Артём Воробьёв.

Зов. Цикл «Невоскресший». Книга первая



скачать книгу бесплатно

4

Коган следовал за Кеннетом по коридору снабжения. Вокруг сновали курьеры, курсанты и офицеры. Мимо пробежал молодой парень и окликнул обоих:

– Привет, Гай! Привет, пап, – парень свернул в один из коридоров и скрылся в толпе.

– Это твой сын был, узнал? – как бы между прочим бросил Гай.

– Очень смешно, – пробубнил Макс. – Конечно, узнал. Куда он так спешит?

– На совещание, скорее всего, – спокойно ответил Гай.

– А как же занятия? Он же кадет.

Гай обернулся и усмехнулся:

– У него две недели назад был выпускной экзамен. Погоди, ты что, не знал?

– Знал! Знал! – начал выкручиваться Коган.

– Я охреневаю с тебя, Макс! – рассмеялся Гай и покачал головой. – Ну да ладно, сейчас не об этом, – оба подошли к двери, которую охраняли два солдата, и показали пропуска. Те изучили документы, отдали честь и пропустили их. – Через двадцать минут с поверхности отходит таран-колонна. Я договорился, что нас добросят до Колыбели, а там возьмем багги и рванем к внешним рубежам.

– Звучит неплохо, – вставил Макс. – А что с завтрашней вылазкой, успеем?

– Я все продумал, – Гай подошел к лифту и нажал кнопку вызова. – На обратном пути заскочим в Иерусалим и передадим все разведданные. Они у меня с собой. А командованию скажем как всегда… – подъехал лифт, и оба зашли внутрь. Двери захлопнулись, и кабинка не спеша поползла вверх. – …мол, так и так, была срочная информация, не было времени получать новый разнаряд. Всё как всегда.

– Только в прошлый раз нас заставили рапорт писать на десяти листах, а так ничего, – нарочито спокойно произнес Макс.

– Забей ты на это, – махнул рукой Гай.

Лифт поднялся, и оба вышли в огромный ангар. Кругом стояла военная техника, грузовые лифты работали без остановки, спуская и поднимая технику, припасы, оружие и разнообразное оборудование. Они шли по зелёному коридору, предъявляя пропуска и проходя личные досмотры и процедуры идентификации, до одной из восьми гигантских грузовых платформ, на которых могли поместиться четыре танка и еще несколько багги.

– Здорово, сержант! – приветливо бросил Кеннет и помахал одному из солдат, следящих за погрузкой. Тот помахал в ответ. – Найдешь для нас местечко?

– Извините, майор. Этот уже битком, сейчас отправляем. Только если сверху ляжете, – с улыбкой сказал он, но тут же добавил: – Но так не положено.

– Прости, сержант, – сухо бросил Коган и стал забираться на коробки и мешки. – У нас через пятнадцать минут колонна уходит, нам ждать нельзя.

– Извини, друг, – Гай похлопал сержанта по плечу. – Майор Коган не любит ждать.

Услышав эту фамилию, сержант вытянулся по стойке смирно и запоздало отдал честь. Макс даже не обратил на него внимания. Он просто плюхнулся на мягкие мешки в центре платформы и закрыл глаза.

– Извините, сэр, не узнал вас, – стал оправдываться сержант.

– Ничего, – ответил вместо Когана Гай. – Он не злопамятный, наоборот! Ты теперь у него будешь на особом счету.

И потом: где ты еще сможешь похвастаться тем, что помог самому, – он вскинул палец вверх, – майору Когану?

– Конечно, сэр, рад помочь! – прокричал сержант в ответ, как будто пытаясь докричаться до Макса; в ответ тот лишь вскинул вверх руку с оттопыренным большим пальцем. Сержант чуть не просиял от счастья.

– Ну ладно, бывай, – Гай залез на платформу и сел рядом с Коганом. – Через два дня увидимся!

Сержант дал команду, и платформа медленно поехала вверх. Груз на платформе был не тяжелым, поэтому она поднималась быстро и легко, иногда позвякивая механизмами и щелкая замками.

– Хорошо, – протянул Гай и развалился на мягких тюфяках. – Пять – шесть минут, и мы наверху. Знаешь, при всём при том, каким ты стал, тебя всё ещё считают легендой.

– Отвали, – сухо пробубнил Макс.

– Нет, я серьезно, – продолжил Гай. – Ты видел, как на тебя этот солдат смотрел, а ведь он не намного старше твоего паренька. Для этого поколения ты легенда, Макс.

– Все! Достаточно! Я и так себя чувствую виноватым, а ты еще и масла в огонь подливаешь.

– Что-что!? – удивился Гай и приподнялся на локтях. – Майор разведки Максимилиан Коган, по кличке «Потрошитель», легендарный основатель отряда «Свирепые», чувствует себя виноватым? О-о! Я запомню этот день.

– Иди к черту. Я уже не тот, что был раньше.

– Тут я с тобой согласен, – язвительно произнес Гай. – Ты, старик, стал еще хуже! – друзья переглянулись и рассмеялись.

Платформа начала замедляться. Спустя несколько секунд она остановилась, и офицеры сошли на бетонный пол ангара, вырубленного в скале.

5

Ангар представлял из себя централизованное место прибытия и отбытия любой техники, людей, товаров снабжения и медикаментов. По своей архитектуре он представлял собой гигантскую вырубленную внутри скалы взлетную полосу, по левую и правую сторону от которой стояли все припасы и техника. Ангар был многоярусным. На самом нижнем уровне располагались военные и весь их инвентарь. У тех было право первой очереди на использование шести из восьми грузовых платформ. Выше располагалась медицинская служба, с правом второй очереди. После них шло снабжение. На самых верхних уровнях, где находились гражданские и беженцы, располагалось множество торговых точек, но по сути это был черный рынок, брат-близнец которого находился под землей. Здесь можно было приобрести все, что душе угодно. Единственным минусом было то, что там действовали законы улиц: где-то в переулке могли избить местные бандиты и отнять у все, что есть, но риск того стоил.

– Макс! – окликнул Гай. – Давай порасторопнее! Вот, – Гай протянул ему плащ. – Надевай. Сейчас проскользнем мимо первых двух постов и выберемся на самые верхние уровни.

– Зачем такая конспирация? – удивился Коган, но плащ надел. – Все равно пункт досмотра у всех один.

– Чем на нас меньше будут пялиться, тем лучше. Сам же знаешь, на верхних уровнях часто бывают бойцы из Кланов Пустыни.

– Стоп! – Макс поймал Гая за плечо и остановил. – Зачем нам на верхние уровни?

Гай слегка замялся, осмотрелся и, убедившись, что за ними особо не наблюдают, отвел Макса в сторону:

– Слушай, времени у нас немного, поэтому давай так: ты идешь к пункту досмотра, не особо привлекая внимание, а я делаю свои дела. Успею как раз к отправлению, идет?

– Идет, – пожав плечами, ответил Макс. – У тебя все в порядке?

В ответ Гай похлопал друга по плечу и, улыбнувшись, направился в сторону лестницы, соединяющей уровни. Сделав пару шагов, он обернулся и произнес:

– Информация не достается просто так, старик. Иногда надо и раскошелится, – с этими словами Гай накинул капюшон и влился в толпу военных, которые сновали туда-сюда. Макс пару секунд подумал, но тупая боль пронзила его затылок, и он решил, что сегодня думать – не для него. Подождав, пока мимо проедет грузовик и промарширует колонна солдат, он тоже накинул капюшон и влился в поток людей, движущихся к выходу из Ангара.

Макс старался идти в среднем темпе, не выделяясь из потока. Его внимание привлекла небольшая спортивная площадка с тренажерами и столом для настольного тенниса. Офицеры толпились возле скамьи для жима лежа. Какой-то темнокожий парень на спор брал явно непосильный для него вес, но Когана привлекло не это. Среди тех, кто делал ставки, была его дочь. Стрижка каре на темных волосах, полукругом выбритый затылок, такие же, как и у Когана, заостренные черты лица и хладнокровный взгляд. Она смеялась, подшучивала и подбадривала незадачливого атлета. Макс замедлил шаг, он редко видел ее в хорошем расположении духа, она практически всегда, так же, как и он сам, была мрачна, сурова и дисциплинированна. Последние годы дисциплина не являлась коньком Макса, но все же когда-то он был примером для подражания. И дочь была его копией. Мира бросила язвительную шуточку, и все офицеры тут же разразились смехом. Атлет не выдержал психологического напора и так и не смог выжать штангу. Мира провела рукой по волосам и повернула голову в сторону Когана. Тот быстро отвернулся и вновь слился с толпой.

Макс ускорил шаг. Мысли не давали ему сосредоточиться, а головная боль отвлекала. Не уделив должного внимания потоку людей и окружению, он чуть не столкнулся с хорошо знакомым ему сержантом по кличке Шрам. Когда-то его колонна подорвалась на фугасе вблизи Иерусалима, и осколками ему травмировало правую нижнюю часть лица и шею. Макс успел вовремя взять в сторону и раствориться среди других людей. Шрам лишь на мгновение обернулся, но практически тут же выбросил из головы показавшееся ему знакомым лицо и пошел дальше по своим делам.

Коган выругался сквозь зубы, взял себя в руки, потер указательными пальцами виски и проследовал дальше к пункту досмотра. Приблизившись к первому из них, Макс умудрился проскочить к свободному терминалу и, быстро пройдя досмотр, направился в проходную зону, которая выводила из Ангара через огромные раздвижные ворота на солнечный свет. Макс проследовал мимо бочек с горючим и бросил взгляд на очередь из беженцев, которые пытались пройти таможню и попасть внутрь.

«Увы, – подумал Макс. – Они даже не подозревают о том, что в город пустят лишь единицы».

Остальных, как правило, отправляли на ирригационные поля, каскадами построенные на вершине горы, под которой располагался ангар и сам Инкубатор.

Макс попросил сигарету у одного из механиков, ремонтирующих броневик неподалеку от второго пункта досмотра, и завязал с ним диалог ни о чем. Ему надо было как-то убить время и одновременно ничем не выдать своего присутствия. Разговор с механиком был неплохим выбором, тем более что тот лежал под машиной и слышал лишь голос Когана.

– Да, – протянул механик. – Бывал я в этом баре. Если хочешь хорошей заварушки с пол-оборота, то тебе туда. Дай насадку на тринадцать…ага, спасибо. И девки там отменные, самый сок.

– Согласен, – равнодушно протянул Макс. – Расслабиться сейчас бы не помешало.

– Тогда тебе прямая дорога туда, не пожалеешь. Кстати, а тебя как звать-то? Меня… – механик вылез из-под машины, но Когана уже не было. Тот пожал плечами, взял сварочный аппарат и полез обратно.

Макс вовремя приметил Гая, движущегося к пункту досмотра, и, ретировавшись от броневика, пошел к нему навстречу. Гай издалека незаметным жестом дал понять, что приближаться не стоит. Макс хоть и был с похмелья, но быстро сообразил, что им лучше пройти досмотр на разных пунктах. Как ни странно, но и здесь не возникло проблем. Уже шел третий месяц, как в Инкубатор стекались беженцы с границы. Кто-то из них бежал из-за слухов о немертвой орде, кочующей вблизи внешних рубежей, а кто-то просто хотел вернуться обратно к цивилизации. Таможня за эти месяцы работала на пределе и явно потеряла бдительность. У Когана даже не спросили документы, разрешения и цель вылазки. Макса это насторожило:

«Надо будет разобраться с этим бардаком», – подумал он и направился к таран-колонне, которая уже была готова тронутся. Коган почти к ней подошел, когда Гай догнал его и, сбросив капюшон, возмущенно произнес:

– Нет, ты видел это?! Они вконец охренели, Макс! Да в борделе лучше досмотр, чем здесь. Я все, конечно, понимаю, мы шли на выход, но все-таки! Раньше такого не было.

– Это точно, старик, – произнес Коган и подошел к одному из автомобилей в задней части колонны. – Нам сюда?

– Да, залезай. Я пока с машинистом переговорю, – Гай пошел к длинному бронеавтомобилю, который возглавлял колонну.

Макс залез в кузов и опешил. Людей было больше, чем тот мог вместить, многие стояли. Но поразило его больше не это: практически все пассажиры были женщины, дети и старики. Все уставились на майора. Он учтиво кивнул головой, развернулся и вылез как раз в тот момент, когда вернулся Гай.

– Ты чего еще не внутри? – поинтересовался тот, как ни в чем не бывало.

– А ты сам посмотри.

Гай пожал плечами и, подойдя к кузову, заглянул внутрь. Макс услышал, как его друг присвистнул.

– Ладно, видимо, это не наш вариант. Пошли в нормальный транспорт, засветим свои мордашки.

Оба направились к началу колонны. Пока они шли, Макс услышал приказ, донесшийся из кабины одного из броневиков, после чего заревели моторы. Они подошли к головному транспорту, второму в колонне, перед ним был только бронеавтомобиль.

– После вас, – учтиво произнес Гай и указал рукой на кузов. Макс, недолго думая, полез внутрь. На этот раз его поразило отсутствие людей. В кузове было всего двенадцать человек, и места хватило бы еще на столько же. Коган хотел было развернуться, но Гай толкнул того ногой в зад, и Макс неуклюже шагнул вперед. Все, что сумел сделать Коган в ответ, это бросить вопросительный взгляд в сторону Гая. Тот лишь пожал плечами и произнес:

– С каких пор ты стал жалостливым и сентиментальным? Ах да! Я забыл! Тебя же еще алкогольные демоны не отпустили!

В ответ Макс скорчил рожу и показал средний палец, затем прошел в самый конец и рухнул на вещи пассажиров. Те стали возмущаться, но Коган накинул на глаза капюшон и тут же заснул. Провалившись в сон, он смутно слышал, как был дан длинный гудок и машины, гортанно заурчав, тронулись в путь.

Ему снился сон. Белая комната, его жена и сын. Она что-то объясняла мальчику. Макс хотел подойти к ним, но с каждым шагом они оказывались все дальше и дальше от него. Он побежал, но не смог приблизиться к ним ни на йоту. Комната начала темнеть. На стенах появились кровавые подтеки. Он видел, как она обняла ребенка за плечи, но уже не как любящая мать. Её голова обернулась к нему, и на её лице отразилась кровожадная, кровавая улыбка. Макс вскрикнул, выхватил пистолет и выстрелил. Пуля пробила голову, и женщина упала замертво. Коган попытался подойти к мальчику, но так и не смог приблизиться: что-то сковало его ноги. Он попытался окликнуть сына, но тот сидел к нему спиной. Позади ребенка лежал труп матери, от которого расходились лужи крови. Стены вновь приобрели белый окрас. Мертвое тело исчезло вместе с кровавыми декорациями. Мальчик обернулся к Когану, но он не видел лица собственного сына. Макс начал мотать головой, что-то кричать, звать сына по имени, но тот не обратил на отца внимания. Его лицо было словно расплавленная свеча. Не было ни глаз, ни рта, ни носа. Мальчик отвернулся, а неведомая сила начала тянуть Макса от сына. Он сопротивлялся, но не долго. Сила утянула его далеко-далеко во тьму.

Странный кошмар и знакомый голос друга заставили его проснуться. Макс сел, вытер лицо от холодного пота и посмотрел в сторону Гая. Тот сидел рядом с какой-то очаровательной миниатюрной блондинкой. Они о чем-то болтали и смеялись. Гай явно очаровал юную девушку, она слушала его с открытым ртом.

– Кхм, – громко прокашлялся Макс. Ноль реакции. Макс кашлянул еще раз. Опять ничего. Макс не выдержал и командным тоном произнес: – Цель на девять часов!

Гай тут же насторожился и повернул голову налево, машинально положив руку на кобуру. Увидев проснувшегося друга, Гай расслабился и убрал руку с пистолета. Он очень нежно взял руку девушки в свою и что-то прошептал ей на ушко, она покраснела и рассмеялась. Потом Гай отпустил руку девушки и подошел к Максу.

– Ты как, старичок? – бросил Макс.

– Я-то? – удивился Гай. – Все отлично, вот думал, как ты?

– Вижу я, как ты думаешь и каким местом, – обвиняющим тоном произнес Макс. – Сколько ей лет?

Гай пожал плечами и ответил не сразу:

– Ну, наверное, лет двадцать пять, может слегка меньше, – он взглянул на девушку и мечтательно улыбнулся.

– Двадцать пять? – недовольно переспросил Макс. – Ей от силы лет двадцать, а тебе сколько?

Гай обернулся к другу, подмигнул и ответил:

– А я вечно молодой, старик. Вечно молодой, – с этими словами он направился обратно к девушке. Макс лишь успел бросить ему вслед:

– Ты ей в отцы годишься!

На что тот обернулся и ответил, лукаво подмигнув:

– Но ведь не в деды, а?

Макс еще несколько минут смотрел на то, как Гай мило болтает с молоденькой блондинкой, но вскоре снова стал чувствовать, что его укачивает и тянет в сон. В голове промелькнули слова друга о том, что когда он с бодуна или пьян, то становиться слишком сентиментальным. Где-то в глубине души Макс был с ним согласен. Поэтому он и пил. Чтобы вспомнить, хотя бы в алкогольном забытьи, кем он был, а не кем стал.

«Парадокс, – подумал Макс. – Люди пьют, чтобы забыть, а я – чтобы вспомнить».

Мысли постепенно затуманивались. Пару раз в голове проскользнули причудливые идеи и образы, после чего Коган провалился в сон. На этот раз без сновидений.

6

Макс спал так крепко, что даже не заметил, как колонна въехала в город Эштаоль, после чего разделилась на две. Одна поехала дальше на запад, в портовый город Ашдод, другая повернула на восток, в горы, к Иерусалиму. По пути в священный город колонна подъехала к отвечавшей за снабжение деревушке Рамат-Разиель рядом с подземным городом под названием Колыбель. Сама Колыбель по сути была миниатюрной копией Инкубатора и входила в конфедерацию, которая состояла из одиннадцати городов-государств, раскинувшихся на территории Аравийского полуострова. Колонна остановилась, чтобы оставить часть беженцев, инвентаря, медикаментов, припасов, а также Когана и Гая. Дальнейший их путь лежал на юг.

Таран-колонна двинулась дальше, а все оборудование и люди были загружены в транспортеры, которые направились ко входу в Колыбель. Транспортники отъехали пару километров от деревушки, после чего остановились у отвесной стены. Спустя несколько минут подъемно-поворотные ворота стали не спеша ползти вверх. Проход открылся лишь наполовину. Этого было достаточно, чтобы транспортники быстро проскочили внутрь, и ворота опустились. За ними был ангар, точно так же вырубленный в скале, как и ангар Инкубатора, только в десять раз меньше и имеющий только одну грузовую платформу. Пока с транспортеров разгружали ящики с припасами, а Коган с задумчивым видом мерил шагами ангар, Гай прощался с очаровательной блондинкой.

– На новом месте всегда тяжело, – Гай взял ее руку и вложил в нее несколько талонов. Она тут же замотала головой и протянула их обратно. – Что ты! Бери-бери. Это от чистого сердца.

Девушка засмущалась, но взяла валюту, после чего быстро чмокнула Гая в щеку и произнесла:

– Может, ты заедешь на обратном пути?

Гай отрицательно покачал головой.

– Не смогу, слишком много дел.

– Тогда, может, увидимся в Инкубаторе через пару месяцев? Я как раз закончу здесь с пациентами и исследованиями. Ну, ты в курсе, у меня тут практика.

– Ну да! – усмехнулся Гай. – Угораздило тебя сюда попасть.

Пока они стояли и смотрели друг другу в глаза, Макс наконец успокоился и сел на снаряжение. Ожидание затянулось. Не выдержав, она нарушила молчание первой:

– Ну, так что? Свидимся еще?

Гай провел тыльной стороной ладони по ее щеке и, улыбнувшись своей самой очаровательно улыбкой, ответил:

– Ну конечно, лапа, о чем речь. Свидимся в Инкубаторе, а сейчас беги, а то уже почти все погрузили на лифт.

Девушка прикусила нижнюю губу, сделал пару шагов назад, после чего помахала ручкой, развернулась и побежала к лифту. Гай кивнул ей вслед и, подойдя к другу, сел рядом.

– О-о! – многозначительно протянул Макс. – Казанова вернулся.

– Да ладно тебе, просто решил тряхнуть стариной, – парировал Гай. – Проверить, есть ли ещё порох, гм, точнее, не пропала ли ещё моя харизма.

– Так ты…

– Я!? – усмехнулся Гай. – Нет, я ей соврал, что мы еще увидимся. Она, конечно, хороша, но боюсь, что я уже не так хорош.

Макс встал и посмотрел на часы:

– Зря боишься.

– Да? – с надеждой спросил Гай. – Думаешь, я бы потянул? Она, небось, заводная штучка.

– Точно зря, – подбадривающе повторил Макс и взглянул на друга. – Девочки из борделя говорят, что ты уже не так хорош, как раньше. Так что можешь не бояться.

Гай уставился на друга с оскорбленным видом и произнес:

– Ну, спасибо, друг! Подбодрил!

– На здоровье, – искренне пожелал Макс.

– Между прочим, – стал оправдываться Гай. – Не был я в заведениях такого рода уже лет как десять.

– Ну, так мы с ними и толковали о тех временах, – невозмутимо продолжил подстрекать друга Макс.

– Знаешь, что! – Гай встал и засунул пальцы за лямки разгрузки. – Лучше бы ты дальше бухал, а то меня как-то раздражает твоя классическая роль «Макса-мудака». Так что ты завязывай, я не твои подчиненные. Я твой друг! Если ты ещё не забыл.

– С тобой забудешь, – буркнул Макс и пристально посмотрел на обиженного друга. – Ладно, пошутили и хватит. Где наш транспорт до внешних рубежей? Долго его ждать?

Гай ухмыльнулся и, выдержав паузу, ответил:

– Выдвигаемся по вашему требованию, майор, – Гай подошел к многочисленным ящикам. Многие из них были накрыты брезентом. Он резко стянул один из них, и, на удивление Когана, под ним оказался пустынный багги.

– Уже мстишь, да? – поинтересовался Макс и подошел к машинам. – Почти три часа по пустыне на багги? Чтобы мы изжарились?

– Не переживай, – лукаво произнес Гай и одарил друга дежурной улыбкой. – У него есть защита от солнца, – с этими словами он подошел к голой раме багги, у которого даже крыши не было, и откинул солнцезащитный козырек, которым максимум можно было глаза от солнца прикрыть.

– Ну ладно, – сухо произнес Макс. – Считается. Один – один.

– Это не соревнование, Макс, – уже более серьезно произнес Гай. – Это самый быстрый способ.

Коган тяжело вздохнул и, сев на бампер багги, произнес:

– Так, когда выдвигаемся?

– Сейчас!

– Тогда по коням, – с этими словами друзья погрузились, и Гай завел двигатель. Тот в ответ пронзительно взревел. Гай пару раз нажал на газ, и багги издал короткий свист.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10