Арон Гирш.

Туманы янтарного берега



скачать книгу бесплатно

Притащив коробку в гостиную, мужчина уселся на диван и принялся вынимать книги по одной. Первое с чем столкнулся Лев, была пыль, покрывшая обложки книг. Ему пришлось сходить за смоченными салфетками.

Первой книгой, изъятой из коробки и очищенной от пыли оказался увесистый том в твёрдой обложке, переплёт которой был сильно потёрт и местами надорван. На обратной стороне книги Лев увидел отметины от зубов, это были глубокие утопления в ткань обложки, особенно отчётливо проступали следы от двух клыков. Мужчина подумал, что скорее всего у людей, некогда живших в этом доме могла быть собака, которая была не прочь порезвиться с кожаным переплётом. На лицевой стороне книги было название: «die M?rchen von Bernsteinmeer», Лев без особого труда перевёл название «Сказания янтарного моря». На развороте стояло пояснение: «die M?rchensammlung von dem baltischen Volk», что дословно означало «сборник сказок народа Прибалтики» В действительности, толстая книга представляла собой сборник латвийских, литовских и эстонских сказок, но составителем этого сборника была целая группа немецких фольклористов и филологов, посему и вся книга была написана на немецком языке. Лев пробежался глазами по содержанию, зачитывая заголовки сказок, обнаруживая некоторые из них довольно любопытными. При этом, мужчина вспомнил как когда-то давным давно, когда он сам ещё был не старше четырёх лет отроду, его матери одна уже очень пожилая женщина из бывших немецких переселенцев, подарила богатую иллюстрациями книгу, сборник немецких народных сказок. Мать, будучи по своей натуре человеком крайне добрым, даже не знала как ей поступить. Книга была очень дорогой уже по тем временам, а эта малознакомая немка просто так отдавала её, утверждая, что мальцу в четыре года уже пора хорошие книжки читать. Это была первая половина девяностых, очень многие люди не имели ни работы, ни помощи от государства, очевидно, что эта самая старушка была одной из таких же несчастных, которые в своё время, несколькими десятилетиями ранее не уехали на родину в рамках репатриации.

Лев помнил, как его мать всё же приняла книгу, а взамен, несмотря на все «протесты» старушки, напичкала её всевозможными продуктами.

Затем, ещё только учащийся читать Лев без устали перелистывал страницы книги. Это были немецкие народные сказки, не имевшие чёткой датировки возникновения, если не считать примерного века. Большинство из них относились к двенадцатому и тринадцатому векам. Сама книга была составлена уже во второй половине двадцатого века, в тысяча девятьсот шестьдесят седьмом году, знаменитым голландско-немецким учёным Германом Виртом. Будучи написанной на немецком языке, относительно не многие люди могли бы найти эту книгу полезной, однако в те годы, в городке где жила семья Льва, проживало ещё достаточно этнических немцев, многие из которых владели немецким языком, как вторым иностранным.

Отец Льва, вернувшись с работы и увидев в руках ребёнка книгу, был поражен тем, с какой заботой и трепетом сын обращался с предметом.

Взяв книгу в руки, он, насколько ему позволяли его собственные знания, ознакомился с названием и автором. В тот период информационной ограниченности, люди не имели даже сотой доли тех возможностей, какие имеются сегодня, поэтому отец, будучи хоть и достаточно начитанным человеком, не узнал автора книги.

Теперь, много лет спустя, Лев не мог вспоминать те моменты без усмешки. Его отец был убеждённым коммунистом, а в его руках побывала книга Германа Вирта, первого руководителя организации «Ahnenerbe», которая представляла из себя научно-исследовательское учреждение, просуществовавшие с тридцать пятого по сорок пятый годы двадцатого века. Это была научная организация по изучению древне-германской истории и наследия предков. Сам же Герман Вирт выступил первым руководителем этой организации, но с укреплением политического курса фашистской Германии, руководство страны нуждалось больше не в науке, а в идеологии. Вирт плохо вписывался в эту концепцию, изучая главным образом фольклористику и историю германских народов и коллекционируя народные предания и редкие тексты. Поэтому уже в тридцать восьмом году его фактически отстранили от должности в «Ahnenerbe». Впоследствии, уже после войны, Вирт занимался исследованиями не только германских, но и других народов, публикуя множество интересных трудов по культуре коренных народов Северной Америки.

Энергичность и приверженность Вирта не осталась незамеченной уже новым правительством ФРГ, и в семьдесят девятом году, четвёртый канцлер ФРГ Вилли Брандт предложил Герману Вирту вернуться на родину и создать там этнографический музей.

Разумеется, в то время как «добрая репутация» строится годами, «дурная слава» возникает в мгновение ока и ещё долго тянется шлейфом даже за самыми незаурядными личностями. Однако в тот далёкий день, преподнесённая в дар книга была спасена от неоправданного к себе отношения общим невежеством и отсутствием всякого интереса к подобным вещам.

Тем не менее, маленький Лев ежедневно пролистывал страницы книги, рассматривая необычные иллюстрации, представленные здесь в виде гравюр. Изображения завораживали, заставляя ребёнка, неспособного прочесть иностранный текст, самому додумывать сюжеты, основываясь на иллюстрациях. Наверное поэтому эта книга заняла такое особое место в воспоминаниях Льва, по ней он сперва учился яркому образному мышлению, а затем начинать изучать иностранный язык. Льву никто не объяснял, что это за язык, на котором была написана книга, но буквы, которые он видел, отличались от тех, которые он уже умел превосходно складывать в слога, затем в предложения и наконец в тексты. К некоторому своему разочарованию, когда ему было уже семь лет, и за плечами оставались прочитанные «Таинственный остров», «Одиссея капитана Блада», «Остров Сокровищ», «Путешествия Гуливера» и другие фундаментальные произведения мировых фантастов, которые по мнению отца мальчика, были вполне доступны уму семилетнего читателя, Лев упросил родителей отдать его в первом же классе на дополнительные занятия по иностранному языку, но это оказался совсем иной язык, нежели тот, на котором была написана заветная книга. Только спустя много лет, когда Лев уже учился вдали от родительского дома, он сам шлифовал свой второй иностранный, которым был немецкий язык, и его любимая книга могла стать ему доступной.

Однако, во время очередного визита домой на новогодние праздники, имея в запасе несколько дней, в течение которых мороз накрепко отбивал желания показываться на улице, Лев решил достать с полки заветную книгу и придаться чтению, исполняя мечту, которую он лелеял когда-то давным давно. Каковой же была его досада, когда он обнаружил, что этой самой книги, как и ряда других литературных «памятников» его детства, уже не было на полке. Оказалось, что мать, несмотря на наличие интернета, не отказавшаяся от привычки раз в месяц посещать муниципальную библиотеку, была вынуждена два раза в год делать своего рода «подношения» местному библиотечному фонду.

Лев вздохнул, подумав, что его книга, должно быть, нашла своё место в руках совсем другого ребёнка, который мог бы благодаря ей, заразиться схожими благими мотивациями. Но эта мысль была тут же отброшена, как несуразная глупость. С приходом интернета и доступных гаджетов, в прошлое уходили не только печатные книги, но и заворожённые ими дети, способные часами просиживать над ещё малопонятным текстом, поглощая своей фантазией иллюстрации, специфический аромат и звук шелеста страниц.


Лев вынимал одну книгу, протирал её обложку, и внимательно рассматривал со всех сторон. Если ему попадалось что-то, привлекающее его внимание, он открывал развороты. Его взгляд всегда искал автора, дату издания, затем аннотацию. Затем, в случае, если находка действительно того стояла, он мог позволить себе пробежаться по страницам, зачитывая отдельные фрагменты на случайно-открытых страницах. За этим занятием мужчина окончательно утратил счёт времени и не заметил, как за окном стемнело.

Поднявшись на ноги, он сходил на кухню и приготовил себе большую кружку чая. Продолжая оставаться при своих мыслях, Лев начал пить, периодически, то поднося кружку к губам, то отстраняя её. Чай был слишком горячим и обжигал нёбо, поэтому он ставил кружу на подоконник, полагая, что так, содержимое скорее остынет. Чувство голода ещё не пришло к нему после прошлого приёма пищи, поэтому он предпочёл поужинать на час-полтора позже.

Он вернулся в гостиную как раз в тот самый момент, когда в его дверь постучались.

На пороге стоял пожилой мужчина, плотного телосложения, несколько уступавший Льву в росте. Поверх его одежды был наброшен плотный плащ из коричневой ткани, напоминавшей брезент, такие плащи носили когда-то работники портов в период ненастной погоды.

Капюшон плаща был откинут назад и Лев мог видеть лицо мужчины.

Это было покрытое сетью морщин лицо, очевидно, мужчина старательно избавлялся от растительности на подбородке, позволяя только усам нависать над его верхней губой. Цвет усов, как и волос мужчины, был седым. У мужчины были тёмные глаза, посаженные в широкие глазницы. Стоя на пороге дома, незнакомец явно смущался, это можно было заметить по тому, как он сжимал одну свою руку в другой, в то время, как его взгляд всё время норовил соскользнуть с собеседника куда-то в сторону.

– Добрый вечер, – мужчина начал с приветствия – мне неловко вас беспокоить, но больше мне не к кому обратиться. Вы единственный мой сосед.

– Что случилось? – сразу же спросил Лев, забыв о приветствии, делая шаг в сторону и позволяя мужчине войти в прихожую.

Мужчина оказался в прихожей, при тусклом свете лампы его седые волосы поблёскивали, отливая серебряным оттенком.

– Мне крайне неудобно вас утруждать, но просто в данный момент мои сыновья все в городе и в ближайшие несколько дней они не смогут приехать, а действовать нужно уже сейчас, понимаете?

– Я не совсем понимаю, что вы от меня хотите. – крайне сдержано и не выходя за рамки приличия ответил Лев – Объясните наконец, что случилось и как я могу вам помочь!

Старик вновь замялся, затем откашлялся, но Льву было ясно, что всё это было лишь прелюдией к тому, чтобы, наконец, изложить суть дела.

– Ну вы же человек приезжий, не из наших мест, – старик начал издалека – вам это всё может показаться странным, однако вам не стоит беспокоиться, вас это мало касается. В общем, меня зовут Рожер, знаю, странное для этих мест имя, но так уже сложилось. Я живу в доме в двух километрах на запад от вашего, недалеко от Балтийской косы. Я уже какое-то время один живу, после того как жена моя богу душу отдала, но у нас ещё остался наш частный питомник, при доме. Понимаете?

Лев только пожал плечами.

– Ну это было наше маленькое предприятие, семейный бизнес. Мы выращивали породистых собак, стаффордширских терьеров. Спрос на щенков всё время был, приезжали со всей области.

Лев понял, что банальное объяснение старика угрожало перерасти в долгую историю, поэтому он решил немного пренебречь вежливостью и скорректировать вольный поток мыслей своего гостя.

– Ну понятно, вы заводчики, стало быть. – констатировал Лев – А что сейчас случилось? Что за помощь вам нужна?

Мужчина, уставился на собеседника с раскрытым ртом, затем вытер ладонью лицо и проговорил так ,как если бы он сам стеснялся того, о чём рассказывал.

– Все умерли. – ответил старик, потупив взор.

– Что? – только и спросил Лев, но видя, что старик не очень-то спешил с объяснениями, ему пришлось поднажать на собеседника – Кто умер?

– Собаки мои! – резко вскинув голову, неожиданно громко и резко выпалил старик.

Лев обомлел, гадая, верно ли он всё понял, а так как Рожер вновь принялся играть в молчанку, ему пришлось уточнять:

– То есть у вас вдруг, вот так ни с того ни с сего, умерли все собаки?

Старик кивнул, утирая нос.

– Не болели ничем, кормлены как всегда, у меня с этим делом всё серьёзно – режим. А тут вечером глядь в вольеры, они все пластом лежат.

Лев, при иных обстоятельствах, находясь на месте наблюдателя этого нелепого разговора, сам бы счёл свой следующий вопрос верхом глупости.

– А может они просто заснули?

Старик Рожер уставился на мужчину, затем ответил:

– Да нет, молодой человек. Я ведь не первый год этим занимаюсь, да и отличить мёртвое животное от спящего – дело не хитрое.

Старик, очевидно, сам пытался вернуться мыслями в тот момент, когда обнаружил то, о чём говорил. Таким образом, он, должно быть, пытался убедиться в правоте своих суждений. Это могло означать только то, что нелепый вопрос мужчины посеял в нём сомнения.

– У меня там двенадцать голов. – добавил Рожер – И они все, разом, умерли, понимаете?

Лев не знал, что ответить и как отреагировать на этот вопрос. Судя по интонации старика, вопрос этот не был риторическим, и Лев, разумеется, понял ту не сложную суть происшествия, о которой рассказал Рожер. Однако в уме у него не укладывалось, как это было возможно, чтобы двенадцать здоровых животных разом умерли, не проявляя перед этим никаких признаков болезни. Здесь, логический ход мыслей, приводил к одному из двух возможных объяснений. Или старик попросту не замечал, что уже какое-то время среди животных начала распространяться болезнь, или имело место отравление. Первый вариант нуждался в объяснении того, оставался ли старый Рожер до сих пор в здравом уме. Второй вариант требовал анализа событий в жизни старика, не было ли у него конфликтов с кем либо, возможно на почве всё тех же собак. Насколько Лев знал, там где он жил, среди крупных заводчиков существовала ожесточённая конкуренция.

– Ладно, я вас понял. – ответил Лев, переводя дыхание – Вы с ног сбились, могу я вам предложить чашку кофе или чая?

Рожер вновь уставился на молодого человека так, как если бы тот предложил ему что-то настолько нелепое, что старик сразу не нашёл что ответить.

– Так как же чай то пить? – пробормотал Рожер – Надо скорей ко мне назад воротиться с собаками вопрос решать.

– Ну-ну, – Лев сделал жест, призывавший старика успокоиться – Спешить теперь некуда, а вы вон с ног валитесь и продрогли весь…

На этот раз Рожер не стал утруждать себя поиском подходящих слов.

– Молодой человек! – сказал старик. Повысив голос – Вы не понимаете о чём говорите! Я вас не виню, вы человек не местный. Но я вас спрашиваю в последний раз, вы мне поможете? Если нет, то я побегу дальше, следующий дом через четыре километра.

– Так как же я могу вам помочь, Рожер? – возмутился Лев, так как ему совершенно не нравилось, что старик вдруг позволил себе разговор в таком тоне.

– Да мне просто нужна лишняя пара рук, и человек с водительскими правами. – отвечал Рожер – У меня пикап есть, но прав меня лишили, ещё больше чем половину года водить не смогу. Нужно помочь собак скидать в кузов и вывести к погосту.

– К погосту? – удивился Лев, осознавая, что под этим термином подразумевается кладбище – Так вы что же, собрались их на кладбище хоронить?

Старик Рожер едва не сплюнул на пол от раздражительности, он сперва отвёл взгляд в сторону от собеседника и покачал головой, давая тому понять, что он был раздосадован его «непроходимой тупостью», затем старик вновь посмотрел на Льва и приставив указательный палец правой руки в своему виску, Рожер несколько раз прокрутил пальцем в жесте, понятном повсеместно.

Раздражительность Льва возрастала, он начал подумывать, почему бы ему не выгнать невоспитанного старика и забыть про всю эту историю. Вполне вероятно, что он бы так и сделал, возможно только в более деликатной манере, если бы старик Рожер сам не развернулся и не направился к входной двери.

Лев смотрел старику вслед, пока тот не дошёл до порога, остановился слегка обернувшись к мужчине и проговорил:

– Ладно. Сам постараюсь разобраться. Но если не получится, то жизнь у вас заметно усложнится.

Старик уже открывал дверь, когда потерявший на миг самообладание Лев подскочил к нему и одним движением развернул к себе лицом. Глаза мужчины полыхали.

– Та теперь угрожать мне вздумал! – прогремел голос Льва, так что Рожер прикрыл глаза от страха – А может я прямо сейчас полицию вызову и скажу, что умалишённый сосед явился ко мне домой и угрожает.

Видя, что Рожер растерялся, Лев сбавил обороты, выдохнул и уже своим, прежним, спокойным голосом добавил:

– Одинокий, не молодой мужчина, живущий один в своём доме, разводит собак бойцовской породы в большом количестве, и проявляет признаки параноидального бреда. Полиция сочтёт тебя социально-опасным, и помимо принудительного обследования у психиатра, тебя заставят избавиться от твоего бизнеса. И да, горе тебе, если окажется, что ты заводчик без лицензии.

На старика вся эта речь произвела глубокое впечатление, он явно был напуган перспективами, которые ему описал Лев. Поэтому, уже пожалев, что перешагнул порог этого дома, он робко проговорил своим хрипловатым голосом:

– Не надо никому сообщать. Я прошу прощение, что побеспокоил вас. Я никому не угрожаю. Просто теперь, я всё постараюсь сделать сам.

Закончив на полуслове, старик попятился. Пересекая порог входной двери, оказавшись на крыльце дома. Затем он развернулся и с опущенными плечами побрёл в том направлении, откуда пришёл.

Сам не понимая, какому принципу повинуясь, Лев окликнул Рожера:

– Погоди ты! – старик остановился не сразу, и мужчине потребовалось ещё несколько раз окликнуть его – Хорошо, я постараюсь тебе помочь. Мне нужно несколько минут, чтобы одеться…

На лице Рожера не проявилось никакой эмоции, он ответил:

– Я не хочу никого утруждать, это было ошибкой…

– Да прекрати ты уже! –перебил его Лев – Я сказал, что помогу тебе, значит помогу.

Старик молчал какое-то время, затем кивнул, соглашаясь:

– Встретимся у моего дома через сорок минут. Я позвоню смотрителю и предупрежу о нашем прибытии.

Лев ничего не ответил, кивнув несколько раз, он удалился обратно в дом, принявшись собираться.


Спустя полчаса Лев уже приближался к дому старика Рожера. Это был значительно большего размера дом, чем тот, в котором теперь проживал он сам. Дом старика был двухэтажным, делился на два крыла и к нему были сделаны три пристройки. Одна была гаражом, назначение второй было бы не вполне ясным, если бы только не вся эта история с разведением собак. Лев сделал вывод, что семья Рожера весьма щепетильно относились к своему бизнесу. Пристройка, в которой судя по всему содержались собаки, была крупной, высокой, снабжённой кондиционерами. Приблизившись к самому дому, Лев увидел, что из пристройки был отдельный выход в пространство, окружённое высоким забором из металлической сетки.

– Вольер для выгула. – заключил Лев.

На пороге дома появился старик. Он был одет всё в ту-же одежду, только теперь он избавился от своего плаща. Это могло означать, что работа предстояла не малая.

Сам Лев оделся в единственный имевшийся него рабочий костюм, который ему когда-то подарили. Это был костюм для охоты в весенне-летний период, поэтому он не мог должным образом защищать от низких температур. Зато плотный материал и водоотталкивающая пропитка превосходно спасали от дождей. Ночью температура воздуха опускалась, и вместе с ветром, становилось ощутимо холодно.

– О, вы так быстро добрались. – захрипел старик, подходя к мужчине – Спасибо вам большое, я вас век не забуду…

Лев сделал жест, призывавший старика отложить в сторону излишние благодарности. Мужчине хотелось поскорее помочь старику с его бедой и вернуться домой. Однако, Рожер и здесь ко всему подходил обстоятельно.

– Я уже предупредил смотрителя погоста, что мы приедем. Автомобиль разогрет и готов, но надо сперва загрузить кузов.

Лев посмотрел на старика и спросил:

– Загрузить – дело не долгое. Дугой вопрос, кто будет копать?

Рожер уставился на мужчину тем самым взглядом полного недоумения, которые начинал Льву надоедать.

– Ну когда мы на кладбище приедем, – пояснял молодой человек ход своих мыслей – когда привезём твоих собак, их же нужно похоронить. Закапать это одно, а вот могилу вырыть – совсем другое дело.

Старик покачал головой.

– Вы не понимаете о чём говорите, да? Ну это понятно, вы человек приезжий…

Лев считал, что он прекрасно понимал, что происходило. Как ему казалось, ситуация заключалась в том, что Рожер вёл свою деятельность, как заводчик, без нужных на то лицензий и разрешений. Теперь, когда его псины разом пали, вставал вопрос о том, не имело ли место нарушение регламента содержания животных. Вполне могло быть, что старик сэкономил на какой-то мере, и теперь опасался, что если про падёж его животных узнают, то его будут ждать крупные неприятности.

Так как его сыновья далеко, он решил просить единственно-подходящего пособника в своей работе – приезжего несколько дней назад мужчину. Лев не знал никого из местных и не имел никакой материальной заинтересованности.

Такое видение ситуации было навеяно Льву его личным опытом в области юриспруденции, в той её форме, в которой она предстаёт в реальности, за пределами книжных страниц учебников по теории государства и права, декларирующих верховенство закона и равенство всякого перед его лицом.

Старик, очевидно, понимал, что как только о случившемся с его питомником узнают его конкуренты, они приложат все усилия, чтобы Рожер уже не смог вернуться на этот рынок.

Однако, размышляя своими собственными шаблонами, Лев до сих пор не мог учитывать культурных критериев, а они имели большое значение.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11