Артем Бук.

Наместник



скачать книгу бесплатно

– Здравия желаю, товарищ генерал, – пробормотал я.

– Ну и ты здравствуй, Саша. – Константин Сергеевич со вздохом отложил меню и задумчиво уставился на меня. – Видок у тебя что-то не очень. Не каждый день, видать, в тебя ракетами пуляют.

С момента нападения прошло менее часа, но генерал ФСП явно располагал источниками получше, чем полиция. А может, и та уже разыскивала таинственно упорхнувший с места взрыва «ягуар». Машину я бросил на парковке торгового центра далеко от места встречи. Отследить меня до ресторана займет какое-то время. Да и здесь я под защитой своего собеседника. Чем Константин Сергеевич Стоцкий занимался в ФСП, я точно не знал. Его фамилия не значилась среди заместителей директора или руководителей департаментов ведомства, красующихся на официальном сайте. Как я подозревал, он курировал специальные проекты. Те самые, о которых никому знать не положено. А следовательно, он тот, кто мне нужен.

– Занятно, что спалить тебя пытались через несколько минут после звонка мне. – Генерал не дождался моего ответа и сразу перешел к делу: – Надеюсь, ты не думаешь, что это мы? Даже я не смог бы провернуть все так быстро. И вообще, было бы проще тебе чего-нибудь в бокал плеснуть, пока ты в туалете торчишь.

Я с ужасом посмотрел на стакан воды, заботливо налитый кем-то, пока я освежался в уборной. Веселые пузырьки, стремящиеся к поверхности, вовсе не напоминали кислоту. Да и не стал бы чиновник такого ранга пачкать руки. Наверное.

– Мне без газа, пожалуйста. – Я подозвал замершего в дальнем конце зала официанта.

Старик противно захихикал. Ну и черт с ним.

– Думаю, вы уже знаете, почему я звонил вам.

Идя в ресторан, я долго думал над светским началом встречи, мучительно пытаясь вспомнить имя и отчество супруги генерала. Его единственную дочь Веронику я помнил прекрасно. Мы даже встречались какое-то время, когда нам было по шестнадцать. Одноклассники, чьи родители дружат семьями. Но собеседник первым перешел к делу, избавив меня от бремени разговоров о семье.

– Без понятия, – весело отозвался Стоцкий. – Но теперь, когда тебя пытались порешить ракетой на федеральной трассе, мне очень интересно. Кстати, погибло двенадцать человек. Первый крупный теракт в городе за полгода.

Наверняка лжет. С чего бы он так быстро согласился встретиться, не будь в курсе? Но он оставался моей единственной надеждой выпутаться из этой истории, и я рассказал об утренней встрече.

Генералу уже успели принести закуску – паштет из печени какой-то диковинной утки, за не менее диковинные деньги. Он не спеша намазывал его на свежевыпеченный хлеб, рублей по пятьсот за кусочек, и так же задумчиво поглощал.

– Бред, – наконец вынес свой вердикт гуру нацбезопасности. – Нет у нас никакого майора Василевского. И вообще никого, кто соответствовал бы твоему описанию. Во всяком случае, среди людей, которым могли бы поручить подобное задание.

– Я проверил его удостоверение в полицейском сканере, – сообщил я. – Подлинность подтверждена, допуск «Ф1».

Всем надлежит оказывать полное содействие и так далее.

– Ты вообще в курсе, чем я занимаюсь? – поинтересовался генерал. – Может, думаешь, что я любимый партнер директора по гольфу? Нет, Саша. Я как раз тот самый человек в нашей стране, который разгребает всякую хрень, что не показывают по телевизору. Не один я, само собой. Есть еще парочка, каждый со своим огородом. Я по внутренним делам. Есть человек по внешним, есть человек по экономике. Но если бы кто послал спецназ ФСП в хренову Аргентину, я б уж знал, поверь на слово. Тем паче если бы там взяли пятерых пленных и требовали выкуп. А оперативник – два метра, с длинными волосами? Да кто б такого до деликатной работы допустил? Ты любого из моих ребят внятно описать не сможешь, хоть ты трижды следователь. Все среднего росточка и сложения. Если у кого и были какие особенности, хирурги давно с ними разобрались.

– Отлично, – пробормотал я. – Значит, этот тип не из ваших, и вся история – липа. Мне-то теперь что делать?

– Ну почему обязательно сразу липа… – Старик отправил в рот последний кусок хлеба с паштетом и знаком велел официанту нести следующее блюдо. – Пленные наверняка есть. Зачем-то же ты им понадобился? Видно, двое и правда ваши менты. А вот кто остальные – вопрос интересный. Имя Махмуд Валеев тебе знакомо?

Я неохотно кивнул. Господин Валеев не являлся самой яркой звездой олигархического небосвода страны. Тем не менее сколько-то миллиардов у него имелось.

– У него два сына. – Официант притащил огромный стейк на дощечке, и генерал прервался, чтобы разрезать его посередине, после чего, удовлетворенно хмыкнув, продолжил: – Старший, Асланбек, несколько месяцев назад исчез. Слухи ходили разные. По моим данным, юноша отправился на священную войну с американскими собаками. И пропал. Папаша, само собой, нанял людей, чтобы отыскать свое чадо, но в органы не обращался.

– Думаете, меня подрядили его выкупать? – с сомнением спросил я. – Ему-то бояться нечего – покажут видео с приветом от папы, сам в самолет запрыгнет.

– Тебя подрядили для того, о чем и говорили на встрече, – убедить вернуться двух ментов. Нашим или людям Валеева они не поверят, если не совсем дураки. Видно, их и правда держат всех вместе. А значит, твои менты могут разболтать, что младший Валеев незаконно наемничал в Латинской Америке. У его папаши врагов немало, раздуют скандал. Сын сядет, и надолго. К тому же Махмуд ведет дела с американцами и саудитами в Заливе. Нехорошо получится, если узнают, что сынок воевал против них.

– По вашей логике, четверых пленных выкупают лишь с одной целью.

– Совершенно верно. Это ненужные свидетели. И посторонние, связанные с ними, – тоже. Никого из вас живым домой не довезут.


– Ты что-то все о главном не спросишь. – Генерал теперь медленно расчленял стейк на множество аккуратных квадратиков. Похоже, этот процесс доставлял ему не меньше удовольствия, чем сама еда.

– Это о чем? – Оказывается, меня хотели не просто втравить в неприятную историю, но и умертвить.

– Кто пытался подпалить тебя на трассе. – Старик с укором взглянул на меня из-под спустившихся на кончик носа очков. – Только не говори, что тебя это не волнует.

– Очевидно, некто не желающий, чтобы я сел в самолет до Аргентины, – рассудил я. – Непонятно только, зачем такие сложности. Могли бы рассказать мне то же, что и вы. Я к этому самолету теперь на пушечный выстрел не подойду. Если подумать, то я очень плохо себя чувствую. Грипп, не иначе. Слягу на недельку прямо с завтрашнего дня.

– Нет, так не пойдет. – Стоцкий отправил в рот один из мясных квадратиков. – Ты ведь уже согласился, тебя ждут на деле государственной важности.

– Какой важности? – ошалело поинтересовался я. – Это же кодла самозванцев на службе у олигарха. Которая ликвидирует меня, как только перестану быть им нужен. А другие прикончат только за то, что я согласился участвовать в мероприятии.

– Разве возвращение пятерых граждан России на Родину – не дело государственной важности? – с упреком заметил генерал. – Вы, Александр Евгеньевич, между прочим, государственный служащий. Обязаны блюсти интересы нашей страны; не? А побочные эффекты, уверен, можно предотвратить.

– Я не рыцарь плаща и кинжала, – огрызнулся я. – В мои служебные обязанности подобные задания не входят. Как, интересно, вы помешаете им избавиться от меня и от других?

– Очень просто, – ухмыльнулся старик. – Позвоню сейчас Валееву и сообщу, что ФСП все знает о его маленькой операции. И мы не против, при одном условии – все должны вернуться живыми-здоровыми. Он не посмеет ослушаться. И, в конце концов, это именно то, что хотел твой Василевский.

– Чего-чего он хотел? – Собеседнику таки удалось совершенно меня запутать.

– Эх, Саша, – вздохнул Стоцкий. – Хорошо, что ты не пошел по нашей линии, с такой-то сообразительностью. Ты что, правда думаешь, что тебя позвали, чтобы кого-то там уговаривать? Тебя позвали, потому что этот Василевский не хотел пачкаться мокрыми делами. Но он должен выполнить задание. Что он делает? Зовет следователя, по биографии и репутации которого понятно, что тот сразу побежит в ФСП. Контора надавит на Валеева, и убивать никого не придется.

– И откуда же он мог знать, что вы просто не арестуете его за присвоение полномочий?

– Судя по всему, он хорошо представляет себе, как функционирует контора. Нам тоже не нужны пленные русские в Аргентине. Если кто-то хочет решить эту проблему за нас – мы только «за».

– Ну если мне не нужно никого уговаривать, то я свою функцию выполнил, – с облегчением констатировал я. – Василевскому я теперь не нужен. Значит, мне можно не лететь.

– Нельзя. – Генерал нанизал на вилку пару кусков мяса и некоторое время задумчиво их рассматривал. – Теперь ты полетишь, чтобы проследить, что все прошло как положено. Без твоего присутствия они могут все же порешить четверых пленных. Скажут, что это аргентинцы.

– А если я откажусь? – Я понимал, что мне не понравится ответ, но как же не хотелось ввязываться в этот шпионский триллер…

– Тогда я задержу тебя по подозрению в соучастии в утреннем теракте. Ты ведь так удобно упорхнул прямо перед выстрелом… Расскажешь о том, почему это произошло, тройке по террористическим делам. Когда они до тебя доберутся. После годика в «Лефортово».

Глава 3

Звонок был оглушителен. Он заполнял всю квартиру, доставляя невыносимые муки с трудом пробуждающемуся организму. Не ласковая мелодия домофона, не тихий шелест коммуникатора. Кто-то остервенело жал на кнопку у входной двери. Ну кто, скажите на милость, в наше время пользуется дверным звонком?

Я со стоном выполз из-под одеяла. Часы на тумбочке показывали «5:45». Это не может быть посланец Василевского – выезд назначен на семь утра. У меня еще добрый час законного сна. Звонок не унимался. Добредя до прихожей, я активировал панель наблюдения. На экране возник невысокий тщедушный мужчина лет сорока, с тщательно расчесанными черными волосами, одетый в строгий деловой костюм. В отливающих голубым солнцезащитных очках.

Я бы прыснул, но этот персонаж явно был каким-то образом связан с предстоящей мне самоубийственной миссией. Посему я лишь ткнул в кнопку на панели и раздраженно поинтересовался:

– Чего?

– Меня посляль майор Василевский, – бодро отрапортовал пришелец, ничуть не смутившись моего недружелюбного тона. – Время ехать.

– До времени еще больше часа, – недовольно буркнул я. – Если у вас с майором бессонница, то у меня нет.

– Пляны изменились. – Субъект лучезарно улыбнулся. – Надо ехать сейчас. В городе введен антитеррористический режим.

По-русски он говорил правильно, но с каким-то едва уловимым акцентом, напоминающим прибалтийский. В словах гостя имелся некий смысл. Особенно если знать, что Василевский такой же фээспэшник, как я – саудовский принц. Хотя если мой сопровождающий умудрился просочиться мимо бдительного консьержа, значит, у него тоже имелась какая-то убедительная корочка, пусть и липовая.

– Спущусь через двадцать минут. – Я сразу отключил звук домофона. Незваный гость пару секунд потоптался на пороге и направился к лифтам. Если он рассчитывал на приглашение в квартиру, то зря.

Наверное, я сжег целое состояние под десятиминутным душем. Ну и черт с ним. Может, это моя последняя водная процедура, если не считать перспективы искупаться в Атлантике. Подхватив загодя приготовленный рюкзак с самым необходимым, я спустился вниз.

– Александр Евгеньевич, я не мог его не пустить… – виновато прошептал Иваныч, карауливший вход в подъезд. – У него документы – о-го-го.

– Все в порядке, – успокоил я старика. – Мы с ним коллеги.

Автомат с едой в холле был куда лучше собрата в полицейском участке. И дороже. Но меня опять лишили возможности позавтракать горячим, и желудок недовольно урчал, требуя подношений. «Сникетов» не было, пришлось обойтись менее любимыми «Баунти Твикс». Подумав, я заказал пять штук. Василевский намекнул при расставании, что мое содействие операции будет щедро вознаграждено, причем золотом. Если так, в экономии нет нужды. Если нет – в ближайшем будущем баланс кредитки станет наименьшей из моих проблем.

– …перемещается от Парижа в неизвестном направлении. Впервые за два месяца жители французской столицы увидят солнце… – Консьерж случайно врубил звук, и теперь видеоряд на огромной панели в холле сопровождался пояснениями комментаторов утренних новостей.

– Я сейчас, сейчас, – засуетился Иваныч, пытаясь найти нужную кнопку на пульте.

Управляющий запрещал использовать панель для просмотра телевидения, но старик был подслеповат и любил побаловать себя большой картинкой, когда жильцы спали. В подъезде редко кто выползал на работу раньше восьми утра. Да и вообще мало кто утруждал себя этой самой работой.

– Оставь и не переживай. – Поняв, о чем говорят в выпуске, я замешкался в дверях. Это могло повлиять на мою сегодняшнюю поездку.

– Улетели от французов. – Увидев мою заинтересованность, Иваныч поспешил поделиться новостями, просмотренными за ночь. – Куда-то на юг двинули, через Средиземное море. Эксперты говорят, что на Каир. А я вот думаю, что на Тегеран.

Я знал, что старик и сам эксперт почище многих. Да и не было их, настоящих экспертов. Не в этом вопросе. Загнивающей цивилизации образца две тысячи пятьдесят четвертого года только пришельцев не хватало. Впрочем, какое-то время после того как гигантский диск выплыл из черной тучи над Нью-Йорком, многие тешили себя надеждой на то, что к нам прибыли спасители. Случайно вызвавшие Великую панику, чуть окончательно не доконавшую мировую экономику.

Кто они? Захватчики? Исследователи? Наблюдатели? Два года обсуждений и гипотез от армии материализовавшихся на телевидении «специалистов». Паника утихла, когда корабль, повисев пару недель над обезлюдевшим Нью-Йорком, переместился к Пекину. Китайцы тоже эвакуировали столицу, но и там не произошло ровным счетом ничего интересного. Никаких атомных торпед, лучей смерти, боевых треног и зеленых человечков. Пришельцы ничего не сбрасывали на поверхность. Их корабль не оставлял радиоактивных следов и вообще не излучал ничего опасного. Еще они не отвечали на попытки контакта. Ни на одну.

Крупные города продолжали эвакуировать по мере того, как диск менял свою дислокацию. Сидней, Мумбаи, Бангкок, Владивосток, Ташкент, Берлин, Кейптаун. Первыми отказались покидать свои дома жители Рио-де-Жанейро. Звездолет и сопровождающая его черная туча висели над городом три недели, погрузив его улицы во мрак. Но никто из жителей не заболел неизвестными болезнями и не умер по непонятным причинам. Никто не исчез в недрах корабля, чтобы вернуться и рассказать о проводившихся над ним большеглазыми гуманоидами опытах. Как и в предыдущих случаях, пришельцы просто ушли, проигнорировав трансляции на всех возможных частотах и масштабное звуковое и визуальное шоу, которое для них в каждом городе устраивала спешно созванная комиссия ООН.

Последний год эвакуации уже не проводились. Местные жители бурчали по поводу круглосуточной ночи и подсчитывали барыши от сотен тысяч туристов и паломников, послушно следующих за кораблем в надежде стать свидетелями чуда контакта. Власти теперь лишь констатировали перемещение объекта из точки «А» в точку «Б». А комиссия ООН после многомесячных совещаний пришла к выводу, что звездолет является автоматическим зондом, занимающимся сбором информации. Иначе с чего бы представители высшей цивилизации стали игнорировать попытки пообщаться? Мысли о том, что им может быть просто не интересно ничего из того, что могут поведать земляне, в официальных коммюнике места не нашлось.

Проблема состояла в том, что многие государства закрывали воздушное пространство на время маневров «зонда». И как, интересно, господин Василевский собирается пересечь регион Средиземноморья, если над ним сейчас не осмеливается летать даже военная авиация? Может, миссию отложат? Хорошо бы…

Машину мой провожатый запарковал прямо перед входом, аккурат под знаком «Остановка запрещена». Я почему-то ожидал увидеть лимузин или что-то столь же пафосное. Ничего подобного – меня ждал обычный черный «форд», правда, довольно официального вида. Я плюхнулся на заднее сиденье, бросив рюкзак рядом.

– По назначению, – скомандовал водитель автопилоту, и машина мягко стартовала.

– У вас имя есть? – поинтересовался я.

– Можете звать меня Макс. – Он даже не пытался притвориться, что имя настоящее.

– А в корочке что написано, если нас остановят? – не унимался я.

– Написано: «Капитан Федеральной службы порядка Олег Сергеевич Пушков», – усмехнулся провожатый. Очки он не снимал даже в машине, несмотря на ранний час и тонированные стекла. – Но нас никто не остановит.

Действительно, несмотря на обилие патрулей на улицах, мы двигались беспрепятственно. Василевский явно мог организовать не только отличные липовые документы, но и авто с «правильными» номерами и опознавательными сигналами. Интересно, в какую сумму подобные услуги обходятся господину Валееву?

Менее чем через час мы проскочили в открытые ворота Внукова, въехав прямо на взлетно-посадочную полосу для частных джетов. Макс принял управление на себя и подрулил к небольшому самолету, на фюзеляже которого красовалась эмблема в виде земного шара с неразборчивой надписью готическим шрифтом.

– Ну вот, – объявил «капитан», – все уже на борту, ждут нас.

Он бодро выскочил наружу и быстро направился к спущенному трапу. Выбора не было, и я последовал за ним.


– Я не хотеть есть вишенка. – Низкий утробный голос Амбала вполне соответствовал его внешности.

– Напрасно, – Макс уже минут десять лениво препирался с попутчиком, – вишенка очень вкусная.

Я так и не понял, издевается ли он над здоровяком или действительно хочет дать тому дельный совет. У Макса, в отличие от прочих пассажиров джета, имелось довольно своеобразное чувство юмора.

Амбала мне представили как капитана Григорьева, что было совершенно нелепо. По-русски этот персонаж не говорил вовсе и общался с окружающими на ломаном английском. Какое-то время я развлекал себя тем, что пытался угадать его национальность, но потом бросил это занятие. Темно-коричневая кожа и короткие черные волосы давали повод задуматься о латиноамериканском или ближневосточном происхождении. Первое звучало вполне логично, с учетом места назначения полета. Только вот мое «Como estas?»[1]1
  «Как дела?» (исп.).


[Закрыть]
, судя по всему, не было понято и осталось без ответа. А может, мне просто попался редкий хам.

Амбалом за глаза его окрестил я, поскольку в отличие от Макса он не пожелал сообщить никакой клички, пригодной для человеческого общения. Его роль в операции тем не менее была очевидна. Ростом он почти не уступал Василевскому, и камуфляж пошел бы ему куда лучше, чем модный пиджак в тонкую полоску. В «комплект наемника» наверняка входил и тяжелый взгляд из-под кустистых бровей, но убедиться в этом я не мог. Как и Макс, субъект не снимал солнцезащитные очки даже в салоне самолета.

Коктейли всем присутствующим смешивал сам коротышка, причем делал это мастерски. Моделей-бортпроводниц в частном джете почему-то не обнаружилось. Секретность, не иначе. Я не жаловался, заказав и получив отличный мохито. Расположившийся в одиночестве в передней части салона Василевский, насколько я видел, потягивал воду, читая что-то на необычно толстом планшете. Вербовщик также отказался от спиртного, предпочтя ему колу в запечатанной бутылке. Бедняга, похоже, до сих пор был ни жив ни мертв от страха. Я не стал обнадеживать его тем, что нашу безопасность теперь гарантирует великая и могучая ФСП. Пусть помучается.

Бортпроводницами нас обделили, но что за шпионская миссия без роковой красотки? Представили ее как Ирину, переводчицу. Тестировать испанский новой знакомой я не стал. На переводчицу она была похоже не больше, чем Амбал – на специалиста по связям с общественностью или Макс – на капитана ФСП. Нет, конечно, переводчица вполне может быть рыжеволосой, белокожей, высокой и стройной. Она также может предпочитать носить брючный костюм и темные очки при искусственном освещении. В конце концов, троица подручных Василевского могла хорошо погулять накануне миссии. Так, что теперь и софиты в стенах режут им глаза. Только вот от Ирины, как и от Амбала, и от их босса «майора», веяло жутью, и темные очки здесь были ни при чем. За пять лет службы я насмотрелся на убийц и хорошо понимал, что сейчас нахожусь в компании людей, для которых моя жизнь значит куда меньше, чем вишенка в коктейле Амбала.

Макс травил байки. Вот он делит ужин с папуасами в джунглях, вот он ручкается с президентом США, вот участвует в переговорах с каким-то арабскими шейхами. Звучали они совершенно неправдоподобно, но меня не покидало ощущение, что, попроси я доказательств, рассказчик тут же охотно продемонстрирует тысячи фотографий и видеозаписей. В отличие от прочих членов команды, он вовсе не выглядел монстром. Для мальчика на побегушках у него многовато чувства собственного достоинства. Правая рука босса? Переводчик? Техподдержка? Без хорошего технаря сейчас никуда.

Иллюминаторы в салоне затемнили, а показатели полета на мониторы салона не выводились. Летели мы уже больше часа, когда я задал мучивший меня с момента взлета вопрос:

– Мы сделаем крюк над Европой? Гости ночью двинулись от Парижа на юг.

– Гости? – Макс не сразу понял, о чем речь. – Ах да, это… Не волнуйтесь. Наш маршрут пройдет гораздо севернее. Гораздо.

– Ну, главное, не опоздать в Аргентину. А то господин Валеев расстроится. – Не то чтобы я не доверял Стоцкому, но попутчикам стоит знать, что они везут не идиота, вслепую подписавшегося на самоубийство.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23