Арутюн Мурадян.

Перед выбором. Часть 1



скачать книгу бесплатно

Максим молча улыбнулся и тронулся с места. Машина проехала немного вперёд. Метров через двести Григорий вдруг воскликнул:

– Максим, я же ведь совсем не там хотел остановиться! Вот этот ларёк с пирожками! – Гриша на секунду задумался. – Может, всё-таки есть над нами высшие силы?… Ну, так пусть тогда они будут хорошими.

Так, за разговорами, они доехали до автомойки, где работал Григорий.

– Вот здесь я работаю, Максим.

– А кем ты здесь работаешь? Машины моешь или …?

– И машины тоже… Заезжай, если нужно будет.

На автомойке рабочие, увидев Гришу, переглянулись между собой: начальник приехал. Григорий поздоровавшись со всеми, зашёл в свой небольшой скромный кабинет и осмотрелся. Он взял со стола записную книжку и начал искать в ней номер телефона… Потом бросил её. Походив немного по кабинету, Гриша по селектору вызвал одного из рабочих. Того на месте не оказалось. Тогда он вызвал всех работников и поинтересовался положением дел в его отсутствие. Рабочие ответили, что всё хорошо: все собранные деньги сданы старшему по смене. И тут Григорий поймал себя на мысли, что деньги его интересуют сейчас меньше всего. «Странно», – подумал он.

– А как Алик и его сыночек. Отошёл после операции или нет? – поинтересовался он у мойщика.

– Отошёл, его уже перевели в палату. Алик с женой поехал навестить своего мальчика.

– Значит, на моём рабочем месте всё хорошо. Слава Богу, хоть тут хорошо, – задумчиво произнёс Григорий.

Он попрощался со всеми и вернулся в автомобиль к Максиму. Машина покатила дальше по Москве.


ГЛАВА 4


Ехали долго молча. Всю дорогу Гриша пребывал в глубоком раздумье. На подъезде к дому дяди Агасси Григорий вдруг сказал, как бы невзначай:

– Грохнул бы меня кто-нибудь…

– Что ты такое говоришь? Почему? – удивился Максим.

– Потому, что сам я не могу, – вздохнул Гриша. – Знаешь, Максим, кто хозяин Земли в данный момент?

– Нет.

– Демон.

– Почему?

– Потому что мы делаем то, что не должны делать.

– Не говори так! – возмутился Максим. – Ведь не всё же так плохо.

– Может быть… Может быть, – улыбнувшись, произнёс Григорий, пытаясь скрыть своё внутреннее волнение.

Собравшись с духом, он вышел из машины. Между кирпичными домами приютился небольшой домик, окружённый забором из штакетника. Гриша прошёл к дому по брусчатой дорожке мимо большой белой азиатской овчарки, которая не спускала с него глаз.

– Что, Лохматый? Давно не виделись!

Григорий тихонечко постучался в дверь. Щёлкнул замок, и на пороге появилась его тетя.

– Здравствуй, дорогой, – тётя Марина чмокнула Григория в щёку. – Как ты, где пропадал? Не заходишь, не звонишь. Как жена, дети? Они тоже редко звонят. У вас всё нормально? А что это с твоим лицом, Гриша?

– Дети в порядке. А у меня как будто земля уходит из-под ног. Неудача за неудачей! Что творится со мной, не пойму никак. Поехал я за границу в первый раз в жизни и там вляпался по самые уши.

На обратном пути в самолёте какая-то ненормальная накинулась на меня, чуть глаза не выцарапала! Вот оттуда и царапины на лице… Ну, да ладно. Что всё обо мне. А где твой голубь?

– Он у себя, в дальней комнате. Тоже только недавно пришёл. Где он был два дня, я не знаю. Он же ведь мне ничего не говорит…

Григорий услышал приглушённые голоса в дальней комнате и сразу понял, что Агасси там не один. Но лишь Гриша направился в ту сторону, Марина его сразу остановила:

– Ты только туда не ходи. Нежелательно. Я сама этих людей впервые в жизни вижу.

– Ну, хорошо, – сказал Григорий. – Тогда я пока приму душ, а то я грязный, как собака. А ты попозже свари мне кофе, пожалуйста.

В комнате дядя Агасси сидел в окружении семи человек, лица которых были похожи на физиономии явных преступников. Они нервно разговаривали на повышенных тонах. Речь шла о какой-то известной картине Рубенса…

Тем временем освежившийся Григорий уже наслаждался ароматом кофе, стоя у окна. Он заметил, как к дому подъехала машина, из которой вышли два человека. Одного из них он узнал. Григорий поймал испуганный взгляд тёти Марины и сказал:

– Вот это да… Ну и рожи… Ты только посмотри на них! Такое ощущение, как будто родились и пожалели, но уже было поздно…

Усмехнувшись, Григорий глянул на реакцию Марины. Он пытался хоть как-то поднять ей настроение, чтобы она так сильно не переживала из-за посторонних людей, чьи лица ей так не понравились.

– А там, в комнате, все такие, если хочешь знать, – дополнила Марина.

– Ты их если днём случайно увидишь, – произнёс Григорий, – сознание можешь потерять. А если ночью увидишь, то инфаркт сразу хватит. Ну и рожи… Вот это рожи! – и они с тётей дружно рассмеялись.

Тем временем, ещё до конца не закончив разговор, возбуждённые гости вышли во двор, продолжая шуметь и жестикулировать руками. Лохматый вдруг вскочил, ни с того, ни с сего, ощетинился и бросился на толпу, порвав при этом цепь. Через секунду все блатные ребята уже сидели на заборе, как мартышки. Троим он всё же успел изодрать брюки в клочья. Это был звёздный час Лохматого!

На шум выскочил Агасси и еле-еле угомонил пса:

– Да что с тобой такое?! Обычно тихий и спокойный… А тут!

Тем временем гости с опаской сползли с забора и задом попятились к выходу. Один из них возмутился:

– Гасси, что это такое?! Твой пёс мне все брюки изодрал!

– Радоваться надо, что он брюки только порвал. У него была иная цель: порвать вам другое место! Если бы я его вовремя не остановил, то не знаю, что с вами было бы… Вообще-то, впервые такое с ним. Сам удивился! – ответил Агасси, еле сдерживая смех.

Долго ещё Григорий и Марина хохотали, схватившись за животы. Лишь вернувшись в дом, Агасси заметил племянника.

– Наконец-то явился, – буркнул он. – Не хочешь ли ты мне что-то дать?

Не поняв слов дяди, Гриша протянул ему руку. Тот взглянул на него косо и нехотя протянул руку в ответ.

– Я ждал тебя в аэропорту, – произнёс Григорий, слегка нахмурившись. – Думал, ты меня встретишь, Гасси.

– Не велика персона! Мог бы и на такси приехать.

– В итоге я так и сделал, дядя… А что это за рожи неприятные были?

– Не твоё собачье дело, понял? Я могу спрашивать, но не ты! Рожи ему, видите ли, не нравятся. Ты на свою рожу посмотри! Какая сумасшедшая тебя так расцарапала?

– А ты откуда знаешь, баба или кто? Может, это мужик был… А рожи у этих твоих всё равно были неприятные. Ощущение такое, что когда родились и увидели белый свет, пожалели, но уже поздно было…

– Я ж тебе сказал: не твоё дело! – крикнул дядя на племянника. – Сто раз надо что ли повторять? Ты лучше дома у себя разберись. А то лезешь не в свои дела…

– Ладно, ладно, успокойся. Не хочешь, не говори.

– А ты не стой здесь столбом, – резко обратился Агасси к Марине. – Иди лучше кофе мне свари!

– Хорошо, дорогой. Только не шуми.

– Что, хорошо?! Давно уже кофе здесь должен был стоять! Понятно? Вот взял я тебя в жёны на свою голову, – проворчал Агасси и обратился к племяннику. – А знаешь почему?

– Почему? – поинтересовался Григорий.

– Потому что дурак! – крикнул Агасси в сердцах.

– Да никакая другая тебя так бы не терпела, как твоя Марина, – вступился за тётю Гриша. – Видно, она по-настоящему тебя любит, такого психа.

Марина быстро ушла на кухню. Григорий, поняв, что дядя не в себе, решил, что разговор всё равно не получится, и тут же направился к выходу.

– Иди, иди отсюда, умник! – раздражённо крикнул Агасси. – Если бы хоть кто-то посторонний услышал эти слова, что ты мне сейчас сказал, я бы тебя на месте пристрелил бы… Так что иди отсюда, не нервируй меня! Потом придёшь, через пару дней. Тогда и поговорим, племянник хренов! А то распоясался совсем… Посмотрите-ка на него!

– Ну, хорошо. Ладно. Я пошёл. И всё-таки рожи твоих друзей мне не понравились, – сказал Григорий, выходя в дверь.

– Иди, иди! – произнёс Агасси, садясь на диван пить свой кофе.


ГЛАВА 5


Встреча с дядей оставила в душе Григория скверный осадок. Никак не ожидал он такого приёма от близкого человека, который к тому же обещал встретить его в аэропорту. Размышляя, почему же так получилось, он вернулся в машину к Максиму.

– Куда теперь? – спросил Максим.

– Пока прямо езжай. Там решим куда. Тяжко так на сердце что-то…       Григорий задумчиво смотрел на Москву-реку, темнеющую в наступающих тёплых майских сумерках. Впереди он увидел парк с кафе и попросили Максима притормозить.

– Давай-ка, что ли выпьем, с тобой кофе! – предложил Григорий Максиму. – Никак нормально не получается. Везде что-то случается, все ругаются. Что за жизнь пошла, блин!

– Нет. Ты лучше со своими мыслями сам посиди, нервы успокой, разберись, поразмысли. А я пока тебя здесь со своей музыкой подожду, – ответил Максим, видя, как Гриша раздражён.

Когда Григорий вышел из машины, Максим тут же сделал музыку группы «Кабриолет» погромче. Под конец рабочего дня в парке было многолюдно: кто-то спешил с работы, кто-то просто наслаждался красотой природы. «Найду ли я сейчас свободное место в кафе?» – подумал Гриша, спускаясь с пригорка. Он распахнул тяжёлые двери кафе и был поражён роскошью и богатством убранства зала: картины и зеркала на стенах были обрамлены позолоченными багетами, хрустальные люстры переливались, как бриллианты, белоснежные скатерти были обшиты золотой тесьмой… Григорий окинул взглядом пустой зал и удивился: в таком прекрасном месте нет ни одного человека!

– Есть кто-нибудь? – крикнул Григорий в пустоту зала, но его слова отозвались эхом так, что он услышал себя два раза. Гриша сел за столик и в ожидании официанта закурил сигарету. Он нащупал в кармане свою любимую серебряную монетку и стал автоматически крутить её между пальцами, погрузившись в раздумья. Григорий вспоминал…

Вдруг в его голове что-то щёлкнуло: Гришу кинуло в жар, в глазах потемнело, в ушах поднялся шум. Мысли Григория вернулись к прошлым событиям. Сначала он услышал громкий крик, переходящий в визг, издаваемый маленьким ребёнком. Этот крик о помощи был наполнен страхом. Гриша схватился за голову, сжав её в отчаянье. Потом он услышал голос юной девушки: «Умоляю… Помогите…». Григорий чуть с ума не сошёл. Острая боль, подобная электрическому разряду, пронзила его сердце. Затем в голове у Гриши эхом прозвучали четыре выстрела… У Григория перехватило дыхание. В его памяти тут же всплыла фраза: «Кто дал приказ?» и последовавший за ней ещё один выстрел. Григорий вздрогнул. Он всё вспомнил. Горькие слёзы мигом навернулись на его глаза.

И вдруг эти тяжёлые мысли прервал звонкий крик маленького мальчика:

– Дядя, я здесь!

«Здесь, здесь …» – отозвалось эхом по пустому залу.

Это было так неожиданно, что Гриша начал озираться по сторонам. Ему показалось, что даже хрустальные люстры зазвенели, повторяя детский возглас.

– Я ждал тебя…

Григорий резко вскочил на ноги, не удержался и рухнул на пол. От страха его сердце бешено заколотилось. Монетка выпала из рук, звякнув о мраморный пол, и, блистая в свете люстр, покатилась по залу. Григорий проследил за ней взглядом. И тут он увидел идущего к нему со стороны кухни мальчика лет семи. А мальчик не спеша шёл к нему, повторяя с каждым шагом:

– Всё будет хорошо, дядя. Всё будет хорошо…

Гриша, постепенно успокаиваясь, начал понемногу возвращаться в реальность. Он поднялся с пола, отряхнув брюки, и в некотором оцепенении наблюдал за ребёнком со львёнком в руках, пока тот приближался к нему, постоянно приговаривая при этом:

– Ты только не волнуйся. Всё будет хорошо… Всё будет хорошо. Нужно время.

– Ты кто, сынок? – растерянно спросил Григорий.

– Я Даниил, дядя. А тебя Григорий зовут. Я ждал тебя здесь, дядя.

Детский голос приближающегося мальчика вроде и успокоил Гришу, но слова его тут же ещё больше взволновали Григория. У него сразу возникло ощущение, что ребёнок что-то знал – настолько уверенно звучал голос мальчика!

– Дядя, всё будет хорошо. Всё будет хорошо.., – продолжал Даниил. – Надо время. Потерпи ещё чуть-чуть.

– Да ты кроме этих слов что-то ещё знаешь?! – слегка возмутился Гриша.

Он тут же поднялся со стула и прошёл по залу, чтобы поднять упавшую монетку, без которой не мог жить. Это был его талисман. Григорий еле отыскал её, поднял и спокойно вернулся на место, опять начав её неосознанно крутить между пальцами. Мальчик с интересом наблюдал за мужчиной.

– Помогает это тебе? – с улыбкой спросил Даниил. – Чуть позже тебе придётся с ней расстаться…

– Да откуда ты это знаешь, малыш? – усмехнувшись, спросил Гриша.

– Я много чего знаю. Ты даже не представляешь, дядя, сколько я знаю и что видел.., – продолжил мальчик. – Но самое главное, что всё будет хорошо! Запомни. Я это видел, потому и знаю про тебя всё!

– Ну что, например? – Григорий усмехнулся и подумал про себя: «Сейчас цыганёнок деньги начнет выманивать». И он автоматически спрятал монетку в карман.

– Всё дядя, всё! Просто я сверху за тобой наблюдал, – ответил просто мальчик.

От этих слов у Гриши по телу побежали мурашки. Он сразу же попытался перевести разговор в другое русло.

– А почему в таком красивом кафе нет ни души? – вдруг поинтересовался Григорий.

– Это потому, что ты должен был прийти.

– Так что же ты знаешь обо мне? – удивлённо спросил Григорий.

– Ты стоишь у окна и не спишь. Знаю! У тебя нет сил уснуть до зари. Ты ещё молодой, а в душе седина. Ты живёшь среди людей, но для них ты чужой. Ты у сердца спроси, где дорога твоя? Но у тебя пока нет дороги такой. Денежные облака тебя закружили, и проблемы начались. И хотя тебя окружает множество людей, но ты всё равно одинок… И не с кем тебе поделиться, поговорить… Но ты не волнуйся, у тебя всё будет хорошо! Просто, чтобы это прошло, нужно время. Время, дядя, время, – так и продолжал детский голос.

– Ты случайно не колдун, мальчик? Или, может, гадаешь? – спросил Гриша у ребёнка язвительно. – Как там у вас, у цыган, обычно принято?

– Я видел тебя, дядя. Но я не колдун и не гадаю. Я много знаю про тебя. Гадание и прочее колдовство – это мерзость перед Богом. Понял? – произнёс Даниил совсем серьёзно.

– А ну-ка, давай, тогда расскажи мне что-нибудь. Что ты там про меня знаешь, малыш?

Григорию уже стало совсем не по себе, он начинал волноваться. Слишком уж убедительно рассуждал этот мальчик.

– А откуда начать? – поинтересовался Даниил.

– Откуда хочешь, – пытался быть равнодушным Гриша, но страх уже овладел им.

– Хорошо, – ответил мальчик. – Тогда я начну с самолёта. Скандал у тебя там был: ты с одной тётей поругался, она тебя даже била. И оттуда эти царапины на твоём лице.

– Ты тоже летел этим самолётом? – с сомнением спросил Григорий.

– Нет. Я же тебе говорю. Я сверху видел. Я был там.

Гриша напрягся. Холодок пробежал у него по спине, в руках появилась дрожь. Он вопросительно смотрел на ребёнка, ожидая, что тот ещё скажет.

– И это ещё не всё, – продолжал мальчик. – С бывшей женой ты поругался и из дома ушёл. Потом ты у родственников был, но и там у тебя не всё гладко получилось.

– Но как?! – воскликнул Григорий. – Как ты мог узнать об этом?!

– Я же сказал: оттуда видел, – и малыш поднял палец вверх. – Я был там. Я многое видел и многое знаю. Я даже знаю, что дальше с тобой будет. И не только с тобой…

Гриша верил и не верил словам мальчика. Он никак не мог понять, что здесь происходит. Тем временем Даниил, как ни в чём не бывало, продолжал:

– Двадцатого августа этого года я уйду наверх. Меня не станет. Тело моё похоронят на кладбище здесь, в Москве. Хотя я сам из Воронежа.

– Ну, откуда ты всё это знаешь? – очень удивился Григорий словам малыша.

– Я тебе уже сказал, что я там был, – ответил мальчик, показывая пальцем вверх, и продолжил после секундного молчания. – А над тобой кого-то не хватает.

Гриша совсем растерялся и удивлённо спросил:

– Кого не хватает? Что ты имеешь в виду, сынок?

– Ты потом это узнаешь, – продолжил Даниил. – Скоро ты потеряешь близкого человека. Но душа его будет в раю. Не волнуйся об этом.

Григорий, ошарашенный таким заявлением ребёнка, взволнованно схватил телефон и тут же начал звонить домой. Ему ответила младшая дочь. Она успокоила его, что всё хорошо.

– Бред всё это. Бред! – отмахивался рукой Гриша от слов мальчика. – Любой цыганёнок может всё это сказать… Хорошо, Даниил. Сколько я тебе должен, скажи? И, кстати, крикни официанта: пусть мне кофе принесёт. Я сразу и за кофе заплачу. А ты, мальчик, молодец. Прекрасный артист получится из тебя!

– А как насчёт коляски? – спросил неожиданно Даниил.

Григорий просто застыл на месте.

– И что?

– Ты не должен был там находиться, ты же сам сказал об этом таксисту.


ГЛАВА 6


Гриша был просто потрясён! Несколько секунд он что-то соображал. Потом взял себя в руки и посадил мальчика рядом с собой на соседний стул.

– Так ты и вправду был на небесах? – удивлённо спросил Григорий у ребёнка.

– Да. И двадцатого августа я на постоянное место ухожу в вечность.

– А мама твоя знает обо всём этом, что ты мне о себе рассказываешь? – спросил Гриша.

– Нет. Ты ей сам об этом расскажешь, дядя.

– Я, вообще-то, сюда просто так зашёл – кофе выпить.

– Просто так ничего не бывает. Запомни это раз и навсегда. Это важно! На всё есть своё объяснение…

Григорий встал, и посмотрел на странного ребёнка в упор. Он не смог ничего ему ответить на эти слова. Тем временем мальчик продолжил:

– Я много чего тебе расскажу, но не сейчас. Ты приходи сюда снова через пять дней. Я буду тебя ждать.

– Нет, я больше сюда не приду, – ответил Гриша, мотнув головой.

– Придёшь. Я же это заранее видел. Ты должен моей маме сказать, что я уйду в мир иной, яркий и красивый.

Григорий нервно улыбнулся. Он подумал: «Видимо, у мальчика хорошо развита фантазия». Он был сильно смущён, но самообладание постепенно возвращалось к нему.

– Ну, да. Чтобы она меня по лицу ударила, как та тётя в самолёте? – попытался отшутиться Гриша. – Как ты себе это представляешь, малыш? Как такие серьёзные вещи можно просто так говорить кому-то?!

– Да. Мама ударит тебя, – ответил как ни в чём не бывало мальчик. – И очень сильно. Но потом извинится, и не один раз. И всё будет хорошо. Я через пять дней буду тебя ждать, потому что хочу тебе ещё кое-что рассказать… А сейчас, когда ты будешь уходить отсюда, на входе за ширмой увидишь мою маму. Она прячется и наблюдает за нами – радуется, потому что за последнее время я ни с кем, кроме тебя, не общался. Она думает, я не знаю о том, что она там прячется. Но я всё знаю и вижу – и это не колдовство.

Ошеломлённый Григорий медленно пошёл к выходу – ему хотелось на воздух, подальше от всего услышанного. В голове был хаос. К его большому удивлению за ширмой, действительно, пряталась Роза – мать мальчика. Она покинула своё укрытие и, схватив мужчину за руку, восхищённо запричитала:

– Вы не представляете, как я рада, что Вы здесь, и что Вы общаетесь с моим мальчиком. Ведь он очень долго молчал! Мы думали, что он болен. А Вы развеяли мои опасения, – слёзы потекли из глаз растроганной матери. – Правда, он славный?

– А Вы зря прятались за ширмой, – сказал ей Гриша. – Даниил Вас видел.

– Да как такое может быть? – удивилась женщина.

– Я пока не могу этого объяснить, – промолвил Григорий, разводя руками в стороны. – Это… феномен какой-то! Но знаете, что я Вам скажу: у Вас очень необычный ребёнок. Я даже в кино такого не видел, о чём он мне только что рассказал…

Некоторое время Гриша внимательно всматривался в лицо Розы, пытаясь совладать со своими мыслями.

– Так что он Вам сказал? – улыбаясь, произнесла Роза.

– Я потом Вам расскажу, можно? Я чувствую, что мне не раз ещё придётся сюда прийти, – сказав это, Григорий в большом смятении вернулся в машину Максима. Он напряженно молчал, обдумывая каждое слово, произнесённое мальчиком.

– Куда едем, Гриша? – спросил его Максим.

– Да хоть на вокзал… Только побыстрее!

Цыганёнок не выходил у Григория из головы.

– Извини, Максим, сделай музыку потише. Мне нужно сделать много звонков.

Его пальцы судорожно начали набирать номера телефонов родных и близких. С каждым полученным ответом лицо Гриши становилось всё грустнее и задумчивее. В салоне автомобиля негромко звучала песня «Боже, боже» группы «Кабриолет». А Григорий всё продолжал набирать номера…

Вроде всё у родных и близких было нормально. Но смутная тревога только сгущалась, терзая его душу. Гриша не мог понять, что это было. Он ехал и думал: «Как такой маленький ребёнок мог всё знать, особенно день своей смерти! Бред какой-то! Может, он болен?» Но фраза Даниила: «Всё будет хорошо. Ты только не волнуйся. Нужно просто время…» почему-то очень успокаивала Григория.


ГЛАВА 7


За окном появился Белорусский вокзал. Григорий попросил Максима остановиться и, выйдя из машины, в полузабытьи вошёл в здание вокзала. Продолжая по-прежнему звонить родным и близким, он медленно вошёл в кафе и, подойдя к барной стойке, заказал чашечку кофе. Гриша пил кофе, смотрел сквозь толпу людей и размышлял: «И всё-таки, что же это было? Я не могу никак понять».

И тут Григорий заметил человека, который, улыбаясь, целенаправленно шёл к нему. Подойдя к Грише, он спросил с сильным азербайджанским акцентом:

– Ты, случайно, не азербайджанец?

– Нет. А что? – улыбнулся Григорий. – Похож?

– Да, я думал у тебя сто рублей занять, – просто сказал грузчик. – Потом отдам.

Григорий слегка усмехнулся, окинув азербайджанца взглядом, и полез в карман за деньгами. «Ещё один артист!» – подумал он. В этот момент Грише вдруг захотелось поговорить с этим человеком, чтобы уйти от мыслей, терзавших его после разговора с Даниилом и он поинтересовался:

– А что ты тут делаешь на вокзале?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное