Арсен Ленски.

Ловушка для простушки



скачать книгу бесплатно

«Странно. Как же она зажигается? – удивилась Наташа. – И для чего здесь эта маленькая кнопочка?»

Она нажала, но ничего не произошло. После повторного нажатия углы комнаты спрятались в полумраке. Потом ниоткуда возникло фиолетово-зеленоватое свечение, и все стало выглядеть как на рисунке, нарисованном простым карандашом на листе бумаги. Кровать, туалетный столик и ковер, стены, пол, потолок и люстра стали похожими на черно-белые иллюстрации к рассказу в книжке. Посмотрев на свое отражение в зеркале, Наташа ужаснулась. Она тоже стала нарисованной. Вскочив с кровати, женщина выбежала из спальни. Другие комнаты выглядели точно так же. Причем в дополнение к знакомым предметам появились вещи, которых в квартире никогда не бывало. В углу прихожей кольчуга и рыцарские доспехи соседствовали с каменным топором и ручным пулеметом.

– Мамочки! – воскликнула она, увидев в окне глаз гигантской акулы.

Добравшись до входной двери, Наташа открыла ее и тут же захлопнула, потому что за порогом в абсолютной темноте стоял элегантный белый скелет в пенсне и приветливо улыбался, широко откинув нижнюю челюсть. Рванув обратно в спальню, она подняла лежавшую на полу зажигалку, зажмурилась и надавила на кнопку.

Все преобразилось вновь, вернувшись в прежний вид. Вполне реальная кровать, несерьезные тапочки с ярко-желтыми помпончиками, потертый пол. Акула пропала. За окнами ярко светило солнце, а внизу шумел проспект, пропитанный автомобильными выхлопами. В другой ситуации Наташа высказалась бы по поводу загрязнения окружающей среды, но сейчас она лишь приоткрыла окно и с удовольствием вдохнула насыщенный ядовитыми парами воздух.

– Пронесло, – облегченно выдохнула она. – Ну, теперь-то я обязательно встречусь со Светланой. Что-то мне подсказывает, ох как подсказывает…

На сей раз она нанесла минимум косметики, натянула джинсы, надела футболку и простые кеды, прихватив на всякий случай джемпер с дождевиком и новую сумку, куда вместе с вещами положила зажигалку, предварительно поместив ее в полиэтиленовый пакет.

Позвонила подруга и сообщила, что вернется через две недели. Она проводила отпуск на Урале с приятелем – студентом исторического факультета, помешанным на древних окаменелостях. Вопреки ожиданиям, ей понравилось у археологов, раскопавших на прошлой неделе чьи-то кости. Теперь все ресурсы экспедиции были направлены на то, чтобы с минимальными потерями извлечь останки из земли, в которой они пролежали не одну тысячу лет. Спохватившись, Эля – так звали подругу – поинтересовалась делами Наташи. Та уклончиво ответила, что попала в странную историю, и пообещала перезвонить, когда выяснит, что к чему.

Поговорив с сестрой, Наташа попросила оставить ей машину еще на пару дней. Сестра писала диссертацию по биологии. После окончания аспирантуры она несколько лет занималась коммерцией, но почему-то решила вернуться к своей любимой флоре и фауне.

У памятника дельфину активисты – защитники окружающей среды – размахивали синими флагами. В другое время она с радостью присоединилась бы к ним, но, вспомнив свое утреннее приключение, стиснув зубы, поехала в гостиницу.

У отеля на глаза ей попалась молодая светловолосая женщина в строгом деловом костюме с небольшой сумочкой на плече. Представив себя рядом с ней, Наташа нахмурилась. Потертые джинсы и простая футболка явно проигрывали от сравнения с дорогим прикидом незнакомки. Вдобавок та блистала идеальной прической, а Наташа могла похвастаться только хвостиком, перехваченным резинкой. Поэтому она решила не выходить из машины, пока незнакомка не уедет. И зря. Дежурная сообщила, что та, кого она встретила у входа, и была Светланой, направлявшейся в аэропорт, куда уже был доставлен ее багаж.

«Нет уж, голубушка, так просто ты от меня не уйдешь». Наташа побежала к машине.

Репродуктор в здании вокзала надрывно вещал о завершении регистрации билетов и оформлении багажа, выплевывая фамилии опоздавших. Светланы нигде не было. Посреди зала ожидания стоял крупный мужчина и энергично крутил головой, явно высматривая кого-то среди сновавших вокруг людей. У его ног стоял небольшой клетчатый чемодан. Волоча чемодан, он подошел к зоне досмотра и принялся втолковывать что-то милиционеру, перегородившему ему дорогу. Услышав часть разговора, Наташа поняла, что речь шла о Светлане.

– …приметная такая блондинка, – объяснял мужчина.

– Да их здесь полно таких, приметных, – флегматично отозвался сержант, зевая. – Что в ней приметного-то было?

– Ну, – мужчина почесал затылок, – сумочка у нее на плече маленькая, коричневая.

– Не видел такой, – изрек милиционер и отвернулся.

Сделав выразительное лицо, мужчина поспешил к выходу.

Видимо, по пути в аэропорт произошло нечто экстраординарное. Трудно отыскать причину, по которой человек, у которого на руках билет, а на вокзале ждет багаж, вдруг круто меняет планы. Возвратившись в гостиницу, Наташа еще раз поговорила с дежурной. Оказалось, что перед ее приходом жильцом 202 номера интересовался человек, по описанию очень похожий на мужчину, которого Наташа видела на вокзале.

– Подождите! – окликнула женщину дежурная, когда та собралась уйти. – Он сказал, что вы придете, и просил передать это, – она положила на стойку конверт.

– Мне? – изумилась Наташа. – Вы ничего не путаете?

– Еще чего, – обиделась дежурная. – Он мне вас подробно описал. Забирайте свой конверт.

В конверте была коротенькая записка, состоящая из двух слов: «Верни зажигалку». И больше ничего.

«Все началось с директора», – решила Наташа.

Не дозвонившись до Михаила Михайловича, она подъехала к зданию, в котором работала, и с удивлением обнаружила, что офис пропал, а на его месте расположился большой бумажный склад. Заведующий – лысый коротышка – клялся, что проработал в нем с первого дня, то есть со времени сдачи здания в эксплуатацию. При этом он то и дело поправлял сползавшие на нос очки и протирал лысину носовым платком. Известие о том, что фирма, в которой Наташа проработала несколько месяцев, пропала, застало женщину врасплох. Несколько минут она стояла, тупо уставившись на заведующего, который что-то объяснял, пытаясь ее успокоить. Кое-как взяв себя в руки, Наташа направилась к выходу, неуклюже обходя огромные бумажные рулоны. Когда двери за ней закрылись, лысый с облегчением вздохнул и достал черную зажигалку.

Выйдя из склада, Наташа внимательно осмотрела здание и окрестности. Все вокруг выглядело будто бы как всегда.

В свое время на собеседование ее привел Марат, парень, с которым она недолго жила после развода. Расставшись, они сохранили дружеские отношения.

«Если он подтвердит, что фирма существовала, значит, я вовсе не сошла с ума», – рассудила Наташа.

Через пятнадцать минут она стояла на площадке перед его квартирой и давила на кнопку звонка. Но двери ей никто не открыл.

***

Итак, все складывалось на редкость скверно. Возможно, дело было в зажигалке. Сначала подбросили, а теперь требуют вернуть. Кому вернуть? Окончательно запутавшись, она поехала домой. Проезжая мимо витрин, Наташа вспомнила о костюме, но засомневалась, пригодится ли он ей теперь, когда компании, в которой она вроде как работала, больше не существовало.

Она долго пыталась просунуть ключ, пока дверь не распахнулась, а на пороге не появился заспанный мужчина. Хмуро оглядев оторопевшую от неожиданности Наташу, он поинтересовался, какого черта она делает возле его квартиры.

– Я здесь живу, – пролепетала она.

Мужчина посмотрел на нее как на сумасшедшую.

– Это я здесь живу! – рявкнул он.

У Наташи закружилась голова.

– И как давно вы здесь поселились?

– Как дом построили, так и заселился.

Очнулась она на диване в незнакомой комнате. Жилище незнакомца совсем не походило на ее уютную квартирку с евроремонтом и новой мебелью. Впечатление от старых порванных обоев и древнего линолеума дополнял минимум мебели и помятые жалюзи на окнах. Одним словом, обитель закоренелого холостяка, которому был чужд домашний уют. Из коридора послышались энергичные шаги, и в комнату бодро вошел хозяин, держа в руке стакан, до краев наполненный коричневатой жидкостью.

– Что вас так напугало? – спросил он, увидев, что женщина пришла в себя, и, спохватившись, добавил: – Как вы себя чувствуете? Выпейте. Это вам поможет.

Говорил он искренне. У него были приятные черты лица, а голубые глаза смотрели сочувственно. Этим взглядом мужчина как бы извинялся за свою недавнюю грубость.

– Что это? – подозрительно спросила Наташа, отодвигаясь от незнакомца.

– Коктейль. Водка с коньяком и бальзамом, – с готовностью пояснил мужчина и добавил: – Меня Арнольдом зовут, а вас?

– Арнольдом? – женщина рассмеялась. – Меня Наташа.

– Не смейтесь, – обиделся Арнольд. – Я же не виноват, что меня так назвали. Просто мама во время беременности насмотрелась боевиков разных и назвала сыночка в честь знаменитого актера. Он много снимался, а впоследствии даже стал губернатором.

Наташа машинально выпила залпом содержимое стакана. Слегка опешив, Арнольд хмыкнул.

– Не успел вас предупредить, что это нужно пить небольшими глоточками.

– А, – вяло отреагировала женщина. Напиток начал действовать. – Сейчас бы закурить.

– Я не курю, – сообщил мужчина. – Значит, вы думаете, что бывали здесь раньше? А зачем пришли на этот раз?

– Если я вам расскажу обо всем, что со мной произошло за последние два дня, вы же мне не поверите, – выпалила Наташа.

– А вы попробуйте, – успокоил ее Арнольд. – Я постараюсь вас понять.

– Почему вы так в этом уверены? – спросила Наташа.

– Профессия у меня такая, – ответил он.

– Вы сказочник?

– Нет, но почти угадали. Я программист.

По мнению Наташи, профессии не были такими уж близкими.

– Что же общего между программистами и сказочниками? – поинтересовалась она.

– Мы все выдумываем. Только они – истории, а мы – программы, – ответил Арнольд и ушел на кухню готовить новую порцию коктейля.

«А он милый и такой обходительный», – подумала Наташа. Коктейль приятно бодрил. Она прокрутила в голове фильмы с участием актера, именем которого назвали Арнольда, и поразилась явной несуразице. Насколько ей было известно, губернатором тот стал совсем недавно. Следовательно, нынешнему хозяину квартиры должно быть два или три года от роду. Выходит, Арнольд что-то напутал. Женщине не терпелось внести ясность, но ни на кухне, ни в остальных комнатах его не оказалось.

«Вот тебе и два, – испытав очередное потрясение, Наташа не знала, что думать. – Прямо Алиса в стране чудес. Осталось узнать, куда подевался белый кролик. Может, он заодно с теми, кто требует вернуть зажигалку? Эх, сказали бы, кому вернуть».

В комнатах царил полнейший беспорядок. Привыкшей к чистоте Наташе было неприятно видеть шарики пыли, катавшиеся по углам. В спальне ее внимание привлек висевший на стуле серый пиджак. Вытащив из внутреннего кармана паспорт, она выяснила, что документ принадлежал Кутисову Арнольду Маратовичу две тысячи девятого года рождения. Учитывая, что на дворе было лето две тысячи шестого года, малышу было слишком рано иметь паспорт. А в бумажнике лежала небольшая цветная фотография, на которой было запечатлено все счастливое семейство. Голубоглазый карапуз важно восседал на коленях у своего папы, в котором она сразу узнала Марата.

– Обалдеть! – выговорила Наташа. Ей захотелось срочно сбежать из странной квартиры.

– Наташенька! – вдруг позвал знакомый голос. – Где же вы?

Стоя в дверях, Арнольд держал в одной руке стакан, а в другой – черную зажигалку.

Она не отрывала глаз от зажигалки, спрятанной в крепко сжатом кулаке Арнольда.

– Где вы были? – спросила Наташа. – Зачем вам зажигалка? Вы же сказали, что не курите.

– Разве? – Арнольд разыграл искреннее удивление. – Я так сказал?

– Да, – настаивала Наташа. – Я сказала, что неплохо было бы закурить, а вы ответили, что не курите.

– У вас прекрасная память, Наташенька, – восхищенно произнес Арнольд.

– Я знаю. И все же ответьте: к чему вам она? – настаивала женщина.

– Сейчас продемонстрирую, – мягко произнес Арнольд.

Раздался легкий щелчок, и перед ее глазами все завертелось. Она почувствовала, что ее подхватили и понесли куда-то, где хороводила огромная толпа. Причитали старушечьи голоса, слышался невеселый речитатив, исполняемый под пронзительный аккомпанемент.

«Заколдованы, заморожены,

Ветром снесены, бурей скошены,

Оземь биты, недобиты,

Во Мрак, во Свет, к нам иди Ты».

Музыка делалась громче и настойчивее, заполняя каждый уголок мозга. Потом пение резко оборвалось, и наступила тишина.

Глава 3

Караван вот уже четыре недели двигался на запад. До невольничьего рынка оставалось всего несколько дней пути. Затянувшаяся песчаная буря немного задержала движение. Они вынуждены были остановиться и накрыть мулов и верблюдов, чтобы защитить их глаза от песка. Живой товар – рабов – тоже накрыли овечьими шкурами. Людей, как и остальную поклажу, спустили на песок. Невольников, захваченных в разных концах восточной Африки, насчитывалось сорок человек. Среди них попадались и экзотические экземпляры. Отдельно от остальных везли красивую белую женщину. Она говорила на непонятном языке и, видимо, часто ругалась, сопровождая брань выразительными движениями прелестных ручек. Поэтому смысл эпитетов, которыми красавица награждала всех подряд, был неясен разве что мулам. Но никто не понимал языка, на котором она говорила. Даже Аким не мог определить, какому народу принадлежала эта женщина, а уж он немало людей повидал на своем веку. Старому Акиму не нравилась новая рабыня.

– Хозяин, – обратился он к работорговцу, – я не помню, чтобы мы где-либо останавливались, чтобы купить эту рабыню. Она появилась словно ниоткуда. Избавься от нее. Отдай приказ, и твои люди с радостью зароют белую ведьму в песок. Взгляни на ее одежду. Мыслимо ли, чтобы женщина носила мужское платье, если только она не посланница ада? И что она говорит? Ты можешь поручиться, что слова, которыми она щедро одаривает нас, не являются сатанинскими заклинаниями?

Хозяина – хромого толстяка Омара – эти разговоры пугали. Он понятия не имел, откуда в его караване появилась белая невольница. Но за таких всегда платили хорошие деньги. Особенно они ценились правителями Магриба. Те даже специально рассылали придворных по невольничьим рынкам, чтобы пополнить гаремы наложницами из далеких стран. Поэтому, пересилив страх, работорговец предпочел отмолчаться в ответ на жалобные стенания Акима. Толстяк распорядился переодеть рабыню в женское платье, потому что в мужской одежде ее и вправду могли принять за колдунью, и пообещал избавиться от нее в первом же оазисе. Старику же приказал держать язык за зубами, чтобы не смущать умы погонщиков. Он еще не забыл, как в Египте едва не расстался с жизнью и имуществом, когда караван случайно наткнулся на гигантскую голову каменного урода, торчащую из песка. Приняв ее за дьявола, выползающего из-под земли, погонщики чуть не раздавили верблюдами самого Омара, когда тот попытался их остановить. Тогда ему пришлось здорово побегать по пустыне, собирая караван. Одного – самого строптивого – пришлось даже заколоть в назидание остальным смутьянам.

Когда буря угомонилась, Омар подошел к просторной деревянной клетке, в которой держали невольницу. Женщина спала. Даже в простом платье бедуинки она была прекрасна. Ее вьющиеся рыжие волосы были распущены и свободно лежали на плечах и груди. Работорговец, перевидавший немало женщин, залюбовался ею. На его жирных губах заиграла сладострастная улыбка. «Какая жалость, – подумал он, – что такая красота пропадет в гареме какого-нибудь престарелого султана. А впрочем…» Воровато оглянувшись, он просунул руку между прутьями. Сзади послышалось вежливое, но настойчивое покашливание.

– Аким, собака, – прошипел Омар, поспешно вынимая руку из клетки. – Ты следишь за мной?

Старик стоял позади, опершись на палку.

– Извини, хозяин, для твоего же блага, – потупившись, покорно произнес он.

Купец распорядился, чтобы женщину выпускали на прогулку только ночью, и приказал накрыть клетку овечьими шкурами. Подходить к ней имел право только Аким. И лишь ему было дозволено сопровождать ее во время прогулок. Пленница так и не поняла, что явилось причиной этому.

К концу четвертой недели караван прибыл в цветущий оазис Хохрам, что в переводе с языка жителей пустыни означало «Гавань». Всех невольников продали рыночному торговцу – улыбчивому Мусе, давнему приятелю Омара. Как и ожидалось, Омар получил за белую рабыню хорошие деньги. Купец не стал смущать Мусу рассказами о подозрениях своего помощника. Погонщикам он неплохо заплатил за молчание, а за верного Акима можно было не беспокоиться.

***

Все свидетельствовало о том, что Наташа очутилась в другой эпохе. Во всяком случае, можно было не сомневаться, что современные жители пустыни, даже несмотря на удаленность от центров цивилизации, носили иную одежду и пользовались иными средствами передвижения, нежели оборванцы, которые встречались ей каждый день. Поначалу Наташа не знала, куда шел караван, но, увидев изможденных рабов, привязанных к верблюдам, она все поняла. Догадалась она и о причине столь почтительного с ней обхождения. Правда, в конце пути ее все же подвергли неприятному испытанию, смысл которого она так и не поняла. Особенно раздражали вонючие овечьи шкуры, которыми накрывали клетку, и грязный старик, вечно бормотавший что-то себе под нос. Как и женщины в оазисе, он избегал смотреть ей в глаза. Рабов поместили в большом сарае, где у Наташи был свой угол. Условия, в которых она провела четыре дня, дожидаясь начала торгов, можно было бы с натяжкой назвать сносными, если бы не досадные мелочи.

Купание в большом металлическом тазу не доставляло ни малейшего удовольствия. Раздражали назойливые ухаживания притворно любезных чернолицых женщин. Вдобавок дамы не чурались мелкого воровства. Невозможно было оставить где-нибудь гребень или бусы. Они бесследно исчезали, а чертовки клялись, что ничего не брали.

Когда наступил базарный день, широкая площадь в центре оазиса запестрела яркими шатрами. Повсюду возвышались длинные помосты, куда выводились предназначенные для продажи невольники. Торги проходили стремительно. Помощники выстраивали рабов, покупатели взбегали на помост и придирчиво проверяли товар. Торговцы терпеливо дожидались окончания осмотра и назначали цену. Разгоряченные покупатели перекрикивали друг друга, стараясь перехватить инициативу, и заявляли большую сумму. Нередко дело доходило до потасовок. Пользуясь суетой и толчеей, вовсю работали карманники. Некоторым не везло. Их ловили и вешали без суда на виселицах, предусмотрительно расставленных по периметру. За порядком следили хмурые стражники, одетые в золотистые халаты, остроконечные шапки и остроносые сапоги. За спиной у них висели расписные колчаны со стрелами и луком, а на поясе болтался огромный кинжал. В руках стражи сжимали короткое копье.

Наступила очередь Наташи. Когда ее вывели на помост и открыли лицо, толпа восхищенно ахнула. Торговец не успел и рта раскрыть, как отовсюду раздались крики желающих приобрести красавицу, назначавших свою цену, которая сразу подскочила так высоко, что скоро осталось только два соперника – седой одноглазый горбун в сером одеянии и сухощавый безбородый человек неопределенного возраста в красных сандалиях. Обладатель сандалий назвал такую сумму, что толпа завизжала от восторга. Но горбун и бровью не повел. Он в свою очередь поднял цену. Раздосадованный обладатель сандалий в сердцах плюнул и пошел прочь под улюлюканье зевак. Расплатившись с Мусой, горбун сделал знак слугам, и они, не церемонясь, связали Наташу и положили в повозку, где уже находились четверо связанных африканцев. После недолгой тряски по ухабистой дороге они подъехали к деревянному причалу, возле которого было пришвартовано небольшое парусное судно. Как только рабов перенесли на палубу, судно отчалило и взяло курс в открытое море. Африканцев и Наташу разместили в носовой части корабля, приковав друг к другу короткой цепью, крепившейся к палубе. Кормили хорошо. Человек, купивший рабов, не проявлял к ним никакого интереса. Лишь один раз за все плаванье он поднялся из трюма на палубу, и то лишь для того, чтобы подышать свежим воздухом. В пути маленькое суденышко не раз попадало в шторм. По счастью, волнение моря не было сильным. Впрочем, даже небольших волн было достаточно, чтобы нагнать страху на рабов, прикованных к палубе. Изъясняться друг с другом они могли только жестами, так как у африканцев были отрезаны языки. Впрочем, даже если бы они могли говорить, Наташа все равно не поняла бы ни слова. Через два дня без приключений корабль достиг конечного пункта своего путешествия.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении