Артем Драбкин.

22 июня – 9 мая. Великая Отечественная война



скачать книгу бесплатно

Советское руководство терпеливо ждало финала драмы. 6 сентября правительство Польши перебралось из Варшавы в Люблин, оттуда 9 сентября оно выехало в Кременец, а 13 сентября – в Залещики, город у границы с Румынией. В ночь на 18 сентября польское правительство покинуло пределы своей страны. Впрочем, с точки зрения принятия советской стороной решения о вводе войск конкретная дата перехода польским правительством границы с Румынией значения не имеет. Части Красной Армии получили приказ о наступлении еще 14 сентября. Однако немцы уже продвинулись далеко на восток, вышли к Бресту и Львову. В 4 часа 20 минут утра 15 сентября Военный совет Белорусского фронта издал боевой приказ № 01, в котором говорилось, что «белорусский, украинский и польский народы истекают кровью <…> Армии Белорусского фронта с рассветом 17 сентября 1939 г. переходят в наступление с задачей – содействовать восставшим рабочим и крестьянам Белоруссии и Польши в свержении ига помещиков и капиталистов и не допустить захвата территории Западной Белоруссии Германией. Ближайшая задача фронта – уничтожать и пленить вооруженные силы Польши, действующие восточнее литовской границы и линии Гродно-Кобрин».

17 сентября Красная Армия вступила на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии. Ни о каком ударе в спину уже не было речи. Польская армия была разгромлена, и даже без советского вторжения она в лучшем случае продержалась бы неделю.



Солдаты Вермахта ведут бой на улицах польского города Сохачев. Сентябрь 1939 г. Два немца на переднем плане укрываются за мотоциклом BMW R12



Советский средний танк Т-28 вброд форсирует речку у местечка Мир в Польше (ныне – белорусский поселок Мир Гродненской области). Сентябрь 1939 г. По мосту движется грузовая машина ЗиС-5


Сопротивления продвигающимся на запад советским танковым бригадам и стрелковым дивизиям практически не оказывалось. После нескольких дней маршей и вялых стычек с деморализованными частями Войска Польского Красная Армия вошла в соприкосновение с дивизиями Вермахта. В Бресте состоялся даже торжественный вывод немецких войск и передача города советским войскам, в котором участвовали подразделения 29-й танковой бригады комбрига С.М. Кривошеина. Под контроль СССР перешла территория площадью 196 тысяч квадратных километров (50,4 % территории Польши) с населением около 13 миллионов человек, практически полностью находящаяся в границах так называемой линии Керзона, рекомендованной Антантой в качестве восточной границы Польши в 1918 году. Территория Виленского края вместе с Вильно была передана Литве согласно «Договору о передаче Литовской Республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой», подписанному 10 октября 1939 года. В ноябре 1939-го территории Западной Украины и Западной Белоруссии, после организованного при участии советской стороны «народного волеизъявления», были «воссоединены» с Украинской и Белорусской Советскими Социалистическими Республиками.



Немецкие генералы, в числе которых Гейнц Гудериан (крайний справа), совещаются с представителем Красной Армии в Бресте.

Сентябрь 1939 г. В ходе вторжения Вермахта в Польшу 14 сентября 1939 г. Брест был занят 19-м моторизованным корпусом Вермахта под командованием Гейнца Гудериана. 20 сентября Германия и СССР согласовали временную демаркационную линию между своими войсками, Брест отходил в советскую зону. 21 сентября в город вошла советская 29-я отдельная танковая бригада под командованием С.М. Кривошеина



Гитлер изучает карту боевых действий во время вторжения в Польшу. Сентябрь 1939 г. Слева – рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, справа – командир полка СС «Дойчланд» штандартенфюрер Феликс Штайнер


Реакция Запада на вступление Красной Армии в Польшу была достаточно осторожной. Когда польский посол Рачиньский обратился к Галифаксу с вопросом, почему Великобритания не объявит войну Советскому Союзу в соответствии с польско-английским договором, тот ответил: «Что касается советской агрессии, мы свободны в принятии нашего собственного решения и решить, объявить ли войну СССР или нет». В меморандуме для военного кабинета, подготовленном Уинстоном Черчиллем 25 сентября, указывалось: «Хотя русские повинны в грубейшем вероломстве во время недавних переговоров, однако требование маршала Ворошилова, в соответствии с которым русские армии, если бы они были союзниками Польши, должны были бы занять Вильнюс и Львов, было вполне целесообразным военным требованием. Его отвергла Польша, доводы которой, несмотря на всю их естественность, нельзя считать удовлетворительными в свете настоящих событий. В результате Россия заняла как враг Польши те же самые позиции, какие она могла бы занять как весьма сомнительный и подозреваемый друг. Разница фактически не так велика, как могло показаться. Русские мобилизовали очень большие силы и показали, что они в состоянии быстро и далеко продвинуться от своих довоенных позиций. Сейчас они граничат с Германией, и последняя совершенно лишена возможности обнажить Восточный фронт. Для наблюдения за ним придется оставить крупную германскую армию. Насколько мне известно, генерал Гамелен определяет ее численность по меньшей мере в 20 дивизий, но их вполне может быть 25 и даже больше. Поэтому Восточный фронт потенциально существует».



Бойцы Красной Армии наблюдают за торжественным выводом немецких войск из Бреста. 22 сентября 1939 г. По договору о временной демаркационной линии Брест отходил в советскую зону оккупации. Вывод немецких частей из Бреста, при котором присутствовали красноармейцы, часто именуют «совместным парадом» Вермахта и РККА, хотя это неверно – советские войска не проходили торжественным маршем по городу вместе с немецкими. Миф о брестском параде широко используется для отождествления СССР и Третьего рейха


Советско-финская война 1939-1940 гг

Бойцы Красной Армии выкапывают пограничный столб у реки Сестры в районе пограничной заставы Майонила. 1939 г.


В конце 1939 года начался вооруженный конфликт между Советским Союзом и Финляндией, известный также как «зимняя война». Конфликт возник после провала переговоров об изменении границы двух государств, начатых еще в 1938-м. Москва предлагала Хельсинки обмен территорий на Карельском перешейке на подступах к Ленинграду на обширные пространства Карелии и возмещение стоимости оставляемой финскими гражданми собственности. Финляндию этот территориальный обмен не устраивал, в том числе из-за потери строившихся в 1920-1930 годах на Карельском перешейке между Финским заливом и Ладожским озером укреплений так называемой Линии Маннергейма, предназначенной для сдерживания возможного вторжения со стороны советского соседа. При этом сам фельдмаршал Карл Густав Эмиль Маннергейм отзывался о ней в весьма сдержанных тонах: «Её образовывали только редкие долговременные пулемётные гнёзда да два десятка выстроенных по моему предложению новых дотов, между которыми были проложены траншеи. Эту позицию народ и назвал «Линией Маннергейма». Её прочность явилась результатом стойкости и мужества наших солдат, а никак не результатом крепости сооружений».

Переговоры зашли в тупик, и 30 ноября 1939 года Красная Армия вступила на территорию Финляндии. В свою очередь, финские вооруженные силы уже успели отмобилизоваться и были почти полностью готовы к отражению агрессии. Советские войска вели наступление на нескольких направлениях: на Карельском перешейке, в пространстве между Ладожским и Онежским озерами, в Карелии и на Севере. По всему фронту 425 тысячам бойцов Красной Армии противостояло 265 тысяч финских военнослужащих. Несмотря на массированное использование бронетехники, штурм Линии Маннергейма в декабре потерпел неудачу. Причиной этого стали плохое взаимодействие родов войск Красной Армии и неподготовленность бойцов к штурмовым действиям в атаках финских ДОТов – долговременных огневых точек. Многочисленные советские легкие танки с тонкой броней несли большие потери от огня противотанковой артиллерии противника. Вместе с тем танковые атаки финнов и их попытка контрнаступления провалились.

Если на Карельском перешейке Красная Армия потерпела неудачу, то в пространстве между Ладожским и Онежским озерами и в Карелии наступление обернулось рядом катастроф. Пользуясь пассивностью командиров частей и недостаточным вниманием к защите тыловых коммуникаций, финны с помощью лыжных отрядов перехватили линии снабжения нескольких советских дивизий и фактически окружили их. Наступившие в январе 1940 года жестокие морозы усугубили трагедию окруженных и привели к большим потерям. Лейтенант М.И. Лукинов вспоминал: «Мы стали подходить непосредственно к фронту. Первое, что нас поразило, – это неубранные замерзшие трупы наших солдат и офицеров, уже запорошенные снегом. Они лежали там, где их застала смерть, в самых разных позах». Фотографии многочисленных трофеев, доставшихся финским войскам, обошли страницы мировой прессы и нанесли большой урон репутации Красной Армии. Впоследствии негативный опыт войны с Финляндией заставил советское военное руководство обратить более серьезное внимание на вопросы боевой подготовку войск и ведения боевых действий в зимних условиях.



Финские военнослужащие на дороге Раате-Суомуссалми осматривают разгромленную колонну советской 44-й стрелковой дивизии. Северная Карелия, январь 1940 г. На переднем плане – два легких танка Т-26, далее – три малых плавающих танка Т-37А. За разгром дивизии по приговору трибунала были расстреляны ее командир комбриг А.И. Виноградов, начальник штаба полковник О.И. Волков и полковой комиссар И.Т. Пахоменко



«Принимай нас, Суоми-красавица!» Наступление частей советской 7-й армии в Карелии. Декабрь 1939 г.


Оперативная пауза в период сильных морозов в январе 1940-го была использована советским командованием для накопления сил, разведки укреплений линии Маннергейма и разрушению ее укреплений огнем артиллерии большой мощности. Приведение к молчанию большинства ДОТов, преграждавших дороги в глубь Карельского перешейка, позволило Красной Армии 11 февраля начать новое наступление, которое завершилось прорывом линии Маннергейма на выборгском и кегскольмском направлениях. Потеря линии укреплений и истощение резервов заставило правительство Финляндии пойти на переговоры с руководством Советского Союза. 12 марта в Москве был подписан мирный договор, согласно которому боевые действия на советско-финском фронте прекращались на следующий день ровно в полдень по московскому времени. Доброволец Г.В. Прусаков вспоминал: «По подразделениям, по цепочкам, по личному составу была команда – в 12 часов 13 марта должен быть прекращен огонь. И утром такая канонада была – как с нашей, так и с финской стороны! Лупили как могли. В 12 часов – муха пролети, слышно было бы. Ни одного выстрела. Мертвая тишина. Даже не верится, что так могло быть».

По мирному договору Советскому Союзу отходили территории на Карельском перешейке со вторым по величине городом Финляндии – Выборгом и ряд островов в Финском заливе. Также СССР получал в аренду на тридцать лет военно-морскую базу в Ханко. 430 тысяч финнов были вынуждены оставить свои дома и переселиться в глубь страны. Когда накануне подписания договора глава финской делегации Юхо Кусти Паасикиви завел речь о компенсации за передаваемую территорию, Молотов, вспомнив, что по Ништадтскому миру 1721 года Россия заплатила Швеции два миллиона серебряных талеров, ответил: «Пишите письмо Петру Великому. Если он прикажет, то мы заплатим компенсацию».

Безвозвратные потери Красной Армии в Советско-финской войне составили почти 127 тысяч человек. Финны потеряли убитыми и пропавшими без вести в пять с половиной раз меньше – около 23 тысяч солдат. Не менее сильным был и удар по престижу Советского Союза на международной арене. Как отмечал известный немецкий военный историк бывший генерал Вермахта Курт фон Типпельскирх, «во всем мире сложилось неблагоприятное мнение относительно боеспособности Красной Армии. Несомненно, впоследствии это оказало значительное влияние на решение Гитлера (напасть на СССР. – Прим. авт.)».



Т-28 – первый в СССР средний танк, запущенный в массовое производство (всего было выпущено более 500 машин). В середине 1930-х гг. эта трехбашенная машина создавалась для увеличения огневой мощи дивизий, оснащенных легкими танками Т-26, прорыва тяжелых укреплений противника и на момент разработки обладал выдающимися тактико-техническими характеристиками. Опытный образец танка был вооружен 45-мм пушкой и имел конструкцию корпуса отличную от машины, которая пошла в серию. В дальнейшем Т-28 оснащались 76-мм короткоствольной, а затем и длинноствольной пушкой и тремя пулеметами ДТ. Проводились эксперименты по установке на танк 85-мм пушки. Боевое крещение Т-28 приняли во время Советско-финской войны 1939-1940 гг. и в боях начального периода Великой Отечественной. Хотя этот танк остался в тени Т-34 и КВ по меркам 1941 г. это была достаточно современная боевая машина. Танк отличался хорошей надежностью, а его ремонтопригодность была просто феноменальной. К примеру, во время «зимней войны» некоторые Т-28 подбивались и восстанавливались до пяти раз. В начале Великой Отечественной большую часть оставшихся машин модернизировали и оснастили дополнительными броневыми экранами, приблизительно приравняв к немецкому среднему танку PzKpfw IV. Однако лишь считанные единицы этих машин остались в строю до 1944 г., когда приняли участие в прорыве блокады Ленинграда. Всего в мире сохранилось 4 экземпляра Т-28. Один из них находится в экспозиции под открытым небом Центрального музея Вооруженных сил в Москве. Остальные в Финляндии – две машины в экспозиции танкового музея в Пароле и одна на территории воинской части в Миккели. Хотя этот танк остался.

Тактико-технические характеристики: масса – 27,8 кг, экипаж – 6 чел., длина – 7440 мм, ширина – 2800 мм, высота – 2820 мм, вооружение – 76,2-мм пушка, четыре 7,62-мм пулемета, бронирование – до 30 мм, мощность двигателя – 500 л.с, скорость по шоссе – до 40 км/ч, запас хода по шоссе – 180 км.



Ленинградцы приветствуют танкистов 20-й танковой бригады на средних танках Т-28, возвращающихся с Карельского перешейка после окончания Советско-финской войны. Апрель 1940 г.



Бойцы подразделения инженерного ОСНАЗ, вооруженные 6,5-мм автоматами Федорова, сидят на покрытии из бетонных блоков одного из финских ДОТов. Февраль-март 1940 г. Автомат Федорова – автоматическая винтовка калибра 6,5 мм, разработанная русским оружейником В. Г. Федоровым в 1913-1916 г., считается далеким предшественником современного поколения автоматических винтовок


Реформирование и перевооружение Красной Армии

«Экипаж машины боевой». Советские танкисты и средний танк Т-34-76. 1941 год


Первым шагом руководства Советского Союза сразу по окончании войны с Финляндией стало реформирование структуры Красной Армии. Размер советских вооруженных сил вырос с полутора миллионов человек в августе 1939 года до 5 миллионов к июню 41-го. Приграничные дивизии содержались в штате, составлявшем примерно 70 % от численности военного времени, а дивизии в глубине страны – около 30 % от штата военного времени. В танковых войсках от бригад 1930-х годов перешли к более сбалансированным соединениям – дивизиям, объединявшим в единое целое танки, моторизованную пехоту и артиллерию. Правда, в этом процессе не обошлось без перегибов: весной 41-го из стрелковых дивизий и корпусов изъяли легкие танки поддержки пехоты, тем самым оставив их без штатных танковых частей и породив массу формально механизированных, но неспособных к самостоятельным действиям соединений. 5 мая на выступлении перед выпускниками военных училищ Сталин с гордостью говорил: «Раньше существовало 120 дивизий в Красной Армии. Теперь у нас в составе армии 300 дивизий. Из общего числа дивизий третья часть механизированные дивизии».

Другим важным шагом советского правительства в рамках реформирования армии была модернизация военной промышленности. В 1930-е годы СССР строил свою оборонную промышленность практически с нуля и крайне нуждался в новых станках, материалах и технологиях. Однако из-за войны с Финляндией Страна Советов оказалась в международной изоляции, и только торгово-экономическое сотрудничество с Германией позволило приобрести крайне необходимые материалы, оборудование и технологии, недоступные в то время на других рынках, в обмен на поставки некоторых видов сырья. Закупленные у немцев оборудование и новейшие образцы вооружения способствовали интенсивному развитию советской военной промышленности. К примеру, самая массовая противотанковая пушка Красной Армии, знаменитая «сорокапятка», была усовершенствованным отечественными конструкторами орудием фирмы «Рейнметалл-Борзиг» («Rheinmetall-Borsig» AG). Авиационный двигатель М-17 являлся не чем иным, как лицензионным авиадвигателем BMW VI, 203-миллиметровые снаряды на головы солдат рвущейся к Ленинграду немецкой группы армий «Север» обрушивал тяжелый крейсер («карманный линкор») «Петропавловск» – бывший «Лютцов» («L?tzow»), заложенный в 1937 году на верфи в Бремене и в феврале 1940-го купленный у Третьего рейха. Немецкие станки использовались при производстве новейших советских средних танков Т-34-76.



Новейшие советские высотные истребители МиГ-3 в сборочном цеху



Эскадрилья МиГ-3 на аэродроме


Приоритетной областью расхода советских бюджетных средств стала авиапромышленность. В 1940 году ассигнования на ее развитие составили 40 % от всего военного бюджета СССР. Уже к осени советские авиазаводы, перейдя на режим работы военного времени, перескочили «немецкий рубеж» – 25 самолетов в день – и выпускали до 70-100 самолетов в сутки. Аналогичные процессы шли и в других отраслях. 1940 год стал знаковым в перевооружении танковых войск, вместо танков с противопульной броней и батальонными (серии БТ, Т-26) или полковыми (Т-28) пушками в производство пошли танки с противоснарядным бронированием и пушками дивизионного класса (средний Т-34-76 и тяжелые КВ-1 и КВ-2). Зима 1941-го стала финалом в выпуске артиллерийских систем, доставшихся Советскому Союзу в наследство от Российской империи, -122– и 152-миллиметровых гаубиц, созданных еще до Первой мировой войны и модернизированных в начале 30-х годов. Их место на конвейерах заняли орудия образца 1938 года. Опыт «зимней войны» с Финляндией заставил советское военное руководство пересмотреть свои взгляды на пистолеты-пулеметы как дорогое оружие сомнительной эффективности. Было восстановлено свернутое в 1939 году производство 7,62-миллиметровых пистолетов-пулеметов конструкции В.А. Дегтярева, и к июню 1941-го в дивизиях приграничных армий их количество исчислялось уже сотнями штук, тем самым вплотную приближаясь к штату дивизий Вермахта – один пистолет-пулемет на вооружении командира отделения пехотинцев. Также на вооружении советских войск состояла самозарядная винтовка СВТ – оружие, не имевшее аналогов в немецкой армии. В то же время в перевооружении Красной Армии были и слабые места. К примеру, производство технологически сложных зенитных автоматических пушек калибра 37 миллиметров, являвшихся незаменимым средством борьбы с авиацией противника, промышленность СССР освоила только в 1939-1940 годах.



Первый опытный образец тяжелого танка КВ (У-0) перед отправкой в Москву. Сентябрь 1939 г. В башне танка смонтированы два орудия – 45-мм и 76-мм. В декабре 1939 г., перед отправкой У-0 в 20-ю тяжелую танковую бригаду, 45-мм орудие было снято



Советский танк А-34 – прототип легендарного Т-34 на испытаниях. Весна 1940 года. Забрасывание моторного отсека бутылками с горючей смесью


Напротив, немцы смогли полностью модернизировать артиллерию своей армии в 1920-1930-х годах. Формальные ограничения, наложенные Версальским договором, обходились ими весьма бесхитростным образом – орудию присваивался индекс, говорящий о том, что оно разработано в 1918 году. Иногда это приводит к ошибочным утверждениям, что Вермахт вооружался орудиями эпохи Первой Мировой войны. В действительности основа дивизионной артиллерии немцев, 10,5-сантиметровая легкая полевая гаубица leFH 18 была разработана на «Рейнметалле» в 1929-1930 годах и начала службу в 1935 году. Полковое орудие 7,5-сантиметровое leichtes InfanterieGeschutz 18, или, сокращенно, 7,5-см lelG 18, было разработано сразу после войны и пошло в серию в 1927 году. 10-сантиметровая Kannone 18 была разработана в 1926–1930 годах и поступила в войска в 1933-1934 годах.

Сравнивая возможности техники противоборствующих сторон, всегда нужно помнить, что в 1941 году Советский Союз вступил в схватку с промышленно развитой европейской державой, обладавшей ко всему прочему опытом войны с такими же промышленно развитыми государствами Европы в ходе Первой Мировой. В Германии в 1940 году было 125 тысяч металлорежущих станков, а в СССР – только 58 тысяч, более чем вдвое меньше. Это, безусловно, оказывало влияние на количество выпускаемых на советских заводах артиллерийских орудий.



Легкие бронеавтомобили БА-20М на Манежной площади Москвы перед парадом 7 ноября 1940 г. Первый ряд составляют машины, оборудованные радиостанциями 71-ТК-1 с поручневой антенной



УКРЕПРАЙОНЫ

На Линии Молотова укрепрайоны по фронту достигали 100-120 километров и состояли из трех-восьми узлов обороны. Каждый узел обороны состоял из трех-пяти опорных пунктов. Узел обороны укрепрайона удерживал отдельный пулеметно-артиллерийский батальон. Линия Молотова должна была стать созданной по последнему слову тогдашней фортификационной техники системой линии обороны, надежной опорой приграничных войск Красной Армии. ДОТы на Линии Молотова были защищены стенами толщиной 1,5-1,8 метров а толщина перекрытий – до 2,5 метра. Если лишь небольшая часть сооружений Линии Сталина на старой границе была артиллерийской, то на Линии Молотова орудиями калибра 45 и 76,2 миллиметра предполагалось оснастить почти половину сооружений. Артиллерийское вооружение имелось не только в большем количестве, но и в лучшем качестве. Высокую оценку немцев впоследствии получили шаровые установки 76,2-миллиметровых капонирных орудий Л-17, эффективно защищавшие гарнизоны артиллерийских ДОТов от огнеметов. Кроме того, УРы Линии Молотова помимо 45– и 76,2 миллиметровых орудий, установленных в ДОТах, имели и собственные артиллерийские части с гаубичной артиллерией. Хотя по плану Брестский УР не должен был быть самым сильным, фактически в июне 1941 года он был лидером по числу построенных сооружений. Однако не все построенные ДОТы были обсыпаны и замаскированы. Отсутствие земляной обсыпки не только маскировало бетонные коробки, но и закрывало трубы подходивших к ним кабелей. Впоследствии трубы коммуникаций стали «ахиллесовой пятой» многих ДОТов, позволявших немцам подрывать их или вводить внутрь сооружений огнеметы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное