Арт Богданов.

Последний храм. Наследник. Книга 1



скачать книгу бесплатно

Глава 1


– Выберите расу! – мелодичный женский голос ворвался сквозь тьму.

– Человек! – подсознание среагировало раньше сознания.

– Принято. Раса человек. – голос был вполне серьёзен в своём суждении, не зависимо от абсурдности ситуации.

Тьма постепенно сменилась серебристым туманом. Я проморгался. Веки послушно сменяли туман условным полумраком закрытых глаз.

– Выберите фракцию! – все тот же женский и довольно сексуальный голосок, без всякого смущения моим ответом, продолжил меня пытать. И главное, сарказма в нем не слышалось, что было немного странно.

– В смысле?

– Свет или тьма? – звонкий голосок по-прежнему не источал насмешки.

Как будто молодая девчонка предлагала мне выбрать один из холодильников в супермаркете. А тут, похоже, провоцируют на продажу моей потрёпанной души.

– Свет! – брякнул я.

Нет, был червячок. Ну, вот такой я. Мне бы кому-то не угодить, не быть как все. Но снова язык оказался быстрее мысли.

– Принято! – меня начал раздражать этот милый, в общем-то, голосок.

Отсутствие сарказма, ещё тот сарказм, если вопросы попросту идиотские. Театр абсурда. И где это я?

– Подождите, идёт корректировка внешности! Основной образ готов! Сообщите параметры, которые хотите изменить.

– Э-э-э! – только и смог вымолвить я.

Передо мной в серебристом тумане возникло объёмное изображение… меня. Только этак лет 30 назад. – Это что такое?

– Это ваш персонаж! – все также невозмутимо ответил голос. – Если желаете что-то изменить, сообщите!

– Та-а-а-ак! – теперь все стало на места. Но при этом ещё сильнее запуталось. Я понял, где я, но не понял, как тут оказался.

Виртуальная реальность стала вполне обыденным делом за последние лет десять, но при этом недешевым. Если это шутка, то очень уж дорогая. Друзей у меня не так много, и не настолько они богаты, чтобы сделать мне такой сюрприз. А это еще тот сюрприз, если учесть, что я не помню, как оказался в нейрококоне. А его стоимость, приблизительно, равна цене элитного авто. Дороговато для розыгрыша. Да и подарок такой еще нужно заслужить.

– Как я тут оказался? – задал я вопрос.

– Нет информации!!! – искин-имитатор пробуксовал пару секунд перед ответом. – Сообщите желаемые изменения!

Понятно. Железка. Ничего ты мне не скажешь. Тем более, похоже, твой уровень как у швейцара в отеле. Ничего не знаю, так босс велел. И допытываться бесполезно.

Я покрутил мысленно объёмное изображение себя самого. Ну, почти себя. Молодой, мускулистый. Эххххх! Были времена! И небо было голубее, и трава зеленее.

– Оставить так, как есть! – рявкнул я.

Теперь диалог я воспринимал правильно. И нечего тут церемониться с термосом набитым проводами.

– Принято! – невозмутимо ответила собеседница. – Выберите имя! Внимание, вип-аккаунт даёт вам право выбрать желаемый ник и для уникальности добавить к нему второй. При желании вы можете просмотреть свободные варианты ника.

А вот это уже было серьёзно.

Ладно нейрококон. Но ещё и вип-аккаунт. Это деньги. Много. И непонятно за что мне все это. Ничего. Разберёмся по ходу пьесы.

– Артур! – сказал я.

– Занято! – равнодушно заметил голос, впрочем, нотки томности в нем никак не убавились. – Выберите дополнительный ник. Вы можете прикрепить к себе прилагательное. Если двойной ник не занят, он закрепится за вами.

– Э-э-э… а варианты можно? – я всегда терялся с названиями.

– Наиболее приемлемый для вашего психопрофиля вариант – Арториус Астрей.

Вот даже так! Моему психопрофилю. Немного обидно. Как будто меня раздели на сцене. Но звучит. Тут не поспоришь. Мне нравится.

– Пусть будет так! – согласился я, не желая ввязываться в спор с машиной.

Проскочила мысль отмести ник в духе бунтарства. Но потом решил, что спорить с железкой гораздо унизительнее, чем с ее пониманием моего психо… этого самого профиля. Если что, я всегда смогу взять кувалду и доказать, что терминатор это лишь ценный металлолом, а не вершина эволюции.

– Принято! Добро пожаловать в Дриммир, Арториус Астрей! – и хорошо. Жизнерадостная бесчувственность этого калькулятора-переростка начала бесить.

Серый туман принялся таять. Сквозь него проступили очертания пещеры. Стены украшали барельефы с сюжетом, похожим на библейский. Только люди не возносились в небеса, а падали с них. Факелы на стенах, играя тенями и бликами, оживляли картины. Выходило забавно. Лица всех павших людей выглядели слегка ошарашенными и удивлёнными. Символичными.

Посреди пещеры стояли два типчика, сильно контрастирующие с интерьером. Один худой, блеклый, в деловом костюме, второй – стройный, подтянутый, в мундире с погонами подполковника. Если по отношению к первому возникало желание врезать за его скользкий вид, то второму хотелось дать ремня. Ибо чует моё сердце, недовоспитал я это чадо в своё время.

– И как это понимать!? – я сходу поднял голос и удовлетворённо заметил, как Богдан поёжился. Уважает. – Это что за шутки такие?

К моему удивлению, худой клерк даже бровью не повёл. Со скучающим видом глянул на подполковника.

– Бать… ты это… не агрись. – Богдан явно чувствовал себя не в своей тарелке.

– Давайте подпишем бумаги и я пойду? – Клерк мельком глянул на меня. – У меня, знаете ли, дела и они не ждут. Итак, почти час угробили.

Я нахмурился. Не нравились мне такие типчики. Офисный планктон, мнящий себя богом.

– Бать… тут это… подписать человеку бумажку нужно. Ты не переживай. Я все объясню.

– Как дядька Фёдор тебя называл, когда мы ездили на рыбалку?

Богдан ухмыльнулся.

– Плачущий Потрошитель. Я тогда малым был совсем. – пояснил он, слегка прибалдевшему планктону. – Я живца ловил для спиннингов и резинок. Только не выходил у меня живец. Снимать с крючка бычков тяжело. Они часто глотали снасть. Вот я и выворачивал им все внутренности. Ругался и плакал при этом. Обидно было. И кстати, – повысил он голос, – дядьку Серёгу не называй Федей, он это не поймёт. Может и в морду дать.

– И что все это значит? – я приподнял бровь.

– Бать, да поверь, я это… я! – усмехнулся Богдан. – Подпиши человеку бумагу. Я все объясню.

– Верю, – хмуро сказал я, – но не понимаю. А это меня беспокоит.

– Да понимаю. – Богдан тоже перестал улыбаться. – Все понимаю. И ты поймёшь. Просто разговор долгий будет. А человек действительно занятой.

– Вы завершили свои шпионские игры? – худой флегматично оглядел нас. – Может, закончим дело?

Он протянул мне стопку бумаг, толщиной с хороший такой журнал.

– Подпишите и освободите меня от этой семейной сцены.

– Я не привык подписывать то, что не читал. – Жёстко ответил я, смотря ему в глаза.

Надо отдать должное, взгляд он не отвёл. Просто возвёл очи горе и вздохнул. Прямо вселенская печаль на душе у человека.

– Богдан Артурович, – он протянул стопку сыну, – говорите, объясняйте, но мне нужна подпись до конца дня. И вообще, не знаю, зачем я сюда пришёл. Могли бы предупредить! – он укоризненно покачал головой. После этих слов клерк просто растаял как утренний туман. Был человек и нет. Впечатляет.

Я хмуро глянул на сына. Проверка не бывает лишней. Но его эмоции и мимика были достаточно знакомы. Не та я птица, чтобы ради меня кто-то так напрягался. Хоть и работал, и служил не совсем в простых местах. Все равно особых тайн не знаю. Да и не особых тоже.

– Что происходит? – я скрестил руки на груди.

Богдан помялся. И кстати, насколько я помню, ещё вчера он был майором. Пусть и в совсем непростой конторе. Все это неспроста.

– Богдан! – я поддал в голос металла, что на него ещё с детства действовало безукоризненно. А что вы хотите? В армии даже ботаника научат правильно орать и витиевато материться.

– Бать… что ты помнишь? Последнее. – в его голосе что-то было… безысходное. И это меня напугало.

А действительно. Нет, когда переступаешь определённый возрастной рубеж, уходит романтизм и постоянное желание бежать куда-то вперёд. Жизнь становиться размеренной. И день на день похож.

Вот и я не мог вспомнить. Вроде бы, все было как обычно. Но как-то же я оказался здесь.

Единственное, что напрягало… ощущение…странное… как будто я был на пожаре. Но с моим прошлым вспоминать пожары бессмысленно. В МЧС это обычное дело.

– Не помнишь. – смотря на меня, сказал Богдан. – Это нормально. Так и должно быть!

– Как так? – я слегка опешил от такого расклада.

– Бать, ты только не нервничай! – Богдан выставил руки перед собой. Странно. Защищается. От меня? – Ты это… слегка… в коме.

– Хрррр! – все что я смог сказать. Нет слов, утешил. – Не понял!

– Ты герой! Про тебя даже фильм снимать собрались! Причём, именитый режиссёр какой-то!

Богдан зачастил. Явно готовился. Фразы, факты, все заготовлено. Но не справляется. Нервничает. Странно. Ведь давно не мальчик. Вон даже подполковника получил.

– Бодя!! Давай-ка подробнее и с выражением!! – строго глянул на него я.

В детстве ему всегда от моего взгляда становилось не по себе. Но помогало. Уж больно он был стеснительный. Память идеальная. А стих в классе стеснялся рассказать. Только после моего прессинга ему в школе было все нипочём, включая проверяющих.

– Восемь дней назад был совершён теракт группой «Сбрось оковы»! Акция готовилась более чем полгода. Террористы постепенно заменили все огнетушители в здании художественных наработок корпорации «Дриммир» на свои муляжи, наполненные напалмом и имеющие долгосрочный приёмник с детонатором.

В полдень 12 мая 2038-ого года произошёл взлом систем наблюдения службы безопасности корпорации. В это же время террористы активировали заложенные ранее заряды. Пламя охватило здание мгновенно. Системы пожаротушения были выведены из строя дистанционно. Погибло 816 сотрудников. Пожар и его последствия группой «Сбрось оковы» выложен в интернет, в прямом эфире, как акт устрашения.

Но все обернулось против террористов. Народ стал свидетелем невиданной доблести обычного человека. Один из охранников здания, ранее работавший координатором МЧС, проявил чудеса хладнокровия, слаженности действий и самопожертвования. Вся страна наблюдала за действиями героя, спасшего 12 детских жизней. Отважный герой смог с риском для жизни эвакуировать детей из полыхающего здания. Последних детей вырвал из пасти огня, приняв весь удар на себя. Голо этого события заняла передовицы всех интернет изданий.

– Долго заучивал? – я иронично приподнял бровь. Как-то все это попахивало дешёвой журналистикой.

– Нет, батя, – Богдан слегка поник, – это пишут везде. Чуть ли не на заборах.

– Даже так?

– Даже так. – он поднял взгляд. – Ты мой отец. Я тебя люблю просто за то, что ты есть. Но я видел записи. Теперь я горжусь, что я твой сын!

Иногда люди говорят всякие приятные вещи. На днях рождения и праздниках. Они говорят и в них не верят. Мы киваем и не особо прислушиваемся. Пустой трёп. Ни о чем. Сейчас все не так. Не было пафоса. Не было лирики. Чтобы понять как это – нужно это пережить.

У меня запершило в горле.

– А что было? Я не помню ничего?

– К вам в студию пришла экскурсия из детишек. Детки не простые. Их родители работают на корпорацию и совсем не младшими помощниками старшего вахтера. Когда все полыхнуло, ты единственный, кто правильно повёл себя. Очень много людей сгорело прямо на глазах зрителей. – Богдан нахмурился, даже его это коробило. А уж он-то вырос мужиком и видел не мало. – И на фоне этого, ты хватаешь детей, пинками загоняешь их куратора и сопровождающую девчонку с ресепшена в нужном направлении. Они удачно попали, да и ты тоже. Ты их затащил в зал пресс-релизов. Ну тот, что на пятом этаже. Честно говорю, я бы не додумался. Ты пожарным топором, и где только его нашёл, выбил стекло. А потом заставил вытолкать в окно модный плексигласовый стол для совещаний. Заодно, привалил его статуей орка. Тоже из плексигласа. Но я думаю, у меня бы пупок развязался, его завалить. В нем же килограмм триста, если не больше. В итоге, ты на этой рукотворной горке спустил в фонтан почти всех.

– Почти? – Богдан реально поник. Я таким его последнее время не видел. Все-таки он в СБ давно. Такие эмоции ему не свойственны.

– Ты и двое пацанят. – голос его стал тихим. – Остальные улетели в фонтан перед зданием. Там метр глубины. Им хватило, что бы выжить.

– А мне? – я почувствовал, как озноб пошёл вдоль позвоночника. Хотя, откуда он тут, в виртуале?

– Тебе не хватило немного. Пожарники растянули тент, когда поняли в чем дело. Не успели раскатать подушку. Они и так сориентировались почти мгновенно. Если бы не двое ребятишек, что ты прижал к себе, может быть, все случилось иначе, а так…

– Как?

– Плохо. Позвоночник вдребезги. Затылочную кость двадцать часов собирали лучшие хирурги страны. Полный паралич тела. Что с мозгом, тоже не ясно. Мы тут общаемся. Значит, все хорошо. Твои реакции в норме. Это обнадёживает.

– А память?

– Это нормально. Врачи сказали, что придавят краткосрочную память. Тебе нельзя нервничать. Не нужны лишние гормональные дисбалансы.

– Ясно. Но что я делаю тут? В виртуале!

– По-твоему, тебе будет лучше в медикаментозной коме?

– Да нет, наверное. – я почесал затылок. И отдёрнул руку. Там же, вроде, все в месиво. Долго собирали хирурги, ещё и самые лучшие.

– На фоне всего этого большая волна поднялась. – Богдан посмотрел на меня и что-то в нем было от того мальца, что просил купить ему машинку. Он знал, что не заработал. Но так хотелось. – Корпорация взяла это дело на контроль. Подняла всех, кого можно. Узнали, почему тебя выгнали из МЧС. Как следствие, уже двое суток твой бывший начальник в бегах. Ещё трое арестованы. Им выдвинуты обвинения в коррупции, использовании служебного положения и ещё много чего. Корпорация копает настолько глубоко, что откопает то, что они и сами забыли.

– Хм… если бы был чуток помладше, я бы сказал, что есть справедливость на свете. Но я-то давно не мальчик. Так в чем же дело? Тем более смотрю, и тебе пряников отсыпали. – я кивнул на погоны.

– Есть такое, – Богдан посмотрел в глаза, – но душу я не продавал. Просто, от твоей славы отблески и меня нашли. Повысили и перевели в кибербезопасность. К тебе поближе.

– Зачем?

– Ну…

– Ладно, не юли. Я прекрасно понимаю, кто такие эти акулы из корпорации. Что они хотят от тебя или от меня?

– От этого теракта пошёл резонанс. А корпорация давно готовила один проект…

– Смелее, отрок. – я подбодрил, замявшегося было сына.

– План у них есть один. Они хотят пенсионеров вывести в дрим.

– Не понял. Так, вроде бы, у пенсионеров нет денег на капсулы. И им противопоказаны эти самые погружения.

– Не совсем так. Погружения после сорока пяти лет действительно могут привести к большим проблемам. Но есть выход. Полное погружение. Медикаментозная летаргия. Вся проблема в процессе погружения и выхода из него. А вот если навсегда…

– Это что самостоятельно согласиться в гроб лечь? Пусть и хрустальный?

– Вот видишь. Их аналитики тоже считают, что страх людей не даст этой идее ход. И потянет за ней детей, внуков и прочий народ. Включая всяких оппозиционеров, таких как «оковы».

– А я-то тут причём?

– Инвалиды давно рвутся в дрим. А вот со стариками проблема. Они не доверяют новшествам. Им лучше там. Да и корпорация тоже не будет бесплатно раздавать то, за что другим приходиться платить золотыми. Так что ещё и не все попадут на тот берег. Там условия жёсткие. Либо имущество в счёт капсулы и обслуживания, и дальнейшее зарабатывание денег в виртуале на оплату аккаунта и поддержки жизнедеятельности. Что, в общем-то, вполне возможно. Либо дети подписывают контракт на оплату, как при помещении в дом престарелых.

– Короче, в кому всех. Пусть играют до смерти?

– Знаю! Пахнет это все гнильцой. Но я видел выкладки аналитиков. Как обыватель, я тоже чувствую себя неуютно от всего этого. Но как человек системы. Я понимаю всю выгоду и правильность этого хода. Тем более никто не собирается гнать их туда силой. Да и не сможет. Слишком нерентабельно. Человек должен сам в игру стремиться.

Я призадумался. Богдан не был карьеристом. Я это точно знал. Если он говорит, значит так действительно считает. И честь свою не роняет. Нет, сам признал, что как-то это все неправильно. Но в тоже время – правильно.

– Поясни подробнее! – я решил понять, куда снова ввязался.

Потому что моя жизнь была вечным смятением. Выбором между правильно и неправильно. И как-то я не преуспел в ней. Так что стоит хотя бы выслушать его.

– Да все просто. Экономика сейчас выравнивается за счёт виртуала. Люди там и развлекаются, и работают. Все завязано на игру. А вот старики выбиваются из этой схемы. Они не производят ничего. Но и не потребляют. Дать им больше денег? Не выход. Им не нужны ни клубы, ни мода, ни машины. Капитал осядет. И приведёт к ещё одному кризису.

– Ну, банкиров мне не жалко. – хмыкнул я, хотя уже все понял. И не мог не согласиться с сыном.

– Вот банкиры как раз в кризис страдают номинально. Для них всего лишь смещается место в рейтинге. Если это финансисты, а не идиоты. Идиоты, конечно, в итоге оказываются в долгах. Прыгают с крыш. Но от одного размазанного по асфальту банкира страдают сотни тысяч обычных обывателей. Долг размазывается там же. Через время финансисты становятся богаче. А судьбы обычных людей ломаются.

– Это все лирика! Что конкретно от меня хотят? И что это за контракт дьявола у тебя в руках остался от этого… – я пошевелил пальцами у горла, изображая, что поправляю галстук.

– Да ничего, собственно, такого. Корпорация, как всегда, страхуется. Там указано все, что только могли предусмотреть аналитики и юристы. От землетрясения до астероида. От тебя требуется просто жить в новом мире. Тем более выхода у тебя и нет. Либо так, либо кома. В сознании еще хуже. Шевелить сможешь только глазами.

– Так! И зачем это им? – я ткнул пальцем вверх. – Да ещё так сильно, что тебе накидали пряников вагон?

– Ты герой! Народ проникся. От тебя хотят, что бы ты месяцок покрутился в игре, у входа. Пообвык. А потом к тебе придёт журналист и возьмёт интервью. А ты расскажешь, как тебе хорошо тут и как ты доволен. Я уверен, это будет несложно!

– Ну да! Ты-то давно уже бороздишь просторы вселенной. – я усмехнулся, вспоминая, как тридцати пятилетний мужик на праздниках всем рассказывал, какую классную «Барракуду» он себе купил. Более того, они пару раз чуть не подрались с троюродным братом, который в свои восемнадцать лет считал, что «Скорпион» круче «Барракуды».

– Бать, не подкалывай. – надулся Богдан. – Да. Люблю я космос. Ещё с детства. И виртуал не уступает реальности. Да что там! Он её превосходит на несколько порядков. Я бы сам тебя потащил бы к себе, если бы не запреты врачей. И вот только сейчас узнал про новые капсулы. Если бы не твоё состояние, я бы тоже долго думал над тем стоит ли… но на твоём месте, я бы выбрал виртуал. Пожалуй, придёт время, сам сюда приду. А не буду на шее внуков висеть.

– Даже так? – я усмехнулся.

– А что! – Бодя смутился. – Все были мелюзгой, все будем стариками. Только не говори, что ты не помнишь ни одного деда-брюзгу, что гонял вас с вишни во дворе. Хоть вишня была общая, никем не обихаживаемая. И если бы не вы, оголтелая детвора, то ягоды бы просто сгнили. Доживать до такого маразма я не хочу.

– Ну да, было. – я задумался.

А ведь действительно. Я сижу уже с полчаса. И ноги не ноют, и спина не стреляет. Зрение идеальное. Мысли, как ни странно, не путаются. Раньше не жаловался. Думал, я ещё бодрячком. И только сейчас понял, точнее, вспомнил, как это быть молодым. Может, приди кто-то просто так ко мне, и скажи, иди в дрим навсегда, я бы и послал куда подальше. А сейчас… прав Бодя. И выхода нет, да и чего-то жалости я не ощущаю. А ведь я ещё не вышел из пещеры… пещеры?

– Бодя, а какого лешего я в пещере? Это что, астероид такой?

– Нет, бать, это не космоопера. Ты в Мавродии.

– А чего так? – как любой современный гражданин, смотрящий он-лайн ТВ, я был в курсе того, что происходит в дриме.

И Мавродией у нас назвали Мир Меча и Магии. Попросту МММ. Вот в народе и вспомнили одного деятеля, который тоже любил всякие МММ. В его честь и прозвали эту версию игры. Был ещё мир космоперы, где сходились в пустоте звёздные флоты отважных пилотов и десантников. Третий мир – «пикник». Увековеченный в веках Стругацкими. Вселенная водки, радиации и мутантов в прицеле верного «винтореза».

– Психологи так решили. Тут для тебя климат более благоприятный. «Пикник» слишком депрессивный. А «косму» нужно реально любить. Был вариант сыграть на семейных узах. Мол, вот воссоединились отец и сын. Но психологи рассчитали, что через год ты прокиснешь от всех этих железных коробок.

– Причём тут год? Журналист ведь будет через месяц! Или я чего-то недопонял?

– Через год будет второй этап. К тому моменту страсти утихнут. Но в годовщину такого события СМИ снова разгонят тему. И опять покажут тебя. Но уже бодренького и успешного. Добившегося всего своим трудом.

– Даже так? – я приподнял бровь. – Я буду бодренький и знаменитый? Там есть Нострадамусы? А везде кричат о невозможности вмешательства в игру администрацией. Это же нереально в принципе. Или это очередная лажа?

– Да нет. Тут как раз все правда. Но, есть одно но. Поэтому за тебя и зацепились. У тебя очень высокий коэффициент развития. И психопрофиль подходящий. Тут, кстати, – Богдан помахал пачкой листов, что держал в руках, – все указано и прописано. На случай если кто-то начнёт кричать, что ты не сам всего добился.

– Да?! И что там такого?

– Понимаешь, дрим – универсальный инструмент, решающий очень много социальных проблем. И у каждого игрока есть свой коэффициент развития. Там очень много учитывается. Настолько много, что можно написать об этом не одну диссертацию. От реального телосложения, до прогулов на работе и количества больничных за всю жизнь. Все это центральный искин обрабатывает по своим алгоритмам и присваивает игроку коэффициент важности. Чем он выше, тем больше шанс получить квест получше и награду побольше. На характеристики он также сильно влияет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6