Артем Патрикеев.

И кресло ему помогало летать



скачать книгу бесплатно

Ужин прошел, и Мишка отправился в свою комнату. В принципе, можно было сесть за компьютер и чем-нибудь там заняться. Но что-то сегодня Мишке залезать в него не хотелось. Пока мальчик странствовал по всяким оздоровительным центрам, он привык к книгам, смотрению в окно, рассматриванию всего того, что его окружало. Эта полезная привычка помогала ему в трудную минуту, когда ни мамы, ни папы рядом не было. Если он не читал, то ложился на кровать так, чтобы смотреть в окно. Особенно Мишка любил, когда по небу бежали облака. Тогда пейзаж за окном все время менялся, постоянно там что-то происходило, летали замки, драконы, гномы, да и множество других самых разных сооружений и персонажей, о которых когда-либо читал или слышал Мишка. Впрочем, он не забывал придумывать и что-то свое.

– Смотрите, как на брындаглюка похож, – сказал он как-то зашедшей медсестре и показал на необычное облако.

– Кого-кого? – не поняла та.

– На брын-да-глюка, – медленно и с расстановкой повторил Мишка.

– Это где это ты про такого слышал? – удивилась медсестра. Она была молодой и еще далеко не все сказки забыла.

Мишка хотел ответить: «У себя в голове», – но решил, что после такого ответа его примут за сумасшедшего. Поэтому сказал проще:

– Я его сам придумал.

– А, тогда понятно. – Медсестру позвали из коридора, и она поспешно вышла.

Мишка мог часами лежать и смотреть на облака, придумывая истории. Там у него летал и страшный брындаглюк, и маленькие партамушки. Но свои истории он никому не рассказывал, считал, что это никому не будет интересно, кроме него самого. Поэтому наслаждался своими интересами самостоятельно.

Вот и сегодня Мишка взял книгу про «Алису в Зазеркалье». Там был его любимый стишок про Бармаглота:

Варкалось, хливкие шорьки

пырялись на наве,

и хрюкатали зелюки,

как мюмики в мове.

Впрочем, этот стишок он уже давно и крепко знал наизусть. Его радовали эти необычные слова, сложенные в такой забавной последовательности. Однако, проглядев лишь первую страницу, Мишка посмотрел в окно и задумался. До его любимого домашнего третьего этажа доставали ветки каштана, порой, в сильный ветер, эти ветки начинали стучать в окно, папа даже как-то подрезал их. Мишка тогда сильно за него боялся. Ведь папе пришлось открыть окно, ловить непослушные, сильно качающиеся из стороны в сторону ветки. Один раз папа даже так сильно высунулся, что Мишка рванул к нему, но успел вовремя остановиться, потому что папа очень быстро залез обратно. Теперь это происшествие Мишка вспоминал с улыбкой. Его особенно забавляло то, как он рванул тогда к отцу. Порой он представлял, что папа и правда начинает вываливаться, а он подкатывается и хватает его за ноги, не давая вывалиться совсем. Таким мыслям Мишка всегда улыбался. В его понимании все же было, что лучше, чтобы ничего такого страшного не происходило. А уж как кому-нибудь помочь, он и сам придумает.


Ну что ж, не будем мешать Мишке задумываться, пусть пока отдохнет.


А Пашка в это время сидел дома за компьютером и резался с друзьями в очередную игрушку.

Но перед тем, как войти в игру, Пашка сначала проверил, нет ли в Сети Мишки. И, не обнаружив там его, понял, что сегодня Мишке не захочется играться.

Они часто ходили в рейды на пару, охотились на других игроков или просто путешествовали по виртуальным мирам, изучая их, добывая предметы и опыт. Без Мишки Пашка играл нечасто, точнее, тогда он играл в одиночные игры, не связанные с Интернетом. Но сегодня ему почему-то захотелось зайти и посмотреть, что же там происходит в он-лайн игре.

Играл он неплохо и сразу же влился в коллектив, однако долго играть ему не пришлось. Неожиданно его выкинуло из игры.

– Что такое? – удивился Пашка вслух.

Примерно те же слова раздались и из комнаты родителей. Вскоре выяснилось, что кто-то забыл заплатить за Интернет. Звучало «кто-то» потому, что мама говорила, что папа обещал заплатить еще на прошлой неделе, а папа говорил, что ему обещали напомнить за пару дней до отключения. Теперь что-либо предпринимать было уже поздно, так что все почти огорчились и занялись своими делами.

Пашка взялся за «боевую фантастику». Это была одна из его любимых серий. Он понимал, конечно, что правды в таких книгах практически нет, но ему так нравились всякие космические или просто необычные приключения, что такие книги влекли его с неудержимой силой.

Читал Пашка обычно лежа в кровати. От этой традиции он не отошел и на этот раз. Книга быстро увлекла его, но через пару глав ему вспомнился Мишка. Не то чтобы он сильно о нем беспокоился, но проверить, все ли с ним нормально, хотелось. Все-таки Пашка немного испугался, когда увидел, что качели летели точно в голову высунувшегося Мишки. «Это очень хорошо, что он успел спрятаться», – рассуждал Павел. А затем ему стали представляться всякие картины того, как качели бьют Мишку по голове. Вариантов десять он посмотрел, после чего решил написать эсэмеску Мишке, чтобы узнать, точно ли с ним все в порядке.

«Ты как? Норм?» – написал Пашка и нажал «отправить».

«Норм», – быстро пришел ответ.

«Как-то быстро он мне ответил, и коротко слишком», – подумал Пашка. И написал:

«Точно норм?»

Ответ снова не заставил себя ждать:

«Точнее не бывает».

Пашка не удержался:

«Бывает».

«Это как?»

«А вот так».

«А вот так – не ответ».

«А вот и ответ, просто без пояснений».

«И что это за ответ, если ничего из него не понятно?»

«Ну, вот такой вот ответ».

«Ладно, спасибо, что не забываешь старого друга».

«Не такой уж ты и старый». – Пашка пририсовал в конце улыбку.

«Зайдешь завтра после школы?»

«Наверняка».

«Покедам», – написал одно из своих любимых слов Мишка.

«Покедам-дам-дам», – в тон ему ответил Пашка.

«Вот и ладно», – посмеялся Павел и снова углубился в книгу. Скоро надо было собираться спать, а хотелось дочитать, чем же закончится боевая атака конфедератов на планету Зельда.


Мишка задумчиво покрутил в руке телефон. Ему было приятно, что Пашка про него не забывает, и в то же время ему было жаль, что он сам не додумался ему написать. Вообще, эсэмэски они посылали друг другу нечасто. Чаще старались общаться в соцсетях, так было намного проще.

Пашке завтра надо было идти в школу, Мишке же – только дожидаться репетитора. Ему тоже хотелось ходить в школу, общаться с ребятами, утром собирать учебники и тетради, получать оценки в дневник и журнал. В общем, быть обычным ребенком. Родители обещали, что в следующем году, если освоит всю программу, Мишка сможет пойти в четвертый класс. Это подстегивало мальчика, давало больший стимул заниматься и выполнять домашние задания. Будильник он не ставил. Вера Петровна приходила к одиннадцати, а занимались они до двух. Потом она оставляла ему задания и уходила. Мишка после ее ухода обедал и садился за «домашку» (а иногда сначала делал задания, а потом уже обедал). И только после того, как все выполнял, считал себя свободным и приступал к развлечениям.

Мишка вздохнул, перелез с кровати на кресло и покатил в ванную комнату, готовиться ко сну.

«Завтра будет новый день и новые дела», – рассудил Мишка и забрался в постель. Тут же к нему заглянула мама, поцеловала на ночь и выключила верхний свет, оставив лампу на столике у изголовья. Затем, как обычно, зашел папа, потрепал сына по голове и посоветовал не засиживаться надолго.

– Организм хорошо спит и отдыхает, когда на улице темно, – говаривал он. – Поэтому не стоит пренебрегать этим временем.

Папа уходил на работу рано, так что Мишка его по утрам видел только в выходные дни. Зато мама уходила часов в десять-одиннадцать, так что она успевала не только Мишку увидеть, но и покормить завтраком. Репетитора Мишка встречал чаще всего в гордом одиночестве. Чтобы никто его не обманул, Вера Петровна звонила ему по телефону, когда стояла уже около двери. Только тогда Мишка открывал дверь. Он ведь не мог дотянуться до дверного глазка, а папа пока никак не мог найти время, чтобы придумать, как бы сделать так, чтобы сын мог в этот высокий глазок смотреть. Кстати говоря, Пашке тоже пришлось перейти на эту систему, а то далеко не всегда родители Мишки были дома, когда он приходил.

День закончился вполне нормально. Немного побаливал бок, там даже синяк появился, а в целом всё было очень забавно. Мишка лежал и прокручивал в голове прошедший день. В окно заглянула луна.

– Привет, – тихо прошептал Мишка и закрыл глаза. Во сне он представлял, как луна смотрит на него и рассказывает сказки. Ему представлялось, как он садится в свое любимое кресло и едет по лунной дорожке вверх, к самой луне. Еще не выехав, он уже думал, как интересно будет смотреть по сторонам. И даже несмотря на то, что темно, Мишка понимал, что будет интересно посмотреть на яркие огни городов.

Он успел преодолеть уже половину пути до луны, когда сон во сне сморил его и мальчик заснул окончательно. Это уже не в первый раз его фантазии сотрудничали со снами. Но еще ни разу, ни во сне, ни наяву, он не сумел добраться до луны. Он сам не понимал, почему так получалось, но факт оставался фактом. Впрочем, такая недостижимая цель становилась призом, к которому стоит стремиться. Может быть, даже всю жизнь.

Миша спал и смотрел приятные сны. Но луны уже в них не было.

Варим макароны

Пашка позвонил около пяти вечера.

– Чего звонишь? – сразу же приветствовал его по телефону Мишка.

– Да вот, стою у двери чьей-то, – в тон ему ответил Пашка.

– А, понятно. Как думаешь, кто-нибудь за дверью есть?

– Не знаю, но я звонок трогать не буду. Разве что постучу слегка.

– Давай-давай.

На самом деле Мишка не тянул время, он просто пересаживался с кровати на кресло, попутно пытаясь не уронить телефон, прижатый головой к плечу. Хотя такие диалоги у ребят происходили часто. Слишком уж скучно было бы говорить стандартные «Алло и Привет». Но иногда все же приходилось быть банальными.

Когда Мишка подкатывал к входной двери, он услышал тихий стук.

– Такое ощущение, что ты стучишь в мою дверь.

– Твои ощущения тебя не подвели.

Мишка открыл дверь и впустил смеющегося друга.

– Как настроение? – Мишка говорил, не выпуская телефона.

– Можешь уже отключить мобильник.

– О, точно. – Мишка громко рассмеялся. – А я думаю, чего так голову неудобно держать.

Пара движений – и мобильник отправляется в карман.

– Есть чего интересного в школе? – спросил Мишка, провожая друга в комнату.

– Да ерунда сплошная. Это тебе хорошо – дома сидишь, со школой не заморачиваешься. – В голосе Пашки не чувствовалось зависти, только констатация факта.

– Наверное, – с сомнением протянул Мишка. – Но, честно говоря, я бы с удовольствием и походил. А то сижу тут в четырех стенах…

– Каких это четырех? У тебя три комнаты, плюс кухня, плюс ванная комната, плюс туалет – вон сколько стен!

– Это считать надо.

– Ну и посчитай, – весело предложил Пашка.

– Так… получается, в общем-то, шесть комнат. Шесть на четыре…

– Дать калькулятор? – поиздевался Пашка.

– Да у меня на телефоне есть, – отмахнулся Мишка, продолжая считать в уме, точнее, больше делая вид, что считает, так как таблицу умножения он знал вполне прилично. – Двадцать четыре.

– Отлично! У нас есть решение! Приз в студию! – радостно зааплодировал Пашка.

Мишка важно раскланялся в разные стороны и друзья покатились со смеху. Когда им все же удалось отсмеяться, у Пашки неожиданно заурчало в животе.

– Твой живот хочет поесть?

– Да и я был бы не против. – Пашка погладил себя по животу.

– Пойдем проверим, что там мне оставили.

Сегодня в кастрюлях были борщ, вареная картошка и жареная курица. Мишка знал, что Пашка курицу-то любил, а вот вареную картошку – не очень.

– Слушай, может, макароны сварим? – предложил Мишка.

– Да ладно, я могу и картошкой обойтись.

– Да уж ладно уж, – замахал руками Мишка. – Что я, не помню, что ли, что ты картошку вареную не любишь.

– Что, что. Ты прямо как Штокингер33
  Забавный следователь из сериала про полицейскую собаку «Комиссар Рекс».


[Закрыть]
. – Пашка вспомнил одного из персонажей известного сериала. – А макароны-то есть? – Идея ему очень понравилась. – Правда, я их не очень-то умею готовить.

– Да я тоже сам их не готовил, но технологию знаю. – Мишка особо не заморачивался всякими такими «не умею», «не получится» и тому подобное.

Они полезли в шкаф.

– Видишь, какой выбор. – Мишка стал доставать пачки по одной и показывать Пашке. – «Трубочки», «перья», спагетти номер один и номер три.

Все пачки оказались закрытыми.

– Что будем готовить? – Мишка придирчиво разглядывал макаронное разнообразие.

– Трудный выбор, все хочется попробовать.

– Хм-м, интересный вариант. – Мишка вскрыл «трубочки» и взял одну штуку. Покрутил в руках и откусил кусочек. – Хрустит.

– Логично, – Пашка тоже взял одну штуку. – Вкус сильно отличается от вареных.

– Это точно.

Затем они попробовали понемногу от «перьев», спагетти номер один и номер три.

– Так я не чувствую особой разницы, – отчаянно хрустя спагетти номер три, сказал Мишка.

– Я тоже.

– Давай их смешаем и сварим, посмотрим, что получится.

– Давай.

– Вот только надо их как-то поодинаковее сделать, – решил Мишка.

– Как это – поодинаковее?

– Поломаем на равные размеры, и отлично.

Они ревностно принялись за дело. Ломались макаронины весело, но маленькие кусочки от них разлетались по всей кухне.

– Как смешно получается, – засмеялся Пашка.

– Ага, – поддержал его смехом Мишка. Ему весело было смотреть и слушать, как с треском ломаются макаронины и как некоторые кусочки летят и стучат по плите или по стенкам.

Небольшая кастрюлька наполнилась довольно быстро.

– Думаю, этого хватит, – критически осмотрел наломанную кучу Пашка.

– Пожалуй. Вот только теперь туда еще и воды надо как-нибудь напихать.

– Напихать воды? – снова рассмеялся Пашка. – Будем утрамбовывать ногами?

– Наверное, – улыбался Мишка. Он взял стакан и стал наполнять кастрюлю водой из-под крана.

– Не многовато? – Пашка с подозрением разглядывал воду, которая наполнила кастрюлю почти под самые края.

– Сойдет, – отмахнулся Мишка и включил электрическую плиту.

Чтобы как-то скоротать ожидание, они сели прямо на кухне поиграть в настольную игру.

Дело шло весело и приятно. Но тут непонятное шипение отвлекло их внимание.

– Ой, макароны вылезают! – крикнул Мишка.

– Лови их! – Пашка, конечно же, сумел быстрее отреагировать и подбежать к кастрюле. Мишка опоздал всего на пару секунд.

Переизбыток воды и распухшие макароны лезли во все стороны. На плиту уже ринулись шипящие водопады. Мишка выключил плиту, но, как вы знаете, электрическая плита остывает довольно долго, поэтому шипеть она не прекращала, а кипеть эта большая куча разномастных макарон не переставала. Пашка схватил тряпку и попытался подхватить выливающуюся кипящую воду.

– Ты что! – крикнул Мишка. – Тряпка от плиты загорится!

И правда, пока Пашка слушал, тряпка, которая продолжала касаться только начавшей остывать плиты, начала обугливаться. Тряпка тут же полетела в раковину и захлебнулась водой из-под крана.

– А чего делаем?

– Дай хваталки, – скомандовал Мишка.

Пашка схватил висящие на холодильнике (сбоку, на крючочках) хваталки и передал Мишке. Тот сразу взялся за кастрюлю и переставил ее на другую конфорку. Вода стала быстро успокаиваться, а макароны перестали вылезать, но продолжили пухло торчать.

– Пожалуй, мы слишком много положили.

– Ага, – быстро согласился Пашка. – Давай разложим на пару кастрюль?

– Давай.

Плиту решено было пока не вытирать, так как «все равно еще готовить». А вот перекладывать мокрые скользкие макаронные изделия оказалось не так уж и удобно. Ребята старались использовать две вилки, но вредные макаронины все равно старались выскользнуть и развалиться на столе. Приходилось их потом пальцами собирать и в новую кастрюлю забрасывать. Впрочем, ребята справились быстро, постоянно подтрунивая друг над другом.

– Они у тебя прямо между пальцев проскальзывают, – смеялся Пашка.

– А у тебя вообще сквозь руку проходят, – смеялся Мишка. – Может, через твои руки тоже очень удобно вермишель отбрасывать?

Друзья с радостью вспомнили мультик про Простоквашино.

– Жаль, что там не показали, как в реальности эту вермишель отбрасывать надо, – в конце концов подвел итог Мишка.

Теперь на плите стояло две кастрюли с долитой водой. Но теперь ребята поступили умнее, не долив сантиметров пять до верха.

– Думаю, теперь все должно получиться, – сказал Павел.

– Несомненно.

Друзья снова сели за игру. Минуты через три Мишка задался вопросом:

– Слушай, а разве не надо было макароны посолить?

– Думаю, что надо.

– А много надо?

– Конечно, там же вода всю соль съест.

Вскоре по одной трети от пачки соли переместилось в обе кастрюли.

– Отлично, – Мишка весело потер руки. Ему выпал удачный ход. Но тут его осенило: – Кажется, еще и сахар можно добавлять.

– Не знаю, – засомневался Пашка. – Но сахаром макароны не испортить.

На том и порешили. По десять кусочков сахара полетели в кастрюли.

– Думаю, вот-вот сварится уже, – понюхал воду Пашка.

– Я тоже так думаю. Давно уже варим вроде.

Ребята сели еще поиграть немного…

– Что-то запахло чем-то, тебе не кажется? – принюхался Пашка.

Мишка посмотрел на кастрюли, которые уже давно и отчаянно дымились. Впрочем, мощная дымовая завеса висела и в кухне.

– Вот мы заигрались!

Ребята бросились кто куда: Пашка открывать окно, чтобы проветрить помещение, а Мишка выключать плиту.

– Ну как, готово? – поинтересовался Пашка, подходя к Мишке, который разглядывал содержимое одной из кастрюль.

– Кажись, пригорело немного, – ответил Мишка. – А ведь их еще надо сливать.

Друзья попробовали перевернуть одну из кастрюль в дуршлаг.

– Что-то не хотят оттуда макароны вылезать, – огорчился Пашка.

– Ничего, сейчас захотят! – Мишка схватил ложку и стал выковыривать слипшуюся, страшную подгоревшую массу. – Видел, как круто получилось? Я еще никогда таких макарон не пробовал.

– Может, проще из них пирожков понаделать?

– А что, отличная идея.

И ребята принялись отрывать от бывших макарон, превратившихся в практически единую массу, куски и лепить из них пирожки.

– Вот только пирожки обычно с начинкой бывают, – вспомнил Пашка.

– Давай туда ириски положим.

Дело пошло споро и четко. Вскоре уже два десятка пирожков ожидало своей участи.

– Как красиво получилось, – восхитился Мишка. – Со второй кастрюлей будем так же разбираться?

– Лучше подождем. А то вдруг не понравится.

– Хорошо.

Несмотря на то, что ребята трудились быстро, макароновые пирожки уже подостыли, а хотелось все же чего-нибудь горяченького. Мишка поставил греться борщ на плиту, а пирожки – в микроволновку. В принципе, он и борщ в микроволновке разогревал обычно, но на данный момент микроволновка была занята пирожками.

Пашка уже деловито доставал тарелки, ложки и вилки. Игра и приключения с готовкой заставили его забыть о голоде, но теперь, когда все разрешилось, есть ему захотелось с удвоенной силой.

– Ну как? Ну что? – несколько раз спрашивал он Мишку, который теперь уже особенно внимательно следил за борщом.

– Сейчас, сейчас, пусть хоть разок булькнет.

Пашка с трудом дотерпел до долгожданного «булька», после чего схватил половник и навалил себе целую тарелку борща. Курицу решено было пока не трогать, сначала ребята хотели получше распробовать получившиеся пирожки.

Мишка тоже решил не отставать и себе также налил полную тарелку.

– Приступим? – Мишка занес ложку над борщом, а другой рукой схватил пирожок.

– Приступим, – повторил его движения, как будто специально скопировав, Пашка.

Борщ пошел весьма хорошо, но затем пришла очередь ирисково-макароновых пирожков. Первые пирожки пошли весьма неплохо, потому что ребята были очень голодные и глотали пирожки большими кусками, к тому же заливая их борщом. Но уже когда половина суповой тарелки опустела, пришла пора слегка приостановиться и обратить внимание на вкус.

– А что, не так уж и плохо получилось, – с трудом разлепляя рот от расползающейся ириски, пропыхтел Пашка.

– По-моему, вполне съедобно.

Они откусили еще по одному куску и стали задумчиво пережевывать.

– Мы прямо как дегустаторы, – сказал Мишка. Пашка только согласно кивнул. – Будем потом наш новый рецепт всем предлагать, и станет он самым известным в мире. Как тебе такое?

– Было бы неплохо, но что-то я пока не определюсь, насколько это вкусно.

– Честно говоря, я тоже…

Друзья откусили еще по кусочку и снова задумались.

– Слишком уж специфический вкус получился, – наконец сказал Павел и стал заедать откушенные куски остатками борща.

– Согласен… Наверное, с солью переборщили.

– Ха-ха, хорошо, что борщ не переборщили, – посмеялся Пашка своему каламбуру.

– Это потому, что не мы его делали, – рассмеялся в ответ Мишка.

Половину из сделанных пирожков ребята все же осилили, но потом решили, что уже наелись, и вторую кастрюлю вообще оставили без внимания.

– Вот видишь, даже курица жареная не понадобилась, – сыто потер пузо Пашка.

– На завтра пригодится, – согласился Мишка.

Они помыли посуду (кроме кастрюль, конечно) и пошли в Мишкину комнату. Хотя, если говорить точно, мыл Мишка, а вытирал и убирал на место Пашка. Такое вот разделение труда получилось.

Примерно через час вернулась мама. Подозрительный запах ее сразу насторожил, хотя все это время кухня продолжала проветриваться. Зато на кухне она увидела результаты мальчишеских трудов. Она покачала головой, а потом заглянула к ребятам.

– Что это вы там такого хитрого понаготовили? – поинтересовалась она.

– Сначала мы хотели сварить макароны, но потом у нас что-то не заладилось, и вот… – начал говорить Пашка.

– Зато у нас получились вкуснейшие пирожки, – слегка приукрасил действительность Мишка. – С ирисками!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6