Артём Горохов.

Герой поневоле. Сингулярность



скачать книгу бесплатно

Глава первая

Нуар

Если бы капитану полиции Вадиму Сергеевичу Новознамину был знаком этот термин, он непременно использовал бы его для определения сегодняшнего вечера. Новознамин сидел в тёмном кабинете в райотделе Заречное и думал. В окошко стучали крупные капли дождя. На улице было совсем темно, так что в свете старой настольной лампы были видны только подрагивающие капли на окне.

Это определённо нуар, когда обходишь все бары в районе в поисках двух наркоманов, вырвавших на улице сумку из рук очень старой и очень вредной бабульки, а потом приходишь в отделение в надежде, что на сегодня это уже всё, получаешь нагоняй от начальника и новое дело на стол.

Новознамина дома ждала жена Людмила и дочка Алина, но теперь он уже опоздал на семейный ужин. Так уж завелось у них дома: если кто-то не поспевает к восьми часам вечера, то садятся ужинать без опаздуна. Вадим сам придумал это правило, когда его младший брат Сергей, который имел обыкновение не приходить вовремя, жил с ними вместе. Так что винить было некого. В 8:30 должен был начаться матч, где товарищескую встречу проводил Ростов, но теперь настроение было таким, что домой торопиться не хотелось. Была бы поблизости нормальная харчевня, так матч можно было посмотреть вместе с дежурным.

Вадим шагал по тёмному кабинету, обходя столы и стулья, и то и дело бросал гневные взгляды на дело, которое лежало в жёлтом круге света, аккурат под лампой. Мерзкое дело. Худое и нудное, как и все дела о пропавших людях. Заявление на страницу и постановление о возбуждении, да ещё фотография и копия паспорта пропавшего.

«Каждый день теряются тысячи людей! – думал Новознамин. – Но ведь большинство из них скоро объявляются! Чёрт бы их всех побрал! Запил, загулял, сбежал от жены, от детей, от работы, отправился в кругосветное путешествие, задолжал – вот основной перечень причин по которым люди уходят из дома. Но в итоге-то всё заканчивается хорошо! Почти всегда…»

Он вздохнул, стянул форменный галстук на резинке, достал сигареты и закурил. Это была апатия. Он пускал дым в свет лампы и смотрел, как его клубы переворачиваются в воздухе и снова улетают в темноту. Нет, в такой мерзкий вечер определённо нельзя работать. Вадим принял решение, быстро встал, подошёл к книжному шкафу, протянул руку и вытащил из-за книг на верхней полке бутылку виски, в которой оставалось на дне «несколько капель». Это его бывший одногруппник Степашин проставлялся, когда получил майора. Вадим налил виски себе в чашку и осушил бокал одним хорошим глотком.

В это время тёмный тихий кабинет наполнился раздражающим дребезжанием телефона. Старый дисковый аппарат грязно-жёлтого цвета прямо-таки разрывался. От неожиданности Новознамин поперхнулся и закашлялся.

С ненавистью он поднял трубку и не своим голосом ответил: «капитан Новознамин, слушаю».

– Капитан, это подполковник Лесков, – послышалось в трубке. Вадим помнил этого Лескова. Он был начальником какого-то отдела в УУР в центре. Иван Иванович был мужик резкий, но компанейский, да к тому же настоящий профессионал.

– Да, Иван Иванович! – приветствовал его Новознамин. – Чем могу?

– Это у тебя пропавший? – перешёл к делу Лесков.

Вадим чертыхнулся про себя.

Если тут у угрозыска какой-то пожар из-за этого пропавшего, то явно будет с ним геморрой один.

– У меня, – вздохнул он обречённо.

– Повезло тебе! – хихикнул Лесков. – Нашёлся твой старикашка!

Вадим пожалел, что успел накатить виски. Теперь, возможно, придётся ехать на место, общаться там с людьми. Один нуар!

– Как старикашка? – переспросил он машинально. – Где?

– В болоте за трассой, на шестом километре твой Валерий Кузьмич плавает.

Вадим, не кладя трубки, сделал несколько больших шагов к своему столу и быстро открыл дело.

– У меня тут Глеб Таран пропал, 28 лет отроду – радостно прокричал он. Так что там, Иван Иванович, не мой клиент!

–Тьфу ты! – рассердился Лесков. – Чёр-ти что у вас там творится! Бывай!

Он резко бросил трубку, а Новознамин блаженно улыбнулся. Он бросил взгляд на фото крепкого паренька с длинными чёрными волосами и волевым лицом, закрыл дело, выключил свет и поспешил с работы, чтобы сегодня уже никто и нигде не мог его потревожить.

***

Иван Иванович Лесков накинул плащ и выскочил под холодный дождь, который зарядил ещё с утра и не собирался прекращаться. Он вприпрыжку добежал до своей Приоры и рванул с места. Его совсем не заботило то, что приходится ехать ночью неизвестно куда, чтобы осмотреть место, где был найден труп некого Ковтуна Валерия Кузьмича 51-го года рождения. Он успел найти материалы на покойника, которым теперь интересовались из Москвы.

Валерий Кузьмич был коренным москвичом, кандидатом философских наук, известным уфологом. Раньше он работал вместе с Чернобровом, но потом открыл собственное Общество контактов третьего вида и всецело посвятил себя тому, что колесил по просторам России и ближнего зарубежья, исследуя сигналы очевидцев, которые якобы видели НЛО, или даже контактировали с пришельцами или более того, были ими похищены. Семья Ковтуна привыкла к его длительным «командировкам» и забила тревогу только тогда, когда Кузьмич не вышел на связь, спустя неделю после отъезда.

Размышляя о странностях людей, Лесков выехал за город и, проехав шесть километров по трассе, нашёл в кромешной тьме съезд на раскисшую грунтовку, которая вела к болотам. Дворники бешено плясали по стеклу, разметая потоки дождя. Иван Иванович остановился, выключил фары и, открыв дверь, встал на порог машины, чтобы можно было видеть подальше. Во тьме он заметил вдалеке свет и копошащихся людей.

В свете фар ходило пять человек: дежурный следователь, эксперт, офицер из МЧС, молодой стажёр и водитель труповозки. Лесков глубоко вздохнул и закурил. Если труп находился в болоте всю эту неделю, то зрелище должно было быть не из приятных. Попыхивая сигаретой, Лесков поздоровался со всеми за руку. Собравшиеся на берегу встретили его не очень дружелюбно. Они все давно укатили бы отсюда, если бы не пришлось ждать его.

–Как дела? Кто обнаружил? – приветливо начал Лесков.

– Вон он сидит в своей машине,– бросил следователь по фамилии Синицын.

Неподалёку в уазике сидел усатый мужчина лет пятидесяти, одетый в камуфляж.

– Я уже десять раз всё рассказывал, – возмутился он, расточая запах перегара на весь салон своей машины.

– А вот это зря, Геннадий! – подначивал его Иван Иванович.

Рыбак вспыхнул.

– У меня нервы не железные! – заканючил он. – Это вы каждый день таких вылавливаете, а я на рыбе больше специализируюсь. Вот и выпил, чтобы нервы не шалили.

–А… – протянул равнодушно Лесков, – я про то говорю, что зря десять раз всё рассказывали им. Можно было один раз мне рассказать и всё.

Геннадий заткнулся и засопел.

– Приехал я, значит, вечерком, чтобы сеть проверить. Ставлю там на протоке. Мелочь одна выходит, конечно, но чего жаловаться? В лодке подплыл вон к тем камышам – он неопределённо махнул рукой – стал вынимать сеть, а она не идёт. Думаю, зацепилась за что-то! Стал сильнее тащить, а там со дна он всплывает! – говоря это, Геннадий так разнервничался, что чуть не плакал.

–Ага, а потом?

– Что потом? Бросил всё, на берег быстрее и звонить всем.

–Ясно. Вы были один?

– Один, – грустно подтвердил рыбак.

– Знакомы с убитым?

–Я? – неожиданно пронзительно пискнул массивный Геннадий.

Иван Иванович даже рассмеялся.

– Ну не я же?

– Первый раз вижу! Лучше бы не видеть его вовсе! А почему вы ничего не записываете?

– А что записывать? Вы сейчас в состоянии опьянения. Показания ваши не могу взять. Так, беседуем, чтобы, так сказать, по горячим следам.

–Тьфу ты!

Лесков снова вышел под дождь и пошёл по мокрой траве к самому берегу, где всё ещё лежал труп.

– Сейчас точно не скажу, но по всей видимости задушен, а потом сброшен в болото со шлакоблоками на ногах, – «обрадовал» его эксперт.

– Значит не несчастный случай… – серьёзно проговорил Лесков.

Эксперт улыбнулся.

– Документы, деньги, ценности – всё при нём.

–Больше свидетелей нет?

– Никого, – подтвердил стоявший рядом Синицын. – Место здесь глухое. Если бы не этот, то и вовсе не нашли бы Валерия Кузьмича нашего.

– Ну, когда там? – недовольно пробурчал здоровый санитар морга.

– Забирай, забирай, голубчик! – неожиданно мягко ответил Лесков.

Они стояли возле своих машин, в свете фар которых на землю падали холодные капли осеннего дождя. Водитель и санитар упаковали труп в чёрный пакет и погрузили в машину.

–Ну, что ж, господа офицеры, и все остальные, – подытожил Лесков. – Завтра жду все документы по делу, заключение о вскрытии, и этого рыбака у себя тоже. Трезвого и вменяемого. Разойтись.

Это было сказано ровно таким тоном, чтобы никого не задеть. Работа как работа.

«А дело-то дрянь!» – подумал Иван Иванович, садясь в свою машину и рассматривая промокшие насквозь и заляпанные грязью туфли.

Он выруливал с просёлка первым и поэтому первым наткнулся на чёрный джип БМВ, который стоял на обочине. Машина оказалась в свете фар Приоры. На водительском сиденье сидел мужчина, прикрывший рукой глаза от слепящего света. Рядом с ним показалась голова с всклокоченными волосами. Иван Иванович остановился и задумался, что это за парочка? Уж больно неподходящее место даже для укромного свидания. Он глянул на номер, и в этот же миг БМВ взвизгнул колёсами и, рыча мотором, унёсся в темноту. Лесков спокойно достал блокнот и записал номер машины.

***

Из разговора с теперь уже вдовой Ковтуна стало ясно, что приехал он в эту глушь, чтобы встретиться с человеком, который утверждал, что нашёл в лесу инопланетный летательный аппарат. Иван Иванович даже хмыкнул, когда услышал такое.

– И что, Валерий Кузьмич поверил в это?

Женщина всхлипывала после каждого слова.

– Ну а что? Он уже много лет так ездит.

– А кто был этот человек? – спросил Лесков, постукивая резинкой на карандаше по клетчатой странице блокнота.

– Валера и сам не знал. Он должен был позвонить ему, когда приедет в город. Кажется, он был каким-то чёрным копателем. Он обещал передать Валере деталь от этого корабля.

«Бред какой-то», – подумал про себя Лесков.

– Хорошо, спасибо вам большое, Светлана Александровна, с вами ещё побеседуют мои московские коллеги. Если вы что-то вспомните, то, пожалуйста, сообщите мне немедленно. Даже мелочь может быть очень важна при нашей работе.

– Вы… Вы их найдёте? – всхлипнула она в трубку.

– Непременно.

На такие вопросы Иван Иванович всегда отвечал одинаково, но он и всегда был уверен на все сто, что найдёт убийц.

Положив трубку, Лесков задумался. Выходило, что Ковтуну позвонил некий не представившийся копатель, который обследуя окрестные леса, наткнулся на нечто неопознанное, что он принял за корабль пришельцев. Он захватил деталь от этого устройства и обещал передать её Ковтуну, а заодно показать место, где находится этот «НЛО». Ковтун срывается сюда, даже не задумываясь. При этом в городе у него нет ни родных, ни знакомых. По всей видимости, этот таинственный копатель должен был встречать уфолога на вокзале. На первый взгляд никакой связи между копателем и Ковтуном, кроме НЛО, быть не могло. Даже такой опытный сыщик, как Лесков, не видел здесь логики. Пожалуй, единственной ниточкой мог служить контакт с чёрным копателем. Но опять же, это был человек, которого даже сам Ковтун никогда не видел.

Иван Иванович пристально рассматривал личные вещи уфолога. Ничего особенного: бумажник с деньгами, дорогие складные очки в футляре, дорогая перьевая ручка Parker и небольшая записная книжка. Ещё был мобильный телефон, над которым трудились эксперты. Он слишком долго пробыл в воде и из него навряд ли удастся получить какую-то информацию. Оставалась только промокшая насквозь маленькая записная книжка и блестящий металлический брусок размером с маркер. Книжку следовало хорошенько высушить, а уже потом постараться разобраться в расплывшихся чернильных кляксах, но время не терпело, и Лесков положил книжку в толстом целлофановом пакете и брусок к себе в барсетку.

Лавируя по узким улочкам словно заправский стритрейсер, Лесков, не переставая, думал о деле. Нужно было пробить по базе данных этот джип, нужно искать тех, кто может вывести на чёрных копателей. Не мешало бы и с московскими коллегами переговорить. Вполне возможно, что все следы ведут туда.

Подполковник припарковал свою Приору довольно далеко от дома. Ничего не поделаешь. Отсутствие пустых мест – это бич наших дворов. Он вздохнул, «пикнул» сигнализацией и, сделав несколько шагов в направлении своего дома, остановился.

Иван Иванович просто спиной почувствовал опасность. Он торопливо направился к дому по неосвещённой дорожке вдоль детской площадки. Сыщик ещё не знал, что вызвало у него это чувство тревоги. Он попытался вспомнить, что видел, въезжая на стоянку. Точно! Прямо у въезда стоял чёрный БМВ с теми же (или очень похожими номерами), которые он видел тогда возле болота.

Если это, действительно, та машина, если эти люди замешаны в убийстве Ковтуна и, наконец, если они следят за ним, за Лесковым, то возвращаться сейчас на стоянку ни в коем случае нельзя. Иван Иванович решил, что не будет пользоваться лифтом и утром проверит свою машину, прежде чем ехать на работу. Сейчас бы очень кстати пришёлся пистолет. Полицейский взял свою небольшую сумочку в левую руку, чтобы правая на всякий случай была свободной. Так было бы легче защищаться в случае внезапного нападения.

Он с опаской вошёл в тёмный проходной подъезд, огляделся. Здесь было тихо. Подозрительно тихо. Лесков сделал несколько шагов по ступенькам лестницы и вдруг замер. Кто-то наверху вызвал лифт. В этом не было ничего странного, если бы не странный звук на площадке выше. Там определённо кто-то был. Иван Иванович прислушался и стал медленно спускаться вниз. Он ещё не знал, что будет делать, но уже был уверен, что пешком идти наверх не следует. Конечно, лучшим вариантом было бы вернуться на работу, но это было каким-то трусливым шагом.

На площадке между этажами, действительно, был человек. Услышав шаги Ивана Ивановича, он спустил на лицо чёрную вязаную шапку с прорезями для глаз и поднял пистолет. Услышав, что Лесков замер, убийца осторожно выглянул из-за перил и тут же встретился глазами со своей жертвой.

Иван Иванович живо развернулся и бросился в сторону лифта. Потом резким скачком он рванулся ко второй двери проходного подъезда. Но это было слишком долго. Сделав всего два шага вниз, убийца быстро поднял пистолет и выстрелил в спину жертве.

Лескова словно обожгло. Он дёрнулся, продолжая инстинктивно движение к спасительной двери. Острая боль пронзила спину и грудь, перехватило дыхание, и в глазах потемнело. Неуклюже прыгая, он выскочил на улицу, цепляясь за подъездную дверь. Убийца тоже поспешил вниз. Всего несколько шагов было от подъезда до тротуара. Мгла застилала глаза Ивана Ивановича. Он успел увидеть только какого-то паренька в джинсовой куртке с рюкзаком за плечами, который шёл мимо.

«Беги» – крикнул ему Лесков, хотя из горла вырвался только едва различимый хрип.       Парень повернул голову в его сторону, как и рассчитывал Иван Иванович. Он тут же швырнул ему в руки свою барсетку, где были деньги, удостоверение и книжка Ковтуна.

В этот миг в проёме показался убийца. Он снова поднял пистолет и уже второй оглушительный хлопок прогремел на площадке.

Парень инстинктивно поймал барсетку и, заметив фигуру с пистолетом, со всех ног бросился бежать. Убийца не успел заметить, что барсетка Лескова теперь у прохожего. Он отбросил пистолет в сторону и подбежал к бездыханному телу Ивана Ивановича. Быстро обшарив все карманы одежды покойника, он чертыхнулся, приподнялся, застыл на секунду, а потом бросился назад в подъезд.

Глава вторая

Колёса Будды

Дрифтер «Неспешный» лениво покачивался на волнах. В предрассветной тишине вонючая, покрытая, несмотря на все усилия экологов, масляной плёнкой вода бухты Золотой Рог, была похожа на нефть.

Капитан судёнышка Василий Бегалов прогуливался по свободной палубе в одиночестве, чтобы размять ноги и прогнать остатки тревожного, нездорового сна. Путина подходила к концу, но квота до сих пор была не выбрана, а это означало, что дохода от всего сезона будет раз-два и обчёлся.

На палубу вышел помощник капитана Руслан Нестеренко. Он не так давно прибыл из мест не столь отдалённых и до сих пор не мог отвыкнуть от некоторых тюремных привычек.

– Ну, что Василич, – обратился он к Бегалову. – Какой сегодня лов будет? Опять ни к чёрту?

Капитан поморщился.

– Не каркай лучше, скат! У меня в печёнке сидит вся эта муть! – он сам не представлял, что «сидит у него в печёнке», но явно хотел выразить недовольство своему подчинённому.

Руслан поднял высокий воротник серого вязаного свитера и потянулся за крепкими импортными сигаретами.

– Я ж не виноват, что у нас тут не как на Камчатке! – зло ответил он. – Можно и туда сходить! – он плюнул за борт и прикурил.

– Ладно, хватит трёпа. Давай, пусть заводят машину и на малых из бухты.

Нестеренко ушёл, Бегалов вздохнул спокойно. Ему не нравилась его работа, его команда и его зарплата. Он уже много раз обещал себе, что это последняя путина, что он перейдёт в «Речное пароходство» или будет возить туристов на остров Русский.

Затарахтел двигатель, выбросив облако чёрного дыма. Дрифтер медленно развернулся и направился из бухты.

Бегалов всегда плёлся как черепаха, пока Владивосток не оставался далеко позади, потом он уводил судно от привычных маршрутов кораблей Тихоокеанского флота и только после этого направлялся в заданный сектор для того, чтобы спокойно поставить свои дрифтерные сети. Начался противный дождь и ветер усиливался, но Росгидромет обещал сносную погоду, обычную для конца лета в Приморском крае. Главное, чтобы не было тайфуна.

Поднявшись в рубку, Василий Васильевич, заварил себе чаю, выдавил в него пол лимона и хорошенько разбавил коньяком. Этот «адмиральский чай» отлично согревал в промозглый серый день. С кружкой в руках он склонился над разложенной на столе картой акватории.

«Была – не была! – решился он. – Пойдём сегодня на Чёртов омут!». Услышав такое заявление, Нестеренко потёр руки. Из этих мест некоторые суда возвращались с полными сетями рыбы. Опасность была в том, что этот район фактически был за пределами экономической зоны страны, поэтому ошибка в курсе или неудачное течение могли увести судно в чужие воды, что сулило большие проблемы. Чёртов омут был большой впадиной на океанском дне. В ясную погоду вода в этом месте всегда была тихая и тёмная. Глубина запредельная.

Впереди было много часов ходу, поэтому капитан позвал помощника играть в карты. За игрой время тянулось не так мучительно. Заспанные члены команды «Неспешного» стали показываться на палубе. Нужно было ещё раз проверить сети перед постановкой. Солнце поднялось над горизонтом, но из-за плотных низких туч его не было видно. Стало лишь немного светлее. Морее «Неспешного» прошёл большой военный катер.

– Я вот не пойму, Василич, – заговорил Нестеренко, выбрасывая капитану последнюю карту – козырного туза, – что такой человек как ты делает здесь? – он словно хотел скрасить Бегалову его поражение.

– А то, Русланчик, – зло ответил Бегалов, что служба в ВМФ – это тебе не хрен собачий. Это тебе на всю жизнь отпечаток оставляет!

Руслану нравилось, когда капитан доходил до той степени раздражения, когда обычно сдержанный и вежливый человек начинал ершиться и выдавать необычные выражения вроде «жопа с ушами», или «лещ горбатый».

– Мы к берегам Африки ходили! Вот это были походы! Вот это были люди! Не то что вы, мазуты береговые!

–А что интересного видал там?

–Давай иди, работай, клюзы чисти! – вспылил Бегалов. – Локаторы тут повключал! На месте почти.

Руслан отбросил карты, но не разозлился. Он специально подшучивал над капитаном, чтобы вывести того из себя. Нестеренко спустился на палубу и дал команду старшему бригады начать спуск 2,5 километровых сетей. Судно довольно крепко качало, но это было делом привычным.

Закипела работа, послышалась отборная ругань моряков. Всё шло нормально. Василий Васильевич наблюдал за тем, как тонкая сеть скрывается в почти что чёрных водах. Перед тем, как выйти под дождь и ветер на мокрую палубу, он открыл бутылку и сделал большой глоток коньяка.

Пока капитан спускался по узенькому трапу, людей на палубе словно подменили. Команда притихла, поглядывая друг на друга в нерешительности. Люди то и дело выглядывали за борт.

Завидев капитана, несколько человек сразу ринулись к нему. «Тысяча чертей! Неужели сети запутались из-за чего-то?» – подумал он с тревогой. В водах могло быть что угодно, включая старинную глубинную бомбу.

Бегалов широкими шагами прошёл по палубе и заглянул за борт.

«Мать же ж твою! – вырвалось у него. – Квакеры!» Резкий порыв ветра сорвал у него с головы белую фуражку с позолоченным якорем вместо кокарды, которую дочка привезла ему из путешествия в Испанию, но он словно не заметил этого.

На палубу выскочил встревоженный гидроакустик Егор Себятин.

– Капитан! – почти кричал он. – Там такое! Там что-то такое!

Бегалов оттолкнул его и вмиг взбежал по трапу. Здесь с высоты было видно гораздо лучше. Он так боялся увидеть это чудо снова, а может и ждал этой встречи всю жизнь. Сразу вспомнилась первая встреча с квакером, когда он сопливым салагой ходил на военном корабле в большой южный поход. Тогда гидроакустики просто глохли от странных квакающих звуков, которые издавали под водой эти неведомые объекты. После этой встречи гэбэшники с каждого взяли подписку о неразглашении. И он послушно молчал, со временем переставая верить в реальность виденного.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6