Артем Сенаторов.

Продай свой текст. Почему одного лишь #таланта_недостаточно



скачать книгу бесплатно

Нужно ли читать больше?

Безусловно, чтение других авторов дополняет, обогащает ваш лексикон, также во время чтения к вам могут прийти различные мысли и идеи. Полет души – именно так называют это ощущение. В этом случае любая прочитанная книга войдет в «вашу копилку». Из тех книг, которые я прочел (а все, кто учился на филфаке, прочли много книг!), я изучил обилие как русской литературы, так и зарубежной. К тому же моя тетя работала в деревенской библиотеке, и с «Незнайки на Луне» Николая Носова начался мой путь читателя, после которого было еще много значимых книг известных авторов: Федора Достоевского, Генри Миллера, Буковски и т. д.

О тенденциях и публикации

Автору стоит уходить от общепринятых тенденций, особенно если находятся те, кому такие книги будет читать гораздо интересней. Но стоит ли прислушиваться к игрокам, знающим правила рынка, или мнение автора – это святое? Скорее всего, если это не нарушает вашей основной концепции, изначально все-таки стоит прислушиваться к словам вашего редактора. Но если вы пишете уже вторую книгу, издавая ее в том же издательстве, она минует редактора, отправляясь сразу в корректуру. Это говорит о том, что редактор доверяет автору. Конечно, когда на начальном этапе редакторы видят недочеты, обращайте на них внимание – по крайней мере, старайтесь найти какой-то компромисс. Помните: главное – чтобы ваша книга вышла! В то же время писатель не должен заниматься чужими душами, работая исключительно со своими словами и думая только над тем, что волнует его.

Иногда мне задают вопрос, стоит ли показывать друзьям и близким свои тексты до их публикации. Некоторые авторы считают, что лучше дождаться, пока книга выйдет и окажется у них на руках в полном виде, печатном или электронном. Однако я думаю, что все-таки стоит – особенно если в вашей книге есть что-то личное, касающееся конкретных людей. Это обязательно нужно делать, чтобы получать обратную связь. Без нее очень трудно сориентироваться и понять, что ты делаешь и, главное, для чего ты это делаешь.

Другие секреты, с помощью которых можно сделать свой текст лучше и гармоничнее

Пишите как можно больше, всегда имейте при себе записную книжку. Не важно, бумажную или электронную, – носите ее с собой, не оставляйте дома, не жалейте на нее своего времени. Мысли приходят и уходят, и записывать их нужно немедленно, потому что прилетевшая мысль может устать от ожидания и попросту улететь. А еще спонтанные мысли помогают в дальнейшем избегать избитых клише, потому что они – ваши собственные идеи и это самый лучший рабочий материал, из которого вы можете строить свое произведение.

Писатель должен понимать: если он хочет закрутить какую-то интригу сюжета, то лучше это делать не с мелкими деталями, а играть по-крупному. Например, с самим сюжетом. В идеале его лучше перезапустить: если рассматривать примеры, таким приемом успешно пользовался Габриэль Гарсиа Маркес и латиноамериканская литература в целом.

Текст их произведений формировался и прорисовывался последовательно, раз за разом, и, как Леонардо да Винчи рисовал свою «Тайную вечерю» в течение многих лет, так же и в ваших книгах будут постепенно прорисовываться запланированные задумки.

Порой я слышу от своих читателей вопрос, сколько черновиков романа нужно написать, прежде чем появится финальный текст. Черновик у меня обычно один – он лежит в моих основных документах, и с ним я постоянно работаю. Если раньше я писал свои черновики на бумаге, сейчас в этом нет никакого смысла – в электронном формате всегда можно все исправить, подкорректировать. В итоге все получается гораздо удобнее. Часто план самого произведения в процессе его развития меняется, появляются вещи, которые по ходу письма переосмысливаются, изменяются, и не только в каких-то фрагментах. Другое дело, если вы пишете последовательно. Не надо бояться совершенства – если выбранная тема вам интересна, смело ее развивайте! Все в ваших руках – и только вы решаете, с чего начать вашу книгу.

Статья 5 (Елизавета Дворецкая)

Многие авторы любят «игры со временем» – они переносят действие своих произведений в разные эпохи и предлагают читателю свое видение тех лет. Это может оказаться опасным занятием в силу некоторых ошибок, которые допускают многие начинающие. С другой стороны, «машина времени», которую автор запускает на страницах своей книги, всегда привлекает внимание – это может оказаться козырной картой в умелых руках. Все основное, что нужно знать по вопросу работы с историческими эпохами, написала Елизавета Дворецкая – автор, книги которой выходили и выходят в разных издательствах. Общий тираж – несколько сотен тысяч копий.

«О специфике написания исторических романов»

Елизавета Дворецкая – автор, книги которой выходили и выходят в разных издательствах. Общий тираж – несколько сотен тысяч копий.

Уже около двадцати пяти лет я пишу исторические либо историко-фантастические романы о раннем Средневековье (эпохе викингов) на Руси и в Скандинавии, поэтому могу поделиться соображениями о специфике исторического направления романного творчества.

Специфика эта прежде всего в том, что здесь никак нельзя обойтись одной фантазией и вдохновением. Фантазия исторического писателя должна питаться знанием, но чем дальше вы будете изучать свою эпоху, тем лучше будете осознавать трудности ее постижения – какой бы она ни была. Есть авторы, которые вчера писали про Клеопатру, сегодня пишут про Рюрика, а завтра отважно возьмутся за Ивана Грозного, прочитав пару книг о каждом. Но до своих читателей они не донесут ничего, кроме популярных стереотипов и собственных фантазий. На изучение одной исторической эпохи надо жизнь положить, и будет мало. Но только в процессе постоянного познания можно добиться результата, о котором вообще стоит говорить.

Один из наиболее волнующих вопросов в этой области: насколько допустимо для авторов отклонение от «учебника», то есть насколько он вправе привлекать альтернативные или даже фантастические версии исторических событий?

Исторический роман – это художественное произведение на научном материале. Очень важно понять обе части этой специфики, баланс ваших, как автора, прав и обязанностей. Писатель – не бог, он не творит заново уже однажды случившееся, он создает в произведении свой мир, в котором идет своя жизнь. Роман – не научный труд и не учебник, он создается в первую очередь ради художественной задачи, а не ради передачи научных фактов. Любители твердых фактов легко найдут их в соответствующих местах. Задача писателя – через яркие образы показать дух эпохи. Возможно, вы желаете прояснить ход и смысл исторического процесса как такового – тогда вы подбираете имеющиеся факты, нужные для решения этой задачи. Поэтому автор имеет право перегруппировать события так, чтобы прояснить их исторический смысл. Мысль художника – тот гребень, которым он проводит по спутанным прядям жизни, причесывая события прошлого, чтобы выявить их смысл и красоту. Но вот что важно: смысл должен быть прояснен, а не запутан. Драма должна стать более яркой и выпуклой, а не бессвязной и непонятной. Всегда нужно держать в голове смысл, ради которого вы вносите изменения в историю. И если в произведении этот смысл виден, то вас никто и не спросит «почему так?» – всем это будет очевидно. Даже если история в итоге получится совсем альтернативная.

Если ваш роман будет силен, ярок и состоятелен как художественное произведение, вызовет сопереживание читателя, то ему легко простится отклонение от фактов. Читатель сам станет вас оправдывать: «это же не учебник». Но если роман будет слаб и невыразителен, то близость к фактам его не спасет – он и как художественное произведение не состоится, и учебнику в познавательной ценности проиграет. А вот если вы сумеете создать яркое действие без грубого нарушения фактов – тогда совсем здорово.

Как же создать это яркое действие? Автор, слабо знакомый со своей эпохой, выдает себя школярским усердием, с которым он списывает в текст источники и хвастается полученными знаниями. Допустим, его персонажи едут по Днепру мимо порогов. И вот он нам начинает цитировать Константина Багрянородного: «Прежде всего они приходят к первому порогу, нарекаемому Эссупи, что означает по-росски и по-славянски «Не спи»… Или герои, уединившись в лесу в ситуации нечаянного любовного свидания, зачем-то начинают пересказывать друг другу мифы и предания, вместо того чтобы поговорить о своем. Беда-то в том, что мифы – единственный элемент духовной культуры героев, в котором автор уверен. И для него куда легче пересказывать мифы, чем строить лично-любовный диалог, исходя из психологии эпохи. Но это у вас роман или энциклопедия «Мифы народов мира»? Читатель-то хочет знать, как у них все было, а мифы он в любой книжке прочитает.

Не надо пытаться донести до читателя все полученные вами знания (как правило, такое желание присутствует, пока объем этих знаний невелик). Максимально полная картина должна быть сформирована в вашем собственном сознании, а для читателя вы будете извлекать только то, что нужно в данный момент. Несколько оригинальных, ярких деталей, поставленных в нужное место, создадут более красочную и живую картину эпохи, чем длинные описания, которых все равно сейчас никто не читает. Легкая доступность любой научной информации в сети во многом сняла с писателя, даже исторического, задачу снабжать читателя информацией как таковой. И усложнила его задачу: теперь вы должны дать читателю то, чего он в сети не найдет. То есть – материал художественный, а не научный. Вы сами должны знать весь уклад жизни и тип мышления персонажа и понимать, как это влияет на его поведение. Если вы нашли сборник заговоров, не заставляйте героя заболеть только для того, чтобы к нему позвали бабку-знахарку и она начала над ним шептать: «На море-океяне, на острове Буяне…» Пусть герой болеет, если его болезнь что-то решает в сюжете. А вы просто помните, что в представлении ваших персонажей болезни происходят от семидесяти семи злых лихорадок, которых обычно держат на цепи в подземном царстве. И пусть эти знания сказываются в их поведении, мотивах, решениях и так далее. А заговор можно вообще не читать.

Где взять вдохновение?

Я как-то проанализировала источники вдохновения, указанные «типичными писателями». Указывают «любимую музыку», фильмы, книги, природу и так далее – средства возбудить эмоции, расчистив внутреннее пространство в комфортной для себя обстановке. Но это все прекрасно, если вы про несчастную любовь собрались писать. Если же вы хотите писать об истории, то настоящий источник вдохновения у вас должен быть один – сам исторический материал. Никакая музыка, даже трижды любимая, не позволит вам пронзить время и увидеть древнюю Москву. В лучшем случае это будет иллюзия, которой делиться не обязательно. Позволят вам увидеть древность только толстые, нудные, полные технических подробностей монографии археологов либо труды историков, которые уведут вас в глухие дебри толкования скудных источников. И вот если вы за «планом разреза вала» можете увидеть, как все это выглядело тысячу лет назад, когда на валу росла трава, из рва несло затхлой водой, на кровлю надвратной башни садились голуби, внизу по реке тянулись челны рыбаков, а где-то рядом видите человека из этого мира, и он уже открывает рот, чтобы рассказать что-то о своей жизни, – у вас есть талант исторического писателя.

Где взять достоверный материал?

Не используйте в качестве источника чужие произведения. Даже самые знаменитые, авторитетные и любимые. (Скольких авторов совратила песня про Марусю, внушив убеждение, будто кольчуга на человеке звенит! А ничего подобного.) Так вот, любой писатель, даже классик, писал исходя из своих представлений. Никто не всеведущ – любой классик мог чего-то не знать, потому что в его время какие-то темы еще не были исследованы. Мог чего-то не найти, или исказить ради выражения собственных идей, или вовсе не ставил перед собой задачу отразить реальность, а лишь использовал образ древности как повод поговорить о своем (как Валентин Иванов в «Повестях древних лет»). Рисовал свою картину мира, но у вас-то должна быть своя. Поэтому опираться следует только на аутентичные источники: непосредственные документы эпохи и на серьезные научные исследования по ним. Отчеты археологов, сборники статей и монографии, где в выходных данных значатся рецензенты, члены редакционной коллегии и ответственные редакторы – доктора и кандидаты исторических наук.

Кино – самый доступный источник «картинки» и в то же время самый неверный. Не верьте джентльменам на слово: даже если они позиционируют свой дорогущий проект как «кинодокумент эпохи», это может быть с их стороны лишь рекламный трюк и на самом деле их реальность – чистая фантастика. Киношные поединки – в большинстве случаев лажа. Киношные костюмы – та же история. Они тоже делаются для красоты (ну, или антикрасоты) и в большинстве случаев фантастичны для эпохи.

Поэтому, если ваша задача – серьезное произведение, направленное на раскрытие духа эпохи, источником антуража будут служить только научные работы по материальной культуре. И тут я хочу сообщить вам очень радостную новость. Оно существует – такое явление, как историческая реконструкция. Она живет и процветает по всему миру, в том числе и в России, уже два-три десятка лет. Это движение – десятки тысяч человек, в том числе с учеными степенями, которые двадцать лет совместными усилиями изучают материальную культуру разных эпох: костюмы, оружие, быт – как делать эти вещи и как ими пользоваться. Ваша задача (если вы еще не там) – найти этих людей и взять у них материал, которым они обычно охотно делятся. По всей России (и не только) круглый год проводятся десятки фестивалей, открытых для туристов, где всякий может и увидеть эпоху, и получить любые консультации. При наличии такого источника заимствовать мир киносказок – просто несерьезно.

Весьма многих волнует вопрос о языке исторического романа: насколько обязательно сохранять всякие «вельми понеже» и в какой мере допустимо его осовременивание.

Вопрос этот неоднозначен. С одной стороны, язык – важная примета времени. Но и здесь необходимо соблюдать меру. Полное воспроизведение языка эпохи, отстоящей от нас хотя бы лет на двести, уже ни к чему – оно сложно для восприятия. Читатель так много сил потратит на понимание смысла, что не успеет проникнуться чувством. Между ним и персонажем будет стоять такой барьер, что сопереживание станет как минимум сильно затруднено, а это снизит художественный эффект. К тому же герои говорили на языке, который для них-то был современным. Поэтому разница не должна очень резать глаз. Я стремлюсь поставить между героем и читателем как можно меньше барьеров, то есть сделать язык романа наиболее близким к современному, насколько это не противоречит здравому смыслу и исторической достоверности. Для создания колорита эпохи лучше выбирать даже не конкретные устаревшие слова, а метафоры, которые показывают специфику тогдашних взглядов, строение фраз, историзмы (которые нельзя заменить). Важно избегать слов, которые в русский язык пришли позже вашей эпохи. Огромное количество западных заимствований появилось в петровскую эпоху и позже, мы к ним привыкли и почти не замечаем, но в повествованиях о временах ранее Петра они режут глаз. По возможности их не должно быть вообще – ни в речи персонажей, ни даже в авторской. Сомневаетесь в происхождении слова – словари в помощь. То есть в целом язык должен быть достаточно нейтральным, а примет времени в нем должно быть немного, но ярких. Это довольно тонкий момент, определяемый вкусом и чувством языка. Лишние архаизмы и просторечия (при помощи которых часто делают стилизацию под древность) нежелательны, поскольку нарушают атмосферу естественности и правдоподобия.

Следующий важный вопрос – персонаж. Персонажи исторического романа бывают двух родов: реальные исторические лица и вымышленные. Обычно в романе присутствуют и те и другие и на роль главного героя может претендовать как реальное лицо, так и вымышленное. Одно есть между ними общее: те и другие существуют не просто так, а для все той же цели – выразить дух эпохи и раскрыть идею автора.

Для начала запомним следующее: никакой, ни один литературный персонаж не тождественен своему историческому прототипу. Человек не в силах заново воссоздать уже однажды жившего человека, персонаж – это всегда творение авторской фантазии, отражение авторских знаний, представлений, часть созданного автором мира, а главное, художественной задачи, которую автор при помощи этого персонажа решает. Иван Грозный из какого-либо романа никогда не будет, не может и не должен быть точным подобием Ивана Грозного исторического. Он – порождение не внешнего мира, а нашего романа. Наш Александр Невский имеет право отличаться от того Александра Невского, который существует в сознании других людей. Главное, чтобы образ был убедителен в рамках данного произведения и чтобы по реально-историческому персонажу было видно, каким образом именно этот человек сыграл в истории именно ту роль, благодаря которой мы его знаем. Тогда роман состоится как художественное произведение.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5