Артём Горохов.

Герой поневоле. Сингулярность



скачать книгу бесплатно

Он снова выглянул и замер от восторга и страха. Прямо под «Неспешным» на глубине метров в 50-60 находилась ОНА. Дьявольская карусель. Сквозь толщу чёрной воды вверх устремлялись мощнейшие столбы света. Они проходили сквозь воду, устремляясь ввысь. Их можно было увидеть и над водой в брызгах морской воды и каплях дождя. Казалось, что мощнейшие из всех существующих на Земле прожекторов установлены на громадном, размером с два или три футбольных поля колесе, которое медленно вращается по часовой стрелке. Огни совершенно свободно перемещались под водой, ускоряя свой бег. Потом они моргнули и стали медленно двигаться в обратном направлении. «Неспешный» продолжал движение, но НПО был прямо под ним.

–Самый полный ход! – крикнул Бегалов.

Однако неповоротливый дрифтер барахтался в волнах словно морская черепаха. Василий Васильевич побелел и почувствовал холодный пот на лбу.

Корабль задрожал от вырывавшихся из-под воды массивных воздушных пузырей. Бегалов увидел, как люди бросились с палубы к надстройкам, чтобы не оказаться за бортом.

«Помилуй, Господи, нас грешных и спаси!» – проговорил он и перекрестился.

Невероятных размеров объект с космической скоростью рванулся вперёд и вверх, увлекая за собой колоссальные массы воды. Мощь была такая, что вода просто кипела. Команда «Неспешного» успела только увидеть, как из воды показывается край чёрного диска, на котором продолжали бегать ослепительные огни. В следующий миг корабль, как щепку затянуло в гигантскую воронку, увлекая на самое дно вместе со всей командой.

***

В кабинет полковника Андрея Каспаряна бесцеремонно вошли двое мужчин средних лет. Одеты они были в строгие пиджаки и всем своим видом не обещали ничего хорошего.

– Вы руководите поисковой операцией? – спросил один из нежданных гостей.

Полковник откинулся на спинку массивного кресла и соединил кончики пальцев.

– Я.

– Мы из разведки, – коротко сказал гость, открыв перед носом полковника на какие-то доли секунды краснобокое удостоверение.

Каспарян не успел ничего прочесть, но по «протокольным лицам» господ, было и так видно, откуда они.

– Присаживайтесь, – предложил Каспарян, думая, нагрубить гостям или нет?– Чем обязан?

– Андрей Акопович, мы не займём много вашего времени, – начал быстро говорить второй гость. – По некоторым причинам нам нужна информация о ходе поисковых работ.

Полковник решил не грубить, кто знает, что это за люди.

– Малотоннажный дрифтер «Неспешный» вышел из порта 20 августа около 5 утра на промысел. Направились они к Чёртову омуту, почти на самой границе он. Командир – опытный моряк Бегалов Василий Васильевич, команда – 11 человек. Выходил за день на связь два раза. Уточнял погоду и маршрут. О каких-либо неисправностях или проблемах не сообщал. Сигнала бедствия не поступало. В установленное время корабль не вернулся в порт. Родственники подняли тревогу. После этого были начаты поисково-спасательные работы.

– Ясно.

И каков результат?

– Никакого! – Каспарян развёл руками. – Пока не нашли даже никаких вещей или обломков. Как сквозь землю провалился. – Он улыбнулся. – Как сквозь воду!

– Выжившие?

– Ничего. Уже более суток прошло. В такой холодной воде у человека мало шансов выжить.

Посетители синхронно поднялись, поблагодарили Андрея Акоповича за информацию и без лишних слов удалились, так же быстро, как и вошли.

– Что ещё за морды такие? – бубнил себе в усы Каспарян, рассматривая из-за занавески, как «пиджаки» садятся в чёрную «Волгу». – Неужели рыболовы наши контрабандой промышляли или ещё чем почище?!

Глава третья

Нестыковочка

Капитан Новознамин остановился перед обшарпанной дверью на втором этаже самой обыкновенной пятиэтажки. На звонок дверь почти сразу открыла женщина лет пятидесяти. Одета она была в длинный махровый халат, но на голове была сооружена сложная причёска, а на лице виднелся макияж.

– Вы из милиции? – спросила она тревожно, распахивая дверь.

– Да, капитан Новознамин. Я вам звонил.

– Проходите. Давайте я вам чаю поставлю.

– Спасибо, я ненадолго.

Женщина вышла на кухню, а Вадим Сергеевич стал осматривать просто обставленную комнатку. Старые полосатые обои, несколько фотографий в круглых рамках. Старый, ещё советский телевизор, в углу продавленный диван.

– Маргарита Викторовна, у вас никаких новостей о Глебе не появилось? На связь не выходил?

– Да нет, – она глубоко вздохнула и сложила руки на коленях. – Я бы вам сразу сообщила. Он никогда так не делал. Если задерживался на час – сразу мне сообщал.

– Я помню, вы говорили. Припомните, пожалуйста, в последнее время у него не было никаких проблем? Ему никто не угрожал? Или может с девушкой ссоры были?

Женщина задумалась.

– Ничего такого не помню. Только эта драка глупая.

Новознамин оживился.

– Какая драка?

– Они ходили вечерами, снимали эту передачу «Трезвые дворы». Ну вот один раз он возвращался после неё домой и двое пьяных ребят на него напали.

– И что в результате?

– Он их побил. Он у меня занимается каратэ.

– Вы знаете, как их зовут? Это ваши соседи?

– Он не сказал, кто это был. Может и вообще посторонние. Но тому уже два месяца.

– Хорошо, а с девушкой?

– Леночка? Такая милая девочка. Не знаю, что уж там у них произошло. Уже больше месяца они не общаются. Я не лезу. Это ведь их дело.

– Понятно. Мне нужен её адрес. А где он тренировался?

– Клуб «Русич». Адрес Леночки я сейчас вам напишу, – она достала телефонный справочник и стала его листать. Найдя нужную страницу, переписала адрес на какой-то клочок бумаги и протянула Новознамину.

Выходя на улицу, Вадим Сергеевич был расстроен. Дело обещало затянуться. Характеристики пропавшего Глеба Тарана были со всех сторон положительные: спортсмен и правдолюб, входил в молодёжное крыло партии, работал экспедитором в крупной торговой фирме, алкоголем не увлекался, скорее наоборот. А это означало, что если такой человек пропал, то случилось что-то непредвиденное, экстренное.

***

Елена Клюева жила с родителями буквально в соседнем дворе. Дома она была одна, поэтому, когда Новознамин представился, она тут же расплакалась.

– Да это такой человек, каких не бывает теперь! Вы даже не думайте, что он сбежал или ещё что-то такое. Никаких долгов, ничего подобного у него не было. Это точно криминал!

Новознамин несколько снисходительно посматривал на ревущую Лену, которая была на 4 года младше Глеба.

– Тогда позвольте спросить, почему вы расстались? – мягко, но не без подковырки спросил он.

Клюева стала реветь ещё громче.

– У него не может быть детей! – выдавила она сквозь плач.

Вадим Сергеевич опешил.

– И что?

– Ну как что?! – почти зло ответила она. – Мы мечтали о своей большой семье. Хотели пожениться весной. Он проходил обследование какое-то с работы. Вот ему врачи и сказали! Ну он и перестал со мной общаться, чтобы я смогла от кого-то другого иметь детишек! – она всхлипнула. – А мне никого не надо-о-о! Усыновили бы! А теперь!

Она снова стала рыдать в голос.

Новознамин поморщился. Этого ему ещё не хватало. Сказав несколько ободрительных фраз, он поспешил оставить Клюеву с её переживаниями.

Нужно было изучить новую сводку по неопознанным трупам. Если этот Глеб Таран, действительно, был таким положительным гражданином, то стоило искать его в морге. Рано или поздно, но в морге. В лучшем случае где-нибудь в пригороде без памяти и ценных вещей. Жаль, конечно.

Уже перед выходом Лена вынесла ему небольшой блокнот в коричневой обложке из кожзама.

– Это Глеб у меня забыл. Я хотела его вернуть, но потом подумала, что он скажет, мол, напрашиваюсь я, – её губы снова задрожали, и она поспешно захлопнула дверь.

Новознамин вышел на улицу, свернул в небольшой парк, уселся на скамейку и закурил.

Он раскрыл блокнот, но в нём не было абсолютно ничего интересного. На первой странице было записано несколько цифр. Под ними – прямоугольник с подписями «6,5 м» и «3 м». По всей видимости размеры какой-то комнаты. На следующей странице был записан текст песни Unforgiven II группы Metallica. Новознамин поморщился, глядя на латинские закорючки, и перелистнул страницу. Здесь был начат конспект какой-то статьи под названием «Этногенез славянских народов». Было видно, что Глеб очень старался, переписывая эти строчки. Впрочем, конспект не был закончен. Больше в блокноте не было ничего. Совершенно бесполезная макулатура.

***

Вернувшись в отделение, Вадим Сергеевич отбросил папку с документами по делу Тарана, намереваясь переключиться на квартирную кражу, произошедшую двумя днями раньше в апартаментах известного в городе актёра театра, но к нему в кабинет ввалился начальник ОУР подполковник Андрей Курков. Новознамин поднялся, приветствуя Куркова. Они знали друг друга ещё со времён учёбы в академии, где Курков учился на три курса старше.

– Дай мне воды, Вадик! – почти прорычал Курков. Лицо у него было красное, как помидор. Подполковник в последнее время мучился повышенным артериальным давлением.

– Ух эти черти комитетские! – выпалил он, осушив стакан с минеральной водой.

– Что случилось, Андрей? – проявил участие Новознамин, наполняя стакан снова.

– А! – Курков махнул рукой. – С убийством Ивана Ивановича нашего. Царствие ему небесное! Кому мог помешать мужик такой, – он помотал головой.

– А результаты уже есть?

Курков открыл папку, которую всё это время держал в руках и достал оттуда листок, который протянул Новознамину.

– Вот ориентировку рассылаем.

Новознамин первым делом стал читать информацию внизу листка. «25-30 лет, худощавого телосложения. Рост 170-180 см. Глянув ещё раз на фоторобот, он замер. На картинке был изображён парень с высокими скулами, длинными тёмными волосами и глазами.

– Это что убийца? – спросил он, заикаясь.

– А что? – спросил в свою очередь Курков. – Знаком?

Новознамин потянулся за папкой и извлёк оттуда фотографию Глеба. Сходство было поразительным.

– Похож? – спросил он с усмешкой.

Курков выпучил свои красные от давления и недосыпа глазки и отер пот со лба ладонью.

– Вот же чудеса в решете, мать иху! – проговорил он. – Кто таков?

– Глеб Таран, 28 лет. Проживал на Юбилейной с матерью. Пропал без вести 27 сентября.

От нетерпения Курков стал ёрзать на стуле.

–Путаешь! Наверное, после убийства и пропал! Или завязан, или как свидетеля его случайного!

– Ничего я не путаю! – горячо возразил Новознамин. – Мне это дело поручили, когда Иван Иванович жив ещё был. Он мне сам звонил на счёт трупа в болоте, а я как раз получил этого Глеба. Помню обрадовался ещё что на ночь глядя не надо мне на болота ехать.

Курков листал тоненькое дело Тарана.

– Похож, однозначно, – хмыкнул он. – Но выходит, что он уже после своей пропажи оказался на улице генерала Столярова, где жил Лесков. На кой чёрт он туда сунулся да ещё и в самое время нападения? Уж слишком много совпадений!

– По крайней мере, можно быть уверенными, что он на тот момент был жив и здоров. Значит, его не похитили, не отравили и голову ему не открутили.

– Как пить дать, он там замешан! – утверждал Курков, с силой стуча по папке указательным пальцем. – Кто он таков вообще?

– Да так, инженер электросетей, работает экспедитором. Со всех сторон положительные характеристики. Спортсмен и «комсомолец».

– Знаем мы таких комсомольцев! Фотографии передашь следователям, чтобы они показали свидетелям. Если опознают Глебушку, то объединять дела надо. И у матери надо будет спросить на счёт одежды. Ладно, ушёл я! Обрадовал ты меня!

Вадим Сергеевич покачал головой. Это никак не клеилось к характеристикам, которые Глебу дали его родные и друзья.

Глава четвёртая

Очень дальний свет

Глеб вышел из тренажерного зала, когда на улице было уже совсем темно. Приятно тянули грудные мышцы, и не столь приятно пульсировала челюсть с левой стороны, куда пришелся меткий удар Серёги «Медведя» Беляева, с которым он решил поспаринговаться после силовых упражнений. Он ухмыльнулся, вспоминая, как пожалел своего визави, когда тот по-детски открылся в самом начале поединка. Глеб специально не воспользовался этой возможностью, чтобы не заканчивать бой слишком рано. Медведь свой шанс отпускать не стал.

Глеб еще раз усмехнулся и вскочил в седло своего «Урала». Он нахлобучил черный шлем и завел мотоцикл. Мотор грозно зарычал, и машина рванула вперед.

Спортклуб «Русич» располагался на окраине города. Глеб направлялся домой и для этого ему предстояло проехать через промзону, чтобы оказаться на кольцевой дороге, а уже потом свернуть в свой район. Свернув на темную улицу Приборостроителей, Глеб чертыхнулся – вся дорога была перекопана коммунальщиками. Разбросанные ребятней в разные стороны знаки намекали, что водителю лучше вернуться и ехать в объезд. Выбора не было. Пустой проулок вывел на загородную объездную трассу.

По началу Глеба злило то, что пришлось изменить маршрут, но, прибавив газа на трассе, он стал радоваться скорости, свободе и крепкому ветру. Фонарей на дороге не было, но движение в этот час было совсем не интенсивным. Только изредка навстречу попадались машины селян, возвращающихся вечером из города. Стрелка на спидометре словно сама ползла вверх, так что Глебу приходилось следить за ней и остепенять свою «красную стрелу».

Мотоциклист с неудовольствием отмечал, что интенсивная тренировка и спарринг на этот раз не смогли в полной мере оградить его от уныния и грустных мыслей о разлуке с Леной. Проклятая память все снова и снова возвращалась в тот день, когда бодрый доктор из райполиклиники сообщил, что он, Глеб, бездетен, и с этим навряд ли что-то удастся поделать. Раньше за такие вести гонцу голову снимали с плеч, а сейчас принято вежливо благодарить и удаляться. Он еще не сказал о новости матери, которая все чаще напоминала ему о том, что «и внучков хотелось бы повидать».

В воскресение Глеб хотел поговорить об этом с настоятелем храма св.Георгия Победоносца отцом Артемием. Он не был духовником Глеба, но уже не единожды поддерживал его в тяжелую минуту добрым словом или мудрым советом.

Встречные машины то и дело слепили мотоциклиста дальним светом, но в ответ на это Глеб двигал рычажок на руле, и в дело вступал «ксенон», заставляющий любого невежливого водителя просить о пощаде.

Внезапно за очередным поворотом, где дорога уходила к самому лесу и болоту, в лицо мотоциклисту ударил мощный луч ослепляющего света. Глеб сощурился и едва сдержался, чтобы не закрыть слепящий свет левой рукой. Он тут же включил ксеноновую фару, но в потоке света его фара терялась незамеченной. Трудно было представить, что за фары должны были стоять у встречной машины. По крайней мере, это были прожектора противовоздушной обороны.

Глеб понял, что совсем ослеплен светом встречной машины. Он успел стукнуть по кнопке аварийки и стал плавно тормозить. Казалось, что белый, ослепляющий свет заполнил все вокруг и проникает в него самого, растворяя и распыляя на атомы с молекулами.

Неожиданно переднее колесо «Урала» попало в яму, машину стало бросать из стороны в сторону. Глеб судорожно вцепился в руль, но чем сильнее он тянул его в одну сторону, тем дальше он потом уходил в другую. Глеб зажмурился, предчувствуя падение. Ночную тишину разрезал скрежет металла по влажному асфальтовому покрытию и рев мотора.

Глава пятая

Всеми правдами

На авианосце ВМФ США «Джордж Буш» не часто бывали гражданские. Особенно во время боевого дежурства. Тем более посреди Атлантического океана.

Адмирал Джозеф Веллинг еле сдерживался, чтобы не нагрубить странному лысому человечку, которого полчаса назад доставил на борт личный вертолет министра обороны Соединенных Штатов. Этот факт уже заставлял проявить к этому человеку особое уважение и внимание. Все это вдобавок к личному приказу заместителя министра Томса исполнять все приказы Мистера Икс.

Томс был боевым генералом и никогда попусту не болтал, но у Веллинга прямо язык чесался спросить, что это за «хрен с горы», о котором он никогда и не слыхивал, и перед кем теперь должен танцевать собачий вальс? Но Веллинг не первый год служил во флоте и поэтому ответил Томсу «будет исполнено».

Никому не известный лысый мужчина в водолазке и коричневом шерстяном костюме ориентировался в бесконечных километровых коридорах «Нимица», словно не один раз обогнул на нем Земной Шар. Он бойко отдавал команды, направляясь на капитанский мостик.

–Не подумайте, Веллинг, тут нет ничего личного. У меня есть невероятно важное для нашей великой родины дело. Я его сделаю, и вы меня больше никогда не увидите, – пытался подсластить пилюлю пришелец.

«Да уж надеюсь на это!» – подумал адмирал, стараясь не отставать от гостя, лавирующего по коридорам.

– Позвольте спросить, какая, в сущности, цель вашего визита?

Лысый даже не повернулся к нему.

– Я воспользуюсь «Оком». Всего на всего!

Адмирал непроизвольно замедлил шаг и сглотнул.

О том, что на борту корабля установлен секретный испытательный образец комплекса сверхдальней связи «Око» знало только несколько человек из высшего военного командования. Возможно, об этом не знал даже сам президент.

Веллинг задумался. Задавать вопросы было неуместно. Однако допускать или нет лысого к секретному оборудованию, он еще не решил. Нужно было уточнить приказ замминистра и в случае подтверждения спросить у пришельца секретный пароль.

На мостике лысый потребовал главного шифровальщика и ответственного инженера «Ока».

– Я осмелюсь напомнить вам, – проявляя удивительную для военного человека сдержанность, сказал Веллинг, – что для доступа к оборудованию вам необходимо знать секретный пароль. Будьте так добры сообщить его мне.

Лысый перевёл на адмирала надменный взгляд.

– Сам президент не осведомлён об испытаниях. Не является ли для вас паролем тот факт, что я осведомлён и приказ министра обороны.

– Нет, не является. – Капитан помрачнел и выпрямился, словно ожидая нападения.

– Я, кажется, велел привести сюда шифровальщика и инженера, – с усмешкой повторил лысый. – А пароль – это ответ «пьяная кукушка» на вопрос «Какая птица пролетит мимо своего гнезда?».

Неожиданно нервы сдали у первого помощника капитана генерала Круза.

– Я подчиняюсь министру обороны! – заорал он, побагровев и ударив со всей мочи кулаком по столу. – А кто ты такой я не знаю!

– А вы не думали, что министр тоже кому-то подчиняется? – не шелохнувшись парировал лысый.

– Господу Богу?

– В том числе.

В дверях появились два офицера – те самые шифровальщик и инженер.

– Идите ближе, господа, – деловито продолжил гость, словно ничего не произошло. Офицеры взглянули на адмирала, но тот только кивнул головой. – Сейчас я вам напишу координаты, куда необходимо послать сигнал «Ока». – Он передал листок с записями инженеру.

– А теперь само сообщение. – Он взял листок и стал тщательно выписывать латинские буквы, идущие подряд. Он написал на память тридцать три буквы, которые не составляли ни одно слово. – Будьте внимательны!

Оба офицера удалились. Несколько минут на мостике сохранялась полнейшая тишина. Наконец послышался рапорт шифровальщика о том, что сигнал передан по нужным частотам и координатам.

– Вот и отлично! – обрадовался лысый, взглянув на часы. – Не смею вас больше задерживать, господа. Отбываю.

Он быстрым шагом направился в коридор, не подав руки генералам. Веллинг последовал за ним.

– Родина вас не забудет, Джо! – фамильярно выкрикнул пришелец, забираясь в вертолёт по трапу.

***

–Что это было? – заорал в голос генерал Круз, когда Веллинг вернулся, словно тот был во всем виновен. – Они за кого нас там держат?!

– Успокойся, наконец! – раздраженно ответил адмирал. – Лучше подумай, кто бы это мог быть? Наверняка придет директива засекретить все, что связано с этим типом. Дескать, мы его не видели и не слышали.

– Позовите мне этих двух, – крикнул он дежурившему за дверью офицеру.

Через несколько минут в проеме показались несколько напуганные шифровальщик и инженер.

–Что и кому вы отправили? – строго и без лишних предисловий спросил Веллинг.

–Это белиберда, сэр! – с готовностью выкрикнул шифровальщик, молодой негр с усиками как у Луи Бега. – По всей видимости, двойное шифрование. Похоже, что я шифровал уже зашифрованное сообщение, сэр!

–А вы?

Инженер был постарше и большую часть жизни провел на гражданской службе. Он хмыкнул.

– То же самое. Грубо говоря, мы отправили сообщение на Марс. Практически вертикально вверх. Бессмысленно. Он сам написал такие координаты.

–Хорошо. Пока не придет отдельная директива, не распространяйтесь об этом. Вы свободны.

Офицеры в белоснежной форме переглянулись и вышли.

–Дежурный! – крикнул Велинг. – Раздобудьте мне сигарет. И поживее!

Дежурный, ни разу не видевший командира курившим, замер на секунду, потом кивнул и исчез.

–Все это, дорогой мой Круз, может быть очень интересно! Чертовски интересно! Полагаю, скоро мы с вами поймем, для чего это было нужно?

–Война? – лаконично осведомился генерал.

Веллинг не ответил, пристально рассматривая старинный офицерский кортик, стоявший на его столе на декоративной подставке.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное