Артем Савенков.

Выпуск в жизнь



скачать книгу бесплатно

Выпускной

Настал тот день, которого я ждал все это время. Я стою и говорю выпускную речь. Вокруг все радостные лица, рядом стоят однокурсники и их родители, кто-то пришел со своими парами, кто-то даже решил никаким образом не праздновать. В душе праздник, наконец-то мы закончили вуз! Некоторые пойдут в магистратуру, будут дальше получать образование, возможно, напишут какую-нибудь великую работу и станут хорошими учеными. Другие сразу начнут работать. Все, конечно, хотят работать по специальности, не зря же учились 4 года в академии, но получится ли у них? Ведь в России очень распространена такая практика, когда учишься, уделяешь много времени одной профессии, а работаешь совсем по другой, которая даже близко не похожа на ту, которой ты учился. В этом плане многие люди, которые не пошли в высшее учебное заведение и решили заняться самоподготовкой, угадали, ведь учеба в вузе очень затратна, и, помимо этих затрат, ты не зарабатываешь и сидишь на шее у родителей. Есть, конечно, те, кто работает в студенчестве, но это небольшой процент. На стипендию в России очень тяжело прожить. Ведь во многих учебных заведениях, если повезло и ты поступил на бюджет, платят мизерные стипендии, на которые в европейских государствах человек не проживет и день, а у нас так приходится.

А третья группа людей, таких как я, поняли в процессе учебы: то, чему они учились, – не для них. Это была скорее всего трата денег. В моем случае я благодарен этому учебному заведению, много знаний и навыков было мною усвоено, и то, что я испытал за 4 года учебы тут, было незабываемо. Это время, про которое не стыдно рассказать потомкам: «Ваш отец, дедушка был очень крутым в это время. Спасал людей, делал бешеные поступки, любил, ошибался, творил, и это было классно!»

Что я хочу делать? Я долго думал и пришел к двум вариантам, которые были бы разумным продолжением жизни. Первый – пойти в армию, отслужить и дальше решить, что я хочу и где я продолжу работать. Возможно, я все же продолжу работу по специальности, ведь с военным билетом все дороги открыты, или же останусь в армии. Армия – это 100-процентный вариант для мужского пола. Если ты не знаешь, куда пойти, то можешь пойти служить, по контракту, и в армии неважно, есть образование или нет, – тебя возьмут. Образование влияет лишь на ранг и должность, но это все со временем можно исправить.

У родителей есть какие-то связи, можно и через них попробовать пробиться в какую-нибудь компанию, где можно бы было заработать на какую-нибудь мечту.

А второй вариант – это поехать за границу. За 2 последних года я накопил определенное количество денег, которое хватит на билет и на пару месяцев проживания. Я всегда мечтал поехать в Англию, а именно в Лондон. Эта мечта была у меня с детства, класса с седьмого. Каждый год родители слышали: «Хочу в Англию! Отправьте меня в Лондон!» Мой любимый клуб находится там – это «Тоттенхэм Хотспур», всегда представляю, как я в шарфе клуба иду на стадион, вокруг шикарное футбольное настроение, фанаты орут кричалки, на стадионе устраивают перфоманс, мой клуб принимает дома злейшего соперника – «Арсенал».

Такие матчи всегда очень волнительные, на них много народу, и все болеют за свой клуб, на стадионе почти нет равнодушных. Твоя команда побеждает, и в душе такое чувство эйфории, болельщики радуются, тебя подхватывает это настроение, и неделя складывается хорошо.

Это определенный риск: надо будет найти работу там, и попробовать выжить, и начать более-менее зарабатывать. В любом случае при этом варианте я ничего не теряю, ведь можно будет вернуться и приступить к первому варианту, тем более сейчас только конец июня, а призыв в армию будет только в октябре – думаю, можно успеть.

Так все неожиданно, еще недавно я думал об этом и считал, что это еще не скоро, а тут тебя выпустили на свободу, и ты не знаешь, куда от нее идти, хорошо это или плохо? Что дальше будет? Эта ситуация напоминает 1861 год. После отмены крепостного права крестьяне были рады, и их эксплуатация прекратилась, но что дальше? Куда деваться и идти? Так и у меня…

Подумаем об этом позже, а сейчас я произнесу свою выпускную речь, и мы отправимся отмечать окончание нашей академии. Все готово, лимузин стоит возле входа, там много ящиков шампанского, мои выпившие друзья уже спланировали план мероприятий на сегодня, и вечер обещает быть веселым. Город сегодня спать не будет!..

Утро

Как же болит голова! Что вчера было? Где мы??

Я встал с кровати, огляделся. Это незнакомое место, вокруг лежат какие-то люди, возможно и знакомые, не различишь. Вокруг спертый, вонючий запах, как будто кто-то сдох.

«Пить, надо пить», – подумал я и пошел искать какую-нибудь воду. Квартира была типичной, как говорят риэлторы, «бабушкин вариант». Просторно, 4 комнаты, только все они в полном бардаке, вокруг мусор, какая-то странная грязь, в проходах лежат люди. В одной из комнат лежала Лена Петрова, та девочка из группы, с которой мы никогда не общались. Она была полуголая и выглядела, прямо сказать, не очень.

«Главное, чтобы не я оказался тем человеком, который с ней вчера что-то вытворял», – подумал я с легкой ухмылкой.

Удар за ударом в голове – видимо, я вчера очень сильно перепил, в последний раз у меня болела голова, когда я побил свой алкогольный рекорд – 1,2 литра виски в одного. Я знаю, как болит голова от таких пьянок, уже не в первый раз. Но когда я просыпался без памяти после вчерашнего в чужой квартире с толпой незнакомых людей… Видимо, вчера был новый алкорекорд.

«Надо посмотреть в окно, в Саратове ли мы? А то еще уехал в другой город», – промелькнула мысль в голове. Я подошел к окну, открыл занавески, и очень яркий свет ослепил меня. В окне был незнакомый вид, было не по себе от этого места, так как была вокруг грязь, и какой-то бомж лежал рядом с домом.

«Отдыхает, наверное», – подумал я. Следующим помещением была кухня, там-то я должен был найти выпить. Была жуткая вонь, но это понятно, были тут какие-то люди, и явно они не заботились о порядке. Возле входа стоял холодильник. Внутри находился ящик пива, он прямо сверкал в моих глазах.

– Узнаю себя, должен же был я позаботиться об утре! – сказал я вслух, разорвал упаковку, достал одну бутылку и открыл. Сделал два первых глотка так, что выпил половину. Боль в голове сразу же ослабла, кожа как будто начала натягиваться, дрожь в руках пропала. Было хорошее чувство, настроение улучшилось, я сделал еще один глоток и повернулся спиной к холодильнику.

– Что за фигня?? – я выплюнул пиво, которое только что залил себе в горло. Перед мной висел на виселице какой-то незнакомый парень. Он был весь синий, видимо пробыл уже тут несколько часов, в хорошем костюме, начищены туфли, как будто он готовился к этому событию. Можно было бы предположить, что он вчера с нами был, но если это так, то он не был бы так хорошо выглажен, начищен, чист. Что-то тут не то. По его коже можно было понять, что он висел уже не первый час и его уже не спасти.

Рядом лежал телефон с прикрепленным листом и записка. В записке был текст, видимо прощальный, что-то типа «Мама, прости, так получилось…». Я взял телефон, на листе была надпись «Нажми на кнопку», недолго думая, я проделал это действие.

«Ну что, друзья мои, не ожидали такого утра? Это первый ваш жмур, их еще несколько. Отгадайте, на кого подумают? Да-да, угадали. Убийство двух и более человек организованной группой лиц, ох и светит же вам срок. А самое главное, вы и не докажете ничего. И ни в какую Англию, Артем, ты не поедешь, никакой прокуратуры, Александр, вам не светит, и ты, Максим, вряд ли откроешь свой ресторанчик. Поэтому урок жизни вам – никогда не переходите дорогу другим. Хотите узнать, кто это? У вас будет время подумать. Удачи, ха-ха-ха. (Небольшое молчание.) Ах да, эту запись никто не услышит, считай до 10. 10, 9, 8, 7, 6, 5…»

Я положил телефон на стол и отошел. «3, 2, 1», – произошел взрыв, телефон разорвало, в меня отскочил кусок. От него ничего не осталось.

«Что делать?» – побежали мысли в голове, меня охватил ступор, от него я даже не заметил, что небольшой осколок телефона порвал мне рубашку и воткнулся в живот. Надо было куда-то идти, но куда? Первым делом надо сообщить Саньку и Максу, ведь их это тоже касается. Собравшись идти к ним, я увидел, что они уже стоят у порога и смотрят на меня. По их лицам не было видно, что они вчера выпивали: такое зрелище заставило протрезветь. Мы пересеклись взглядами, и Саня сказал:

– Там еще три трупа.

– Кто? Где? – крикнул я.

– В первой комнате двое и один в третьей, – тихо сказал Максим.

– В третьей Петрова, что ли? – возбужденно спросил я.

– Нет, она просто спит, – с легкой улыбкой сказал Саня.

– Тебе смешно? У нас полная квартира жмуров, какой-то псих решил нас подставить и подкинуть срок, а ты веселишься? – агрессивно ответил я и бросился на Саню. Макс нас разнял.

– Что делать будем?

– Не знаю, давайте ментам позвоним и все объясним.

– Что ты им объяснишь? Мы вчера нажрались, и тут появились трупы, и какой-то псих решил нас подставить, так?

– Ну да, фигня.

– Давайте посмотрим всех, как остальные.

– Хорошая идея, давайте.

Каждый двинулся в выбранную комнату. Я в третью, Саня во вторую, Макс в первую. Минут через пять мы выбежали в коридор.

– В первой комнате Семенова и Женеев, трупы, больше никого, у вас что?

– Во второй никого, у тебя что?

– В третьей какой-то мужик мертвый лежит и Петрова.

– Тоже мертвая?

– Пьяная.

– Возможно, не вовремя, но если нам будут вменять это преступление, то все вместе мы сядем надолго. Может, кого-нибудь выберем одного, и он сознается, а остальные будут помогать и финансово и как могут? – предложил Макс.

– Что за фигню ты несешь? Мы не виноваты, мы что-нибудь придумаем! – крикнул Саня.

– А он прав, ну мы сначала будем отмазываться, что это не мы, но если мы фактов не найдем, то нас посадят, и лучше одного, чем троих, и срок меньше будет, и остальные останутся на свободе, – прошептал я.

– Да вы что? Какая тюрьма? Что вы несете? – завизжал Саня и в истерике упал на пол.

Я и Макс посмотрели на него строгим взглядом, и он понял, что мы хотим.

– Кого мы выберем? И как?

– Не знаю, надо решить, – сказал Макс.

– Стойте, а вы смотрели четвертую комнату? Что там? – высказался я.

– Блин, а мы там не были, пошли посмотрим.

Мы тихо подошли к четвертой комнате, Макс несколько раз дернул за ручку, дверь была закрыта. Ее надо было открывать. Саня с разбегу ногой ударил по двери – закрыта. Потом мы по очереди начали ногами бить по ней. После десятого удара дверь распахнулась. Нашему взору предстала очередная не желаемая картина. Эта комната была чистой, в отличие от остальных, все было ухожено, возникало чувство, что это другая квартира. В углу стоял кондиционер, который работал бесперебойно, небольшой шкаф, диван, и посередине комнаты сидел полуголый пьяный парень, в руках у него был пистолет, и он держал его возле виска. На нем был пиджак, такой же как и на том жмурике с кухни, только у него он был полностью грязный, местами порванный, и сам он выглядел не очень здорово.

– Постой, парень, не убивай себя, как ты тут оказался? Что тут произошло?

– Я-я-я не хотел этого, это не моя вина, почему я? – заплакал он.

– В чем вина? Чего не хотел?

– Этого, меня заставили, сказали, если я этого не сделаю, они убьют моих детей.

– Кто они? Что заставили? Ответь!

– Я не могу сказать! Я не хотел, – последний раз сказал он, резко вставил пистолет в рот и выстрелил.

– Зашибись, еще один труп, что нам делать? – крикнул Саня.

– На этот раз не так уж все и плохо, мы можем свалить все на него, однако нам надо все вспомнить из вчера, что получится.

– А-а-а-а-а, помогите! – раздался женский крик. Это, скорее всего, Лена, мы все побежали к ней.

В третьей комнате она сидела у стены, вжавшись в нее и с ужасом смотря на мертвого мужика, изводилась в судорогах. Когда я подбежал к ней, она сорвалась и побежала на кухню. Издался очередной крик, и мы услышали, как она побежала в четвертую комнату, там ее ждала та же картина, и она тихо подошла к нам:

– Вы меня не убьете? – сказала она и заплакала.

– Нет, это не мы их убили, сами в шоке, – хором сказали мы.

Пицца

Мы четверо сидели во второй комнате, в которой не было трупов, и составляли различные гипотезы данной ситуации. Все, что шло на ум, были лишь какие-то бредовые мысли, понятия не было, кому мы могли так испортить жизнь, что ответная реакция была настолько серьезной. Лена была вся на нервах, даже забыла одеться и сидела в одном нижнем белье рядом с Максом и думала над нашей проблемой, впрочем, нам это не мешало, даже немного помогало эстетически, у нее была неплохая фигура, некоторые девочки из группы завидовали ей в этом плане. Но завидовать нам в этой ситуации никто не мог.

После попойки всегда странное состояние, при котором мыслить тяжело. Моим спасением в таких ситуациях обычно было пиво: после глотка мысли входили в нужное русло. А что мне мешает? Я встал и направился в сторону кухни, поймав три неловких и удивленных взгляда.

– Ты куда? – спросил Саня.

– Сейчас приду – ответил я и пошел в сторону кухни. Раздался звук открывающегося холодильника и звон бутылок на всю квартиру. Макс сразу все понял и с ухмылкой произнес:

– Сейчас, по-моему, не самое время для этого!

– А что такое? – вслух сказали Саня и Лена.

– Сейчас увидите.

Звук все приближался и приближался ко второй комнате, бутылки звенели все больше и больше. Ногой распахнув дверь, я зашел с ящиком пива и, сверкая улыбкой, несмотря на создавшееся напряжение в комнате, поставил ящик в центр между нами и, открыв одну бутылку, начал глоток за глотком ее употреблять.

– Ты не изменишься, – сказал Саня, в веселом настроении взял себе одну бутылку и принялся ее употреблять вслед за мной.

– А ты куда? – возразил Макс глядя на Лену, которая тоже потянулась в ящик за заслуженной ей бутылкой.

– Ну правда, Макс, голова болит, ни к черту, надо чуть-чуть похмелиться, – твердо сказала Петрова.

– Уроды, – резко проговорил Макс и взял себе запотевшую бутылку пива.

– Теперь все пойдет легче!

– Д-а-а-а-а! – опять хором сказали Саня и Лена с определенным наслаждением в лицах.

– Я вам напоминаю, что мы в квартире, полной трупов, и нам с этим надо что-то делать! – крикнул взбешенный Макс. Он один был еще на взводе после напитка. Ему не давали покоя мысли о тюрьме. Срок большой, и не каждый сможет такое выдержать, тем более он не понаслышке знает об этом, его дядя работает в исправительной колонии, и в детстве Макс часто видел всю эту структуру изнутри, а теперь у него есть возможность прочувствовать ее.

Раздался продолжительный звонок в дверь. Все застыли в ступоре.

– Все, хана, за нами приехали, – промолвил Саня.

Хотелось ему возразить, но в данный момент все так и думали, и с комом во рту я пошел к входной двери. Раздался еще один продолжительный звонок. Звук у него был очень громким и мерзким, такое чувство, что это пытка, это как большой шмель возле уха, такое же ощущение. Я подошел к двери, поставил бутылку рядом с обувью, лежащей в прихожей. Посмотрел в зрачок, там был студент, лет 18–20, весь в прыщах, в очках, в желтой кепке и майке. Доставщик, определенно доставщик, я даже знаю, какого магазина, в нем года полтора назад работал Женек, мы еще тогда подшучивали по поводу его униформы, даже прозвище ему дали – Пчелкин, некоторые его до сих пор так называют.

Я посмотрел на ребят, которые стояли сзади меня с удивленными лицами и ждали моего ответа, которого я им не дал и открыл дверь.

– Здравствуйте, пиццу заказывали? – сказал радостный доставщик и протянул 3 упаковки пиццы и пакет с колой и чем-то еще.

– Какую пиццу? Ничего мы не заказывали!

– Как не заказывали? Нахимова, 23, квартира 17? – растерянно трясясь, произнес парень в желтом.

– Возможно.

– Ну тогда заказ вам, если вы отказываетесь от него, то я запишу, и вас внесут в черный список нашей фирмы, а, да, вам еще тут кое-что передали, – твердо произнес уже собранный доставщик.

Я подумал, что есть-то действительно хочетс, я и это «кое-что», возможно, какое-то послание того психа.

– Хорошо, погоди, сколько с нас?

– 3500 рублей.

– Что так много?

– 3 пиццы, одна итальянская, одна с морепродуктами по 800 рублей… – продолжал очкарик.

Я начал искать по карманам деньги и наткнулся на какое-то неудобное место в штанах, оно меня смущало с самого утра. Это была пачка денег, в ней были перемешаны купюры по 5000 рублей, 100 долларов и 50 евро. Их был настолько много, что у доставщика глаза буквально чуть не вылезли от увиденного в моих руках, честно говоря, у меня была схожая ситуация. Вдруг очкарик посмотрел на пол, по которому потекла небольшая струйка крови. Она была того чудака, который себе стрельнул в голову. Я резко дал ему две бумажки по 100 долларов и 50 евро. Если перевести их на рубли, это будет тысяч 10.

– Мы не принимаем иностранной валютой, да и у меня нет сдачи.

– Это тебе, чтобы ты никому не говорил, что ты был тут, окей?

– Да-да.

Он отдал мне пиццу и пакет и резко побежал по лестнице вниз. Ох, не к добру это. Я закрыл дверь сразу на все замки, которые были, и повернулся к ребятам.

– Что это было?

– Я не знаю, кто-то заказал пиццу, и еще кто-то оставил нам послание, и еще я в кармане обнаружил эту пачку денег.

– Ого, тут, наверное, тысяч 700 – сказал Саня, подойдя ко мне и взяв эти купюры.

– Отдай, они нам еще пригодятся, давайте посмотрим, что за послание.

Мы зашли во вторую комнату и сели. Я открыл пакет, в нем было 4 бутылки колы, 4 шоколадных батончика, 4 пончика, 4 упаковки жвачек и очень много салфеток.

– Интересно, почему всего по 4?

– Наверное, потому что нас четверо, видимо, тот, кто заказывал, знал, что мы будем в таком количестве.

– Ага, а пиццы 3, – глупо сказал Саня и открыл первую коробку. На пицце лежал листок формата А4, надпись была небольшой и располагалась по центру.

«Поешьте, ведь это ваша последняя хорошая еда в ближайшее время» – чернила были очень смутными, еле виднелись, а вскоре и вообще исчезли. Письмо было написано ручкой, чернила которой через определенное время стираются. У многих была такая ручка в детстве, часто ей баловались и подсовывали преподавателям.

– Вот жлоб, даже не оплатил, – сказал Саня.

– Ага, ведь это самое главное сейчас, – ответил с сарказмом Макс.

– Вот урод. Сохраните этот листок, он может пойти как доказательство нашей невиновности.

– Да, точно, Лена говорит правду, Макс, положи его к себе, у тебя всегда все в сохранности остается.

– Хорошо, – Макс взял записку и положил ее в карман.

Первая зацепка

– Как бы то ни было странно, вытащите все, что у вас есть в одежде, а лучше разденьтесь до нижнего белья, надо посмотреть, есть ли у нас еще какие-нибудь подарки типа этой пачки денег, – сказал я и стал снимать с себя вещи.

– Ах ты извращуга! – сказал Саня.

– Он прав! – сказал Макс и тоже стал снимать вещи. Саня, недолго повозмущавшись, снял с себя костюм. Лена заметила, что она уже в нижнем белье, и встала с таким видом, как будто она нас сейчас будет отчитывать.

Вот мы все стоим в нижнем белье, смотрим друг на друга. Я и Саня косо смотрели в сторону Лены, Макс просто лишь зевал, а Лена начала чуть-чуть прикрывать себя руками.

– Наверное, все со стороны выглядит очень странно, – посмеялся я.

Шутка пришлась кстати, и мы немного посмеялись, абстрагировавшись от сложившейся ситуации. Тут мы с Саней опять посмотрели друг на друга, а потом на Лену, и бросились на нее, и стали лапать ее за все места, она особо не сопротивлялась, и тут Саня сказал:

– Фу, что это, – он показал нам руку, потом понюхал ее.

На ней была какая-то слизь или что-то в этом роде.

– Да это же конча, фу, – сказал Саня и побежал в ванную. Я посмотрел на Лену, на ее трусах и на бедре была засохшая сперма.

– Кому-то вчера было хорошо? – спросил я.

– Не знаю, откуда это, честно.

– Ага, не знаешь, – усмехнулся Макс.

Из ванной раздался крик. Саня кричал недолго, но испуг был слышен в его голосе, однако мы не особо обратили внимания на него, так как думали, что он просто кричит из-за того, что испачкался.

– Не отмывается? – пошутил Максим.

– Идите сюда! – громко закричал Саня.

Мы побежали к нему и увидели странную картину: Александр стоит испуганный и дрожит (нечасто мы такое видели), на стене в ванной нарисовано нечто типа пентаграммы. Кровь уже подсохла – похоже, она была нарисована уже достаточно давно.

– Мы имеем дело с сатанистами? Другого варианта не вижу.

– Может, мы это написали, когда пьяными были? – сказала Лена и начала вытираться.

– Так ты не ответила, кому ты вчера дала? – спросил Макс.

– Я ничего такого не помню. Значит, не было – возразила Лена.

– Ага-ага, – улыбнулся Саня.

– А откуда тогда это? И ты не чувствуешь, что у тебя вчера был секс? – с ухмылкой посмотрев на Лену, сказал Макс.

– Да как это можно почувствовать? – ответила она.

– Не знаю, я всегда чувствую наутро это, – с гордостью сказал Саня.

– Я не знаю. – прошептала Лена.

– Постой, все не стирай, часть в пакет положи, вдруг тебя изнасиловали или что-то еще, как улика будет служить, – сказал я.

– Кому на хрен они нужны, твои улики! – сказала Лена и начала умываться.

– А вдруг кто-то из нас это сделал? – возразил Саня, на что Лена посмотрела на него очень злым взглядом так, что даже мне стало не по себе от этого, и я сделал шаг назад, так как кто знает, что у нее на уме?

– Ну, естественно, по взаимному согласию, а как еще? – извернулся Саня с немного шуточным тоном, за что и получил неплохую пощечину, такую, что у него осталась небольшая гематома. Мы сразу все поняли, что на эту тему лучше в ближайшее время не шутить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2