Ася Разина.

Чудеса объективной реальности. Общество с неограниченной ответственностью



скачать книгу бесплатно

Вместо предисловия.

Может быть, вы посчитаете, что мной двигало чувство зависти к тем, кто знает свою родословную? Может оно и так (вам со стороны виднее), но в данный момент я сижу в пыльном и душном архиве и не знаю с чего начать поиски.

Как только в средствах массовой информации стали говорить о том, что мы – россияне не должны быть Иванами, родства не помнящими, я учинила своей маме допрос с пристрастием: «А расскажи мне про наших предков!». Всё стопорнулось на моей прапрабабушке по дедовской линии. И фотографий никаких нет, и могила потеряна, и кто она такая – никто не знает. Осталось только семейное предание о том, что её в лодке прибило к берегу, где жили наши родственники. Подросла, вышла замуж за прапрадедушку и стала полноправным членом нашей семьи. Предки мои так и не решили– то ли шведка она была, то ли финка. Из чего такие предположения были сделаны узнать уже не у кого. Ещё до революции произошёл переезд из деревни в Санкт-Петербург и с тех пор все контакты с прошлой провинциальной жизнью прервались. Что же касается самой девочки, то когда её нашли, она ничего не помнила. На вид ей года четыре было, а в таком возрасте человек уже на каком-то языке говорит и как-то себя идентифицирует. В данном случае этого не произошло. И теперь из-за этих странностей я сижу здесь и пытаюсь понять, чего же в семейной истории больше – мистики или склероза.


15 октября 2005 года.

*** 1 ***

Маленький четырёхэтажный домик, несмотря на своё близкое расположение от выставочного комплекса на Васильевском острове, в глаза прохожим не бросался. А прохожих было много, вернее не прохожих, а приезжих. Не было такой выставки, чтобы всем посетителям, приехавшим на своих колёсах, хватило места на автостоянке. Ставились машины и напротив этой маленькой постройки, расположенной между двумя параллельными улицами. Правда, парковка была только с одной стороны, так как с другой улицы, дом вообще не было видно. Его окружали солидные, по размеру, сооружения. Одно из них было новым, ещё не до конца заселённым. Может потенциальные жильцы отказывались от покупки квартиры из-за такого нереспектабельного соседа?

Необычность домика заключалась в том, что он тоже казался не вполне заселённым. По вечерам зажигалось лишь несколько окон, причём не было понятно, кухонное это окно или комнатное.

Если бы кто-нибудь задался целью опросить местных жителей на предмет того «Есть ли у вас друзья, живущие в этом доме?», то он узнал бы потрясающую вещь. Мало того, что ни у кого не нашлось бы даже знакомых, так ещё никто ни разу не видел, ни одного входящего, ни одного выходящего, ни даже силуэт человека в окне, включающего вечером свет.

Домик, конечно нельзя было назвать аварийным, но новым в нём была одна единственная дверь. Только через неё и можно было попасть внутрь, открыв какой-то замок. Кстати, одни соседи думают, что там стоит кодовый замок, другие считают, что домофон. И очень малой части жителей Санкт-Петербурга была предоставлена возможность бывать внутри.

Впрочем, избранные об этом не распространялись.

На первом этаже располагалось нечто вроде постоянно действующей антикварной выставки-продажи и актовый зал. На втором – коридор с многочисленными пронумерованными кабинетами без табличек. На четвёртом находилось два помещения. Одно из них являлось конферецзалом, а другое напоминало огромную комнату отдыха, изобилующую экзотическими растениями, аквариумами и фонтанчиками с необычными рыбками. Воздух здесь казался слишком прозрачным, комфортным по чистоте и температуре. Кондиционеров нигде не было видно.

На третьем этаже в конце длинного коридора, оснащенного удобными скамейками для посетителей, находилась уютная приёмная, предваряющая деловой, но вполне располагающий кабинет. В нем вся мебель и аксессуары соответствовали «Викторианскому стилю» и были выполнены исключительно из красного дерева. Иногда встречалось и «под красное дерево», если технология производства или эксплуатации изделия исключала использование пожароопасного сырья. Но кто об этом мог знать?! Даже самый придирчивый искусствовед, обладая компетенцией в высшей инстанции, не в силах был бы определить, что здесь является подлинником, а что подделкой? Или даже не так: никто, кроме хозяина кабинета не мог доказать подлинность происхождения предметов интерьера (и даже их материала). Поэтому, любой посетитель каждый раз чувствовал себя как в заповеднике – вроде и бывал уже здесь, а все равно ничего не понятно!

С красным деревом успешно контрастировали три белые мраморные статуэтки, доподлинно напоминающие живых людей. При использовании лупы, дотошный ценитель искусства мог разглядеть даже морщинки вокруг глаз. Мини-скульптурки стояли на подоконнике, заменяя собой привычно ожидаемые горшечные цветы. На стене за единственным рабочим столом от пола до потолка изящно драпировалась бархатная вышитая картина с изображением памятника Петру ?. Рядом, напротив двери, висели дорогие старинные часы с позолотой.

Вся обстановка кабинета характеризовала своего обитателя, как человека влиятельного; возможно консервативного; стремящегося к надежности; обладающего изысканным вкусом, а также предпочитающего реалистичное искусство.

Сейчас, в столь дорого обставленном помещении, находилось двое мужчин. По одежде и жестам было видно, что один из них привык доминировать, а другой подчиняться. Руководитель сидел у окна, за столом, который, несмотря на свои внушительные размеры, находился в идеальном порядке.

– Дорогой Порфирий Лукич, объясните мне, пожалуйста, что же произошло сегодня в архиве, а главное – почему? Неужели вы – самый лучший архивариус всех времён решили уйти на заслуженный отдых? А может быть, у нас не хватает кадров, и вы поставили наблюдателем новичка из числа массовиков – затейников, которые только и могут, что на энергии толпы паразитировать и её же развлекать? В общем, сегодня объяснения мне, а завтра подробный отчёт на утреннем совещании. Слушаю вас внимательно!

Господин Владомир был очень привлекательным мужчиной, на вид – 40 – 45 лет, высокого роста, крепкого телосложения. Выступающие лицевые кости и благородная седина на висках, необъяснимым образом добавляли ему шарма. Тёмно-серый стильный френч подчёркивал безупречное телосложение.

Его монолог прозвучал спокойно, но требовательно. Выйдя из-за стола, он встал у окна, отвернувшись от собеседника. Ему не хотелось, чтобы по его глазам могли определить его истинное отношение к ситуации. Впрочем, это была скорее привычка, чем предосторожность. Глаза этого человека чаще всего выражали либо глубокое понимание, либо сарказм. Его уравновешенность, впрочем, как и его властность за долгие годы жизни из необходимой маски переросли в необходимую черту характера. К его великому сожалению мало осталось тех, кто ещё помнил его богатую мимику в молодости.

Порфирий Лукич, лысоватый маленький человечек, представлял полную противоположность своего начальника. Он напоминал добродушного пенсионера, наконец-то вырвавшегося на свободу дачно-доминошных удовольствий и ни в коем случае не желавший возвращаться на службу. С другой стороны, в нём угадывался советский мелкий чиновник, поднаторевший в приписках и гибких отчётах. К этому разносу он был готов. После театрального покашливания в пухлый кулачок последовало прочтение неизвестно откуда взявшегося блокнота:

– Наш наблюдатель, хоть и новичок. Но он сдал на квалификацию. Катализатор ситуации был не в нём. Рядом с человеком, который случайно взял почитать магическую книгу, сидела совершенно простая, на вид девчонка – чуть-чуть за двадцать лет. Как только младший архивариус стал гипнотически убеждать того самого читателя в том, что книгу надо вернуть на место, эта девица как заорет «Что здесь происходит!? Милиция!».

Наблюдатель ретировался. Девица выволокла горе-книголюба на улицу и попыталась привести его в чувство. Нештатная ситуация хотя и требовала просчитать обоих, но исходя из положительной гипнотической реакции этого читателя, я понял, что наша проблема в этой девушке. Завтра утром на совещании будет полный отчёт о ней.

Господин Владомир повернулся к собеседнику, глаза его прищурились. Улыбка заиграла на губах, а в глазах забегали лукавые искорки.

– С возможными последствиями разбирался всё тот же новичок?

– Ну что вы! – грудь Порфирия Лукича победно подалась вперёд. – Наши опытные специалисты, как всегда, прибыли на место первыми и провели работу со всеми очевидцами происшествия. В результате, приехавший чуть позже отряд милиции, побеседовал с охранником, и сделал вывод – что можно было и не торопиться. Сфабрикованная официальная версия такая – одни особо бдительные граждане посчитали, что некто пытается что-то вынести, другие, не менее бдительные вызвали милицию. На самом же деле всё это – сплошное недоразумение и никакой кражи не было. Что вас ещё интересует?

Довольный «пенсионер» с облегчением выдохнул. Казалось, что всё самое страшное уже позади. Впереди замаячил горячий обед с любимыми растягаями.

Вот он берёт один из них, подносит ко рту, ощущает его соблазнительный аромат… В этот момент форма пирожка из мечтаний вдруг преобразилась в лицо начальника.

– А как вообще обычный человек мог оказаться в закрытом секторе?– спросило оно.

Надежды на скорый обед растаяли, возникло чувство, что работа на сегодня не окончена. Архивариус сник. Будучи человеком невысоким и неброским, сейчас он и вовсе казался незаметным.

– А вот это пока не ясно – выдавил он из себя волшебник-пенсионер. Выясняется вероятность проникновения с посторонней помощью. Но я искренне надеюсь, что это просто ошибка сотрудницы архива. Ведь столько людей проходит за день, а, сколько за неделю!

Последовала долгая пауза. Властный руководитель бесстрастно о чём-то думал, подперев висок указательным пальцем. Постороннему могло показаться, что слушатель застыл и ничего не воспринимает. Но это была всего лишь видимость, о которой знали все, его знакомые. На самом же деле, этот человек способен был одновременно просчитывать возможные направления развития ситуации и адекватно реагировать на поступление новой информации.

– Это я искренне надеюсь, что завтра на совещании вы будете докладывать именно об ошибке библиотекаря, – произнёс он всё тем же спокойным тоном. – И ещё. Мне бы очень хотелось ознакомиться с документом об этой девушке раньше всех остальных. Дорогой мой архивариус, нам лучше всех известно, чем оборачивается эмоциональная поспешность. Мы уже столько потенциальных кадров потеряли, что сейчас промахнуться не можем. В складывающейся ситуации мы не должны ошибиться. Последствия могут быть непредсказуемыми для нас всех.

Порфирий Лукич согласно кивнул и незаметно выскользнул из кабинета.

Господин Владомир чувствовал приближение чего-то сложного и неизбежного, как будто кто-то из древних хранителей традиций ожил. Теоретически возможно было всё, но практически… Все их потомки хорошо известны. Все они уважаемые и сильнейшие маги, все они чтят и продолжают традиции своих отцов, все они – достойные учителя своих детей. И, тем не менее, магический кристалл опять показывает возвращение древней силы. Именно той, которая не истощается, передаваясь по наследству.

Необходимо было разобраться в этом в самые кратчайшие сроки. Ещё неделя– другая и появление древнего, если, конечно это он, заметят остальные. Главе совета пока нечего было сообщать своим коллегам, но показать свою неосведомлённость, первый раз за всю свою жизнь он не мог. Это всё равно, что добровольно уйти в отставку. Кое-кто обязательно воспользуется столь неоспоримым поводом поставить подножку.

Господин Владомир нажал на кнопку громкой связи: «Мариночка, дорогая, не соединяйте меня ни с кем. Я в низу».

Через секунду лифт доставил его из кабинета в подвал, о существовании которого знали немногие. Здесь было хранилище.

Вот он – магический кристалл времени и сил. Он по-прежнему показывает присутствие хранителя традиций, но несколько более активного. Что же это такое – наш первородный источник захотел в ком-то воплотить нового, достойного хранителя вместо утраченного? Но почему именно сейчас?

Допустим (чисто теоретически) хранитель кому-то передал по наследству своё мастерство, но кому, ведь детей у неё не было. Кроме того, не понятно, как перешедшая сила, не только потерялась и скрывалась ото всех долго, но почему она смогла возродиться? А вдруг, всё-таки есть прямой потомок?

Кристалл отвечал только на чёткий вопрос. Владомир в любом случае пока не знал, как будет действовать дальше. Тем не менее, с чего-то надо начинать. И он потянулся в искрящуюся глубину. «Покажи мне того, кто по своему рождению был первым обладателем!». Подхватившая волна затянула его в водоворот самой сильной энергии и унесла назад в далёкое прошлое.

*** 2 ***

Ну, ни фига себе в архив сходила! Вроде бы солидное заведение, а проходимцы всякие и тут попадаются. Если честно, я так и не поняла, что случилось. И никто не понял.

А парню не повезло! Так головой стукнуться! И ведь помощь никто оказать не попытался. Да и на того психа, который по поводу книги грузить начал, никто, включая охранника, внимания не обратил. Вот интересно, если бы не я, кто-нибудь хотя бы скорую вызвал? А ведь меня действительно могло сегодня там и не быть. Мои планы неожиданно изменились только несколько часов назад.

Юноша сейчас сидел рядом со мной на скамейке. Он был на пару-тройку лет старше меня, среднего роста и, что сильно помогло, не особо тяжёлым. Симпатичный или нет, я ещё не решила. Русые вьющиеся волосы длиной до плеч были явно не избалованы излишними прикосновениями расчески. По крайней мере, он, до сих пор, не посчитал нужным ею воспользоваться (если, конечно она у него с собой!).

Лицо худощавое; возможно из-за этого нос кажется слегка длинноватым, но не уродливым. Зелено-карие глаза выглядят не слишком выразительно из-за длинных, но не черных ресниц. В общем, парень, каких на улице много. Пройдёшь мимо и не запомнишь. Одет он был неброско. Цветовая гамма – традиционная для Питерской осени. Но его обаяние и детская непосредственность могли подкупить любую – от четырнадцати и до семидесяти.

– Спасибо! – он схватил мою руку своими двумя и энергично потряс. – Будем считать, что сегодня ты спасла меня дважды: в первый раз в архиве, а второй раз от головной боли. Слушай, а здорово ты руками умеешь. Я, если честно, раньше в такие штуки не верил. Мне казалось, что это изобретательные мошенники нашли новый, сравнительно честный способ отъёма денег у населения. Типа, приходите к нам, всегда поможем вашему здоровью нетрадиционными методами за небольшое вознаграждение.

– Мошенники? – хмыкнула я. А почему не телевизионщики, чтоб эфир для чокнутых домохозяек заполнять? – меня сильно забавлял этот парень. После произошедшего в архиве, он явно потерял чувство ориентации и хлопал глазами так, как будто его только, что разбудили.

– Мне по роду своей работы чаще приходиться сталкиваться с мошенниками, а не с телевизионщиками. Я занимаюсь частной детективной деятельностью, – последовала пауза. Он пытался понять степень произведённого на меня эффекта. – И в архиве я по рабочей надобности был, – опять последовала пауза. – Клиент один ко мне обратился за помощью.

– Так ты ему счёт предъяви, в качестве компенсации за производственную травму, – посоветовала я.

Мой собеседник улыбнулся, оценив шутку. Видимо он начал приходить в себя.

– Ты хоть помнишь, что с тобой произошло? – попыталась я направить его мысли в нужное русло.

– Помню. Взял книги нужные, сел, начал листать. Потом крик, наверное, твой, услышал. Сосед со стула вскочил, так лихо, что я от него отлетел и головой ударился, – он потрогал затылок и скривился. – Помню, как на улице с твоей помощью оказался. Голова раскалывалась, пока ты руками не поводила. Тебя кто этому научил?

– Давно уже увлекаюсь эзотерической литературой. Однажды попалась тоненькая лохматка о том, как лечить себя и других. Попробовала. Сначала через раз получалось, потом чуть не заболела. Плюнула на это дело и несколько лет не лечила вообще. А вот сейчас, видишь – получилось. Наверное, стрессовая ситуация способствовала концентрации энергии. Впрочем, даже я не знаю, когда у меня ещё так получится.

Честно говоря, я не очень люблю разговаривать с малознакомыми людьми на эту тему. Существует вероятность того, что окружающие не поймут. В чудеса готовы поверить многие, но, как говорил Михаил Жванецкий «Есть же где-то хорошее, но всё как-то не у нас». Мне не хотелось выглядеть ненормальной, а мой собеседник смотрел на меня вопросительно, ожидая продолжения рассказа. С этой темы пора было сворачивать. Я достала из сумочки зеркальце и помаду поправить макияж.

Детектив окончательно пришёл в себя, отказался от похода со мной в травму, и со словами «Не могу же я выглядеть в твоих глазах неблагодарным!» предложил проводить меня домой. Осень в этом году тёплая, почему бы и не прогуляться.

По дороге мы наконец-то познакомились. Он похвалил моего деда, который настоял на том, чтобы меня звали Майя. Такое редкое и красивое имя! Я же, в свою очередь, выяснила, что парня зовут Константин Лисицын и он действительно на два года старше. Болтуном он оказался редкостным. Желая произвести впечатление, он начал хвастаться о своих подвигах на работе. Надо было видеть его лицо, когда я сказала, что учусь на юрфаке.

Всю нашу прогулку я думала о происшествии в архиве. Что это – случайная встреча с психом, или сыщик чем-то серьёзным занят? Наверное, во мне проснулся без пяти минут юрист. Я подробно рассказала Косте о том, что на самом деле с ним произошло, и предложила вместе разобраться со сложившейся ситуацией. Ведь если это связано с его текущим рабочим делом, то можно было ожидать новых неприятностей. В восторг, от весьма вероятной совместной деятельности он так и не пришёл, мотивируя это тем, что не хочет подвергать меня опасности. Но согласиться ему всё-таки пришлось, потому, что я со свойственной мне (разумеется, только в нужные моменты) наглостью заявила «Раз мне с тобой работать небезопасно, то и встречаться тоже. Мало-ли!». Ему пришлось согласиться. И вот что он мне рассказал.

К нему обратился анонимный клиент, весьма состоятельный. Дело, которое его привело, было не совсем по профилю. Он хотел приобрести целый дом в районе Кокушкина моста – в Кокушкином или Столярном переулке. Но прежде, чем обратиться в агентство недвижимости, он желал знать наверняка, что его там не обманут, и приобретаемая им собственность будет соответствовать всем его ожиданиям. Список требований прилагался. Заказчик предложил такой гонорар, от которого нельзя было отказаться. Кроме того, в случае неудачи, помимо оплаты фактических расходов полагалась также весомая компенсация затраченного времени. Костя, недолго думая, согласился. На следующий день, захватив список требований, он отправился в архив. Попросил библиотекаря подобрать всю литературу любого жанра и направления, содержащую упоминание о нужных улицах. К сожалению, вспомнить, что было прочитано, а что нет, практически не представлялось возможным.

Он проводил меня до подъезда. Я стояла на крыльце, а мой новый знакомый на почтительном расстоянии от меня. – Давай завтра вдвоем сходим в архив: просмотрим формуляр, возьмём те же книги, оценим список пожеланий клиента. Может быть, это что-то прояснит.

Мы обменялись телефонами, чтобы завтра договориться о встрече. Настало время прощаться. Вдруг, мне стало как-то не по себе. Меня охватили волнение и тревога. Взгляд мой остановился на голубом Жигулёнке, только, что въехавшем во двор. Подъезжая к нашему дому, машина увеличила скорость. Взгляд Кости был прикован ко мне. Казалось, он не замечает грозящей ему опасности. Тем временем, автомобиль неумолимо приближался. И тут произошло странное. Позже, я стала называть это явление – аномалия времени. Я, как будто в замедленном режиме увидела, что сейчас произойдёт. А затем, всё остановилось. И птицы, разлетающиеся в стороны из-под колёс машины, и сама машина, и даже звуки. Всё, кроме меня. Как долго это продолжалось, я не знаю. Но этого хватило, чтобы вытащить детектива буквально из-под колёс. Жигули, не сбавляя скорости, свернули за угол дома.

– Костя, очнись! – заорала я, сильно встряхивая его за плечи. – Что с тобой? Ты меня слышишь?

Он был в глубоком шоке. Казалось, что суть происходящего выше его понимания. Такие же отсутствующие глаза, как утром в архиве.

С трудом мне удалось довести его до своей квартиры. Вот когда я в полной мере оценила преимущество проживания на втором этаже. Если бы и Костя сегодня был так удачлив, как я! Впрочем, несмотря на то, что для него «это просто не день Бэкхэма», по большому счёту ему всё же повезло. Если бы сегодня рядом не было меня, вполне вероятно, что его день мог уже давно закончиться.

В коридоре нас встречала мама. – Пока тебя не было, твой одноклассник заходил. Я его к тебе в комнату пустила, пусть человек подождёт. Он посидел, с полчаса, потом заторопился. Даже чаю не попил. Извинился, попросил тебе привет передать и ушёл.

– От кого привет-то? – удивилась я маминой забывчивости.

– Ну, этот, ну, как его! – мама вытянула руку ладошкой вверх в мою сторону и вопросительно на меня посмотрела.

– Нуууу?! – протянула я.

– Ну, этот. Ну, ты же его знаешь. Ну, как его? Этот твой – одноклассник, который, э…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4