Артем Драгунов.

Тот самый. Дневник Звездного Стражника



скачать книгу бесплатно

© Драгунов А., текст, иллюстрации

© ООО «Издательство АСТ»

* * *

НАЧАЛО

Привет всем со страниц книжки.


Зачем люди пишут книги и книжки? Тем более такие, которые не являются увлекательными остросюжетными романами, полезными или бесполезными учебниками или приманками для выуживания финансовых ресурсов у тех, кто охотно готов ими поделиться с теми, кто умеет их на это дело соблазнить? Что сподвигает на подобное?

Зачем тратить время, иногда бумагу, заряд аккумулятора или нервы? Терпение или другие ресурсы? Зачем?


Ну, во-первых, чтобы прославиться, во-вторых, чтобы выговориться:)))

Там есть ещё и в-третьих и так далее, но мне вполне хватило первых двух как инспирационного толчка:)))


Сидишь, например, в каком-либо прекрасном месте: в душе, ванной или на том, что рядом (что иногда случается со всеми)… размышляешь, и тут – он самый. Толчок. Инспирационный. Мотивационный. Иногда называемый вдохновением, откровением, иногда просто по-житейски, с лаской – музой, идеей, эврикой.


А давай-ка я напишу книжку!!! Ась? Если они могут, то почему мне нельзя? Потом смотришь на палец. Ну, не им же делан, правда?

И палец отвечает тебе. (Заметьте, не пьян пока, тем более не наркотики, упаси от них всех, а говорю я с пальцем.) Чем не писатель? И кальвадос я тоже люблю, и рыбалку. Я вообще люблю всё спиртосодержащее и то, где мало работы:) Шутка:)


Мне было ровно 50, когда я решил стать и писателем тоже, не имея ни таланта, ни навыков. Подумаешь, почему это, не имея навыков, можно быть экспертом почти во всём: депутатом, например, управляющим крупного кластера, руководителем крупного концерна или просто звездой эфира, артистом, даже инженером, я уж не говорю о бесконечных и бесчисленных специалистах, прописавшихся в бесконечных и бесчисленных ток-шоу, а писателем нет?

Да запросто!!! (Про пальцы – молчать!!!) Надо заметить, что мы все и во всём почти что эксперты, так почему вдруг нельзя быть писателем? Я же не претендую на «Букера» или Пулитцеровскую, правда? Мне бы просто осилить страниц сто.

Именно в день своего рождения я и решил стать писателем. Сделал себе вот такой вот подарок и даже придумал названия тридцати шести книг. Даже тридцати девяти, если считать с вводными. Именно после сливочного торта и бокала шампанского. Аккуратно их всех, названия в смысле, записал в специально хранимый блокнотик, который лежит в ящичке, на полочке шкафчика и у которого есть имя и даже родословная. Это я уже про шкафчик. Всем остальным я уже был-побывал, а вот писателем пока ещё нет. Поэтому решение созрело быстро: пишу книгу. И не одну. По крайней мере, по сравнению с остальными профессиями, которые я перепробовал, писательство не требовало первоначальных вложений и амортизационного бюджета. Ноутбук у меня есть, а пальцы тыкают с достаточно приличной скоростью. Остальное – дело судьбы или навыков:) Да и тыкер – моё призвание.

Итак. Пишу книгу. Ура!!! Созрел и даже купил в местном супермаркете красивую тетрадь и ручку. Пишу книгу!!! Я знаю, что в мире есть многие тысячи тех, кто когда-то купил красивую тетрадь и ручку и именно с этой целью:)


Пишу.

Решено.


Даже заварил себе чай, угостил печеньками. Сижу. Пишу. А как? Я-то не Довлатов. Не мастер слова. Хочется поделиться пережитым, виденным, познанным. Но как? С чего начать? О чём? Сначала я решил начать с конца, с мемуаров. Люди, как правило, пишут мемуары в самом конце.

Типа подводят итоги жизни, окидывая мудрым взором путевые столбы, столбцы, дороги и тропинки. Они пишут книги или монтируют что-то, творят или созидают, а иногда просто, как все всю жизнь, работают над чем-то, создают полезное и бесполезное, много или мало. Так становятся гуру, мастерами, просто фигурами или фигурками. И под самый закат – бац!!! – мемуары, как заключение. Как точка… Вишенка на торте. Апофеоз. Кода. Потом резюмируют: кто кого кинул, где подвёл, где спас, как бы мир был жалок без них. Если не успевают, это делает какой-нибудь зануда студент, изучающий почему-то их творчество.

Ну, насчёт бесполезного – так у меня этого навалом, а вот с полезным, книгами и подобным как-то пока не получилось. Пока напишу – жизнь кончится. Там её и так мало осталось. А хочется мемуаров. Поэтому давайте просто договоримся, что эта книжка – мемуары. Мемуары – это клёво.


Стоп! Нет.


Хорошенько подумал и понял, что и на мемуары пока не нажил или не нажил. Ударение проставьте сами. Поэтому решил написать о том, что интересно мне самому, про то, что иногда проветривается в моей голове, хотя поселилось там давно и капитально. Ну а потом уж по мере желания и возможностей сделать и всё остальное, полагающееся для настоящих мемуаров. Вряд ли моя книженция заинтересует большое количество людей, вызовет дискуссии, резонансы. Она мало кому покажется увлекательной, но я в первую очередь пишу для самого себя, чтобы упорядочить и отсортировать согласно своим немецким генетическим прибабахам всю информацию, мысли и думки, которые посещали, посещают и будут посещать меня и то, кто и что крепко живёт во мне.

Я не могу похвастаться крутой или роковой биографией, острыми сюжетами, адскими поворотами, выдающимися достижениями, крупными победами или кровавыми поражениями, талантом или гением, просто мастерством или крутыми знакомствами. Был, есть и буду как все. В достаточной степени сероват. Прожил вполне спокойную, местами, разумеется, занудную жизнь, вернее – жизни, так как пару раз приходилось начинать всё с нуля. Ну, спокойную – это относительно, учитывая то, что пережил три политических строя, приближаюсь к четвёртому, видел огромное количество разных революций, бунтов, забастовок, войн, примирений, доброго и не очень, злобного и что ещё страшнее, даже немного поучаствовал в некотором. Каждый из нас если не вляпывался, то так уже точно наступал во что-нибудь подобное. По дороге учился смотреть на окружающий мир, пробовал задавать ему, им и себе вопросы, искал на них ответы, ошибался, ещё раз ошибался, и ещё, и ещё. Запутывался, карабкался, ничего не получалось, стирал колени, отбивал локти, но сильно чего-то всё время хотелось. И постепенно научился говорить сам с собой, с теми, кто внутри и кто снаружи. Говорил о чём угодно, как угодно и даже когда угодно. Это здорово увлекало, отвлекало, успокаивало, учило.

Возможно, со стороны это выглядело и выглядит забавно или даже пугающе, но простая беседа со своими таракашками, монстрами и теловыми (вроде домовых, но живущих в органике, в теле) иногда вполне полезна и забавна.

Я брёл по жизни, не слишком спеша, запутываясь в собственных стебельках, как фасадный плющ, ядовито брызгая, учась мимикрии и выстраивая диалоги с огромной кучей сущностей, постоянно пролезающих то в голову, то в сознание, то в подсознание, то ещё куда, где не заперто. Там бродили толпы: достаточное количество для диагноза или средневекового костра, но в эпоху блютуза и разговаривающих самих с собой человечков это явление не столь заметное или опасное. Потом случилась беда, и мне пришлось заглянуть за зеркало. Я собрался с силами и упорядочил весь свой внутренний Хаос, по сути установив личностную, внутреннюю диктатуру, и случилось чудо. Внутренний мир расцвёл и открыл некоторые тайные и тщательно скрытые двери. И вот тут началось всё то, чем хочется поделиться, выложив в открытый всем мир.

Я уже не только слышал, но и видел весь тот удивительный космос, который живёт в нас и вокруг нас. Тут и посыпались вопросы и ответы, которые раньше как-то не баловали вниманием. Все те вопросы и ответы, которые возникали, возникают и наверняка возникнут не раз и не два: что такое мир? почему так, а не эдак? где зло, почём добро? как и когда, кому и кем, кто и зачем? Я даже спросил себя, а есть ли жизнь на Марсе?.. И ответ удивил.


Я просто напишу свои истории, мысли и думки, посещающее голову, но сделаю их дверью в самого себя. Возможно, она (книжка в смысле) не заинтересует вас, или вот тебя конкретно, или кого-то ещё, но она необходима мне самому. Эти истории по сути – карта внутренних лабиринтов, тупиков, переулков и улочек, по которым я бродил, познавая мир вокруг и главное – внутри себя. Помните про «шалость удалась»? Вот примерно так. Если не можешь найти реальных дверей или выхода/входа из всего того лабиринта, в который нас пихает Создатель, то стоит попробовать хотя бы нарисовать её на ближайшей стене. А вдруг произойдёт Чудо и она откроется, выводя на прямую, светлую, чистую, аккуратную и ухоженную магистраль, ведущую в Вечность?:))))) Вернее, не совсем магистраль, а скорее автобан, даже я бы сказал – туннель, но не тот образный, затисканный медийно, с белым светом и колокольчиками, а настоящий. Почему-то последний туннель, которым рано или поздно пройдёт каждый из нас и который мне удалось видеть аж дважды, напоминает туннель Свети Рок на подъезде к городу Сплит в Хорватии. Это мой самый любимый туннель. У его зазеркального собрата разве что шильдиков нет. И вентиляторы не работают. Остальное вроде похоже. А их туда и не ставили. Зачем нам вентиляторы там, за зеркалом, правда? Там нет нефтехимии. Там везде свежо. Сера – это в другом месте. О нём поговорим в других книжках.

И да.


Пафос – это моё. Я люблю писать пафосно, описывая себя то тут, то там. И когда справляюсь с очередным ураганом, спасаю очередную жизнь или защищаю слабого, я тихо плачу, стискивая челюсти и читая написанный самим себе пафосный, но жирный, добрый и грустный панегирик. Может быть, потому, что до сих пор торчу с Болливуда и собираю в кучу разных ящичков огромную кучу бесполезного хлама, я заметил, что сентиментальность – это физиология. Начинается ровно в 42 года. Но об этом и многом другом – в этой самой книжке. Ну не туннель, так пусть дверка, ну хотя бы люк… Хотя бы форточка… Хотя бы щёлочка… Масенькая…


Вы поняли.

Поехали.

Вернее – побрели…

Предупреждение. Серьёзное

В этой книжке не будет формул, научного, религиозного или догматики. Разве что совсем чуть-чуть.

Всё, что описано в этих историях, нано-лекциях, просто мыслях и несуразностях есть, плод моего воображения, мыслей, переживаний, чувств, поэтому каждый вникает на свой страх и риск. Тема, которой посвящена эта книжка, не совсем ещё пропахана, поэтому отсутствуют местами и терминология, и исследования, и само его величество Эксперимент. Хотя вот именно с последнего я и начинаю. Именно этим занимаюсь. Именно сюда лезу, иногда ломая кости в прямом смысле этого слова. Местами буду предлагать свою собственную терминологию. Я не учёный, не теоретик, а простой любитель-исследователь, поэтому, возможно, буду очень некомпетентен или наивен. Это нормально в подобных условиях. Главное – уловить суть, вытянуть её и дать толчок инспирации и кусок вдохновения уже специалистам. Они потом разложат всё по полочкам. В качестве примеров я буду часто использовать сравнения с Сетью и компьютерами, потому что более чем уверен, что Вселенная построена именно на принципе Сети. И недаром Создатели или Эфир подарили нам эту идею, которая, несомненно, помогла нашей цивилизации сделать ещё один крупный шаг в области прогресса.


Как работает наш мозг, и вообще? Кто мы такие и зачем мы нужны?

В рамках этого повествования я решил немного пофилософствовать и по этой теме. Мы, Человеки, организмы, работаем по технологии, которую если порядочно упростить, можно назвать облачной. И мы очень похожи принципом работы на компьютер. У нас есть оперативная память, процессор, системы обеспечения, энергоблоки, интерфейсы и порты ввода и вывода информации, то есть всё что полагается. Мы все связаны в кластеры, ячейки, а глобально – в огромную Сеть. Но работаем мы не на полностью сгенерированном контенте, а в том числе и на стримовых потоках информации, а она поступает на наши антенны и передатчики извне, вернее – на ретрансляторы. Поэтому слово «облачная» тут вполне уместно:))))) Даже прикольно:)


Наша планета сегодня с её Интернетом и базами данных – это такой примитивный гигантский мозг, который вполне может оказаться мозговой клеткой в ещё большем мозге… Наш мозг – навороченный интранет с бесконечными портами, ретрансляторами и протоколами передачи и генерации контента. Это и пакет программ, создающих самих себя и регулирующих всё вокруг, моделирующих наше будущее нашим же настоящим, опирающимся на наше же прошлое, которое, если смотреть на него из совсем других реальностей или условных измерений, и есть наше будущее. Замыкая этот круг в круговорот жизни, мы создаём ту модель мира, которую я и попытался описать этим повествованием.


Как-то не поднимается рука назвать это всё книгой. Книга – слишком уважаемое слово, и его надо ещё заслужить.


Я буду стараться много думать, писать, и когда-нибудь эта история всё-таки, возможно, станет настоящей Книгой. На данный момент она ещё зародыш и просто зовётся книжкой. Возможно, я просто заблуждаюсь или ошибаюсь. Иногда мне самому кажется, что это именно так. Но я попытался. И все, кто ценит эксперимент и хорошее кино, понимают, чего это стоит и стоило. Я ХОТЯ БЫ ПОПЫТАЛСЯ.

Ты помнишь, как всё начиналось?

Примерно до 9 лет я был самым обычным мальчиком. Хи:) Представляю сейчас лица тех, кто подумал о необычных:) Нет. Обычным в другом смысле, не в том, как сейчас модно на тиви. Нормальным мальчиком. Таким, каким по сути и должен быть нормальный, стандартный мальчик в аналоговом его понимании. Я и сейчас нормальный, обычный мальчик в том смысле, в котором подумалось некоторым:) Поэтому сенсации не будет. Я играл в новой кроличьей шубе в хранилище с цементом, посыпая себя, брата и сестру серой массой и выбегая потом под дождь.

Я лупил по воронам из рогатки, мастерил бомбочки из болтов, спичек и гаек, подрывал ампулы в подъездах, накаляя их на огне сухого спирта, бесстрашно плавал в строительных прудах бесконечных долгостроев, нюхал карбид, дрался по случаю, играл в футбол и ножички, месил глину, гонял обод колеса железяками, мазал зубной пастой друзей, жевал строительную смолу и всячески пробовал муравьёв на вкус (они взаправду были кислые).


В один прекрасный день мама наказала меня за очередную шалость, которая, надо признать, удалась, и мне пришлось проваляться целый выходной день дома. Так как под запрет попал и телевизор, пришлось сидеть наедине с собой. Я от безысходности и просто, чтобы как-то убить время, начал представлять себя в летающей машине. Примерно в такой, как «Волга-М21» из фильма Бекмамбетова, но примерно за 40 лет до его появления. Фильма. Не Бекмамбетова. Я лежал на диване, мечтал и довольно ярко представлял, как я подхожу к красивой «Волге», открываю дверь, нажимаю кнопку, взлетаю и несусь к балкону знакомой девчонки, чтобы похитить её и умчать в далёкий, тайный замок на необитаемом острове, где в специальной тайной комнате у меня полным-полно волшебных спичек из нашумевшего тогда фильма. Потом я добавил к спичкам пачки денег, кучу оружия, две комнаты одежд, целый ангар игрушек, потом оброс автопарком, амфибиями, даже жабрами Ихтиандра. Только крыльев у меня было штук сто, разных. И я начал творить Добро и Справедливость. Как раз в это время я осилил первого Верна, Дюма и прочих.


Я уже тогда был большущим поклонником кино, пересмотрел кучу фильмов от «Москвы – Кассиопеи» до «Фантомаса», и поэтому кое-какая мечтательная база уже была сформирована. И мне понравилось. Мне настолько понравилось вот так мечтать, подробно обмусоливая каждую деталь, что я был страшно недоволен, когда папа с мамой простили меня за мой проступок и разрешили бежать во двор. Я вышел, уселся на лавочку и продолжил мечтать. Потом я делал это на уроках, значительно сокращая скучное и нудное школьное время. Именно тогда я понял значение фразы: «блаженная улыбка и блаженный сами-знаете-кто». Учительница довольно прочно приклеила ко мне этот ярлык. Я и правда, сидел, блаженно улыбался, якобы смотрел на доску с каракулями одноклассников, но на самом деле – покорял очередную планету, лихо размахивая бластерами и отгоняя чудовищ от моей «Волги», которая к тому времени уже была размером с галактический крейсер. Придумывать было легко, так как не нужно было следовать законам физики или правилам людей.


Жил я в этой своей второй жизни на орбите, периодически залетая на свою дачу на Луну с обратной стороны, чтобы меня не засекли в телескопы дотошные физики, внешне напоминавшие нашу химичку или физрука. Примерно к окончанию школы я настолько овладел техникой визуализации желаний и мечтаний, что мог запросто в уме соорудить сложный чертёж или проект какой-либо детали и просто перенести его на бумагу.


Школа давалась легко. Учился хорошо. Как правило, все учебники я читал ещё на каникулах, поэтому со спокойной совестью смотрел в окно, летая где-то на своей машине, которая к тому времени обросла такими штуками, если говорить современным языком – гаджетами, что уже превратилась в прототип орбитальной станции размером со среднюю планетку. У меня получалось находить общий язык со всеми, даже с теми, которые по жизни были отшельниками. Я всегда со всеми дружил: от будущих воров в законе до самых тихонь и синих чулков. Был довольно популярным клоуном в школе, но меня любили, со мной дружили, я никого никогда не обижал, за что и меня не давали в обиду. Я сменил около десятка школ в силу специфики работы отца, посетил все гарнизоны юга Советского Союза и некоторые северные тоже. И везде у меня было всё хорошо. Друзей у меня было больше обычного, так как приходилось жить в разных городах страны. Со многими и сейчас поддерживаю контакт. Школьное время вспоминаю довольно тепло. Закончил школу без медали, но с очень приличным аттестатом. Получил в подарок магнитофон и возможность провести отпуск в дачном посёлке с друзьями и без родителей.

Шёл мой любимый месяц – август. Уже, кажется, поступил в Политех, надо было продолжать династическое. Без пяти минут студент. Всё было отлично. За пару дней до моего дня рождения я с друзьями брёл домой после сельского вечернего киносеанса.

Тропинка в лесу, иногда полянки, светляки, яркие звёзды… Тогда они были ярче, города не так слепили небо. Я немного отстал от группы, прикуривал сигарету. Да, примерно год, как начал курить. Стою посреди широкой поляны, всё залито лунным светом, довольно светло, можно ходить без фонарей. Опустил голову, чиркнул спичкой, поднимаю голову, затягиваюсь, выпускаю дым, пытаясь соорудить кольца.


Он висел метрах в трёх.


Металлический, больше бронзовый или латунный, иногда алюминиевый или под сталь. Лёгкий оттенок его был довольно замызган, не блестел, но видно, что металл. И заметно, что трудяга, а не просто украшение. Размером с баскетбольный мяч или зеркальный диско-шар.

Напомню. Это была сигарета. И только.

Я даже ощущал лёгкую вибрацию корпуса. Это не было видение, глюк, бред. Это было реальнее реального. Я мог даже пощупать его, просто сдрейфил. Я тогда не пил алкоголь в количествах, способных спровоцировать подобное. И курил только «Опал» или «Ту», болгарские, да и то пару сигарет, пока родители были вне зоны доступа.

А он висел в воздухе в метре над землёй, чуть пониже уровня моих глаз, хорошо освещённый лунным светом, и было видно, что он довольно тяжёлый, хотя и парил в воздухе. Это каким-то образом ощущалось.

Я сразу понял что это зонд. Буй. И неземное. Вроде нынешних летающих камер наблюдений в современных фильмах. Но за 30 лет до них… Мы так простояли друг на против друга минут 10. Потом я вдруг сказал: «Привет». Громко. Внятно. Вслух. Без испуга, хотя внутри всё сжалось.

Он ответил тем же, но прямо в моей голове. Молча. Но ответил. Телепатия. Просто – «Привет». В голове… примерно так, как мои мечтания. Чётко вырисованное, осознанное. Испуг прошёл. Пока я думал, что сказать дальше, мяч качнулся и резко взлетел, испарившись метрах в ста над землёй. Ну как в компьютерных играх. Вжик – и нет…

Я понял почему он убежал: вернулись мои друзья, разыскивая меня. Я сначала хотел им рассказать, но потом передумал.

Потом приходил на это место несколько раз, но безрезультатно.

Потом начались студенческие будни, и этот эпизод уполз в глубины памяти, хотя и никогда там не терялся. Иногда я вспоминал этот случай, и именно он мотивировал меня на поиски соответствующей литературы, информации. В те времена с ней было не так легко, как сегодня. Но это не мешало искать, находить и копаться в куче разного, добытого у букиниста в Москве, у которого я часто бывал наскоками.

Я поступил в Политех и на некоторое время забросил своё увлечение. Вокруг было столько красивых девушек, музыки, соблазнов, что реальность просто выдавила вымышленный мир, заменив его бесконечными студенческими пьянками и тусовками.

Мой мир расширился на ещё одно увлечение. Музыка. Я мастерил бас-гитары, усилители. Это увлечение до сих пор опустошает мой кошелёк.

Ещё примерно 15 лет прошли обычно: с радостями и горем, с подъёмами и провалами. Это были обычные средние для человека моего поколения годы: учёба, служба, работа, радости, разочарования, брак, развод, переезды, крах системы, крах страны, миграция, новые встречи, новые радости, новые печали. Как это было в 80-х и 90-х описано в сотнях произведений и в тысячах дневников. Я потерял отца и дядю, чуть не потерял мать. Семья развалилась. Миры распались. Я жил как все, иногда возвращаясь в свой вымышленный мир, и всегда находил там приют, защиту, пристанище, особенно тогда, когда реальный мир становился слишком агрессивным. В то время он стал любым, но только не добрым.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6