал, – с оттенком осуждения произнес шут. – Но боюсь, не потому, что добр хотя бы к братьям нашим меньшим. Просто тогда ведь придется признать несовершенство собственного дара. А разве у Ларриса есть что-то неидеальное?

– Кроме характера, манер, воспитания и вкуса? – подала голос Лариса.

Фалькон поклонился, в прежней манере – будто говорил: «Лучше и не скажешь».

– Ну а теперь, дорогие мои богини, – шут сделал размашистый жест в сторону коридора. – Слуги уже ждут вас и разместят со всеми удобствами. Пожелания есть?..

Следующие пару минут девушки высказывали «пожелания». И, похоже, Фалькон пожалел о своем предложении. Во всяком случае, вальяжная поза шута стала чуть более наигранной, неискренней, чем прежде.

Одни хотели две ванны. Другие – расположиться рядом с новой подругой – кем-то из богинь-невест. Третьи – неподалеку от Елены, чтобы выяснить – как это ей удалось не понравиться принцу вот так сразу и бесповоротно. На мой вкус, девушка выглядела ну просто потрясающе. Длинные каштановые локоны, кукольное личико, большие, широко распахнутые глаза, тонкая талия и крутые бедра. Куда уж лучше-то?

Или Елена что-то такое вытворила? Я еще не знала – насколько близка к истине… Будто Вейливер утроил мою интуицию, одарил некой особенной магией.

К сожалению, первый кастинг по глазам-носам-груди-талии мы прошли с честью. Маги расстарались. Возможно даже не без злого умысла. Хотели железно убедить короля, что дело не во внешности, не в манерах невест и даже не в их выговоре. Все до единой наши девушки произносили абсолютно все буквы, даже в матерных словах. Не картавили, не шепелявили и больше того – за словом в карман не лезли. Скорее уж за чем-нибудь тяжелым, чтобы «удивить» принца и сбежать от него куда подальше.

Так что формальных причин «забраковать» нас у принца-регента не осталось. Я опасалась лишь одного – внезапного пробуждения благоразумия Ларриса. Наследник тоже ведь в курсе – как важно ему жениться до конца года. Вдруг его светозарное высочество решит понизить планку с неземной красоты и совершенства до возможностей земной женщины? Надеюсь, на этот счет у Фалькона тоже есть дельный план. Во всяком случае, выглядело так, словно шут ни капли не сомневался в успехе заговора.

Нам оставалось лишь надеяться, что все получиться. Жить с Ларрисом в планы «достойных невест» определенно не входило.

Глава 2

Нас со Светой разместили в соседних комнатах-квартирах, объединенных общей дверью в стене. Бронзовая, с изящными узорами и ручкой в виде пасти какого-то зверя, она выглядела настоящим произведением искусства.

Как и сами апартаменты. Скажу прямо – в таких шикарных покоях мне жить никогда не доводилось. Фрески на сводчатом потолке рассказывали о том, как местные герои охотились на всяких там тиггов. Шкафы из белоснежного дерева – не белого, а именно белоснежного, восхищали тонкой вязью узоров вдоль дверец и ножек. Кровать выглядела добротной, большой и мягкой. Расшитое цветами белье напоминало о васильковом поле, лете и солнце.

В ванной я первым делом проверила то, чего могла лишиться, покинув цивилизованную Землю, без всяких там принцев и магического тюнинга. А именно – горячую и холодную воду и канализацию. Как выяснилось, Вейливер вполне себе цивилизованное королевство, и все тут на высшем уровне. Хоть сейчас заливай ванну и плескайся как рыбка. Благо объемы овальной посудины из странного, теплого металла позволяли и не такое.

Прозрачные полочки из материала, похожего на застывшую слюду, были до отказа заставлены женским арсеналом для достижения неземного совершенства. Ну земное осталось на земле… Десятки кремов, шампуней, масок, гребней из металла, слюды, дерева и кости, батарея прозрачных емкостей с разноцветными ароматическими солями для ванны…

Хм… Похоже местным женщинам и впрямь требовалась настоящая магия, чтобы хорошо выглядеть! Такое количество косметических средств я видела только в салонах красоты!

– Наташ? – позвала Света от самых дверей. – Слушай, а давай пройдемся по замку? Прогуляемся, так сказать.

– Зачем? – удивилась я.

– Да просто интересно! Неужели тебе не хочется узнать – кто тут еще обитает? Увидеть придворных… В конце концов, нам с ними еще на балу пересекаться. Не говоря уже о всяких там охотах и пикниках…

Глаза новой приятельницы горели таким азартом и любопытством, что я поневоле согласилась.

– И потом! Нам забыли принести поесть! Найдем что-нибудь съедобное, нажремся, как свиньи. Может принц сочтет недостойными? А? Или решит, что нас легче сослать в надел, чем прокормить? – Света улыбнулась так, что я захихикала, и мы осторожно прошмыгнули в просторный коридор.

В лицо пахнуло чем-то приятным, вроде корицы. Картины на зеленоватых стенах изображали элегантных вельмож, удивительно похожих на Зардиса с Ларрисом. У принцев четко прослеживались общие фамильные черты, которых я раньше не замечала. Упрямый лоб, мужественный подбородок, разрез глаз, который на Земле называли «персидским», густые пушистые ресницы… Первые достались наследникам трона от мужчин королевской династии, вторые – от женщин, вместе с чувственными, хоть и грубо очерченными губами.

Я даже засмотрелась… Света дернула за рукав, почти насильно оттаскивая меня от очередного красавца, что смотрел с живописного полотна ярко-изумрудными глазами принца Зардиса и даже хмурился похоже…

– Хватит уже пускать на него слюни! – возмутилась приятельница. – А то, когда встретитесь, зальете общими слюнями весь пол. Мужчина чуть нервный тик не заработал, подмигивая тебе на смотринах.

– Да ничего он мне не подмигивал! – возмутилась я не только из смущения, сколько из чувства противоречия.

Но в этот момент случилось нечто необычное. По коридору пронесся запах гари, а следом – нечто вроде сгустка синего пламени полетело в нашу сторону. Я застыла, ошарашенно глядя на неведомый предмет, ощущая, как лицо обдает незнакомым, но определенно недружественным жаром.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6