Арон Гирш.

Туманы янтарного берега



скачать книгу бесплатно

Играя в воде, мальчуган казался отрешённым от всего остального мира, не принимая в расчёт происходящее вокруг, он явно жил в мире собственном, вымышленном, и наполненным одному ему известным содержанием. В этом мире, скорее всего, мальчуган чувствовал себя вполне комфортно, он не знал там ни жестокости взрослых, ни голода, ни одиночества и страха, однако этот его мир, при его образе жизни, был обречён однажды натолкнуться на мир реальный, в котором обитает всё то, что дети наивно оставляют за пределами своих, ещё не отравленных фантазий.

«Сопряжение сфер», или «коллапс двух миров» в данном случае принял уродливые формы. Двое молодых мужчин, организовавших на берегу пляжа небольшой бизнес, предоставляли на прокат два катамарана и один подержанный гидроцикл. Туристы, оплатившие получасовое пользование плав-средством, должны были вернуться к берегу, где владельцы катамаранов бегло осматривали конструкции и заталкивали металлические судёнышки обратно на берег.

В очередной раз, приняв катамаран у вдоволь накатавшихся туристов, двое мужчин принялись заталкивать устройство обратно на гальку. Упёршись в борта катамарана, мужчины изо всех сил толкали его, так, что когда днище судна коснулось каменистого дна, послышался характерный громкий скрежет. Чтобы не потерять инерции, мужчины приложили ещё больше усилий, процесс был хорошо отработан и знаком. Однако чего владельцы катамарана не учли, так это одинокого мальчугана, который в этот самый момент бултыхался в воде, всего в четырёх метрах от берега. Он рассматривал что-то там, на каменистом дне, пригнувшись к самой водной поверхности, реальный мир не существовал для него, но это уже не могло его спасти. Правый борт катамарана с силой ударил ребёнка в голову, в правую височную область.

Кровь, тонкой, алой струёй ударила по прозрачной воде, тут-же образовывая на её поверхности причудливый узор. Лев был единственным, кто заметил эту картину. Встав со своего места, сделав несколько шагов за пределы тени шезлонга, он очутился на горячих камнях. Ощущая как стопы обжигала нагретая поверхность, ребёнок неуверенными шагами направился в сторону мальчугана, истекающего кровью.

Струя артериальной крови ударила несколько раз в воду, после чего кровь лилась уже обильной струйкой, стекая по лицу мальчика. Красная линия проделала путь от раны на виске, до подбородка, и не найдя дальнейшей поддержки, карминовыми бусинами, стала падать в воду. Вокруг мальчугана расплылась алое облако его собственной крови, смешанной с морской водой. Ребёнок озадачено смотрел на свою кровь, то и дело пробуя водную поверхность рукой. Лев увидел, как побледнело лицо мальчугана. Кайма губ сделалась синей. Взгляд ребёнка, наконец, оторвался от созерцания своей истекающей крови, он посмотрел на Льва, тот ответил ему таким-же молчаливым взглядом. Позади мальчугана двое мужчин уже затолкали катамаран на берег, оба сделались вдруг молчаливыми, и отведя взгляд от пострадавшего, мужчины сели по обратную сторону своих суден.

Лев посмотрел вокруг, никто из взрослых не спешил на помощь. Несколько человек стояли на берегу, в нескольких метрах от происходящего. Когда взгляд Льва упал на них, эти люди вдруг сделали вид, как если бы они были заняты созерцанием чего-то вдали. Остальные же, включая и родителей Льва, продолжали предаваться своему ленному бездействию, высовывая из-под тени шезлонгов то одни, то другие части тела.

Вернувшись взглядом к мальчугану, Лев отметил, как стремительно тот побледнел, уподобившись покойнику.

Теперь, спустя столь много лет, вспоминая о том случае, Лев не мог ответить даже самому себе, понимал ли мальчуган, что умирал, что в тот самый момент он был уже на пороге смерти. Лев склонялся к тому, что мальчишка ничего не понимал, он не понимал подошедшей к нему смерти, как и того безразличия, что было к нему проявлено.

В следующий момент, вспоминал Лев, мальчуган упал в воду. Сперва он осел на подкосившиеся в коленях ноги, затем медленно наклонился лицом к водной поверхности. Прибрежные волны уже разогнали сгустившуюся кровь, оставив вокруг несчастного лишь розового оттенка воду. В следующий момент, мальчуган упал лицом вперёд, глухо плюхнувшись и разбрызгав воду вокруг себя. Отдельные алые брызги попали на грудь и лицо Льва. Эти капли не стали стекать по гладкой коже, они словно закрепились на своём новом носителе.

Лев ещё какое-то время стоял на всё том-же месте, смотря то на тело ребёнка, мерно покачиваемое волнами, то на людей на пляже, которые все как один – старательно игнорировали случившееся. Некоторые люди лишь изредка бросали взгляд друг на друга, как-бы удостоверяясь, что никто не собирался предпринимать каких бы то ни было действий.

В конце концов, Лев ощутил, как солнце начало сжигать кожу на его плечах, он бросил последний взгляд на тело мальчугана и вернулся обратно под тень шезлонга, к своим родителям. Спустя какое-то время, он хотел было спросить мать о случившемся, но женщина вовремя упредила этот вопрос, приложив указательный палец к губам сына, призывая его не нарушать тишины.


Лев вспомнил всю эту историю глядя на морской берег, вид на который открывался из окна дома, в котором ему предстояло прожить следующие четыре месяца. Ян энергично расхаживал по гостиной и буквально восхвалял своё жилище, утверждая, что Лев был готов совершить самую выгодную сделку в своей жизни. Мужчина периодически поглядывал на своего арендодателя и отмечал про себя, что тот откуда-то набрался самых отвратительных маклерских клише. Именно так представлялся процесс работы риелтора в зарубежных художественных кинофильмах. Лев кивал и поддакивал фразам Яна, для себя мужчина уже решил, что дом он снимет, альтернативы как таковой не было. Другие дома, сдававшиеся в Янтарном были ничем не лучше и не хуже этого, но вот что пленило Льва, так это близость к морю. До этого момента, он не предавал этому обстоятельству такого значения.

– Слушай, – сказал вдруг Лев, перебив Яна, когда тот не унимался, рассказывая о том, что облезшие деревянные оконные рамы специально не менялись на пластиковые стеклопакеты, поскольку дерево «дышало» и вообще соответствовало «изысканному вкусу» – а можно я окно вот это открою?

Даже не дождавшись разрешения от Яна, Лев подошёл к оконной раме и принялся сдвигать заклинившие щеколды.

Когда после нескольких неудачных попыток, щеколды всё же уступили, в лицо Льву ударил едва ощутимый морской бриз. Так как дом отстоял от берега как минимум на триста метров, ветерок, приходящий с моря, сильно терял в силе, но всё-же продолжал нести в себе специфический аромат. Сделав пару глубоких вдохов, не раскрывая глаз, Лев вспомнил, как он чувствовал подобный аромат в своём детстве. Раскрыв глаза и оценив пейзажные перспективы, мужчина повернулся к Яну, который отчего-то замер и не решался продолжить декламировать «интерьерные качества» своего жилища, Лев сказал:

– Где подписать?

Разумеется, этот вопрос был задан с иронией, но Ян с совершенно серьёзным видом зашагал в прихожую. Наконец вернувшись, он держал в руках пластиковую папку, шариковую ручку и несколько листов, копии договоров.

Позволив Льву ознакомиться с содержанием договора, Ян принялся звонить нотариусу. Лев бегло проглядел отдельные пункты договора, в основном – обязанности сторон, порядок расторжения и ответственность. Поглядывая исподлобья на Яна, он улыбался, столь нелепой казалась ему нервозность арендодателя.

Вскоре оба мужчины уже ехали к местному нотариусу, коим оказалась уже весьма взрослая женщина, страдающая астмой. Она носила очки, корректирующие её близорукость, однако при каждом кашле, очки норовили слететь с её, странной формы, носа. Вопреки ожиданиям Льва, который привык иметь дело с нотариусами в большом городе, эта женщина приняла клиентов весьма радушно, а на самого приезжего мужчину она смотрела скорее с некоторым интересом, нежели с подозрением.

– Ну так стало быть вы теперь будете с нами жить? – спросила женщина, не отрывая взгляда, скользящего по строкам договора.

– Да, – отвечал Лев – какое-то время я поживу в Янтарном. В вашем тесном сообществе…

Сказав это, Лев хотел показаться женщине человеком, не лишённым чувства юмора, однако нотариус бросила на него короткий взгляд, в котором хоть и не было никакой враждебности, но этот взгляд быстро ставил приезжего на своё место.

– Я давно мечтал побывать в Калининграде. – говорил Лев, понимая, что не лишним было бы исправить положение – И вот наконец у меня выдалось что-то вроде затяжных каникул.

– А где вы работаете? – спрашивала нотариус, не глядя на собеседника.

– Я работаю в одной организации, в городе Екатеринбург, занимающейся вопросами медицинского права.

Нотариус вдруг остановила свой взгляд на каком-то фрагменте договора и посмотрела на Льва.

– Вы что, терроризируете несчастных врачей из поликлиники, представляя требования всяких невротиков?

Лев не смог удержаться от того, чтобы не рассмеяться такой постановке вопроса.

– Ну нет, что же вы о нас так сразу думаете. – парировал Лев, стараясь обернуть всё в шутку – Наша организация занимается юридическим сопровождением научной и исследовательской деятельности, связанной с медициной в определённом ключе.

Женщина пристально посмотрела на Льва, после чего улыбнулась, сглаживая острые углы и её взгляд вернулся к договору.

– Ну а вы то, Ян Михйлович, с чего решили дом родовой сдавать?

Ян волновался в кабинете нотариуса ещё больше, чем в гостиной своего дома, когда пытался представить его Льву в лучшем свете.

– Ну я же давно там не живу. И езжу туда редко. В городе свои дела, а детям до этого дома дела нет никакого.

– Ну там же вроде берег рядом. – говорила нотариус – Или они у вас там зажрались совсем, из своего интернета не вылезают?

– Ну и это тоже, конечно. –напряжённо отвечал Ян – Но знаете, они ездят на платный, песчаный пляж. Получается, что дом то простаивает, а там глядишь и шпана какая забраться может.

– Ну оно то верно, – пробурчала нотариус – а цену то вы хорошую выставили.

Сказав это, женщина подняла свой взгляд на Льва, словно давая тому понять, что средняя рыночная цена на аналогичное жильё в данной местности была значительно ниже. Мужчина только пожал плечами, едва улыбаясь.

– Цена это ваше дело, – поясняла нотариус – но я хочу быть уверена, что вы не заявите о том, что условия сделки кабальны или что цена несправедливо завышена.

– Ни в коем случае, – отвечал Лев – Я со всеми условиями ознакомился и нашёл их приемлемыми.

Нотариус только пожала плечами, затем вынула из ящика своего стола печать и принялась заверять копии договора. В этот момент Лев перевёл свой взгляд на Яна, мужчина смотрел на руки нотариуса и улыбался наподобие падальщика, предвкушающего падение издыхающей добычи.


Вскоре Ян уже вёз Льва обратно. Сразу после посещения нотариуса, мужчины посетили отделение банка, где была произведена транзакция. Лев оплатил сразу весь срок в четыре месяца, чем чрезвычайно обрадовал Яна. Теперь, когда договор был подписан и заверен, а деньги казались на счёте Яна, хозяин дома чувствовал себя гораздо более уверенно. Он говорил более открыто, рассказывая историю дома, в котором Льву предстояло прожить следующие четыре месяца.

Как Лев и ожидал, дом достался Яну в наследство от родителей, отец умер последним, шесть лет назад. Ян рос в этом доме, но с вступлением в самостоятельную жизнь, он, разумеется, уехал в региональный центр – Калининград. Там он теперь жил со своей семьей, с женой и двумя детьми. Он постоянно ссылался на то, что следить за домом было ему не с руки, а из-за специфического расположения, найти съёмщиков не удавалось очень долго.

Лев же понимал, что было здесь ещё и что-то такое, чего Ян не договаривал, это было обычным делом в подобных вопросах, поэтому Лев поинтересовался где находился ближайший магазин строительных материалов, на случай если возникнут непредвиденные неполадки.

Ян же заверял Льва, что состояние дома исключает подобные инциденты, но внушить должную уверенность своему клиенту не получалось.

Доставив Льва к дому, Ян ещё раз показал мужчине кое-какие особенности дома. Где хранились запасные ключи, щиток предохранителей, счётчики.

Лев отмечал, что в доме, действительно, всё было сделано на совесть, многие узлы были заменены.

– Ну что, будем держать связь! – радостно сказал Ян, протягивая Льву руку.

Приняв рукопожатие, Лев ответил:

– Будем, конечно. Но я постараюсь без крайней необходимости не беспокоить.

Ян небрежно отмахнулся, давая понять, что этот вопрос не требовал особых формальностей.

– Слушай, а как у вас здесь с рынком подержанных машин? – спросил, как бы между прочим, Лев – Кто-то чем-то таким занимается?

Ян ненадолго задумался, разводя руками, затем ответил:

– Ну смотри, есть пара компаний в Калининграде, они по сути дела перекупы, но гоняют тачки из-за бугра.

Лев кивнул. В виду предшествующих месяцев, мужчина считал не лишним обзавестись личным автомобилем. Дом был подключён к интернету, а отсутствие телевизора его совершенно не удручало.

В конце концов Ян сел в свой автомобиль и уехал в город. Лев некоторое время смотрел вслед удалявшемуся автомобилю, затем поймав себя на мысли, что он оставил не закрытым окно в доме, мужчина поспешил вернуться в гостиную. Помещение наполнилось ароматом морского бриза, это ощущение, когда совершаешь глубокий вдох и приятное, необычное, солёное послевкусие словно оседает на внутренних поверхностях носоглотки, трахеи и бронхах, вызывало в мыслях у Льва какие-то совершенно особые образы, связанные далёкими детскими годами, с его родителями и поездкой на море. Кроме того, вспоминая те далёкие дни, Лев не мог не помнить о том, как удручающе действовало на него жаркое солнце, заставляя скрываться в тени шезлонга и не позволяя вдоволь нагуляться по набережной, асфальтовая поверхность которой начинала плавиться от жары. Здесь, солнце висело в виде блекло-жёлтого пятна, позволяя глазам любоваться серым небом, без необходимости зажмуриваться. Мужчина вдруг понял, что он уже и не помнил, когда в последний раз ему доводилось видеть солнечный диск не закрывая глаз и не испытывая при этом никакого дискомфорта.

Подойдя к окну, Лев помедлил, пытаясь определить, стоит ли ему вообще закрывать створы. Внимание мужчины привлекла движущаяся фигура, перемещавшаяся вдоль прибрежной линии.

Присмотревшись, Лев определил, что это был человек, скорее всего ребёнок, который медленно, едва прихрамывая, шёл в направлении бетонного массива, оставшегося от старого волнореза. Какое-то время Лев наблюдал за одинокой фигуркой. Возраст ребёнка определить не удавалось, одет он был однотонно, штаны соответствовали куртке, и в руках он нёс что-то, что отдалённо напоминало не то корзину, не то жестяную клеть.

Фигурка деловито двигалась в направлении старого, местами позеленевшего от водорослей, волнореза. Лев не сводил взгляда с фигурки, пока в какой-то момент она не остановилась. Просто-напросто прервав свои движения, маленький человек встал как вкопанный. Это удивило Льва, поскольку человек не стоял не совершая никаких действий, не осматривая себя, ни смотря себе под ноги, а следовательно, трудно было представить, что побудило его остановиться. Лев задумался над такой мыслью, что в жизни, люди привыкли видеть гораздо больше смысла в какой либо активной деятельности, в том, что требует динамики, движения, даже самого бессмысленного, в то время как любое несоответствие этому представлению вызывают у людей неприятие и раздражительность.

Размышляя над этой своей мыслью, Лев сам того не заметил, как фигурка, стоявшая до того момента в профиль к его дому, теперь повернулась и глядела на дом. Лев мог видеть фигурку в анфас, но из-за расстояния мужчина по-прежнему не мог различить каких бы то не было черт.

Сам не осознавая мотивации своих действий, Лев сел на подоконник, опёрся руками и развернул свои ноги наружу, свесив из окна. Высота до земли была не больше полутора метров. Легко спрыгнув, обретя твердь под ногами, мужчина зашагал к берегу. Он шёл строго вперёд, намереваясь сделать вид, будто его мысли и внимания находились где-то ещё, но не с ним. Таким образом, он планировал избежать впечатления на стороне неизвестного паренька, как если бы он стремился подойти к нему.

Берег моря от дома отделяли триста с небольшим метров, но на этом пути была естественная ложбина, резко спускавшаяся вниз, скрывая вид моря от взора, идущего по ней. Затем предстоял подъём, и человек представал перед самым берегом. Когда Лев поднялся по не очень крутому склону, сильный порыв морского ветра ударил его в лицо. С этим порывом мужчина ощутил по настоящему сильный привкус бриза, это не шло ни в какое сравнение с тем, что ощущалось в его гостиной. Отчасти это открытие взывало у Льва непродолжительный приступ радости, он еле сдержался, чтобы не развести руки навстречу ветру. Осмотревшись, мужчина обнаружил, что на берегу никого не было. Помедлив какое-то время, он поспешил туда, где располагался волнорез. Только приблизившись достаточно близко к бетонной конструкции, Лев понял, насколько это когда-то была громадная штуковина. Теперь же от былого величия остался один единственный фрагмент, расщеплённый надвое.

Линия раскола шла вдоль всей конструкции, и образовавшаяся расщелина не была очень широкой, между её краями можно было стоять расставив ноги. Глядя сквозь толщу камня, можно было видеть, как вода проложила себе путь даже сквозь кажущийся неприступным камень. Теперь, там внизу, вторя набегающим волнам, колыхалась более спокойная водная гладь. Из-за того, что вода внутри расщелины волнореза была спокойной, оттуда доносился запах заплесневелости, характерный запах стоячей воды.

Стоять на бетонной поверхности волнореза было не вполне удобно из-за того, что она стала скользкой, Лев осмотрелся и не обнаружил вокруг следов кого-либо. Ветер усиливался, и хотя с каждым его порывом по-прежнему приходила новая порция морского бриза, сделавшись сильнее, ветер заставлял мужчину испытывать неприятный озноб.

Спустившись с волнореза, мужчина ещё раз посмотрел вокруг, и убедившись, что никого на берегу не было, он направился обратно в дом.

Оказавшись в гостиной, Лев первым делом подошёл к окну и посмотрел на берег. Там никого не было. Мужчина закрыл оконные створы.


Глава 1


Первые два дня Лев обустраивал своё жилище в соответствии со своими личными, порой несколько специфическими предпочтениями. Ян обещал, что не станет нарушать покой мужчины внезапными визитами и проверками состояния дома. Для Льва это звучало как некоторая индульгенция, приглашающая его творческий потенциал к тому, чтобы приложить руку к дизайну интерьера.

Никаких новаторских решений принято не было. Лев только передвинул мебель в гостиной таким образом, чтобы ему было удобно заниматься элементарными делами, работая с ноутбуком. Для этого он сдвинул увесистый и неподатливый письменный стол к окну. На самом окне была установлена рулонная штора, которой можно было защититься от слишком яркого солнца в отдельные дни, но как мужчина уже понял, наступающее время года не обещает подобных проблем. А вот возможность приоткрывать окно или держать открытой форточку выглядела вполне привлекательной, поскольку сидя за письменным столом, Лев мог наслаждаться столь быстро полюбившимся ему ароматом морского бриза.

Диван, который был двуспальным, мужчина сложил в односпальный, и передвинул к противоположной стене. Теперь, используя стул, при необходимости, Лев мог ставить ноутбук неподалёку от дивана.

Минувшим днём мужчина совершил полноценную вылазку в сам город Янтарный, и был приятно удивлён, когда обнаружил несоответствие реальности его пессимистическим ожиданиям. Хотя это и был маленький городок, но инфраструктура здесь был на достаточно высоком уровне. Было очевидно, что местная администрация видит в качестве градообразующего источника дохода туризм, в силу чего, отовсюду пестрили вывески маленьких ресторанчиков, лавок с сувенирной продукцией, большая часть которой была конечно из янтаря, который считался местной «визитной карточкой».

В городе были любопытные культурно-исторические объекты, экскурсионные программы, предлагающие туристам псевдо-исторические версии развития края, и самого города Янтарный в частности.

Лев был не менее удивлён, когда обнаружил, что весь этот «туристический уклон», несмотря на предвзятое отношение к внутреннему туризму в стране, в Янтарном приносил не такие уж плохие дивиденды. В городке были гостиницы, причём две из них имели весьма внушительный размах.

Во всём остальном, что касалось рынка товаров широкого потребления, рынка труда и ситуации в публичном секторе, чудо-городок унаследовал казавшиеся неизлечимыми «болезни» общие для всей федерации.

Потратив порядка четырёх часов, Лев буквально исходил все возможные улицы, дворы, осмотрел со стороны наиболее примечательные объекты, и даже купил в одном сувенирном ларьке магнитик на холодильник, посчитав, что это выглядело как вполне остроумная шутка, если он повесит его на дверцу холодильника, который стоит в доме, находящемся практически в черте города.

Вернувшись домой, мужчина принял душ, поужинал и сел за ноутбук. Просматривая ленты новостей, он не сразу заметил, что в его браузере до сих пор были выставлены идентификационные настройки, как если бы он находился в Екатеринбурге. Исправив эту ошибку, мужчина заметил, что в его почтовом ящике было одно новое входящее сообщение.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное