Артём Черноус.

…And the dead went… «The story of three»



скачать книгу бесплатно

Этого он вспомнить не мог. Миша встал. Бутылки звонко покатились по полу. Мише было все равно. Он хотел сейчас только одного. Убрать этот молот, который бьет по его голове. Он двинулся к столу. Его взор трясло и качало из стороны в сторону. Все было в абсолютном тумане. По пути он наступил на бутылку, которая поехала из-под его ноги, и он рухнул на пол. Миша вставал очень долго, так как его экран растрясло ещё больше. И вот финиш. Он дошел к столу. Руки его трясло так, будто он всю ночь работал с отбойным молотком. Трясущимися руками Миша схватил бутылку и жадно стал заглатывать содержимое. Водка лилась по горлу Миши животворящим эликсиром, успокаивая молот. Бутылка опустела, и Миша кинул ее на пол. Он почувствовал легкость и приятное, теплое для него ощущение, когда этот эликсир растекается внутри, согревая все.

«Осталось лишь закурить», – пронеслось в голове у Миши, и он упал в кресло.

Он извлек одну сигарету, подкурил и вдохнул в себя облако не менее прекрасного дыма. Утро удалось.

Пуская кольца дыма вверх, Миша старался ни о чем не думать. Но мысли лезли сами. Он вспомнил боевика (как ему казалось свою мать), как он разнес ему голову, вспомнил Симса, как его сестре ломают позвоночник о колено. Он отмахивался от этих мыслей как мог и понял, что поможет ему лишь свежий воздух.

Солнце стало противно Мише, как вампиру. Он не любил находиться на улице. Многие люди смотрели на него по-разному. А так он для всех оставался чернокожим в шапке с похмелья. Миша впрыгнул в его обычный, уличный наряд. Это были черные бриджи, голубая поло и черные кеды «Conver all stars» две тысячи четвертого года. Наверное, самая дорогая вещь в доме. Миша шел по ещё сонным улицам «Чарльзтауна».

Чарльзтаун – наиболее старая часть города, выделяющаяся домами из красного кирпича. Находится на стрелке реки Чарльз и Таинственной реки напротив Даунтауна. До 1874 года Чарльзтаун был отдельным городом, где селились ирландцы, приехавшие в Америку во времена голода 1840-х годов. В XX веке здесь хозяйничала ирландская мафия.

Саус-энд (South End) образовался при засыпании болот вокруг узкого перешейка, соединяющего старый Бостон с остальными частями города. Это самый крупный жилой район викторианской эпохи в Северной Америке, застроенный рядами одинаковых пятиэтажных домов. В XX веке был центром джазовой культуры. Славится ресторанами на Тремонт-стрит, которую прозвали «ресторанным рядом».

У Миши была квартира в многоэтажном доме, который из виду говорил что дом – это мусор на чистой поляне из красивых домов. Он не был удивлен тому, какой же «замечательный» дом ему достался от властей США. Но выбор не велик, а точнее его нет. Мише просто не куда было деться. Денег ему заплатили тоже не особо много, и Мише пора было задуматься о работе. Пересекая улицу за улицей, Миша шел, куда глядели глаза, и старался не пускать тех мыслей, от которых отбивался последние четыре года.

Внимание Миши привлекло объявление о работе охранника в ночной магазин.

Миша задумался. «Если бы был стимул, – думал Миша, – он мог бы бросить пить и ему казалось, что работа – это и есть тот самый стимул».

5

Миша Колинс пришел в ночной магазин по поводу работы на следующий день. Похмелье присутствовало, но не сильное. Он сидел напротив солидного, седеющего мужчины в костюме за столом. Тот смотрел резюме Миши. Кое-где хмыкал, кое-где улыбался. Время тянулось бесконечно долго. Миша был на иголках. На столе стояли шары Ньютона. С каждой минутой проведенной в этом офисе, Мише жутко надоели и даже стали раздражать эти шары. Он смотрел, как они бьются, и уровень злости его понемногу поднимался. То ли от ожидания, то ли от того, что этот ублюдок ничего не говорит, а лишь смеется, или же от этих чертовых шаров. В офисе стало жарковато. Миша поправил шапку и демонстративно кашлянул пару раз. Мужчина не отреагировал. Миша поерзал на столе, снова поправил шапку и начал разговор первый:

«Простите, вы можете побыстрее?»

Мужчина посмотрел на Мишу, завел шары по новой и начал: «Мистер Колинс, боюсь что вы нам не подходите», – oн улыбнулся. Мише было не смешно.

«Что, простите?» – Миша начинал закипать.

«Дело в том, что в вашем резюме сказано, что у вас контузия, и вы иногда не контролируете приступы агрессии».

Шары цокали. Миша сжал руки под столом в кулаки.

«И что?» – лицо Миши приобрело оттенок злости.

«Мы не хотим держать у себя в магазине…»

«Контуженых?» – окончил Миша.

«Вы все не так поняли и…»

Миша не слушал. Он понял, что этот ублюдок врет. Миша подорвался. Ярость в нем бурлила как суп в кастрюле.

«Знаешь что? – проговорил Миша сквозь зубы. – Таких, как ты, в Ираке убивали первыми!»

Миша грохнул руками об стол. У мужчины затряслись губы.

«Ч-что вы им-меете в виду?» – мужчина был открыто напуган. «Таких сволочей, как ты».

Миша устремился к двери. Через секунду он вернулся, подхватил шары Ньютона и швырнул их о стену. Мужчина сидел неподвижно.

Миша пересекал улицы Бостона. Злость, грусть окутывали его. Выпить – вот что он сейчас хотел. Напиться в стельку, чтобы забыть сегодняшний день как дурной сон. В магазине «24/7» Мише хватило лишь на одну бутылку водки. Следующее пособие как инвалиду и участнику боевого конфликта ему должны были выплатить лишь через три дня. Его не так волновало, что у него не будет денег на еду, как его волновало, что у него не будет денег на выпивку.

Подходя к дому с бутылкой в руках, Миша заметил подростков, играющих петардами. Миша бы не обратил внимание, если бы один из мальчишек случайно не кинул рядом с ним петарду. Она взорвалась рядом, и у Миши взорвался разум.

Сильный ультразвук, густой туман и чувство стоп-кадра – вот что сейчас чувствовал Миша. Каждый мускул на его теле напрягся. Глаза вылазили из орбит. Почувствовался вкус меди во рту. Миша рухнул на колени и сильно обхватил голову руками. Ультразвук усилился, и он услышал их: голоса, пулеметные очереди, взрывы. «Огонь, Колинс!» – слышалось ему через ультразвук. Рядовой Симс кричал откуда-то из самой глубины его разума: «Сейчас рванет, беги!» Ультразвук дошел до предела. Он слышал их. Все эти звуки и голоса. Миша и сам не заметил, как слезы текли из его глаз.

«Уходи Миша, сейчас рванет!».

Приступ контузии длился минут десять, после чего Мишу отпустило. Его трясло как осиновый лист. Люди собрались вокруг него, и каждый стал предлагать свою помощь. Миша отмахнулся и встал. Он вытер слезы на глазах и отвернулся от солнца.

«Сэр, с вами все хорошо?» – cпросила какая то пожилая дама. Миша не понял вопроса, и ей пришлось повторить. Он посмотрел на нее впритык и только хотел ответить, как вспомнил про свою бутылку с водкой. Он растолкал народ и стал судорожно глазами искать его снотворное на сегодня. Он нашел ее разбитой сзади него. Животворящий эликсир растекался по асфальту и иссыхал. Миша тупо уставился на нее.

«Сэр, с вами все в порядке?» – повторила дама.

«Пошла на хер!» – кинул Миша напоследок и зашагал прочь.

6

Высшая школа имени Мартина Лютера Кинга представляла собой огромное учебное заведение, имеющие парковку, заднюю и переднюю площадки. Так же там были различные отдельные комплексы. Например, спортивный зал или даже поле для игры в американский футбол. Так же там стояли столы для обеда на улице летом, автоматы с содовой, разные аудитории и так далее. Школа имени Мартина Лютера Кинга на первый взгляд была похожа на какой-то университет, и многие удивлялись, узнав что это обычная высшая школа.

Пикап Роджера затормозил на центральной парковке возле столов для обеда. Джэфф думал что никогда не переживет эту поездку. Но худо-бедно ему это удалось. Роджер заглушил мотор и повернулся к сыну.

«Запомни сынок», – начал Роджер. Джэфф простонал и отвел глаза. Его взор пал на желтый хаммер, стоящий справа, через пару машин от них.

«О нет! – подумал Джэфф. Они уже здесь. Опоздали…» – Джэфф уже не слушал отца, а сидел в предвкушении худшего.

«Ты понял то, что я хотел сказать?» – закончил Роджер.

Джэффа трясло. Он нервно кивнул и покинул автомобиль.

Джэфф пытался пробраться в школу незамеченным. Его лихорадило. Щеки горели. Он молил Бога, чтобы владелец желтого хаммера и его пассажиры были где-то далеко. Он обошел паркову, и ему осталось обойти лишь столики, где было уйма народу, Джэфф не мог найти тех, кого не хотел видеть. Он слился с толпой. Джэфф молил, чтобы они не попались ему. Он опустил глаза и молча шагал ко входу к школе. Школьники копошились у столиков, как муравьи, и пройти, не задев ни одного было практически невозможно. Джэфф продолжал идти дальше. Колени его тряслись. Внутри все холодело. Все задевали его, но он не обращал ни малейшего внимания. Его цель была одна. Пройти ещё пятнадцать метров до школы. Джэфф преодолел столики, и ему оставалось пять метров. Щеки пылали огнем, колени тряслись как сумасшедшие. Вот он уже около двери. Джэфф вздохнул с облегчением. Страх мигом ушел. Он был рад, что сегодня обошлось без приключений. Торжественно Джэф потянулся к ручке, как вдруг голос сзади заставил Джэффа подскочить на месте: «Посмотрите, кто здесь? Это же малютка Джэффри!» – сзади послышался смех, и кто-то подхватил Джэффа под руки. Джэффа поглощал ужас. Он знал прекрасно, что его ждет дальше. Майки Хэррисон и его два друга и партнеры по игре в американский футбол Биф и Чад, по мнению Джэффа ничем не отличались. Они были одинаково тупы, накачены, у них был одинаково туп юмор, смех, они одинаково одевались (конечно, все игроки в футбол в школе имени Мартина Лютера Кинга одевались почти одинаково. У каждого была фирменная толстовка красно-белого цвета, с медведем, держащим огненный мяч и скалясь на спине и с буквой «М» на груди. А Биф и Чад одевались одинаково полностью). Джэффу казалось, что они вдвоем с одной пробирки.

Биф и Чад волокли Джэффа обратно к столикам, где побольше народу.

«Ну, правильно! – думал Джэфф, – представление без зрителей – это не представление.»

«Малышка Джэффи сходил сегодня пи-пи? – писклявым голосом и с лицом пятилетней насупившейся девчонки говорил Майки и все как по команде издавали смех. – Ты не забыл заправить маечку в трусики?» – продолжал Майки. Опять пошел смех по команде.

Биф и Чад приволокли Джэффа к столикам. Все сразу сделали круг, в котором оказался лишь Джэфф и Майки.

«Как дела Джэфф?» – eхидно спросил Майки.

«Отстань Майки, найди себе равных!» – Джэфф пытался сохранить спокойные нотки в голосе, но в душе у него было такое чувство будто его ведут на расстрел.

«Ты не хочешь говорить со мной?» – спросил Майки, разводя руки в сторону.

Джэфф попытался смотаться, но Биф и Чад втолкнули его обратно в круг.

«Куда же ты?» – сновa так же ехидно спросил Майк.

Сердце Джэффа вылетало из груди. Он начал чувствовать легкие задышки.

«Почему ты не говоришь с нами Джэффри?» – cпросил Майки, и его улыбка сменилась лицом злости. Многие знали, что если лицо Майки резко меняется именно на такую физиономию – жди беды. Джэфф был на грани. Пальцы его немели так же, как и подбородок. —

«Мы что, противны тебе и ты не хочешь с нами говорить?» – прорычал Майки и толкнул Джэффа. Джэфф как листок в сильный ветер улетел в толпу. Майки тем временем снял толстовку и оголил прекрасно накаченное тело в майке. Кое-где послышались вздохи девчонок. Майки привык к тому, что его везде и всегда окружают вниманием. Он привык, что все и вся делается для него, что ему все сойдет с рук из-за того, что его отец крупный чиновник в Нью-Гэмпшире. Майки был очень балован и привык к тому, что все должно быть так, как хочет он. Никак по-другому. И сейчас, впрочем, как и всегда, Майки просто играл на публику. Делал шоу, чтобы на него обратили внимание.

«Давай Джэффри-детка! – поманил к себе руками Майки, – покажи всем на что ты способен.»

Прошел гул. У Джэффа все сжалось внутри.

«Давай! – повторил Майк, – может, тебе нужен стимул?»

Он скорее задал этот вопрос себе и двинулся к Джэффу. Джэфф хотел уйти задом, но его кто-то толкнул и он влетел прям в Майки. Тот со смешком оттолкнул его и Джэфф рухнул на землю.

«Что тут у нас?» – так же ехидно промолвил Майки, взяв в руки рюкзак Джэффа. Сам Джэфф до этого времени ползал и искал очки, которые улетели в неизвестном направлении, а когда услышал, как Майки расстегивает рюкзак, кинулся к нему. Майки засмеялся и все за ним.

«Отдай!» – умолял Джэфф, прыгая за рюкзаком, как обезьяна за бананом.

А Майки лишь поднял его вверх и смеялся. Спустя пятнадцать секунд сего действия Майки это надоело, и он высыпал содержимое прям на Джэффа сверху вниз. Прошёлся дикий смех. У Джэффа была одна цель – фотоаппарат. Ведь если Майки узнает о содержимом фотоаппарата, Джэфф даже и понятия не имел что может начаться. Но так же Джэфф чувствовал задышки, которые становились все быстрей, чаще и дольше. Сердце бешено колотилось у него в груди. В висках била кровь. Ему срочно нужен был ингалятор. Джэфф ползал на коленях и искал нужные ему вещи, а все только хохотали. Наконец, Джэффу удалось отыскать ингалятор. Он схватил его и успел один раз вдохнуть из него воздух, как рука Майки выбила у Джэффа из рук этот ингалятор прямо под ноги Чаду. Чад демонстративно раздавил его ногой с ехидным «ой!», и все захохотали. Джэфф закрыл глаза на пару секунд, помогая ингалятору сделать свое дало. Майки смеялся и говорил:

«Ну же, малышка Джэффи. давай! Накажи плохого дядю».

Все засмеялись.

«А это что у нас? – поинтересовался Майки, глядя на фотоаппарат. – Кроха Джэфф ещё и фотограф. Как это мило», – пролепетал Майки, и потянулся к фотоаппарату.

Джэфф увидел это и тоже кинулся к фотоаппарату. Они ухватились за него обa, и прошелся не одобрительный гул.


«Остынь Майки, я не собираюсь никого бить,» – eли выговорил Джэфф, на что Майки лишь просмеялся.

«Слышали все? – прокричал Майки, не выпуская из рук фотоаппарат, который тщетно пытался отобрать Джэфф, – малышка Джэфф сказал что не будет никого бить. Аллилуя, братья!» – прогомонел Майки и замахнулся кулаком, сказав: «Ты мне уже надоел».

Джэфф зажмурился…

Джэфф был уже готов к тому, как мощный, словно камень, кулак нанесет ему удар, как вдруг, чей то до боли знакомый голос произнес:

«Что здесь происходит?»

Этот голос стал для Джэффа неким спасением, маяком для заблудившегося корабля. Стал для него «Deus ex machine» (Deus ex machine – «латынь» – трудное решение внезапной проблемы, благодаря вмешательству извне.) Все уставились на Кейси Джонс, которая зашла в круг. Даже, находясь в таком положении Джэфф успел заметить, как она прекрасно выглядит. Кейси была одета в белую блузку, которая здорово подчеркивалa и облегалa ее грудь, в обтягивающих джинсах и на небольшой шпильке.

«Господи Майки, зачем ты его опять трогаешь?» – спросила Кейси, отбирая фотоаппарат.

Все сразу не одобрительно загалдели. «Расходитесь, не на что тут смотреть!» – Кейси обратилась к толпе. галдеж продолжился.

«Я говорю: уходите. Шоу окончено!»

С неодобрительными возгласами толпа рассосалась. Кейси повернулась к Майки.

«Господи, сколько можно?» – cпросила она его.

Биф и Чад стояли тут как тут. Они начали говорить быстро, заканчивая фразы друг за другом:

«Мы не… виноваты… он первый.. полез!»

За такой игрой слов пошел смех. Кейси раздражали эти два типа так же, как и Джэффа. Джэфф начал собирать учебники.

«Я сколько просила тебя никого не трогать?» – cпросила Кейси.

Но Майку, похоже, это уже было неинтересно.

«Иди к машине, я сейчас», – ласкаво сказала Кейси и сопроводила это нежным поцелуем.

Джэфф зажмурился. Майки пнул Джэффа со словами «мы ещё с тобой поговорим», подхватил толстовку и удалился. Джэфф радовался такому концу. —

«О, Джэфф, – простонала Кейси, вручая ему очки, найденные ей рядом, – ради Бога, прости».

Она наклонилась, чтобы помочь Джэфу собрать книги. Он взглянул на нее, и подумал, что ради нее готов был переживать такое каждый день.

«Боже, – думал он, – какая же она красивая».

Он смотрел на нее взглядом искренней и чистой любви. Кейси подняла глаза и заметила этот взгляд. Джэфф сразу отвел глаза.

«Я поговорю с Майки, чтобы он тебя больше не трогал, хорошо?» – Кейси улыбнулась.

Джэффу было очень стыдно. Рядом с ней он готов был сквозь землю провалиться. Кейси помогла Джэффу собрать все и протянула фотоаппарат.

«Прости ещё раз».

Ее улыбка была для Джэффа смыслом жизни. Он протянул руку за фотоаппаратом и случайно коснулся ее рук. Ему казалось, что таких нежных, теплых и шелковистых рук он не видел нигде и никогда. Джэфф покраснел, а Кейси хихикнула, сунув ему фотоаппарат в руки.

«Прости ещё раз, пожалуйста», – бросила Кейси напоследок и пошла прочь к машине Майки.

Спустя пару минут он видел, как они целуются, сидя на капоте хаммера, а Биф и Чад трутся рядом и смеются, глазами выискиваю жертву для очередного розыгрыша. Джэффа резала картина, которую он видел перед собой. Он посмотрел на ингалятор, который был раздавлен. Он помахал головой, одел очки и зашагал прочь.

«Утро удалось…» – лишь пронеслось у него в голове. И слышал он эту фразу как пессимистично, так и оптимистично.

7

Кейси задумчиво глядела в окно. Она вспоминала тот взгляд. Тот искренний взгляд Джэффа. Может быть, она догадывалась о чувствах Джэффа. Она много раз ловила себя на мысли, что он хороший и милый парень. Она знала, в большинстве случаев он лучше Майка. Она знала. Но не хотела признавать. Для нее Майки был эталоном. Она сама поставила перед собой этот эталон и лепила из него идеала. Она видела, что Майки далеко не идеал, но отказывалась в это верить. Она думала, что через день-два все будет хорошо. Что он измениться. Ради нее. Что он любит ее. Но суровая правда била по голове. Кейси пробовала все: она пыталась вышибить клин клином. Она не обращала на него внимания пару дней, в надежде на то, что Майки одумается, придёт к ней и у них все будет в порядке. Но это пришлось Майки лишь на руку. Тогда он стал зажигать с одной черлидершой. Кейси простила измену одну. Простила измену вторую. Она видела, что сделать она ничего не может и скандалы бывали у них все чаще и чаще, но и отпустить она его тоже не могла. Она думала, что ее любовь к Майки являлась односторонней. Она боялась этого больше всего. Она была преданна Майку душой и телом. Майки стал для нее первым мужчиной. Она не могла его бросить. Сотни раз Кейси прокручивала у себя в голове, как Майки говорит ей, что бросает ее. И тогда она бы не знала, что ей делать дальше. Вряд ли она бы покончила жизнь самоубийством, но, как она думала, в психушку ее точно отправят. Кейси все вспоминала тот взгляд. Она видела его. Какой он был теплый, нежный. Таких взглядов она никогда бы не увидела со стороны Майки. Она подловила себя на мысли, что этот взгляд был не единственный. Таких было много. Она заметила, как Джэфф тает рядом с ней. Как говорит. Факты были на лицо, но Кейси их не видела. Или не хотела и отказывалась воспринимать их. Ведь у нее есть Майки и как больно он бы ей не сделал, она была бы с ним. Потому что любит. Кейси думала, что если рассуждать логически, то даже у Джэффа больше нужных ей качеств и жизненных принципов, которые соответствуют ей. Она по-немногу понимала, что искала такого как Джэфф и думала, что нашла в лице Майки. Но с каждым разом она понимала что ошибалась. Ей нравился Джэфф, как человек с чистой душой. Но она не дала бы ему шанс, думалось ей. Почему? Она думал, а что не знает. Но это был чистой воды самообман. Она боялась. Боялась смеха. Общего мнения. Она зависела от общего мнения. И как бы Джэфф не подходил ей лучше, чем Майки, она останется со вторым. Потому что любит. Как ей казалось…

«Эй, Кейс, ты здесь?» – послышалось откуда-то, и Кейси вернулась к реальности после долгого погружения в раздумье. Она сидела на диване в доме у Майки. Сам Майки сидел рядом и пялился в телевизор, по которому крутили рэгби. Она стала ненавидеть этот футбол, ибо, когда он шел по ящику, Майки от него и за уши не оттащишь. Над ней нависла Шерон.

Шерон – лучшая подруга Кейси и мисс «Мокрая майка школы. Она была стройной, сексуальной мулаткой, с подтянутым задом, который она так любила выставлять на публику. Лицо Шерон было очень красиво, с родинкой на верхней губе, что только подчеркивало ее красоту. Шерон носила образ ненасытной тигрицы, излучающий секс. Ее волнистые, пышные волосы она никогда не скручивала в хвост, а просто закрепляла их на конце резинкой для волос. Она гордилась своими волосами, потому что таких точно ни у кого не было. Она всегда носила мини, чем только подчеркивала свою сексуальность. Наряды Шерон заставляли «хозяйства» парней вставать по стойке смирно. Не было в школе ни одного парня, который бы не хотел заполучить Шерон.

Кейси поглядела на Шерон и спросила: «Прости, что ты сказала?» Шерон рассмеялась. Даже смех у нее был эротичный.

«Я говорю, помоги мне с коктейлями».

Она поманила Кейси на кухню. Кейси встала и посмотрела на Майки. Он сидел и пялился в эту дурацкую «плазму» и ничего вокруг себя не видел. Она хотела сказать ему что-то ласковое, но передумала и пошла на кухню.

Дом Майки больше напоминал виллу в солнечном Огайо. Она была огромна, двухэтажна. Там тебе был и бассейн, и джакузи, и все что душе угодно. Это и не удивительно, ведь Майки жил в Бикон-Хилле.

Бикон-хилл (Beacon Hill) – самый дорогой район города, как исторический памятник сохраняется в неизменном виде с кирпичными тротуарами и мощеными булыжниками улицами. На вершине и южном склоне холма проживают самые богатые семьи города, а на северном – студенты университета Саффолк. На Чарльз-стрит расположены самые дорогие рестораны и антикварные магазины.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное