Ярослав Васильев.

Мастер искажений



скачать книгу бесплатно

* * *

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.


© Васильев Я. М., 2019

© Художественное оформление серии, «Центрполиграф», 2019

© «Центрполиграф», 2019

Пролог

Стоило выйти на улицу, как в лицо ударил мокрый снег и ветер, пробирающий до костей. Спина мгновенно заледенела, незастегнутая куртка сразу потеряла тепло. Лена обругала себя за глупость и торопливо попыталась застегнуть молнию, но пальцы как-то сразу закоченели. В спину подталкивали выходившие следом одногруппники: крыльцо главного здания МГУ хоть широкое, но не настолько, чтобы стоять в дверях. Наконец замок поддался, куртка наглухо перекрыла путь противному ветру, и Лена принялась искать глазами подруг.

Не то чтобы ей так хотелось сейчас куда-то идти, всего за пару минут уже продрогла до костей. Да и настроение было под стать погоде: мартовское солнце едва светило сквозь тучи, опустившиеся на город. Всю прошлую неделю хотя бы отвлекала подготовка к промежуточному зачету. А теперь пустая квартира – пока брат в школе, а родители на работе – будет до вечера рвать душу одиночеством.

Лучшая подруга, Маша, наоборот, была полна жизненной энергии, чуть ли не пританцовывала на месте от нетерпения. Едва дождалась Лену и сразу затараторила:

– Ну, чего ты тормозишь? Мы же матан сдали. Ну… почти сдали, но Лаврентич на зачете тех, кто промежутку сдал, никогда не топит. И все. Радуйся. Больше эта муть нам не светит никогда. Не для того я на лингвиста поступала, чтобы опять эти иероглифы зубрить.

На этом Лена не удержалась и против воли улыбнулась. От Маши, которая увлекалась аниме и сносно говорила-читала по-японски, про иероглифы слышать было особенно забавно.

Вторая лучшая подруга, Нина, сильно-сильно закивала. Ей сегодня было особенно тяжело: месяц назад она сначала угодила в больницу, потом родители отправили ее восстанавливать силы в санаторий. В итоге мало того что пришлось зубрить ненавистную математику вместо отдыха, так еще и сдавать в первый же день учебы. Математик отсрочек не принимал: не можешь приползти на промежуточный зачет, будь добр сдавай в полном объеме в сессию.

– Ладно, девочки. Я на Трех вокзалах шикарное место нашла…

– Опять твое суши, – поморщилась Лена. И хотя гнала от себя эти мысли всю неделю, подумала: «А если бы Витька меня встретил, мы бы с ним вдвоем пошли». Во рту сразу стало горько, а в животе екнул ледяной комок.

Долго переживать не пришлось. Маша уже схватила подруг за руки и поволокла к метро.

– Ничего подобного. Классное место, и так уж и быть, без суши и роллов.

Станция встретила тишиной и теплом. После промозглого мартовского ветра, продувавшего город насквозь, это чувствовалось особенно.

А еще здесь, в отличие от последних двух недель, у турникетов не было очередей.

– Какое счастье, что у нас эти дурацкие выборы закончились. – Маша одновременно попыталась расстегнуть кнопки на куртке, достать проездной и не уронить сумку.

Со стороны это выглядело так забавно, что Нина не удержалась и хихикнула. Потом спросила:

– А выборы тут при чем? Ты же вообще политику тупняком считаешь?

– Потому и считаю, – нудно начала Маша, – что тебе повезло, тебя месяц в городе не было. А тут представляешь? В Москве – и терактов на выборы боятся. Чуркестан натурально, представляешь? Такой шмон устраивали на входе, очередь жуть была.

– Хоть что-то у нас хорошее, – буркнула Лена.

– Что случилось? – У Нади сразу загорелись глаза. – А ну, давай рассказывай.

Лена ответила таким красноречиво-осуждающим взглядом, что продолжать расспросы подруга не рискнула. Но в метро как бы случайно получилось, что в какой-то момент входящие пассажиры чуть разделили подруг. Лена оказалась одна, а Нина с Машей чуть дальше. Заметив, как Нина старательно выпытывает что-то у подруги, Лена внутренне напряглась и, как всегда в минуты волнения, затеребила кончик косы. Была у второй лучшей подруги дурацкая привычка лезть всем помогать когда не просят, и всегда как слон в посудной лавке. Оставалось надеяться, что Маша ее удержит…

Маши хватило на всю дорогу до «Комсомольской». Но стоило всем троим оказаться на перроне, как Нина решительно начала:

– Так. Мне тут все объяснили. Забудь ты этого козла. Что, с твоей шикарной внешностью ты лучше себе не найдешь? Да в два счета…

И тут Лену прорвало:

– Лучше найду?! Ты еще вспомни про папу с мамой и что они люди не бедные. А с деньгами даже такую дуру-блондинку, как я, полюбят. Знаешь, что мне Витька сказал? Что он слишком простой парень, без вариантов разбогатеть. И потому за эффектной девочкой из богатой семьи ему ухаживать не по карману. Теперь ты в курсе. Довольна?!

Чувствуя, как ее душат слезы и обида, Лена помчалась вперед, пока не вмешалась Маша: она удивительно умела гасить конфликты, а мириться с Ниной сейчас Лена не желала. Наверх бежать не было смысла, догонят у турникетов. Поэтому Лена рванула на станцию кольцевой.

Когда эскалатор уже почти поднял ее к Ярославскому вокзалу, в самом низу показались Маша с Ниной. Все. Не догонят… Почему-то сначала по ушам ударил грохот взрыва, и только потом глаза выколола яркая, ослепляющая вспышка. Следом пришла вязкая, душная пустота. Лена застыла в ней, как муха в янтаре, до тех пор, пока черноту не разорвали сухие, лающие голоса:

– Норма. Образец пригоден.

– В шестой бокс ее…

Глава 1

Старший ворон 2-й дивизии имперского Легиона, Мастер искажений Рагнар появился на мостике ровно в тот момент, когда флагман авангардной группы занял позицию возле точки выхода из гиперпространства. В отличие от большинства своих коллег-воронов, предпочитавших вести бой с линкора и не вылезая из особо защищенных капсул, старший ворон по возможности старался лично находиться в расположении одной из атакующих групп. Сейчас же он вообще выбрал наступавшие первыми торпедоносцы.

Ворона все обязаны узнавать издалека, поэтому его скафандр был угольно-черного цвета. Операторы на мостике невольно вздрогнули и тут же уткнулись в мониторы. Один из них – судя по кольцам на пальцах, поклонник веры в Четырех богов – вообще зашептал молитву, прося оградить его от прикосновения бога смерти. Рагнар на это мысленно поморщился, хотя внешне его лицо и оставалось бесстрастным. Вроде и привык за столько лет – все равно каждый раз раздражало. И больше всего раздражало то, что сейчас без шлема он и в самом деле похож на Последнего всадника, как его рисуют на иконах храмов Четырех: тонкие правильные черты лица, высокий, смуглокожий, черноволосый – живая голова на статуе живого обсидиана. Только за одно это дизайнеров из адмиралтейства хотелось придушить.

Командир эскадры торпедоносцев поприветствовал начальство без тени страха:

– Здравия желаю, ворон Рагнар, – улыбнулся и сделал легкий поклон. Причем проделал все это искренне, а не соблюдая устав и отдавая дань вежливости коллеге-офицеру.

Рагнар также искренне ответил:

– Здравия желаю, капитан-легат Денес.

Не так уж много людей в Легионе и в Империи вообще, которые не страшатся воронов.

Рагнар занял свое место, положил обе ладони на интерфейс-панель, подключаясь к усилителю искажений. И тут же мостик перестал для него существовать. В гиперпространстве способности Мастеров искажений начинали работать зачастую весьма причудливым образом. Вот и сейчас, стоило сознанию покинуть защищенную броней корабля трехмерность, как оно расплескалось в пространстве. Рагнар сознавал, что существует корабль и его человеческое тело. Но одновременно он был в десяти, а может, и в сотне мест. Та его часть, которая чувствовала, знала и мыслила, раздробилась, рассыпалась тончайшей субстанцией по Вселенной, грозной и необъятной. Со всех сторон потекли эманации разумов. В нормальном континууме Мастер, если захочет, ощущает эмоции лишь окружающих. Но в гипере способности иногда своевольничали, Рагнара затопило бурным горным потоком посторонних чувств. Отчетливо были видны два багровых пятна ярости «правее – выше»: там ждала своей минуты пара воронов, которые вместе с начальником поведут в атаку первую волну роботов-камикадзе. И сразу же их потеснил набор четких мыслей-изображений, которые принес со стороны флагмана дивизии бледно-зеленый поток жгучей зависти.

Несколько мгновений Рагнар внимательно разглядывал картинки из повседневной корабельной жизни. На каждой в центре – подозрительно знакомое лицо. Вытянутый овал с острым подбородком, колкий взгляд карих глаз, нос горбинкой… да это же он сам! Только в пойманных видениях Рагнар выглядел слишком уж зло, будто готовая вцепиться в добычу хищная птица. Значит, Рагнара сейчас занесло в мысли недавно присланного пополнения. Сразу после училища парни поголовно бредили подвигами и наградами. И были очень недовольны, когда совсем неожиданно для рядового и младшего состава генерал поменял план операции: отправил первыми в бой старшего ворона и двух его заместителей, у которых и так медалей слишком много.

Рагнар беззвучно расхохотался. Неожиданное веселье помогло собраться. По капле ворон торопливо свел в единое целое разум из окружающего мира и вновь обрел способность мыслить связано и последовательно. Медленно и осторожно, словно полз по поверхности скалы, он зацепился волей и желанием за песчинку робота-разведчика, подхватил суденышко и спихнул его в клубящийся черным туманом провал мрака. Выход в обычное пространство. И одновременно по внутренней связи, как сотни лет и тысячи раз до этого, прозвучал сигнал командующего к атаке:

– Экипажам – к бою.

И тут же полетело от корабля к кораблю:

– Во Вселенной много народов. Мы – люди. Где мы – там победа!..

Сражение по всей системе длилось больше пяти часов: оборона второго гиперканала отчаянно пыталась сопротивляться. Но это уже была агония. Получив абсолютное господство в космосе, Легион с ювелирной точностью подавил на планете и на астероидах все зенитные системы, сжег прямо в ангарах корабли, способные уйти в гиперпространство. Все, что оставалось членам Картеля – продать жизни как можно дороже. Ибо смертный приговор без права обжалования был вынесен каждому еще до начала штурма. Отсидеться тоже не выйдет: планету и каждый камушек просветят и перетряхнут так, что не укроется даже таракан.

Была бы его воля, в этот раз Рагнар остался бы на орбите, а вниз – проверять планету – отправил кого-то из молодого пополнения. Пусть и в самом деле набираются опыта. Но, оценивая оборонительные возможности системы, разведка ошиблась на порядок. Будь на месте Легиона обычные подразделения Космогвардии, их бы стерли в порошок. В простую некомпетентность Службы безопасности верилось с трудом. А вот в астрономические суммы взяток – легко. Но тогда планета скрывала нечто большее, чем просто завод по производству наркотиков, пусть даже самых дорогих. Поэтому сканирование звезды и ее окрестностей на предмет тайников вели намного тщательнее, чем обычно.

На планету еще только начал высаживаться десант, а на столы генерала и старшего ворона уже лег предварительный рапорт. В системе нашли хроноаномалию, одну из оставшихся после древних шангри. Причем временная каверна была в активном состоянии, а выбросы хронопотоков замаскированы от случайных наблюдателей с транзитных кораблей. Потому-то и защищались «всего-то мафиози» так отчаянно, потому-то и оказалась укреплена база наркокартеля слишком хорошо. Почти наверняка здесь занимались запрещенными темпоральными исследованиями. И самое надежное, если старший ворон проверит на базе каждый закоулок самолично.

Челнок плавно нырнул в атмосферу. После удара колес о плиты космодрома почти сразу остановился: пилот был специалистом своего дела, а взлетную полосу не бомбили. Рагнар решил дожидаться сопровождающего не в салоне, а снаружи. По инструкции снимать шлем во время десанта на планету запрещалось, но сегодня ворон на инструкцию наплевал. Бой завершен. Яды и обычные пули Мастеру искажений не страшны, как и одиночные бойцы противника. Зато воздух пах гарью, и аромат был прекрасен: воздух хоть чем-то пах. На взгляд Рагнара, это сейчас и было единственным положительным моментом. На кораблях и станциях атмосфера отфильтрована до полной стерильности и смешана в идеальных пропорциях. После нескольких лет службы и постоянного вдыхания этой смеси любой запах несет блаженство.

Под ногами звонко похрустывала смесь песка, запекшегося шлака и пепла непонятного происхождения.

Окружающий пейзаж полностью соответствовал запаху и этим тоже несказанно радовал глаз. Похожие на застывшие причудливые наплывы вулканической лавы, развороченные до полной неузнаваемости и неопределимости изначальной конструкции здания курились серыми и черными дымками. Вокруг – разного цвета лужицы застывшего металла, в которых с трудом, но угадывались остатки орудийных турелей. На фоне царящего разгрома пепельно-серые бронескафандры космодесанта выглядели нереально, словно призраки на кладбище. И это Рагнара устраивало: если камуфляж отключен, серьезной опасности больше не существовало.

Стоило отойти от челнока на пару десятков метров, как ворона встретил назначенный командиром десанта сопровождающий. Интерфейс скафандра немедленно сообщил: «Йозеф Ольшанский, чин младшего центуриона, заместитель центуриона восьмой центурии первого батальона». Рядом со штурмовиком Рагнар на миг почувствовал себя хлипким подростком. Хотя скафандр-доспех и оборудован усилителями мускулатуры, солдат обязан сохранять боеспособность даже с отключившейся системой. Ниже два десять в десант не брали, да и в остальном комплекция соответствовала. Легионер отдал честь:

– Господин старший ворон. Сопротивление на поверхности и подземных уровнях подавлено. Желаете начать осмотр?

– Да. Немедленно. Лабораторию нашли?

– Пока нет.

Легионер развернулся и широким шагом двинулся вперед. Рагнар ощутил, как вокруг Ольшанского побежала волна равнодушного холода. Противника нет, базы тоже скоро не станет. Операция закончена. Рагнар, наоборот, шел через останки цитадели, с искренним удовольствием разглядывая по дороге все. Ведь для Мастеров искажений эмоции – это основа, энергия, из которой они творят вокруг себя изменения мира.

Вот грязно-серое, словно закопченное, небо со свинцовыми облаками. Ревущий ветер приятно охлаждает кожу. Вот – группа зданий, не оплавленных, а просто разбитых. Видимо, какие-то технические, а не оборонительные строения. Рядом лежали аккуратно сложенные трупы. Людей? Рагнар активировал бинокль, на сетчатку тут же спроецировалось изображение запрошенного участка. Неудивительно, что ворон ошибся: вольфары самые близкие к человеку гуманоиды. Короткую, покрывавшую все тело шерсть на таком расстоянии невооруженным глазом не разобрать, да и волчьи головы под текущим ракурсом со спины тоже не увидеть. Понятно и зачем трупы волко-людей отделили от остальных наемников. Вольфаров отдадут их старейшинам, пусть сами отыщут и накажут те кланы, чьи воины поставили под угрозу хрупкий мир между расами. Рагнар покатал в голове чувство удовлетворения от вида убитых врагов – пожалуй, стоит его убрать в кладовку памяти.

Тут ворона отвлек необычный звук – квакающе-чавкающий. Воображение нарисовало раздавленную сапогом лягушку. Оказалось, это бойцу-сопровождающему под ноги попался омерзительно-склизкий труп боевого киборга-биоробота, напоминавшего одновременно скорпиона и тысяченожку. Центурион не дал себе труда перешагнуть, и следующий сегмент распластавшегося кольцами тела, попав под ногу, опять с легким влажным хлопком лопнул под ботинком. Серовато-синяя масса на несколько мгновений испачкала броню, но тут же стекла, не оставляя следа. Рагнар хмыкнул: звук показался ему забавным, ощущения стоило тоже запомнить, чтобы потом использовать для работы. Впрочем, хоть и интересно, но не настолько, чтобы с детской радостью прыгать по остальным сегментам. Да и подчиненные не поймут: и так про воронов ходит полно идиотских слухов.

До входа на основные подземные уровни базы оставалось совсем немного: обогнуть остов очередной разбитой башни стратосферной ПВО, перейти вброд небольшой искусственный канал. И там, за остатками последнего огневого рубежа, присоединиться к штурмовой группе, которая еще раз, теперь уже сантиметр за сантиметром, будет обследовать подземный лабиринт в поисках потайных мест. В этот момент ожила связь.

– Докладывает патруль Б-12. Обнаружено еще одно здание. Вероятно, вход в изолированный бункер. На входе – какая-то дрянь. Черная, похожа на кляксу. Двое без сознания.

– Туда, – скомандовал Рагнар по общему каналу. – Штурмовая группа и все, кто близко, – немедленно туда.

Что там нашли, он сообразил сразу, поэтому не стал огибать остаток длинного, не меньше километра, здания. По команде ворона легионер вскинул до этого висевшее в походном положении плазморужье. В руках бойца смертоносная махина казалась почти игрушечной. Оружие бесшумно плюнуло прозрачным шариком магнитной ловушки. Снаряд торопливо ударил в стену, мгновение спустя полыхнуло, и в здании появилась сквозная дыра метров двадцать в диаметре.

Переходя лужу еще не застывшего камня, Рагнар поморщился. Шлем он надевать так и не стал, лишь прикрыл искажением лицо от жара, чтобы проникший под защиту воздух не обжег. Почти сразу легионеры вышли к нужной точке. Зданием это, как и все остальное вокруг, можно было назвать с большой натяжкой. Торчало две стены, в одной из которых сохранился дверной проем, откуда сейчас бесформенной кляксой выползало абсолютно черное нечто. Рядом безжизненной грудой валялся боец. Сканеры забило помехами, но и без них Рагнар знал – человек мертв. Остальной патруль лежал далеко в стороне. Туда же отступал последний оставшийся в сознании штурмовик, таща на себе товарища. Рагнар успел восхититься его мужеством: дрянь из развалин генерировала дикий ужас, солдат сейчас сходил с ума от страха, но продолжал ползти. А до этого, судя по всему, вытащил остальных.

Черное нечто просто так добычу упускать не собиралось. Вдогонку храбрецу шустро поползло черное щупальце. Но центурион уже начал отсекающий огонь.

– Плазмой его. И любым энергетическим! – скомандовал Рагнар.

Сам он тоже начал выстраивать щит между солдатом и преследователем. Выплеснул из крови все эмоции, все ощущения, которые почерпнул на разрушенной базе и во время прорыва к планете. От удара щупальца антисвета по невидимой стене Рагнар застонал и задрожал, почувствовав себя атлантом, который держит небо. Но устоял. И в то же мгновение подоспела штурмовая группа вместе с ближайшими патрулями. Получив еще на подходе от ворона пакет с информацией, они уже с предельной дистанции начали стрелять. Черноту окутало кипящее море плазмы и жесткого излучения. Инородная для Вселенной субстанция впитывала энергию как губка, зато вокруг нее ничего не менялось, хотя совокупной огневой мощи атакующих бойцов хватило бы залить площадку радиусом в полкилометра сплавленным до стекла камнем. Наконец, черное нечто не выдержало и схлопнулось. Солдаты сразу прекратили стрельбу и вопросительно взглянули на ворона.

– Энтропия. Концентрированная энтропия, – хрипло ответил Рагнар и оперся на плечо центуриона Ольшанского, чтобы не упасть. Растянуть ментальную защиту и на раненых, и на атакующих солдат оказалось неожиданно трудно. – Эта гадость стремится поглотить любую энергию и разрушить любые упорядоченные структуры. Особенно разумные.

Про себя же добавил, что теперь растаяли последние сомнения: на планете в самом деле активно работали с хроноклазмом.

Роботы старательно обследовали верхний уровень лаборатории, и только потом под землю полезли люди. Пусть Рагнар и был уверен, что опасности там нет – основной энтропийный сгусток всосал в себя те, что помельче, а любую электронику и киборгов охраны по пути деструктурировал, – но рисковать шкурой, не к месту бравируя нарушениями инструкций, ни ворон, ни штурмовики не собирались. Вся группа сменила повседневную броню на скафандры класса «Гранит». Тяжелые и неповоротливые, зато способные выдержать попадание нескольких зарядов плазмы в упор.

Три верхних уровня встретили мешаниной из обломков и бесформенных наплывов шлака. Зато дальше, стоило пройти через ворота, которые еще недавно закрывал здоровенный бронированный люк, лаборатория казалась почти нетронутой. К общему удивлению, лифт функционировал, и это экономило время. Первым в шахту нырнули два похожих на краба боевых автомата. Едва они доложили «безопасно», начали спуск люди.

Гравитационная установка сработала идеально, плавно подхватив людей одного за другим. Подошвы ботинок тихо лязгнули о покрытие пола. Сквозь шлем коридор казался серым. Кроме лифта, никакое другое оборудование или аварийное освещение не работало, покрытие стен поглощало волны радара – картинку на забрале рисовал компьютер по данным сонара. А еще во внешних динамиках стояла абсолютная тишина. Создавалось неприятное ощущение, что окружающая темнота скрадывает и пожирает звуки. Автоматы побежали дальше, Рагнар, проверив окружающее пространство своими способностями, тоже ничего опасного не нашел. Сразу выкрутил на полную мощность фонарь, вмонтированный в плечо доспеха. Следом так же поступили остальные. Холодные белые лучи озарили коридор тошнотворного мятно-зеленого цвета с большим черным пятном на полу. Рядом с пятном валялись трудно идентифицируемые останки в лабораторном халате.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6