Ярослав Васильев.

Зеркало миров



скачать книгу бесплатно

© Ярослав Васильев, 2017


ISBN 978-5-4485-3573-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог. Незваный гость

Архипелаг Бадахос, вблизи экватора. Май, год 115 от первого вторжения орков.

«Чайка» не зря славилась как одна из лучших и самых быстрых шхун от экватора до арктических льдов. Водоизмещением всего в сотню тонн, очень похожая на клипер и, как ветер, быстрая и неуловимая. Даже сейчас, когда с наступлением сумерек ветер превратился в лёгкий, едва заметный бриз, «Чайка» словно птица летела по волнам. Хозяин судна, гном Яуднгейр стоял на баке у подветренного борта, облокотясь на планшир, и смотрел на ровный светящийся след, расплывающийся за шхуной. Слабый ветерок от передних парусов обдавал его щеки и грудь бодрящей прохладой, деликатно трепал рыжую бороду, заплетённую в косички.

– Какая красавица, а, кер Ислуин? Чудо, а не шхуна! – обратился он к стоявшему рядом эльфу и нежно похлопал рукой по фальшборту.

– Полностью с вами согласен, домин, – ответил Ислуин. – Я не первый раз плаваю под парусами, а такого не видал.

Купец довольно погладил бороду. Пассажира попросил взять с собой на Бадахос один из торговых партнёров – для диссертации Ислуину приспичило изучить обычаи островитян. Книжник из Академии Киарната от моря был далёк, его первые дни даже мучила морская болезнь. Но даже такая сухопутная крыса признала красоту его лучшего судна.

Продолжить комплименты эльф не успел. Вахтенный матрос закричал:

– Земля!

– Остров Любви, – Яуднгейр махнул рукой туда, где на чистом, уже усыпанном звездами горизонте появилось тёмное пятно.

«Чайка» продолжала идти тем же курсом, и скоро мутное пятно на горизонте приняло более определенные очертания. Послышался рокот волн, сонно бившихся о берег. Дувший со стороны острова ветер принес терпкий аромат цветов.

– Ночь-то какая светлая! Можно бы и в бухту войти, – поинтересовался Ислуин, наблюдая за тем, как рулевой готовится намертво закрепить штурвал.

– Проход в бухту здесь очень узкий и извилистый, – с сожалением ответил капитан. – А по бокам фарватера сплошные рифы.

Отойдя на пару километров от берега, «Чайка» легла в дрейф до рассвета. Ночь дышала покоем – настоящая тропическая ночь, без малейшего намека на дождь или шквал. Не желая спать в душном трюме, на баке где попало завалились ночевать матросы – экипаж, за исключением хозяина, капитана и штурмана, составляли люди из Северных королевств. Штурман остался дежурить, потому на юте приготовились ко сну капитан, хозяин и Ислуин. Они сидели и лежали на одеялах, пили кофе и сонно переговаривались.

– Романтичный здесь народ, – рассказывал Яуднгейр. – Куда больше, чем на континенте.

– Да уж. Сколько лет прошло, когда мой предшественник удрал от вас? – усмехнулся капитан.

– Двенадцать, – с обидой в голосе проворчал Яуднгейр.

– Расскажите-ка, – попросил Ислуин. – Он с тех пор никуда не уезжал с острова?

– Правда! – буркнул Яуднгейр. – Нёккви до сих пор влюблен в свою жену без памяти.

Негодяйка этакая! Ограбила она меня. А какой был моряк! Лучшего я не встречал. Даже среди Людей льда. А уж их-то драккары водят самые лучшие капитаны мира, – гном вздохнул. – В тот вечер, когда он сошел на берег, и его увидела Ласточка, море лишилось хорошего моряка, а Рудные горы – своего сына. Они, видно, сразу понравились друг другу. Никто и оглянуться не успел, как Ласточка уже надела ему на голову венок из каких-то цветов, а минут через пять они бежали по берегу, держась за руки и хохоча, как дети…

– А что было дальше? – не унимался Ислуин.

– Да вот и все. Кончился наш моряк. В тот же вечер женился и уже на судно больше не вернулся. На другой день я отправился его искать. Нашел в соломенной хижине в зарослях! Босой, весь в цветах и в каких-то украшениях, из одежды чёрная борода и набедренная повязка. Вид самый дурацкий. Вот и все. Завтра его увидите. У них уже теперь двое малышей – чудесные ребятишки. Старшего на будущий год обещал взять на «Чайку» юнгой.

– А потом? – обратился Ислуин к хозяину.

– Что же мне оставалось? Сделал Нёккви своим торговым агентом. На него можно положиться. На Остров любви приходится половина добычи зелёного жемчуга всего Архипелага. Да и кофе со своих плантаций здесь предпочитает продавать чуть ли не половина окрестных островов.

– Послушайте, кер Ислуин, – пробасил капитан. – Может, лучше оставайтесь на борту? А то сколько знаю, история острова – это сплошные любовные приключения. И если вас поймает рука какой-нибудь…

Ислуин только досадливо фыркнул:

– Я здесь всё-таки собрался проводить исследования. А для этого мне надо объехать хотя бы с десяток островов, посмотреть обычаи, сравнить диалекты.

Капитан и Яуднгейр переглянулись, загадочно улыбаясь. Но промолчали. В то, что их пассажира попытаются заарканить, они не сомневались ни минуты. Высокий – метр девяносто. Красив даже для эльфа, хотя, благодаря горевшему внутри огню стихии Жизни, дети Леса всегда отличались пропорциональным телосложением. Здесь же ко всему прочему явно привычка к спорту: кошачья гибкость, сильные мускулы, приходя в движение, мягко и плавно перекатывались под гладкой кожей. Да вдобавок тонкие черты лица и редкие среди детей Леса зелёные глаза. Не портило внешность даже то, что свои редкостные для эльфа тёмно-русые волосы из удобства на время путешествия Ислуин стриг коротко. Да одевался не в тунику, а как весь остальной экипаж – в белые полотняные штаны и рубаху, да нескользящие сапоги из акульей кожи.

Парус подняли лишь с рассветом. Со стороны входа в бухту остров напоминал подкову, у которой один кончик образовывала прямая, ровная как ножом срезанная скалистая гряда, а правый возвышался высоким пальцем горы. Впрочем, второй пик тоже врастал в море и соединялся с островом лишь узкими перешейками. Между скалами оставалось пространство, почти сплошь перегороженное рифами, поэтому впереди шла шлюпка. Тянула за собой судно, которое иначе могло бы снести переменчивым ветром.

Едва «Чайка» бросила якорь во внутренней бухте, Ислуин с любопытством принялся внимательно осматриваться. Насколько из памяти не выветрился университетский курс геологии, остров вырос на потухшем вулкане. Одну сторону кратера размыло морем, и она обвалилась, образовав проход в кольце. Потому-то вода в бухте разного цвета – у неглубокого побережья и в бездонном центре. Но всё это случилось очень давно. Теперь скалы покрывала зеленая пена растительности. Каждая щербинка, каждая расщелина в выветрившейся лаве высоких стен давали приют деревьям и ползучим, взбирающимся вверх лианам. Теплый и влажный воздух был напоен тропическими ароматами.

Впрочем, стоило взглянуть на пляж, где возле деревянной пристани ждали аборигены, как мысли про строение острова и про ботанику тут же вылетели из головы. Если не считать одного чернобородого гнома, все остальные – люди непривычного для континента бронзового цвета кожи. Из одежды лишь набедренные повязки, да у женщин ещё широкая лента, прикрывающая грудь. Все радостно кричали, махали руками.

Стоило шлюпке пристать, а Яуднгейру выбраться на причал, к нему тут же подошли гном и крепкий, но уже совершенно седой старик.

– С прибытием. Мы ждали вас ещё неделю назад.

– Встречный шторм. Погода в этом году на Архипелаге просто сошла с ума. Никогда такого не было.

Чернобородый гном молча кивнул, старейшина же ответил:

– Как бы то ни было, я рад, что вы пришли. Сразу обратно?

Яуднгейр замотал головой.

– Сначала по Архипелагу. Так что пока разгружаем только ваш груз. Забивать трюмы для Континента буду на обратной дороге, недели через две.

Островитянин кивнул:

– Хорошо. Но вижу, с тобой новый человек?

Яуднгейр вздохнул, потеребил бороду – у него это был признак задумчивости. И негромко обратился к своему пассажиру.

– Понимаете, кер Ислуин… Здесь есть один обычай…

Ислуин на это, не стесняясь, расхохотался:

– Да ладно вам. Не краснейте как девица на выданье, у которой отыскали срамные картинки. Я уже все понял. Новый человек хоть раз должен разделить ложе с одной из девушек. На крайнем севере те же самые обычаи. А что вы хотите? – голос стал немного суховат, словно хозяин читал лекцию студентам. – Живут они достаточно изолированно, поэтому чтобы избежать вырождения, просто необходим приток свежей крови. А для этого надо пробовать каждого приезжего. И что я должен? Выбрать себе девушку? Они тут все одна лучше другой.

– Ишь, какой быстрый, – Яуднгейр буркнул немного обиженно. Гном хорошо знал довольно пуританские нравы Великого Леса. Потому его уязвило, что эльф так спокойно отнёсся к местным традициям. – Выбирают они сами. Или не выбирают, случается и такое.

Озвучивать вдогонку мысль: «Тебе с такой красивой рожей это не грозит», – Яуднгейр всё-таки не стал.

Девушки негромко загомонили в споре – кому достанется красавец… И неожиданно разом затихли. Из леса к причалу вышла ещё одна, лет двадцати. Невысокая, большеглазая, худощавая. В первый момент Ислуину показалась, что она седая, но тут же он понял – просто волосы у неё не как у остальных каштановые, чёрные или рыжие, а цвета чистой платины. Кто-то чуть слышно выдохнул:

– Сова.

Девушка подошла, несмотря на разницу в росте умудрилась заглянуть глаза в глаза и спросила:

– Пойдёшь со мной?

– Веди.

Ислуин взял её за руку, и девушка повела его прочь от моря. Спиной ощущались взгляды: удивлённые, восхищённые и уважительные. Когда заросли скрыли пляж и людей на нём, Сова коротко прокомментировала:

– Я – ведунья острова.

И замолчала до самого конца, пока они не дошли до места.

Презрительно назвать здешние дома травяными хижинами могли только гномы, не знающие себе равных в постройках из камня и дерева. На взгляд Ислуина сделанный из связок просмоленного чем-то тростника, и крытый такими же связками дом получился большой и уютный. В таком не будет жарко и душно в летние месяцы и сыро в сезон зимних дождей. Сова провела гостя через переднюю комнату – там висели связки трав, тлел очаг, и стояло множество горшков. Они зашли во вторую, где была постель: укрытая наброшенным полотном большая охапка сена. Девушка посмотрела на гостя, загадочно улыбнулась:

– Что же ты ждёшь, воин?

От такого обращения Ислуин вздрогнул. Что? Как? Додумать он не успел, поскольку единым ловким порывом Сова сбросила набедренную повязку и ткань на груди. Сделала шаг, стянула с эльфа рубаху, прижалась. Ислуин чуть отстранился, положил ладони на её упругие, ещё девичьи груди и задрожал, словно от озноба. Жар её тела грел и разжигал огонь в лёгких, на миг Ислуину показалось, что весь воздух исчез с острова. Но губы Совы, приникнувшие к его губам, вернули способность дышать. И он растворился в пламени страсти, которая накрыла обоих.

Вечером оба лежали утомлённые на ложе. Не было ни сил, ни желания даже одеться. Ислуин осторожно погладил спину лежавшей у него на плече Совы. Девушка на его ласку издала довольный звук, потом перекатилась и села рядом.

– Не расстраивайся в своей неосторожности, воин. Ты не мог устоять.

– Почему ты меня так называешь? Я всего лишь преподаватель, далекий от сражений. Я обучаю языкам и обычаям других народов.

Сова мелодично рассмеялась, провела ладонью по щеке мужчины, затем чуть коснулась волос.

– Меня привели к тебе духи-хранители нашего острова. Они же и зажгли в нас страсть. Но ты устоял, не растворился до конца. Это была проверка. Для чего её нам послали, я не знаю. Но ты – воин.

Девушка провела пальцем по груди. Ислуин напрягся. На коже не было и следа – но Сова точно угадала место, куда он когда-то получил удар сабли.

– Вот здесь. Клинок.

Пальцы тем временем побежали дальше. Бок, плечо, грудь…

– Удар копья. Тут от стрелы. А здесь ожог боевым заклятьем. Ты воин. И учитель… Но учитель для тебя лишь маска, пусть временами неотличимая от лица. Не переживай, я буду молчать. А сейчас иди ко мне. У нас мало времени, вы завтра уплываете.

Ислуин не вставая привлёк девушку к себе.

– Я ещё вернусь. Через две – три недели на обратной дороге.

– Ты вернёшься. Но мне почему-то кажется, что в следующий раз мы не сможем встретиться.

Ровно через три недели «Чайка» точно также стояла перед темнеющей в ночи громадой острова. Ждала рассвета. Капитан, заметив, как пассажир вглядывается в берег, спросил:

– Ждёте встречи с Совой?

Ислуин вздрогнул: не мог же капитан прочитать его мысли? Стоило им отплыть с острова, как образ светловолосой девушки стоял перед ним неотступно. Мелькал в глади моря, её черты проглядывали в каждой встречной островитянке. Капитан улыбнулся:

– Я видел, как вы позавчера приводили в порядок свои заметки. Задумались и начали рисовать на полях портрет Совы. Вы неплохой художник, кер Ислуин. И вы правы. Сова – удивительная девушка. И очень сильная ведунья. Помнится, ещё девчонкой была, лет пять назад…

Он вдруг умолк и посмотрел в направлении борта. Остальные обернулись туда же и увидели смуглую руку, мокрую и мускулистую. Потом за борт уцепилась и другая, такая же смуглая рука. Показалась встрепанная, кудрявая шевелюра – и, наконец, лицо с беспокойными черными глазами.

– Сарнэ-Туром! – прошептал Ислуин. – Это ещё кто?

А над бортом уже поднялись широкие смуглые плечи и могучая грудь, огромный человек легко и бесшумно спрыгнул на палубу. Капитан поспешил навстречу с протянутой для приветствия рукой.

– Сантош!

Яуднгейр с тревогой добавил:

– Что случилось? Даже лучший пловец острова не станет рисковать ночью, если не…

– Много дней и ночей я ждал вас. Я видел, как вы подошли к проходу, а потом опять ушли в темноту. Я понял, что вы ждете утра, и поплыл к вам. У нас большое горе. Сразу как вы ушли, в бухту вошла незнакомая шхуна. Теперь ее вывели на отмель и там чинят. Едва пристали к берегу, схватили одну из женщин, мужа убили, а саму насиловали, пока она не перестала кричать и не умерла.

Вестник ненадолго умолк.

– Пираты, – ругнулся штурман. – Года три назад вычистили на Архипелаге эту гниль, а опять поползла.

– Мой народ бежал в горы. Среди нас мало воинов. Нёккви и его старший сын ушли достойно своих предков, прихватив с собой по врагу. Сова тоже погибла, защищая бегство от чародея со шхуны.

Ислуин на это тихонько прошептал:

– И Сова?

А Яуднгейр невольно вздрогнул. Ему показалось, что лицо гостя на мгновенье стало жестокой, страшной маской. Обещанием сурово отомстить… Но миг спустя всё исчезло, и гном поспешил убедить себя, что ему почудилось. Ислуин лишь учёный, пусть наверняка и умеет обращаться с оружием – для любого преподавателя Академии Киарната, даже для философа или языковеда, это обязательное условие.

– Долго в горах мы не высидим, нет еды. А вниз спускаться люди боятся… И всё равно идём и ловим хоть что-то каждую ночь, чтобы накормить хотя бы детей. Пираты охотятся на нас, как на зверей. И каждую ночь слышны вопли: кого-то из пленников пытают до смерти.

Закончив рассказ и передохнув, Сантош прыгнул обратно в море. Сообщить, что помощь пришла, и сегодня островитянам не надо рисковать, спускаясь в долины. Повторять его подвиг и высаживаться ночью, пусть даже и со шлюпки, капитан не рискнул.

На рассвете, лавируя против слабого ветра, «Чайка» вошла в бухту. Капитан приказал не поднимать шлюпку на борт – Яуднгейр вместе со штурманом собирались высадиться как разведчики. Пока же они рассматривали берег в подзорную трубу. Нигде признаков жизни. Никто не вышел встречать «Чайку». На берегу, там, где за пальмами скрывалась деревня, из-под навесов торчали черные носы лодок – но и там никакого шевеления. На прибрежной отмели, неподвижное одиноко стояло незнакомое пузатое судно. Такие частенько медлительно ходили от острова к острову весь летний сезон, выменивая у местных жителей кофе и жемчуг на ткани и инструменты. Ни на борту судна, ни вокруг не было заметно движения. Когда до берега осталось не больше тридцати метров, капитан приказал отдать якорь. Цепь, громыхая, полезла из клюза… Ислуин заметил, что с борта чужого корабля, озираясь, выбрался человек, спрыгнул на песок, секунду затравлено озирался и мгновенно исчез в прибрежных зарослях.

Пока убирали и крепили паруса, растягивая тент и свертывая шкоты и тали, как это полагается на стоянке, не занятые Ислуин и Яуднгейр внимательно оглядывали берег, надеясь хоть где-нибудь обнаружить признаки жизни. Ничего.

Едва стояночные работы были завершены, Яуднгейр обратился к капитану:

– Будьте настороже. Здесь что-то никого не видно. Я отыщу Сантоша. Он наверняка ждёт где-то поблизости. Будьте готовы. Как только узнаю, куда отступили пираты, высаживаемся.

Капитан и его помощник кивнули. У пиратов как минимум один чародей, и достаточно сильный. «Чайка» защищена от любой магической атаки, но за пределами судна пиратов желательно застать врасплох. И два гнома, от природы почти нечувствительные даже к проклятиям Смерти, да вдобавок обвешанные родовыми амулетами – лучшая разведка.

– Я с вами, – Ислуин уже стоял рядом с гномами.

Остальные удивлённо присвистнули. На эльфе откуда-то взялась куртка из чёрной кожи дикого дракона, она могла спокойно заменить лёгкую кольчугу. На плече снаряжённый к бою лук – причём явно работа под заказ кем-то из оружейников Великой степи, за спиной колчан.

– Добро, – согласился гном. – Ещё один боец, тем более лучник нам не помешает, – и буркнул себе под нос: – Значит, специалист по языкам? Ну, Глоди, я с тебя ещё спрошу, кого ты мне сосватал.

– Если не сможете через час вернуться, дайте знать, – предупредил капитан. – Иначе мы сразу высаживаемся к вам на помощь.

Гномы шли готовые к бою, расчехлив секиры. Ислуин держал в руках меч… Деревня была пуста. Лишь целая армия воровавших забытые кокосовые орехи крабов, шурша, разбежалась перед гномами и эльфом. Нигде не видно было свиней, которые в прежнее время всегда хрюкали и рылись под пальмами. Посуда и вещи валялись по улице как попало, дома явно обыскивали.

– Никого, – задумчиво протянул Ислуин

Штурман и Яуднгейр синхронно кивнули. Сейчас эльф не пытался изображать книжного червя, рядом стоял хороший следопыт. Явно куда опытней гномов в поисках.

– Никого не было самое меньшее…

Ислуин замер на полуслове, быстро обернулся и приготовился метнуть нож. Но удержался. Пригибаясь к земле, из-за кустов выбежал человек и бросился к разведчикам, кинулся в ноги. Ислуин узнал в нем того самого беглеца, который вылез с корабля и скрылся в зарослях. Подняв его с колен, он стал внимательно следить за судорожными гримасами – у этого человека была изуродована губа, причём недавним ударом. Хотя всё уже почти зажило.

– Спасите меня, господин, спасите! – хрипел человек. – Спасите меня.

Дальше последовали совсем уже дикие бессвязные вопли, которые прекратились лишь после того, как Яуднгейр взял его за плечи и сильно встряхнул.

– Я узнал тебя, – сказал гном. – Ты помощник боцмана с барка «Весёлый рассвет».

Человек неистово закивал.

– Полгода назад я перешёл боцманом на «Золотую ленту», – он застонал. – Будь проклят день, когда я согласился уйти с «Весёлого рассвета». Вы спасете меня. У нас на борту ночной демон. Мы взяли пассажиров… Они убили капитана. Они…

Но гномы и Ислуин его уже не слышали. Со стороны бухты донёсся гром и грохот взрывов, треск лопающихся на защите корабля боевых заклятий. Пираты нашли способ нейтрализовать защиту и напали на шхуну! Все трое кинулись к морю. Боцман мчался за ними по пятам, не переставая брызгать слюной и молить.

Грохот и отголоски битвы прекратились так же внезапно, как и начались, но гномы и эльф бежали, одолеваемые предчувствиями… Пока на повороте не столкнулись с Сантошем, мчавшимся навстречу с берега.

– Я опоздал, – воскликнул, тяжело дыша, ночной пловец. – Они захватили «Чайку». Бежим! Они теперь будут искать и вас.

Он бросился в гору, прочь от берега.

– Мой экипаж! – рявкнул Яуднгейр. – Я их не брошу.

– Их не убьют. Я тебе верно говорю. Ночью я выплыл прямо в бухте, рядом со шхуной. Демону, который там командует, нужны матросы. И капитан – Нёккви и Сова убили обоих, кто хоть как-то разбирался в навигации. А вас они убьют.

Ислуин никогда не боялся за свою жизнь, однако и презирал ложное геройство. За два столетия он хорошо усвоил, когда нужно драться, а когда – бежать. Гномы тоже были опытными путешественниками, поэтому пыхтя, словно кипящий котелок, мчались следом за эльфом и Сантошем. По пятам бежал, задыхаясь, боцман. Сзади слышались крики преследователей, однако скорость, взятая Сантошем, оказалась им не под силу. Широкая тропа сузилась, завернула вправо и пошла круто в гору. Они проскочили сквозь густые заросли, вспугнув рой огромных золотистых бабочек. Дорожка становилась все круче и круче и, наконец, превратилась в козью тропу. Сантош показал на открытый выступ скалы, по которому вилась чуть заметная тропинка.

– Только бы там пройти, а дальше мы уже будем в безопасности. Пираты туда не сунутся. Наверху много камней, и если кто пробует влезть, мы скатываем их ему на голову. А никакого другого пути нет. Они всегда останавливаются. Бежим!

Яуднгейр и Ислуин взглянули на боцмана. Гномы – дети гор, пройдут по любой тропе. Эльф тоже опытный скалолаз. Но человек, да ещё моряк…

– Я смогу. Лучше сорваться вниз, чем снова попасть к ним в руки.

Остаток дня они провели выше в горах, в лощине, где на толще вулканического туфа террасами росли заросли кустарников. Здесь и выслушали рассказ Сантоша.

– Нам не повезло. Меня заметили ночью, за мной они охотились до самого рассвета. И даже утром. Потом подошла ваша шхуна, и они стали ждать. Когда я наконец выбрался из кустов, вы уже были на берегу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное