Арто Паасилинна.

Сын Бога Грома



скачать книгу бесплатно

© Arto Paasilinna and WSOY

Original title “Ukkosenjumalan poika”

First published by WSOY in 1984, Helsinki, Finland


Книга издана при поддержке Информационного центра финской литературы (FILI)


© Издательство Ольги Морозовой, 2013

© Т. Мельник, перевод, 2013

© А. Бондаренко, оформление, 2013

* * *

Предисловие

Небо в Финляндии похоже на яркую синюю обложку книги, украшенную тысячью звезд. Небесный свод поддерживает огромный столб, верх которого венчает яркая Полярная звезда. На небесах живут финские боги, туда же после смерти попадают праведные финны. Главный властелин небес – Верховный Бог по имени Укко, которого также называют Богом грома.

Финские небеса – самые старые, небеса других стран и народов созданы гораздо позже. А еще раньше, чем возникли финские небеса, на свет появились финские боги. Они появились самыми первыми, другие боги пришли в этот мир спустя много тысячелетий. Вначале пришел Бог грома. Когда мир был возраста грудного ребенка, Бог грома был почти таким же старым, как сейчас. Бог грома не только самый старый, он еще самый строгий и самый сильный. Он лучший из всех богов.

Иногда летом Бог грома приказывает украсить небесный свод радугой, а когда приходит снежная зима, велит включить Северное сияние. Он умеет вызывать бурю, поднимать воды в реках так, чтобы они затапливали деревни и села, взрывать кратеры вулканов и выпускать оттуда горящую лаву, устраивать затмения луны и солнца. Он сообщает свою волю, швыряя на землю молнии и сталкивая с грохотом облака. И тогда люди трепещут за свою жизнь.

Грешники, умирая, попадают напрямую в Хорну – финскую Преисподнюю. А там Лемпо и Турья вываривают из них всю дурную кровь. Если грешник выдерживает эту муку, его сажают на плот и пускают по огненным водам реки через бурлящие пороги Подземного царства в загробный мир Туонелы, или Маналы. А если кто не удержится и соскользнет с плота, тому уже не спастись. Псы Туонелы вытаскивают тело из воды и тут же на берегу сжирают его. На память о бедолаге остаются лишь обглоданные белые кости.

Раньше, когда другие народы еще не родились и на земле жили только финны, Бог грома царствовал как на земле, так и в Подземном мире. Он управлял всем живым и мертвым царством, как на белом свете, так и в Подземном мире, был единственным хозяином всех земель и вод. И было хорошо.

Но времена меняются и влекут за собой изменения как на земле, так и на небесах. Сегодня в мире существуют тысячи народов и племен, сотни религий и миллионы богов. И финский народ, и финские небеса, и финские боги теперь лишь незначительная часть бесконечного разнообразия мира.

И хуже всего то, что финны забыли своих богов, перестали поклоняться им и приносить им жертвы. Они обратились к христианской религии и забросили свои святыни. Многие из них уже и не знают, что у них есть свои боги и свои небеса. Истинных приверженцев старой религии осталось не более пяти сотен, да и те боятся публично служить своим богам, ведь за это могут сурово наказать.

И если вдруг заметят, что кто-то поклоняется Богу грома, его могут привлечь к ответственности за инакомыслие и святотатство. Такого человека могут запросто выгнать с работы и даже поместить в сумасшедший дом, а его жену и детей подвергнуть общественному порицанию и насмешкам.

Сорокалетний фермер и торговец антиквариатом Сампса Ронкайнен был староверцем. Он владел большим пришедшим в запустение хозяйством в уезде Сунтио в губернии Ууденмаа и держал антикварный магазин в Хельсинки на улице Исорообертинкату, или улице Большого Роберта.

Со стародавних времен род Ронкайнена поклонялся истинным финским богам, верно служил им и регулярно преподносил им дары. Хотя в детстве ему и сделали необходимые прививки, от посещения конфирмационной школы родители его все-таки избавили. Он не состоял в числе прихожан евангелистско-лютеранского прихода и не ходил на богослужения. При необходимости Сампса обращался с мольбой о помощи к Богу грома, так же как это делали его отец и прадед. Сампса предпочитал держать свою религию в тайне. Никто не знал о его богах, поэтому его не преследовали, он мог спокойно жить в Финляндии и заниматься собственными делами.

Сампса Ронкайнен был верующим человеком и поэтому очень боялся грома.

Известно, что кроме Бога грома на небесах правит его жена по имени Рауни. Она считается хозяйкой земли. С древних времен Рауни помогает людям сражаться с живущими в горах длиннохвостыми лешими. Мало того что лешие никогда не чистят зубы, у них масса других вредных привычек. Если бы Рауни не давала людям сил для борьбы, лешие быстро завоевали бы небо и землю.

Отношения у Бога грома и его жены не всегда ровные и безмятежные. Рауни частенько взрывается и шумит на мужа, и тогда на земле бушует буря с дождем и люди прячутся по домам со словами: “Опять гроза на дворе!”

Кроме Бога грома и его с жены на небесах живут другие боги. Главный среди них Илмаринен – Бог мира и солнца. Люди благодарят его за теплую погоду и погожие дни. Илмаринен ненавидит войны и мечтает, чтобы везде царил мир. Он стремится, чтобы дух Хельсинкского соглашения правил в мире как можно дольше. Именно его назначили ответственным за реку Туонелы в 1956 году, когда умер президент Юхо Кусти Паасикиви. Илмаринен организовал дела так, что Паасикиви не пришлось спускаться в Хорну, он попал прямиком на небеса, на которых в его честь зажгли Северное сияние. И Паасикиви, который при жизни и двух слов не мог сказать, чтобы не выругаться, заявил, что здесь “дьявольски красиво!”.

Президент тут же поинтересовался, нельзя ли ему увидеться с советским генерал-полковником Ждановым, который после войны был председателем комиссии наблюдателей от союзных государств в Хельсинки. Паасикиви пояснил, что Жданов умер в 1948 году, и добавил, что ему очень хотелось бы поболтать с ним и выяснить, как у него дела.

Илмаринен обещал узнать. Однако вскоре выяснилось, что со встречей ничего не выйдет. Оказалось, что Жданов обитает в так называемом Русском аду, где царит температура минус семьдесят градусов и который располагается еще ниже Хорны – финской Преисподней.

– Все равно не понимаю, почему старый черт не может принять меня, – недовольно ворчал Паасикиви.

Он успокоился лишь тогда, когда ему рассказали, что на самом деле Жданов терпеть не мог Паасикиви да и всех остальных финнов. К тому же сейчас он превратился в ледяную глыбу и общаться с ним решительно невозможно.

Когда пришло время Кекконена, Илмаринен также организовал ему почетную встречу у реки Туонелы. Без него тот тоже прямиком угодил бы в страшные воды Хорны, что, по мнению Илмаринена, никак не подходило для такого человека, как президент Урхо Калева Кекконен.

Земледелие и скотоводство в Финляндии оберегает Бог Сампса Пеллервойнен. А еще он отвечает за своевременный приход весны. Это непростая задача, ведь в Финляндии зимой частенько наметает огромные сугробы, реки промерзают на много метров в глубину. Уж не говоря про насквозь промерзшие болота и бескрайние заснеженные поля и леса! Так что организовать приход тепла совсем непросто. Сампса подходит к решению этой задачи так: поднимается наверх и, подпирая плечами небесный свод, разворачивает его, и солнце оказывается на зимней стороне. Тогда зима постепенно отступает, снега тают и земля покрывается нежной зеленой травой. Последнее время Сампса с большим беспокойством наблюдает за новыми тенденциями финской сельскохозяйственной политики. И никак не может понять, почему перепроизводство продуктов питания, по мнению финнов, является плохим делом. Он считает, что чем больше земля родит хлеба и мяса, тем лучше для всех. И, если финны не в состоянии съесть все, что производят, излишки следует отправить в страны, где народ страдает от голода.

Много значительных богов обитает на финских небесах.

Вот, например, Бог пива Пелто-Пекка, Верховный Покровитель пьянства, веселья и беспорядка. Он вообще не признает споры о том, какое пиво лучше – карельское, лапландское или какое другое – главное, пить с удовольствием, в хорошей компании и вести себя достойно, не теряя человеческого лица. Пелто-Пекка обожает смех, игры, соревнования, и ему совсем не нравится, что сейчас в финских кабаках запретили петь застольные песни. Он искренне не может понять, почему пиво средней крепости вызывает такие горячие общественные диспуты. Бог считает этот напиток настолько вкусным и полезным, что рекомендовал бы его даже женщинам и детям. По его мнению, это пиво хорошо бы продавать по символической цене даже в детских садах и женских консультациях. А уж матерям-одиночкам вообще следует организовать бесплатную доставку пива на дом.

Следующий по значимости финский бог – это Ягряс, Бог урожая. У него большие, как у двурогого барана, яйца, крепкая плоть и ласковый манящий голос. Он отвечает за плодородие в любом виде. Ягряс не приемлет противозачаточных таблеток и считает аборты смертным грехом. Он обожает мормонов, которые рожают сколько Бог пошлет… Ягряс обожает мормонов, несмотря на то что те поклоняются христианскому Богу, который запрещает им даже смотреть телевизор. Ягряс радуется любым проявлениям сексуальности. Главное, чтобы рождались детишки, а в законном браке или нет, это, по его мнению, дело десятое.

А меньших по значимости богов в Финляндии не счесть. Ронкотеус – покровитель ржи, а за урожай ячменя отвечает Виранканнос. В царстве Хорны хозяйничают Лемпо и Турья, они варят в огромных чанах кровь, а прислуживает им стая мышей. Под землей живут гномы. Они размером с большой палец и покрыты шерстью с ног до головы, зато по характеру очень добрые, надежные и трудолюбивые. На кладбищах и в моргах обитают сосновики. Несмотря на то что сосновикам приходится иметь дело с мертвыми и слушать стенания и плач безутешных родственников, нрав у них веселый и беззаботный. В жилищах обитает бессчетное количество разного рода домовых. В настоящее время многие из них переселились в многоэтажные городские дома, там они заведуют целыми подъездами, опекая сразу несколько соседствующих семей.

Еще один важный для финнов Бог – Покровитель банковского мира Паара. В стародавние времена Паара с помощью подружек-ведьм воровал молоко. Он присасывался к чужим коровам и пил молоко прямо из вымени. Ворованное молоко в его животе превращалось в масло, которое Паара возвращал владельцам коров. Сегодня Паара развлекается тем, что играет на бирже, спекулирует ценными бумагами и следит, чтобы люди исправно возвращали кредиты и чтобы денежки с прибылью текли на банковский счет владельца. Частенько, надо заметить, владелец держит счет в глубокой тайне. Раньше считалось, что деньги – грязное дело, а теперь говорят, что они не пахнут. Когда два крупнейших банка Финляндии – Национальный акционерный банк и Объединенный банк Финляндии – провели эмиссию и выпустили акций на миллион, Паара чуть с ума не сошел от переполнявших его чувств. От счастья он несколько месяцев носился над страной, испуская восторженные крики. Покровитель банковского мира набил брюхо новенькими акциями, которые сыпались у него изо рта на радость бедному люду.

Часто слышен голос Пограничного стража. Он вопил от счастья, когда в 1940 году в Москве был подписан мир, и рыдал от горя, когда вскоре в начале Зимней войны-продолжения финские войска перешли государственную границу. Его голос слышался по всему белому свету, когда была прорвана линия защиты Карельского перешейка и финны сдали Выборг. Он плакал, когда разрезали пополам Берлин, начались беспорядки в Ливане, войны в Южной Америке и Афганистане. Во время войны во Вьетнаме он так кричал, что у него воспалились голосовые связки и он почти потерял голос, поскольку просто визжал от ужаса, когда новости про очередные бомбежки американцев достигали финских небес.

А уж разные привидения, духи, лешие хозяйничают повсюду – в небе, на земле и в ее недрах. Часто в воздухе раздается крик Ихтириекко – покровителя убитых в утробе матери внебрачных детей. И кричит он еще громче, чем Пограничный страж. Лиекко и Аарни заведуют Северным сиянием и зарницами, а когда прибывают эльфы, они зажигают в их честь целые моря блуждающих огоньков.

Особое положение на финских небесах у Богини Айяттары. Она всегда чем-то занята и куда-то спешит. Айяттара необычайно хороша собой. Она одета в затканную звездами полупрозрачную накидку. Среди богов-мужчин считается весьма неприличным ухаживать за ней, пытаясь завлечь к себе в постель. Но Бог Ягряс не обращает на эти традиции ни малейшего внимания и частенько развлекает Айяттару своими байками. И тогда по небесам разносится звонкий, как колокольчик, веселый смех Богини в звездных одеждах.

Из наиболее значимых финских богов обязательно следует упомянуть Покровителя леса Бога Тапио. Он охраняет леса и всех живущих в них зверей. Это очень добрый бог, и вся семья у него очень добрая и милая – жена Нюкютяр, дочка Мююрикки и сын Нююрикки. Но самая добрая среди них мать Тапио – Богиня Миелуутар, покровительница белок и сосен.

Давным-давно, когда в мире было больше белок, чем финнов, и в Финляндии росли лишь березы да елки, возжелал Бог грома любви Миелуутар. Однако та не согласилась лечь с ним в постель без подарка.

Тогда спросил у нее Бог грома:

– Чего же ты хочешь?

Миелуутар была скромной богиней и ничего не захотела для себя.

Она решила попросить за белок, которых очень любила, и прочитала Богу грома короткое стихотворение:

 
Не живет белка на березе,
Прыгает по веткам сосен…
 

И вскоре у Миелуутар родился сын Тапио, а в Финляндии выросли сосны, по которым весело запрыгали стаи рыжих белок. И даже сегодня белки с огромным удовольствием устраивают свои жилища именно в дуплах сосен, которые, в свою очередь, являются самой дорогой древесиной как на внутреннем, так и на внешнем рынке.

Шустрые и любопытные лесные гномы долго удивлялись новым чудным деревьям, что быстро произросли на местах просек. Они без устали обсуждали эту тему годами. В конце концов их самих прозвали сосновиками. Сегодня мало кто знает, откуда возникло такое название маленьких существ, живущих рядом с мертвецами. Даже в серьезных научных исследованиях невозможно найти этимологию слова “сосновик”.

Хиттавайнен, главный помощник Тапио, раньше занимался тем, что поставлял зайцев к столу Тапио. Сейчас Хиттавайнен отвечает за сроки открытия охотничьего сезона и выдачу разрешений на отстрел лосей.

Бога воды зовут Ахти, помогает ему русалка по имени Велламо. Когда Ахти с Велламо устраивают игры и соревнования, вода в озерах и морях волнуется и иногда даже выходит из берегов. Но по большей части Ахти ведет спокойный и размеренный образ жизни. Тапио, Хиттавайнен и Ахти с большой озабоченностью наблюдают за тем, какими темпами в последнее время происходит загрязнение окружающей среды в Финляндии да и во всем мире. Они не раз жаловались на это Богу грома, На жалобы тот отвечал, что, к сожалению, никак не может повлиять на дурные привычки людей. Конечно, он может разозлиться и ударом молнии разнести в клочья всю землю, но в таком случае будет уничтожен род человеческий, чего ему пока совершенно не хотелось бы.

Сын Бога грома – Рутья – самый молодой и красивый из всех богов. Он прекрасно воспитан, отличается необыкновенной отвагой, но совершенно неопытен в практических делах. Однажды Турья, решив сделать перерыв и отдохнуть от варки крови грешников, позвал своего кузена Рутью к себе в гости в Туонелу. Братья решили развлечься и покататься по крутым порогам речки Царства мертвых. Они от души веселились и радостно хлопали друг друга по плечам, скатываясь с крутых перекатов и попадая в страшные водовороты. Вот каковы забавы молодых диких богов! На небесах Рутья часто беседует с Айяттарой, пытаясь склонить ее к любовным утехам, но та в ответ лишь смеется и убегает прочь. У Рутьи нет особых поручений или работы, он иногда спрашивает у других, чем может помочь. У него энергичный, но беспокойный нрав.

Вся эта божественная организация бесперебойно работала много тысячелетий, однако в последние пятьсот лет стала давать сбои. Последнее время финские боги с беспокойством замечают, что на их земле хозяйничают чужие боги, активно насаждая свою религию и ценности. Много раз за последние сотни лет боги собирались и обсуждали ситуацию, но к окончательному мнению не пришли.

Нет, Бог грома и Илмаринен не испытывают ни малейшей неприязни к Иисусу и прочим… Наоборот, они искренне считают, что каждый вправе верить во что хочет. Но ведь с позиции христианского Бога, в общем-то, совсем некорректно утверждать, что Бог грома вовсе не бог, и уж тем более третировать его последователей.

Давным-давно, еще во времена крестовых походов, когда христианскую религию силком тащили в Финляндию, Бог грома со смехом смотрел на всю эту суету. Но, когда через пару веков новая религия укрепилась и пустила корни, ему было уже не до веселья. С тех пор и до сегодняшнего дня он больше не смеется.

Илмаринен, Тапио и Ягряс, как и остальные финские боги, уверены, что им не стоит сдаваться под напором новой религии и атеизма. Они считают, что негоже финнам забывать своих настоящих богов. Надо собраться всем миром и показать чужакам, кто в доме хозяин.

Известно, что финны – народ упрямый. Несмотря на это, Илмаринен отправился к Богу грома с просьбой собрать остальных богов, чтобы решить, что делать и как жить дальше.

Бог грома произнес:

– Финны не поклоняются мне уже пятьсот лет. Иногда мне кажется, что хорошо бы устроить какое-нибудь страшное землетрясение и уничтожить этот народ… Но раз уж вы пришли ко мне и просите о последнем, решающем собрании, значит, так тому и быть. Прошу вас заняться приготовлениями.

Сампса Пеллервойнен предложил провести собрание 27 июня. Во-первых, потому, что у него в этот день День рождения, а во-вторых, поскольку в это время рожь на полях как раз начинает колоситься, обещая хороший урожай. Ну и якобы можно ожидать, что и собрание, проведенное в это время, будет успешным и принесет хорошие плоды.

Бог грома одобрил дату и велел богам, божествам, гномам, водяным и сосновикам явиться на собрание.

Для придания своим словам весомости, он поднял сильную бурю, а ночью учинил страшную грозу. Молнии сверкали так, что было светло, как днем, а одна из них ударила в купол церкви Виеремя и спалила ее дотла. Страховые выплаты и вполовину не покрыли нанесенного ущерба.

Глава 1

Фермер и по совместительству торговец антиквариатом Сампса Ронкайнен шел по березовой аллее к почтовому ящику, располагавшемуся на главной дороге примерно в ста метрах от крыльца его дома. Только прошел Иванов день, так что отправленные до праздника письма должны уже прийти.

Усадьба “Ронкайла” находилась в деревне Пентеле уезда Сунтио. Это было старое родовое поместье. Во дворе стояло обветшалое главное здание, за ним – построенный позже жилой дом. Эти здания вкупе с древним каменным коровником образовывали закрытый двор, на задах которого когда-то был разбит ныне совершенно одичавший и заросший сад.

С веранды нового дома за передвижениями Сампсы наблюдали две женщины. Одна из них, сестра Сампсы, зубной врач Анелма Ронкайнен-Куллберг, стояла, завернувшись в махровый халат. Ей было около пятидесяти лет. Вторая, тощая и невзрачная дама лет тридцати, была неофициальной женой Сампсы. Настолько неофициальной, насколько это вообще возможно представить.

В свое время сестра Сампсы получила образование за счет доходов от усадьбы. К тому же в качестве приданого она получила треть самой усадьбы, которую, впрочем, быстро потеряла, выйдя замуж за местного повесу Фреда Куллберга. Он происходил из давно обедневшего старинного рода финско-шведского дворянского сословия. Куллберг относился к разряду кутил и выпивох и быстро спустил деньги, полученные в приданое за женой. Потом он довольно быстро скончался от какой-то связанной с алкоголизмом болезни, оставив жену без малейших средств к существованию. Придя в себя от растерянности, вызванной смертью мужа и потерей собственности, Анелма переехала в “Ронкайла” и уже долгое время жила здесь, ничем особо не занимаясь.

До войны “Ронкайла” относилось к числу одних из самых богатых поместий в Финляндии: восемьсот гектаров земли, из них более ста под посев зерновых. Шестьдесят голов дойных коров, собственная молотилка и куча другой полезной в хозяйстве техники. Старый хозяин усадьбы Тавасти Ронкайнен установил здесь первый в округе электрогенератор, заставив работать воду в ручье. В основном электричество шло на нужды усадьбы, но и деревне перепадало. Потом ручей зарос, усадьба постепенно пришла в запустение и вскоре стала лишь тенью того, чем была когда-то. Многое разворовали, третью часть всего прокутил Куллберг.

Женщины неторопливо пили чай на веранде. Им нечем было заняться, да им и не очень-то хотелось что-либо делать. Дни напролет они болтали, “беседовали” и “обменивались мнениями”. А такими хлопотами, как известно, сад не расцветет и дом чистотой не засияет. Каждую осень сад дарил тысячи яблок, которые никому и в голову не приходило собирать. Яблоки падали на землю, устилая ее своими красными боками, и пропадали, загнивая в нескошенной пожелтелой траве. Яркие кисти смородины никли и осыпались, не дождавшись, пока их сорвет и уложит в корзину хозяйская рука. К Иванову дню трава вырастала так плотно, что сквозь нее не могли пробиться даже жесткие стебли ревеня, многолетние люпины тщетно сражались за жизнь с огромной крапивой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5