Артур Скопио.

Сюзанна и Буратино



скачать книгу бесплатно

© Артур Скопио, 2017


ISBN 978-5-4483-5660-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Привет

Это вступление. Хочу попросить об одном деле: если тебе нет 20-ти лет, пожалуйста, отложи это чтение до следующего раза, ладно? Я тоже был когда-то молодым и думал, что возраст не имеет значение, но прошли года: поверь – имеет. Тут есть вещи, о которых я могу рассказать, когда тебе будет больше 20. По-другому не надо.

Все эти кружева моей фантазии соприкасаются с известными историческими личностями. Я склоняю голову перед героями за их жертвенную любовь к своей Родине и искренне ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ за абсолютный вымысел, который неожиданно появился по причине любви к одной-единственной женщине. Получилось так неожиданно.

У тебя всё нормально? Тогда начинаем…

Ваша светлость

Погуляю в саду. Деревья, кустарники и цветочные клумбы – может, там притихнет боль от одиночества и скуки. В гардеробной комнате, перебирая платья, почти сразу нашла то, что будет приятно и удобно. Указав на свой выбор, подхожу к платью, стоящему отдельно от всех и которое очень люблю – широкое, нежно-зелёное, с красивыми изумрудами и соболиной окантовкой. Его привёз из далёкой России царь Пётр. Я приняла близко к сердцу ухаживания русского царя, пусть немного грубоватого и непредсказуемого, но чистого и милого молодого человека. На зимнем балу была в этом платье такой красивой и блистательной! Пётр запаздывал, и без всяких плохих мыслей на первый танец пошла со своим весёлым другом, шведским королём Карлом. Появился Пётр и оттолкнул Карла. Какая дикость! Я очень хотела примирить их, но бесполезно. После всего этого я отказала им обоим и покинула бал. Осталось только это красивое платье.

В саду хорошо дышится, приятно походить по мягкой траве и подставить лицо тёплому осеннему солнцу. Через какое-то время опять стало одиноко и тоскливо.

Неожиданно тишину нарушил звонкий девичий смех. Слушая заразительное «ха-ха-ха», потихоньку иду туда, хочу посмотреть, что там. Слуга-плотник что-то мастерит за деревянным столом, а рядом с ним хохочут две служанки. Чувствую, что без всякой причины начинаю хохотать вместе с ними. Хочу остаться незаметной, но плотник увидел меня, и все поклонились мне. Быстрая встреча взглядами со слугой накрыла меня ощущением, что я хочу раздеться и подойти к плотнику. Что за чушь?! Беру себя в руки и ухожу во дворец.

Недели через две с белым и красным платками в руках выхожу на балкон. Увиденное на площади перед дворцом сильно удивило меня. Приговорённый к отсечению головы за всевозможные грехи мой плотник со связанными за спиной руками улыбался и развлекал своей бесшабашностью народ у помоста. Можно подумать, что сегодня не день его смерти, а день рождения и он очень весел, оттого что столько людей пришло его поздравить. И палач в маске, с топором тоже. Плотник абсолютно уверен, что ему сейчас не голову отрубят, а наденут корону и дадут много денег.

Меня он не видит, но я испытываю то же чувство, что и в саду и решительно поднимаю белый платок. Слышу одобрительные крики всей толпы.

Уже у себя приказываю явиться церковному судье и обвинителю. На обоих противно смотреть и потому, как много и торопливо говорят, им можно не верить. Какая чушь, плотник что-то сказал, и все прихожане засмеялись в церкви. Оставшись наедине со священником, пытаюсь ему объяснить, что для него самое важное – помочь каждому в поисках истины, а не раздувать надуманные обвинения. Судья льстит мне и во всём соглашается. Он не был таким, или я ошиблась в нём сразу.

Когда ночь опустилась на город, я вся под впечатлением увиденного днём, не могу отделаться от желания увидеть плотника ещё раз, хоть издалека. Говорю об этом своей верной придворной. Она всё сделала как нужно. Плотника отвели в мойку. Я наблюдаю за ним сквозь щель двери и не пойму сама себя, что хочу.

Плотник в хорошем настроении, моется живо, весело, распевая неприличную песню. С интересом смотрю на красивое мужское тело, наблюдаю за каждым его движением. Когда он двинулся в сторону, я повернулась тоже, и каблук со скрипом застрял между досками пола. Плотник быстро подскочил к двери, схватил меня, и на руки. О, почему я его не казнила! – поцеловал в полный рот, занёс в мойку и рукой залез под платье. Я не могу понять, в чём дело, но он делал всё, что я хотела от него сама. После всего, когда он отошёл попить, собрала платье, выскочила за дверь и позвала придворную.

Спалось как никогда хорошо, и с утра ощущаю на себе пережитое ночью, мужской поцелуй и ласки больших тёплых рук по всему телу. За завтраком пропускаю мимо ушей доклад секретаря, всё думаю о своём.

Поудобнее сажусь в карету, трогаемся с места. Все мысли о моём плотнике. Вдруг представила, что ему сейчас в комнате пыток ломают руки и выкалывают глаза. Резко отодвигаю штору и кричу кучеру:

– В тюремную башню! Быстро!

Как только остановились, выпрыгиваю, падаю, поднимаю край платья и бегом наверх. Хватаю тюремщика за рукав:

– Где вы пытаете узников? Веди меня, быстрее!

В воздухе запах палёного тела. За столом сидел привязанный плотник. Рядом с ним стоял тюремщик с раскалённым докрасна железным прутком. Что есть сил, грозно кричу:

– Отойди от него!

Увидев меня, все стоят согнувшись.

– Да отвяжите вы его! Лекаря быстро! Где главный у вас?

Вбегает противный тип:

– Ваша светлость! Ваша светлость!

– Уничтожить все пыточные комнаты и инструменты! Вам понятен мой приказ? Сегодня вечером приеду, проверю. Если найду то, что мне не понравится, догадайтесь, что я с вами сделаю. Этого быстро ко мне в карету!

Сидит напротив меня. Вижу, ему сильно неловко передо мной, оттого что от дикой боли трясутся его ноги и руки, и он не в силах остановить эту тряску. Сажусь рядом и сжимаю ему ноги, хочу ему помочь.

В своей комнате собираю всех лучших врачей.

Прошло дня три. Можно отправить его домой

– Ив, у тебя есть семья, жена, дети?

– Да, Ваша светлость! У меня есть жена и две дочери.

– Почему же ты так радовался на помосте, если у тебя остались дочки?

– У входа в церковь я хотел помочь подняться по ступенькам старой полной женщине, и это рассмешило всех прихожан, потому что я уже приучил их к своим шуткам. Теперь я очень сожалею об этом. Мой дед, Ваша светлость, долгое время жил в далёкой морозной стране. Там люди не боятся смерти и весёлостью привлекают удачу на свою сторону.

– Ив, возьми вот это.

И протягиваю ему кошель, набитый деньгами.

– Ваша светлость, Вы сделали для меня больше, чем возможно, отныне я ваш покорный слуга до конца моих дней. Разрешите, Ваша светлость, мне денег не брать.

– Можешь приводить дочек в сад. У нас есть где детям побегать.

– Вы очень добры, Ваша Светлость.

Подъехали к такому же, как у всех, домику. Ив выскочил из кареты, и ему навстречу маленькие девчушки и женщина. Радость встречи такая чувствительная: достаю платок и вытираю свои слёзы. Когда они вошли в дом, приказываю слугам остаться и иду к двери. В малюсенькой комнатушке все встают на колени передо мной. Приказываю подняться и принести воды. Дочки и женщина во все глаза смотрят на свою королеву. Жена у плотника красивая и миленькая. Если приодеть, то будет самой красивой дамой. Подзываю к себе девчушек, обнимаю их. Девочки щупают моё платье. Снимаю перчатку и подкидываю её вверх:

– Ловите!

Старшенькая поймала. Улыбаюсь ей и говорю:

– Теперь ты подкидывай, а мы будем ловить.

В саду стою рядом с Ивом, смотрю, как он работает резцом. Приятно пахнет свежими стружками. Ив трудится сосредоточенно, молча. Он давно уже не шутит и лишний раз не поднимет голову, не смотрит мне в глаза. Что ж, надо бы идти, только ноги не идут. Не могу уйти от него:

– Ив, дай мне резец. Покажи, как ты это делаешь.

Плотник подумал и подаёт мне маленький резец:

– Вот тут канавка, Ваша светлость. Самым кончиком наклоните его и проведите по линии на себя.

Придерживаю дощечку и начинаю резать. Резец сорвался и больно срезал кожу на левой руке. Бросаю нож, сейчас побежит кровь. Ив берёт мою руку и губами удерживает рану. Поднимает глаза и смело смотрит мне в глаза. Крепко прижимаюсь к нему.

Никуда ты от меня не денешься, Ив. Придётся тебе любить двух женщин.

Старик Хоттабыч

На улице тёмная летняя ночь. Город давно уже спит. Сижу на кухне над кружкой, вдыхаю аромат чая «Ахмад» и жду, когда немного остынет. Всё время думаю о тебе. Сегодня в смене меняли кардан на выходной клети. Кран сделал вира чуть больше, чем нужно. Я сверху поправлял кардан, и тросом пережало руку. Руку быстро выдернул, рука целая, хоть и было больно. Но меня сильно поразило то, что в тот самый момент в голове, как выстрел, ни Боже, ни мама, а ты. Я на очень глубоком подсознательном уровне, на инстинкте просил о помощи именно тебя. Ты действительно приносишь удачу, и это уже не первый случай.

Сейчас, конечно, спишь. Я вспоминаю твои глаза и ресницы. Вот бы хоть на секунду побывать в твоей комнате, хоть одним глазом посмотреть, как ты спишь. В раздумьях слегка потираю кружку с горячим чаем. Небольшой дымок над столом материализовался в моего знакомого – старика Хоттабыча. О, этому оптимисту я всегда рад. И с ходу:

– Паха, в чём дело? Давай туда.

Не ожидал его увидеть, но киваю головой. И вот мы в маленькой тёмной комнате. Здорово! Вижу кровать и тёмные очертания твоей головы. Не могу разглядеть твоё лицо и глаза. Жду, когда глаза привыкнут к темноте, и, кажется, вижу. Со своим приятелем общаемся мыслями, не открывая рот. Это возможно только с ним, то есть у меня светит в голове мысль – Хоттабыч её понимает. Отвечает тем, что подумал в ответ, и я уже знаю что.

– И это то, что ты хочешь? Ты меня удивляешь.

– Да, только это. Выручил меня! Спасибо!

– А, что хочет эта молодая особа?

– Не знаю. Простого счастья, конечно. Магия тут ни к чему.

Поворачиваюсь к приятелю и,

– На тебе майка питерского СКА? С каких пор это тебя побудило стать фанатом СКА? Ну ты даёшь! Что ты понимаешь в СКА и в хоккее?

– Завтра, нет уже сегодня со своим новым другом Димой, третьеклассником из города Североуральска будем во дворце «Юбилейном» будем болеть за наш СКА в игре финала против ЦСКА. За СКА играет величайший из величайший, умнейший из умнейших Илья Ковальчук. Так сказал Дима.

– Да, ты хоть знаешь, что ЦСКА ведёт в серии 3:0, и даже по игре шансов у СКА никаких!

– Ну, мы это, ещё посмотрим у кого какие шансы.

– А почему, ты «Трактору» не помог против «Динамо»?

Старик округлил глаза и поднял брови.

– Трактору?!?!?

Вижу, в голове у него всё выпадает в осадок и сейчас пойдёт дымок. Срочно спасаю бедолагу.

– В Челябинске при большом заводе-гиганте, который делал трактора, была хоккейная команда мастеров. Она и называлась «Трактор». Сейчас с заводом, не знаю что, а вот хоккейная команда осталась «Трактором». Понятно?

Вдруг кровать начала скрипеть, и заметно шевеление одеяла. На поверхности показались руки, и ты поворачиваешься. Ещё не хватало, чтобы проснулась и увидела перед собой два привидения.

– Бежим отсюда, нет, летим через форточку, нет, ко мне на кухню!

Из кружки на столе по всей кухне разошёлся аромат моего любимого чая. Стол завален всякими сладостями и фруктами. Говорю вслух:

– Здорово у тебя всё получается, и главное всё настоящее. Ты лучший волшебник!

Старик улыбается, ему нравится, когда его хвалят. Смотрю на всё и понимаю: мне нужно другое. Подхожу к приятелю, обнимаю его:

– Спасибо тебе. Я очень рад встрече с тобой, но пойми, мне нужно идти. Мы ещё увидимся, ладно?

По проспекту проезжает одиночная машина. Поднимаю руку, машина остановилась.

– До жэдэ вокзала подбросите?

– Нет, я в другую сторону, на ЧМЗ. Ну ладно, садись.

Сириус-Венера

%95№пр:?№!!???95при*59привет**Привет! Наверно, сильно удивишься, но это звонок из космоса. Это я. Ты просила меня, значит, подальше, ну я и решил, что космос – честное подальше. Мы сейчас на маршрутном звездолёте Сириус-Венера пролетаем Землю и вошли в зону связи. Ты представляешь, на всех планетах есть жизнь и все жители достаточно веселы и приветливы. Их оптимизм такой заразительный, что я легко и с удовольствием спел им песни: «Подмосковные вечера», «Посвящение России», «Школьный вальс» и «Как упоительны в России вечера», и все они стали настоящими хитами, а это так приятно. Даже сейчас на всю Вселенную слышно:

 
Ты частушками расскажешь,
Ты берёзками покажешь
Красоту свою, что вечно бережешь
 

Где-то через пару месяцев в центре Андромеды состоится грандиозный фестиваль всевозможных чудес. Там будет очень интересно. Если хочешь, полетим. Я хочу выставить флешку с твои… с тво… с моими творческими изысканиями, да (а что, у меня есть такая флешка?).

Вижу город, вижу крышу твоего дома. Очень жаль…

Что тебе ещё сказать? Сейчас мы летим к Юпитеру. Там живёт водила-таджик, он пригласил нас к себе, говорит, жена наготовила много вкусного.

Что ещё? А вот, на всех планетах, где я побывал очень чисто и всё аккуратно, и ещё они все очень много внимания уделяют детям и обучению детей.

Во всей Вселенной знают, что Земля – самая красивая планета в мире планет, и все сострадают мне в том, что люди, живущие на этой красивой планете, не берегут её и в том, что мы там не можем понять главного в жизни. Я на всякий случай сделал на тебя охранный код, так что с тобой ничего не случится.

Земля начинает уменьшаться, я опять не успеваю сказать главное. Очень и очень жаль, что я далеко и надолго. Может быть, когда-нибудь я вернусь, и тебе будет много, много лет, но для меня это не будет иметь никакого значения – лишь бы это была ты!

Говорят, на Марсе есть таксофон компании Теле2. Я буду там, и если ты не возражаешь, **я позво*95+***.

Колобок

Изготовление хлебобулочных изделий подразумевает использование вместе с мукой самых разных ингредиентов, которые придают булке свой вкус и аромат. Ученица пекаря добросовестно соскребла все остатки теста и, осмотрев все кругом, пришла к выводу: свободных форм нет. И спросить, что делать с этим комком теста, не у кого: все ушли в душевую. Перебирая варианты, куда это положить, девчушка усмехнулась, достала из шкафчика какой-то пакетик, из холодильника масло и взялась мять тесто с маслом и с присыпкой. Получился очень даже симпатичный шар. Девчушка оглянулась, никто не видит, и положила кругляк в печь рядом с формами. Она вдохнула полной грудью, улыбнулась, пожелала шару удачи и тоже пошла в душевую.

Рано утром работница в годах быстро достаёт несколько форм сразу и перекладывает их на стол. Поворачивается за следующей партией и не заметила, как правой рукой толкнула кругляк, который, ударившись о соседнюю форму, выпал из печи и, отскочив от пола, оказался на поддоне с булками. В коридоре сгорела лампочка, и поэтому все поддоны выносили в потёмках. Машина с хлебом долго ехала по асфальту, затем её начало трясти на просёлочной дороге, а дальше на каменистой. Судя по тому, как в воздухе запахло хвойным лесом и озером, хлеб привезли на базу отдыха. Дверцы открылись, и шофёр, схватив нижний поддон, побежал на встречу с симпатичной поварёшкой. Хлебный шар, от тряски оказался у самых дверей и, упав на траву, покатился под горку, огибая деревья и скамейки.

В это время некий субъект, то был слесарь с ЧМК, расположился на поляне, достал огурчики, помидор, красивую бутылку с огненной водой. В самую торжественную минуту к нему подкатывается колобок. Мужчина сильно удивился, оглянулся вокруг, может, кто потерял, – никого. Ну что ж, тогда:

– Отличный закусон!

Мужик потянул руки к кругляку, чтобы вдохнуть великолепный хлебный аромат, но тут услышал:

– Ю сей йес, ай сей ноу, оу, оу.

Мужчина заулыбался и, послушав, сказал:

– Так ты, стало быть, колобок? Из старой русской народной сказки? Не гони иностранщину, приятель, давай-ка лучше наше, родное.

Как мужик сам-то не поймёт, что сейчас всё импортное и дрожжи тоже иностранные. Мужчина второй раз потянул руку к колобку, но тот качнулся, повернулся, подпрыгнул и покатился вниз по лужайке. Конечно, ему бы сейчас к зайцу, к волку, к медведю. О лисе лучше не думать. Но только где их найти?

На лужайке лежала, дремала, наслаждалась солнцем, воздухом, тишиной молодая женщина. Колобок, конечно, чисто случайно покатился к ней и завертелся у её ног. Женщина громко ойкнула и поднялась. Она сильно удивилась, увидев хлебный шар и идущего к ней мужчину.

– Привет! Здрасьте! Извините. Мы, значит, с колобком тут. Ещё раз извините. А ну, колобок, марш на место!

Колобок смешно покачивается:

– Лав лав ми ду, ю ноу ай лав ю.

Женщина засмеялась и протянула руку, чтобы потрогать колобок, но тот прокрутился вокруг оси, подпрыгнул, ещё раз и ещё выше, полетел по наклонной, ударившись о сосну, отскочил к другой. Птички, белки пустились наперегонки с хлебным шаром. Две синички, казалось, вот-вот ущипнут мякиш, но колобок резко изменил направление, и птички стукнулись головами, разлетелись и снова быстро вдогонку. Колобок весело прыгал, отскакивал и летел всё дальше и дальше…

А те двое не побежали за колобком. Они остались на лужайке. Вдвоём. ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНА!

Сюзанна

Хорошо спится в машине, в движении приходит лёгкость и покой. По радио заиграли «Always». Достаю до прокрутки, делаю чуть громче. Сладко потя-я-ягиваюсь в кресле, приготовился слушать. Как хорошо! Но вот по инерции потянуло чуть вперёд и ещё сильнее влево. Почувствовав мой взгляд, приятель заговорил:

– Мы ненадолго.

Начинаем спускаться вниз. Без всякого желания поднимаюсь.

Ничего себе! Город в тазике. Страна лилипутов. А посередине гора.

– Я тут заеду кое-куда, погуляешь с часик, ладно? Там, за «Ласточкой», есть кафешка. В общем, созвонимся.

Машина начинает останавливаться.

– And I know when I die, you’ll be on my mind. And I’ll love you – Always.

– Я знаю, когда я буду умирать, я буду думать о тебе. И буду любить тебя – всегда.

Звучат последние аккорды. С ощущением грандиозного открытия открываю дверь и опускаю ногу на асфальт неизвестной планеты. Какая тишина! Какой необыкновенно чистый свежий горный воздух! Как это дорого жителю мегаполиса! Сами горы, здорово!

 
Ах, оставьте не нужные споры.
Я себе уже всё доказал.
Лучше гор могут быть только горы,
На которых ещё не бывал.
 

Восхищённый всем, хожу по чистым улицам небольших домов. Красиво! Удивительно: горы и дома на склонах гор. Как люди там живут? А как спят? Наверное, привязывают себя к кровати, чтоб не скатиться. Вот и кафешка. Вкусно пахнет беляшами. Беру разнос и к раздаче. Выходит молоденькая и такая красивая девчушка! Что со мной сегодня? Я не перестаю удивляться. Не сон ли это? Такие большие жизнерадостные глаза, кругленькие мягкие сочные губки, милая улыбка, и пуговица на рубашке не застёгнута.

– Привет, у Вас ещё осталось то, что так вкусно пахнет?

– Да, конечно. Вон их сколько, свеженькие.

– Вы их сами готовите?

– Да, с мамой.

– Я Павел из Челябинска. А тебя как зовут?

Девчушка сделала глазки, улыбнулась, но не смутилась.

– Саша.

– Сашенька, мне, пожалуйста, два, нет, три беляша с чаем. Я первый раз в вашем городе, пойдём посидим, поболтаем.

– Сейчас, только приберусь немного.

Саша, Сашенька, Александра, Сандра, Сандра Баллок. Сидя за столиком у окна, проглатываю один беляш, второй. Ммм, как вкусно! Тут в кафе входит ватага парней, и моя Саша, когда парни расселись за дальним столиком, подошла и села на колени одного из них, обняла его, и они даже поцеловались. Встаю. Так, держи себя в руках!

– Можно ещё один беляш?

Саша улыбается.

– Сейчас принесу.

С трудом доедаю последний и выхожу на улицу. Еле сдерживаю горечь поражения. Почему мне так не везёт? Брожу по городу и пытаюсь перестроиться на то, что недавно восхищало. Ого, Брянский мост! Почему Брянский? На том берегу город Брянск? Может, когда мост построили, в войну освободили город Брянск? Мост из больших, солидных, толстых досок и брёвен, и он раза в четыре больше реки. Представляю, когда весной река разливается, на мосту наверно, страшно стоять. Иду по доскам моста.

Этот, может быть, муж Саши, да и парни, в общем-то, приятные. Хорошо, что сдержал себя. Пару лет назад вот так же подошёл к толпе бритоголовых и забрал у них девчонку. До этого познакомился с Наташей и у нас завязались тёплые отношения. А тут среди бичей она меня в упор не видит. Я знал на что шёл, ладно, хоть нос поправили. Наташа была со мной, но всё-таки ушла. Она думала, что я всегда такой смелый и отчаянный, но то был разовый случай. К тому же у меня иногда пропадал слух, и в простых, безобидных ситуациях я был просто беспомощен.

Возвращаюсь обратно к дворцу. Времени ещё много. На гору что ли подняться? Обхожу дома и по еле заметной тропинке среди деревянных домиков с трудом поднимаюсь на самый верх. Отличный вид. Было бы колесо обозрения – сиди себе, любуйся красотой горного горизонта и видом города сверху. Можно не сомневаться, что по утрам жители городка здороваются с каждым встречным. В Челябинске на Северо-Западе тоже есть микрорайон, где почти все знакомы. Я узнал об этом от приятеля, с которым работаю на заводе. После 7-ми вечера, когда у учеников заканчиваются занятия в школе, открываются всевозможные кружки, секции, студии для жителей микрорайона вокруг школы. Если бы я там жил, то, наверное, занимался бы в клубе любителей бега. Обожаю бег в мороз на длинные дистанции. После такой пробежки душ и горячий чай, и – так жить хочется! Можно, конечно, было бы в бокс походить. Не пошёл: ещё начнут долбить вместо груши. Лучше, конечно, бы в хор. Можно что-нибудь посмотреть в актовом зале или посидеть в кафе при школе, попить чайку, послушать интересных людей и насладиться мелодичными переборами гармошки старенького казака, кавалера трёх орденов Славы. Кафешка, явно не школьная столовая. Днём в ней вкусные обеды в разных вариантах. Можно заказать себе исключительное блюдо. Можно покушать здесь, хочешь – забери с собой. Скучно дома – приходи, общайся, и накормят вкусно. Есть простенькие обеды для тех, у кого временные или постоянные проблемы с деньгами на продукты. Вечером сдвигаются столы, и начинается дружеское чаепитие. Видел там главного организатора всей этой заварушки, директора школы. Женщина пожилая, седоволосая, но с горящими глазами – такая тётка продвинутая!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное