Артём Горохов.

Вирус



скачать книгу бесплатно

Глава 1. И пришёл Вирус


С похмелья болела голова, но будильник зверел, заводя все свои 48 колоколов собора Парижской богоматери. Охая и покачиваясь, я был поднесён подгибающимися ногами к деревянному столу, стоящему посреди комнаты, где красовалась в лучах восходящего солнца бутылка газировки.

По мере того, как вода наполняла желудок, я стал ощущать босыми ногами холодный пыльный пол, а уши стали разбирать в отзвуках набата будильника лепет репортёров утренней передачи, которую вещал телевизор, проработавший всю ночь.

Вот так, запрокинув голову, глотая воду и почёсывая свободной рукой живот, я узнал о вирусе.

Многие задавались потом вопросом, что они делали, когда услышали об эпидемии? Я вот стоял босиком, почёсывая живот.

Когда появились первые новости о болезни, никто не обратил на них внимания. Это было начало мая 2016 года. Где-то в Африке люди стали попадать в больницы с жалобами на высокую температуру и плохое самочувствие. Но кого это могло интересовать после птичьего, свиного, чёрт его знает какого гриппа, лихорадки Эбола, Зика и другой заразы, которая вспыхивала и затухала время от времени.

Иностранный репортёр в медицинской маске салатового цвета, активно жестикулируя, рассказывал о том, что вирус распространяется невероятно быстро. Медики-де не определили, как он передаётся, но видимо любые контакты с вирусоносителем неизбежно приводят к заражению. Эпидемия неизвестного прежде заболевания распространялась со скоростью чиха.

Я, как и все тогда, плюнул на это. Мало ли чего происходит. Фармацевтические корпорации на одних медицинских масках и противовирусных препаратах заколачивают миллиарды долларов, благодаря таким вот «вспышкам» и «очагам».

***

Очередной рабочий день в мэрии не предвещал никаких радужных событий. «Мы живём и работаем в дерьме, чтобы купить дерьмо нам не нужное», – крутилось в голове.

На телефоне дважды высвечивался номер жены, с которой мы уже второй месяц жили раздельно. Всё и так шло к разводу, так что эта кутерьма меня не особо беспокоила. Детей у нас не было, поэтому меня волновало только то, что это сожрёт уйму моего времени и истончит кошелёк. Да ещё нужно будет выслушивать увещевания родственников, насмешки коллег и сплетни соседей. Изжога, как говорится.

Работа, если честно, давно опостылела. Люди, снующие по мэрии в поисках справок, подписей и печатей никогда не иссякали. Они не исчезли бы, убивайся я на работе с утра до ночи без выходных. Мало того, это бы не сделало их довольными. Они точно так же ворчали бы про коррупцию и бюрократию. Даже говорить про это не хочется.

Короче говоря, чтобы вы поняли, что я представлял из себя до вируса, я добавлю два слова: офисный планктон.

За чашкой кофе, перемежая вордовские документы страницами Интернета (преимущественно социальных сетей) я наполнял свой обленившийся мозг чужими впечатлениями и открывал уши рупорам пропаганды. Да, и при этом мне не стыдно. Это не я сделал себя таким.

Не мы стали, а нас сделали такими. Общество потребления. Потребление пищи, товаров, услуг, информации, людей…

Порой, конечно, я замечал за собой зависимость, но это было моим счастьем – удовлетворить простые потребности в питании и коммуникации.

Была среда, так что после работы мы с коллегами как обычно шли в бар «Мужской уголок», чтобы накачаться пивом, обсудить наших и не наших женщин, спортивные матчи, новинки техники и автомобилестроения. Мы просто отмечали половину недели, заливаясь пенным напитком. Конец недели мы праздновали в каком-нибудь клубе.

Вот так и шла наша жизнь до вируса, который изменил всё. Мы праздновали середину и конец недели, в другие дни по расписанию было предусмотрено посещение супермаркета, престарелых родственников, прачечной, любовницы (кому посчастливилось её заиметь) и развлечение детей (кому не посчастливилось их заиметь). Потом мы ждали праздников, чтобы прогулять ещё один выходной, и конечно ждали лета, чтобы уехать к морю и там две недели прожить, стараясь каждый день превратить в праздник.

Сегодня в «Мужском уголке» мы заседали в урезанном составе. С нами был молодой клерк, которого все называли Пьер (он очень хотел влиться в коллектив, поэтому плёлся за нами, куда бы мы ни пошли), Сергей – начальник отдела статистики, давно собирающийся на пенсию (ему устроила разнос жена, поэтому он решил «надраться», как он сам сказал и теперь пускал сопли), а также лысый Алан, который считал себя мачо и не упускал ни одного шанса, чтобы сверкнуть глазками какой-нибудь женщине, когда та проходила мимо него, а потом качнуть головой и подмигнуть нам, когда она удалялась.

Ещё двое коллег прогуляли наше благородное собрание.

–Посмотрите! – неуверенным голоском запищал Пьер, – эпидемия нового вируса. – Он указывал на телевизор, который висел над барной стойкой. – Я сегодня читал про это.

Сергей, который, полулежал на стойке, оперев голову о правую руку, даже не повернулся в сторону телевизора.

–Ой, сколько можно про это говорить?! – раздражённо фыркнул он. – Каждый день то там что-то случиться, то здесь. Меня это всё касается?

Пьер, решив, что сказал что-то лишнее, молчал, но Сергей хотел разговора и продолжал вопрошать.

–Касается? Я спрашиваю!

– Нет … наверное.

–Точно не касается! Война на ближнем востоке, ИГИЛ, выборы в Греции и Америке, беженцы в Европе – всё это меня не касается и не интересно, следовательно. Вот жили бы мы раньше, так и не знали про все эти проблемы. И тоже нам не было бы ни холодно, ни жарко. А теперь даже если ты сыт и обут, и в тепле, то ты должен переживать за что-то.

Я не слушал их разговор, сконцентрировав всё внимание на экране. Там ведущие из штанов выпрыгивали, стращая новостями о стремительном распространении нового вируса по чёрному континенту. На карте мигали красные точки – места, где были зафиксированы очаги заболевания. Потом показывали врачей в комбинезонах, которые общались с больными, а также специальные сканеры в аэропортах Африки, которые выявляли людей с повышенной температурой тела. После этого ведущая напомнила, что вирус пока что никак себя не проявляет. У больного наблюдаются симптомы ОРВИ, которые проходят через несколько дней при лечении противовирусными препаратами. Врачей смущает только скорость распространения инфекции. Кажется, что она распространяется по воздуху, а также от взгляда на больного или при мысли о нём. Это, была неуместная шутка, призванная разрядить обстановку.

После этого последовали новости из Донбасса. Ну вот, значит простуда уже более важна, чем война.

–Вы уже надоели своим гомоном! – возмутился Алан. – Вы лучше посмотрите, какая там тёлочка! – он весело мотнул головой и подмигнул.

Все посмотрели в ту сторону, куда он указывал, и продолжили свой разговор.

Алан помрачнел, допил пиво, встал и направился в сторону незнакомки. Это было нарушением правил, так как обычно в баре мы с женщинами не знакомились. Для этого был клуб. Бар должен был быть пристанищем мужского духа, мужской солидарности, где плечё друга важнее бёдер подруги…

–Вот в воскресение будут муниципальные выборы в нашем районе – вот это важно! – учил Сергей. – Вот ты, Ник, пойдёшь? – обратился он ко мне.

– Вот ещё! – буркнул я в ответ.

–А что же так? – он переключился на меня, оставив в покое Пьера. – Это демократия – достижения многих столетий борьбы.

–А мне до лампочки кто там избирается в префекты. Я не баллотируюсь и не голосую. Это тоже моё право!

–Право! – согласился Сергей, думая, что возразить.

–И плевать я хотел. – Я подзадоривал Сергея. – Вот ты говоришь что Африка – неважно. А мне и муниципальные выборы не важно! У меня есть работа, бар, клуб, социальные сети и вы! А остальное – муть!

Сергей заулыбался.

–Вот это здравая мысль!

– Это даже больше, чем мысль, это – тост! – я поднял бокал.

–За что? За что пьём? – интересовался вернувшийся Алан.

–За мужскую дружбу!

–Ах, хорошо! Видали да, дала мне свой ник в сети! Всё, дело сделано! – он с довольным видом пригладил три волосинки на блестящей голове.

–Можно сделаю с вами селфи? – спросил Пьер.

На Петю внимание никто не обратил, но он достал смартфон, включил фронтальную камеру, потом свободной рукой показал значок «победа» и аппарат щёлкнул несколько раз.

После этого с довольным видом он стал просматривать получившиеся снимки, выбрал один и разместил на Фейсбуке подписав «Вот так с друзьями отдыхаем после рабочего дня». Я поморщился и отвернулся, глянув на часы. Обычно мы не засиживались позже одиннадцати, но сейчас было только 9-20, а мне очень захотелось домой. Я снова поморщился.

– Пойдёмте хоть в дартс сразимся!

***

Утром мне на Фейсбуке пришли новости моих «друзей» – Алан показывал фотки со стены своей вчерашней подруги Natali Rose, а Пьер поделился новым фото «Вот так с друзьями отдыхаем после рабочего дня».

Я послушно поставил оценки и прокомментировал посты и фотки своих «друзей», пролистывая новости о всё новых и новых сигналах о распространении вируса. Кажется, его называли H3N05 или C2H5OH. Хотя, разницы для большинства никакой.

В сетях уже стали появляться статусы типа «Ем чеснок», «Не дышу» или «Защити нас, Dr. Web».

В обед по настоянию нашей веганки Анжелы мы дружно пошли в «Здоровое кафе», где нам принесли свежевыжатые соки, фруктовые и овощные салаты, блюда без мяса, травяной чай. Всё это выглядело очень ярко, и мы тут же достали смартфоны, чтобы сфоткать эту невкусную пищу. Сразу несколько страниц в Инстаграм пополнились красочными картинками. Наблюдавшая за этим официантка подождала, пока все разобрались со своими мобильниками, и с улыбкой сообщила нам, что за размещение фотографий и постов в социальных сетях «Здоровое кафе» предоставляет нам скидку в 5%.

Мы дружно одобрительно замычали. Что и говорить – очень приятно!

– У меня вот собственный рецепт борьбы с гриппом! – заявила Анжела, причмокивая пухлыми, полными коллагена губами. – Здоровое питание, лимон, шиповник, ромашка, плюс фитнес – вот гарантия, что эпидемия пройдёт стороной.

Я смотрел, как она пытается жевать по-рекламному. Отправляет в рот маленький кусочек репки и жуёт так, словно запихала туда целый бургер. Хотя тут же мне пришла мысль, что она старается максимально разжевать эту репу, чтобы облегчить работу желудка. Наверняка говорит с нами, а сама считает, сколько раз прожевала этот кусок.

– Грипп, вы имеете в виду ОРВИ? – устало спросил Сергей. Ему меньше всего хотелось идти в это кафе, да ещё и с нами. Потом в «Мужском уголке» он поделился с нами, что думал, будто Анжела его одного позвала на веганский обед.

–Ну грипп. Любой… Тот который сейчас идёт. Любой. Это вопрос иммунитета.

– Я и говорю о том, что это наверное не ОРВИ. Есть же кишечный грипп, а это ещё какой-то.

Анжела нервно дёрнула головкой.

–Ну что вы, Сергей? Я только хочу сказать, что люди с крепким иммунитетом болеют меньше. Любым гриппом.

–Успокойтесь, – примирительным тоном обратился я. – Если этот вирус правда передаётся от мысли или взгляда, то переболеем все. Это не страшно.

–От чего умер ваш дедушка? – От гриппа! – О, так это не страшно! – сквозь смех выдавил из себя старый анекдот Пьер.

Все заулыбались, решив сменить, наконец, тему для разговора. Мне хотелось ещё сказать, что первые случаи заражения новой инфекцией уже зафиксированы на Европейском континенте, но я со своей репликой опоздал. Пришлось довольствоваться старым анекдотом.

***

Вечером я прибежал домой, впопыхах залил лапшу быстрого приготовления кипятком и включил компьютер. С моими виртуальными друзьями мы сегодня условились в семь часов встретиться в WOW. Так что опаздывать было нельзя.

Напялив наушники и негромко включив в них Radiohead, я откинулся на спинку кресла, положил на столе перед собой смартфон и в ожидании опоздавших, стал есть лапшу. Как ни странно, она была гораздо вкуснее веганской репы на постном масле. Я стал вспоминать, как называется минеральное удобрение, которое также используют в пищевой промышленности для усиления вкуса. Слово никак не шло на ум. «Супермен» какой-то…

–Ник, тащи свою жирную задницу на центр! – голос в наушниках заглушил музыку.

–Закрой свою пасть! – со смехом ответил я. – Ты с воином говоришь, так что следи за тем, чтобы из неё не воняло!

–Я маг! А ты – плебей! Воздай мне достойное уважение! – получил в ответ я.

–Молчать, салаги! – подключился третий голос. Он закашлялся в микрофон, так что я поморщился от громкого звука. – Я вообще в постели играю с вами, а вы тут трепетесь!

Это был MegaBrain. Большинства из своих виртуальных друзей я никогда не видел вживую. Да и общались мы только в пределах игрового мира. Так что даже о здоровье спрашивать было не принято. В игре ты уже не человек.

– А что это там с тобой, Брейн? – спросил Alex1981, – Вирус?

– Ага, «I love you»! – почти выкрикнул Брейн, снова закашлявшись. – Сейчас как перезаражаю вас всех!

Мы все дружно засмеялись в микрофоны.

Игра закончилась почти в три часа ночи. За это время я ещё успел выпить кофе, энергетика, съесть чипсов и отклонить голосом несколько назойливых звонков. Я даже не видел, кто мне звонил.

В глаза словно песок насыпали. Отключив компьютер, я перебрался на кровать и завалился спать, даже не раздеваясь. Среди пропущенных вызовов был один от жены, а второй от одной девушки из клуба, с которой я пару недель назад замутил интрижку. Я не сохранял её номер и теперь даже не мог вспомнить её имени. Поморщившись, я откинул телефон и сомкнул веки. Перед глазами по зелёному фону бегали цветные герои. В голове слышались только голоса персонажей игры. Вдруг телефон снова запищал, на этот раз информируя о пришедших сообщениях. Ругнувшись, я снова взял телефон в руку. Фейсбук рапортовал о новых событиях у моих друзей, а также о том, что на мои комменты кто-то ответил.

В следующий миг наступило утро. Моему организму было не привыкать к таким испытаниям, но мозг не работал. Я собрался на автопилоте и не стал бриться, чтобы быстрее купить в вендинговом автомате на выходе RedBull и выглядеть стильно.

***

Усталость была такой, что мозг отключался прямо с открытыми глазами. Я пытался развлечься новостями и перепиской в Мейле, но ничего не помогало. Работать в такой ситуации было сродни изощрённой пытке над собой.

Браузер сообщил новость о том, что, по мнению врачей, вирус наносит непоправимый ущерб иммунной системе человека и его последствия гораздо опаснее, чем думали ранее.

Надо было что-то делать. Выхода было два – либо сказаться больным и поехать спать домой, либо выдумать срочное дело и отлучиться хоть на полдня, чтобы поехать домой спать.

Я выбрал второй вариант.

Вернувшись в свою ещё не остывшую постель, я уснул сном праведника, поэтому не услышал объявлений главного санитарного врача о том, что вирус представляет серьёзную опасность для человека и для человечества.

Он заявил, что до конца не известен механизм передачи заболевания. Предполагается, что он передаётся главным образом воздушным путём, но его отличительная особенность в невероятной «заразности». Заболевание оказывало серьёзное воздействие на иммунную систему человека. В Африканских странах, где вирус был зафиксирован впервые, уже отмечены первые случаи смертельного исхода болезни. Предполагается, что умирали больные, организм которых был ослаблен ВИЧ или другими хроническими заболеваниями.

В странах Европы тщательнейшим образом следили за тем, чтобы не допустить на свою территорию заражённых людей. В аэропортах, портах и на вокзалах были усилены меры контроля. Всех, прибывающих из Африки пассажиров, у кого была повышена температура тела, отправляли немедленно в карантин. Остальные пассажиры, кто следовал вместе с предположительным переносчиком заболевания, брались на контроль и должны были в течение месяца наблюдаться в больницах по месту жительства.

Вирус продолжал распространяться по странам и континентам. Первые случаи уже были зафиксированы на Североамериканском континенте и в странах Азии.

Врач рекомендовал для профилактики традиционные средства поддержания иммунитета, а также антивирусные и иммуномодулирующие препараты. Потом прозвучали рекомендации на время эпидемии воздержаться от посещения людных мест, а в местах большого скопления народа надевать медицинские маски.

Конечно, посоветовать что-то другое они не могли. Они были бессильны.

Когда я вечером поехал снова на работу, чтобы там поставили «галочку», в общественном транспорте самые сознательные граждане уже ехали, нацепив маски, как хирурги. Я про себя посмеивался над ними. Зачем выставлять себя идиотом, если ты всё равно подхватишь простуду, только позже остальных?

Забавляли маски с принтом улыбающихся губ или усов. Люблю я тех, кто вечно на позитиве!

***

Первое негативное проявление вируса я ощутил на себе уже в субботу, когда ближе к полуночи разогретые алкоголем мы в поисках любви и приключений приехали к нашему клубу. Там нас встретила табличка «Закрыто. Карантин». Попинав ногами двери заведения и плюнув на неё по разу мы направились в другой клуб, где была тематическая вечеринка и нас не пустили, так как мы были не в той одежде.

Ехать в самое пафосное заведение города, которое находилось поблизости, мы не решились, так что вопреки традициям в субботнюю ночь мы оказались в полупустом «Мужском уголке», где искать новых подруг было равносильно поиску пальм в Антарктике.

С горя мы стали устраивать алкогольный марафон по бедному меню бара, костеря при этом злополучный вирус.

После всего этого безобразия половину воскресения я проспал, а вторую провалялся на диване.

***

Утро понедельника было мрачным и даже более мрачным, чем обычное утро понедельника. Я ощущал всем телом и разумом, что у меня украли мои законные выходные, а теперь ещё намериваются заставить работать.

Правда настроение моё странным образом поднялось, когда я спустился в метро. На платформе меня встречал эдакий фрик в медицинском респираторе, герметичных очках, похожих на плавательные и латексных перчатках на руках.

Я заулыбался, увидев его, потом отвернулся и достал телефон, одним нажатием кнопки активировав камеру. Я старался снимать незаметно и это у меня получилось, правда эффект от фрика был смазан благодаря тому, что добрая половина пассажиров также была в масках.

Я даже незаметно для себя прибавил шагу, чтобы быстрей поделиться прикольной фотографией с коллегами и выложить её в сеть. Впрочем, в офисе меня ждало некоторое разочарование: в соответствии с приказом руководства сотрудники, контактирующие с посетителями мэрии, должны были в обязательном порядке носить всё те же маски. Перед входом стояло небольшое пластиковое корыто с опилками и дезинфицирующим раствором. Ручки дверей были обмотаны мокрыми бинтами, прикосновение к которым оставляло на руках неприятный запах хлора. Открывая дверь, я поморщился.

В отделе только и говорили, что о первых случаях вируса в стране, о начале эпидемии и о том, как можно уберечься от болезни. Настроение моё упало, так что я даже решил не показывать фото коллегам, а довольствовался его размещением в Фейсбуке.

Обычно мы не работали напрямую с посетителями, но Анжела и Пьер ходили в масках. «Веди себя как мужик! – призывали бедного Петю. – Сними это тряпку!» В ответ на это он молчал из-под своего забрала. Наверное носить маску его заставила мама. Мы так и решили.

Шутки шутками, но подхватить заморскую заразу никто не жаждал. На каждого кашляющего и сопливящегося сотрудника или посетителя посматривали исподлобья и со скрытой ненавистью.

Первой закашляла наша суперздоровая Анжела. «Да я вчера на ветру замёрзла!» – бормотала она в своё оправдание, но все её сторонились. Впрочем, она тогда действительно просто промёрзла, но на работе даже такому фаталисту и цинику, как я, пришлось напялить маску.

***

Я помню тот злополучный день, когда Всемирная организация здравоохранения, сделала своё убийственное заявление. Думаю, его перевели на все языки и наречия Земли и транслировали потом нескончаемо.

Это было 31 мая. Я утром сидел у себя на кухне и за кофе с гренками пролистывал новости. Первой и главной новостью было выступление председателя ВОЗ, которое должно было начаться с минуты на минуты. Все сайты настоятельно рекомендовали просмотреть его. Некоторые отвели для этого сообщения полстраницы.

Я сунул телефон в карман своих мягких домашних штанов, взял кофе и переместился на диван. В запасе у меня было ещё 10 минут.

К моему удивлению для трансляции обращения абсолютно все каналы прервали свои программы и пустили бегущую строку с надписью «СРОЧНАЯ НОВОСТЬ». Стало как-то не по себе. В животе похолодело. Умеют они нагнать страха!

Председатель ВОЗ выступал из здания ООН в Нью-Йорке. Перевод был синхронный. Седовласый мужчина в светлом, как у Обамы, костюме, лет семидесяти читал с бумажки. Его голос заметно подрагивал.

–Всемирная организация здравоохранения обращается ко всем государствам, правительствам и всем людям. Это беспрецедентное события, но и причина его экстраординарная.

Всем вам известно, что около двух месяцев назад в одном из районов Королевства Свазиленд была зафиксирована вспышка неизвестного ранее вирусного заболевания.

Данный вирус отличается беспрецедентной скоростью распространения и заражения. Пути его распространения до конца не изучены, однако, предполагается, что его разносчиками могут быть не только вирусоносители из числа людей, но также и животные. Возможно, что заражение также происходит при употреблении воды.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6