Армен Петросян.

Два царя



скачать книгу бесплатно

Гурас подозвал пальцем рослого человека средних лет.

– Великий царь, – начал тот нерешительно. – Мы вывозим все, чем богато армянское царство и ввозим товары, в которых оно нуждается – пряности, драгоценные камни, шелка, рабов. На севере мы доходим до сармат и аланов, торгуем с Понтом, с Каппадокией, с Цопком и с Фригией на западе, а также с Сирией и Парфией. Торговать с Парфией тяжело, так как там очень высокие пошлины. Они, хоть и небольшие, есть и внутри царства твоего, и нам приходится их платить в каждой стратегии, да и дороги не очень безопасны. Небезопасно стало в Каппадокии и в Сирии из-за частых войн.

– Отныне все будет по-другому,– убежденным тоном проговорил царь. – С братом моим Гурасом вы согласуете ваши маршруты. Мне нужно, чтобы торговля стала более обширной и обхватывала все стратегии. Отныне вас будут сопровождать по десять моих воинов по царству моему, и я отменю все пошлины внутри моего царства. Будете платить лишь десятину в казну.

Вне Армении на вас налагается особая задача. Отныне вы будете докладывать обо всем – о численности населения стран, где вы бываете, о его составе, об имеющихся там войсках, о местах их дислокации, о состоянии дорог, крепостей, численности их гарнизонов – обо всем, что происходит внутри этих стран, вплоть до заговоров и интриг. Взамен вы получите нужные вам товары, которые оплатите по возвращении.

Вы будете поддерживать постоянную связь с братом моим Гурасом, чтобы я своевременно узнавал обо всем, что творится как в моем царстве, так и в сопредельных странах. Чьи донесения окажутся важными – вознаградятся. Подробности обговорите с моим братом.

Отпустив купцов, ошеломленных открывающимися перед ними перспективами, царь обратился к брату.

– Создай график их передвижений. Меня интересует, прежде всего, Цопское царство. Позаботься об этом.

– Слушаюсь, мой царь,– склонился Гурас,– но, чтобы выполнить твой приказ, я должен увеличить численность купцов.

– Ты прав. Постепенно увеличишь их число, не скупись на них и пусть тебя не беспокоят расходы. Я позабочусь об этом.

А теперь позови Арцруни и предупреди всех мегистанов, чтобы они присутствовали на завтраке следующего дня, – сказал царь на прощании.

Меружан Арцруни, ожидавший приема, вошел быстрыми шагами. Заметив пыль на его одежде, Тигран указал ему на стул и сел рядом с ним.

– Я смотрю, Меружан, что ты времени даром не терял и у тебя есть, что мне сообщить, – бодро заметил он.

– Да, мой царь, но вести нерадостные. “Дикие”, завербованные в рштунинских и алиовитских горах, успели сцепиться с нашими воинами. Это стоило нам жизни 15 человек,– сдерживая гнев, доложил Арцруни.

Царь нахмурился и спросил:

– В чем причина этой стычки?

–Уверяю тебя, мой царь, для этих животных не нужна причина,– почти в отчаянии продолжал Арцруни. – Им не понравилось, что воины разглядывают их и обмениваются замечаниями. Ими невозможно управлять, владыка. Любой, кто осмели-вается им приказывать, подвергается серьезной опасности.

Боюсь, что мы допустили ошибку и переоценили их. А ведь при вербовке от твоего имени им была обещана неприкосновенность. Я вынужден был их отделить от остального войска.

–Сколько их, напомни?

– 320 рштунинских дикарей и 260 алиовитских, – вздохнул Арцруни.

Тигран встал со своего места, хлопнул в ладоши и велел, появившемуся дворецкому, принести вино и фрукты. Он сам наполнил кубки и, после того как выпили, обратился к Меружану.

– Ответь мне, но не спеши, подумай, как следует. На что пригодны эти звери и где мы можем их использовать?

Успели выпить еще по одному кубку, прежде чем Меружан ответил:

– Они сильны и неудержимы в схватке. Они выносливы и неприхотливы, ловки, как горные козы. Если их приручить, мы сможем обладать силой, которую можно будет использовать в нужную минуту, и сила эта будет не соизмерима с их численностью.

– Значит, мы не ошиблись,– уверенно произнес царь. – Остается вопрос – как их приручить?

С минуту оба молчали. Вдруг на лице царя мелькнула улыбка.

–Размести их двумя отдельными лагерями около парфянского войска.

Позаботься также, чтобы их хорошо кормили. Вызови к себе их командиров и через них запрети им покидать лагерь. И, вообще, управляй ими через них – это не регулярное войско, и пробовать командовать ими непосредственно не следует.

Арцруни внимательно посмотрел на своего царя. Поняв ход его мыслей, улыбнулся сам:

– Думаю, что наши затраты в виде полторы тысяч коз и овец в скором времени окупятся.

– Надеюсь, что так. У меня к тебе еще одно задание и очень секретное,– Тигран снова подсел к нему.

– Готов выполнить все, мой царь,– с готовностью откликнулся тот, наклонившись к своему господину.

– Выяви все связи, которые имеются с Цопком, особенно при дворе. Вышли толковых людей, пускай добудут сведения, касающиеся его войск и обороноспособности.

– Прости, мой господин, но я не успеваю за твоей мыслью,– непонимающе посмотрел на царя Меружан.

– Двум армянским царствам не бывать, – жестко заметил Тигран. – Это только в радость нашим врагам, которые всегда пользовались нашей разобщенностью. Нам следует подготовить их объединение. Не торопись и действуй осторожно.

Снова выпили, и царь отпустил Арцруни, приказав вызвать к нему Хорхоруни и Раксара. Те вошли, явно сторонясь друг друга, встали перед ним.

– Хорхоруни, тебе известно о моей встрече с вождями племен? – спросил царь.

– Да, повелитель, как и твое повеление, – склонился перед ним тот.

– Проследи за выполнением моего приказа. Малейшее неподчинение должно караться смертью,– велел спокойно Тигран.

– Будет выполнено, мой царь, – последовал невозмутимый ответ.

– Как продвигается дело создания тяжелой броненосной кавалерии? – последовал второй вопрос.

– Прилагаю все усилия для ее создания. Вместе с ней мы вскоре будем обладать и мощным полком колесниц. Ощущается нехватка кузнечных мастерских,– кратко рапортовал Хорхоруни.

– Я прикажу Зарбинию позаботиться об этом. Вот кем я доволен и вот с кого надо брать пример. За короткое время он создал 10 кузнечных мастерских, которые работают днем и ночью. Кроме того Зарбиний добился увеличения добычи железа.

Кстати, а как продвигаются дела у нашего гостя? – не смотря в сторону Раксара, поинтересовался царь.

– Лучше спросить у него, великий царь, так как действия его мне непонятны. Вместо того чтобы вводить дисциплину во вверенный ему отряд кавалерии, он учит их отступать и рассеиваться,– не удержавшись, пожаловался Хорхоруни.

Царь усмехнулся и на фарси обратился к Раксару с тем же вопросом.

– У меня под командованием пятьсот всадников, царь, и вскоре они будут готовы. Им не хватает меткости в стрельбе, но это временно. Ваши большие луки очень действенны и лучше наших. Я, с твоего позволения, собираюсь их перенять для наших воинов,– спокойно ответил Раксар.

– Конечно, мой славный Раксар. Артавазд, – вновь обратился к Хорхоруни царь,– кроме тяжелой кавалерии и пехоты, прикажи вооружить луками всех. Это увеличит мощь войска и на расстоянии.

– Как прикажешь, великий царь, – снова склонился в готовности тот.

– А что касается нашего гостя, то он выполняет мой приказ. Содействуй ему и прояви почтение, – на прощании велел ему царь.


***


На следующее утро мегистаны, собравшись в приемном зале, обсуждали последнюю новость – арест главного казначея Вараса. Он был схвачен вечером предыдущего дня по приказу царя.

Разбившись на группы, они стали делиться предположениями и каждый уверял, что казначей, чья нечистоплотность была известна всем, так и должен был закончить.

Раскрылись двери, и показался царь Тигран. Прямо с входа он обратился к присутствующим:

– Приветствую вас и желаю всем доброго дня. Предлагаю перед завтраком присутствовать на зрелище, который состоится во внутреннем дворе.

Сановники послушно последовали за ним во внутренний двор, где полукругом были расположены скамейки.

Сев, царь махнул рукой. Два стражника ввели казначея. Тот предстал перед присутствующими с блуждающими глазами и жалкой улыбкой на губах.

Стражники поставили его прямо перед царем, один из них толкнул Вараса, и тот покорно опустился на колени.

– Перед вами, господа, вор и предатель, – гневно объявил Тигран, – который свои интересы поставил выше государственных. Вина его доказана, он признался во всем и вам теперь его судить.

Наказание для преступника могло быть только одно и это знали все. Кроме того, все мегистаны были не без греха и в этот момент поняли ясно, что царю прекрасно известно об этом. Все заволновались и беспокойно заерзали на своих местах.

– Что молчите? – так же гневно обратился к ним царь.– Гурас!

– Достоин смерти, – поспешил отозваться тот.

Его слова подхватили присутствующие, и приговор был вынесен быстро и единогласно. Встав со своего места, царь протянул руку по направлению к казначею и приказал:

– Отрубить ему голову, а все имущество конфисковать в казну.

Стражники подхватили приговоренного под руки и поволокли бесчувственного казначея со двора.

Царь снова махнул рукой и уселся в кресло. Вперед выступил глашатай и встал перед ним. Достав свиток, он начал громко и отчетливо читать:

“Я, Тигран, царь земли армянской, повелеваю: всем предводителям родов стянуть свои полки к южным воротам Арташата к началу весны. Повелеваю также, выплатить казне долги за земли ваши, а также за будущий год вперед.

Ставится в известность также, что они лишаются права взимать пошлины на торговлю в землях своих. Со дня оглашения указа они ответственны за безопасность дорог и им запрещается чинить препятствия торговым караванам.

В кратчайшие сроки им обязуется также содействовать усилиям Митраса и Багия в приведении в боеготовность всех крепостей, находящихся на территории земель ваших. По их готовности там будут стоять назначенные мной гарнизоны”.

–Это еще не все, – сказал царь, когда глашатай остановился и снова кивнул головой.

Тот развернул новый свиток:

“Сим решением, я, царь Тигран, правитель земли армянской, постановляю: в честь моего восшествия на престол, кой занял я по праву наследования и с благословения богов наших, простить все долги казне народа нашего, имеющего дело с ремеслами, скотом и землей.

Объявляю также, что запрещается под страхом смерти брать в рабство за долги армянина любого, родившегося свободным.

Постановляю также призывать простолюдина на государственную повинность не чаще, чем 2 раза в течение 10 дней, а на частные, в том числе и на храмовые, лишь с их добровольного согласия, по взаимному соглашению и с вознаграждением труда ихнего.

Постановляю также, что общинные земли могут переходить к частным лицам лишь с согласия местной общины и лишь с письменного разрешения царя.

И последнее. Повелеваю сыну моему Зареху на всех дорогах промежутком в 200 стадий или близ того в местах удобных, которые выберет он сам, создать дворы с конюшнями для гонцов. Гонцов этих одеть в голубые плащи, чтоб видны они были с далека. Чинить им препятствия и задерживать их запрещается под страхом смерти”.

Закончив читать, глашатай свернул свиток и посмотрел на царя. Тот отпустил его движением кисти, встал с места и произнес в тишине:

– Время завтракать, господа!


***


Отложив кубок с вином, царь Митридат Понтийский снова взялся за письмо, полученное утром от его посла в Армении Фарнака Коменского.

“Великий государь,– писал посол,– посылаю тебе подробное донесение о состоянии дел армянских и о новом царе.

Царь Тигран Второй с первых же дней показал себя непреклонным повелителем и весьма способным правителем, что делает его опасным для соседних государств. Пока он не очень силен, но уверяю тебя, мой господин, долго это длиться не будет. Твердой рукой он внес порядок внутри страны своей, дал свободу торговле, а теперь занят сбором войск. Оно обучается и перевооружается.

По моему скромному разумению я считаю, что нам необходимо установить с ним более тесные контакты, а по возможности – заключить с ним союзные обязательства. Армянское царство под его правлением очень скоро заявит о себе, и от тебя будет зависеть, кем оно станет для государства твоего – противником или союзником. Для нового царя главная задача, и об этом уже поговаривают везде, объединение всех армянских земель и прежде всего захват Софены, так как момент для этого удобный. Каппадокия, ее союзник, слаба и не в состоянии оказать ей помощь.

Удар очень скоро будет нанесен и твой покорный слуга уверен, что участь Софены предрешена. Со своей стороны союз с Понтом выгоден будет и царю Тиграну, который не может не понимать, что Каппадокия опасна уже тем, что за ней стоит Рим. После захвата Софены ему не раз придется сталкиваться с ней, а возможно и с ромулами, так что он заинтересован в союзе с тобой.

С Парфией у Тиграна не может быть никакого сближения, хоть он теперь имеет родственные отношения с Митридатом Великим. Они ненавидят друг друга, и их отношения могут быть не более, чем нейтральными. Мне доподлинно известно, что царь Тигран не примирился с потерей дочери, которую он вынужден был отдать парфянскому царю и особенно – с потерей земель севернее озера Матианы*, так называемых “70 долин”. Уверен, он рано или поздно захочет вернуть их.

Государство Селевков на юге сейчас ослаблено и не в состоянии его тревожить. На севере Иберия только что отразила нашествие аланов и пока залечивает раны. Албания так же не станет чинить препятствия Тиграну, так как сама опасается сарматов, которые неоднократно вторгались в нее.

______________________

Матиана* – греческое наименование озера Урмия, армянское – Капутан.


Как видишь, государь, все складывается удачно для армянского царя и думаю, что не позднее весны он направит свои войска на Запад. Считаю необходимым союз наш с Тиграном, чтобы пересечь его притязания на Малую Армению, чьим правителем являешься ты, Митридат Великий”.

Митридат Евпатор отложил письмо и сделал большой глоток из кубка. “Фарнак прав. Если Тигран именно такой, каким он его описывает, то он рано или позднообратит свой взор на Малую Армению. Этого нельзя допустить. Я должен встретиться с ним и связать ему руки договором. Обстановка в Азии в скором времени изменится и надо быть готовым к этому, но не следует также излишне торопиться. Посмотрим вначале, как быстро себя проявит Тигран’’.

Приняв решение, Митридат спрятал донесение и приказал вызвать к себе Калимаха, одного из своих полководцев, который обладал к тому же дипломатическим даром. Тот вошел как всегда размашистым шагом и опустился на одно колено перед своим господином. “Дионис“велел ему сесть за стол и сам налил ему вина.

Калимах являлся для понтийского царя настоящим приобретением. Он был всецело предан своему господину, который был щедр к нему и не раз одаривал его золотом, землями и рабами. Только благодаря Митридату, тот от простого архитектора довольно быстро продвинулся по служебной лестнице. Будучи человеком насколько умным настолько и хитрым, если не сказать изощренным, он сумел создать широкую шпионскую сеть, которой опутал не только Понтийское царство.

Благодаря ему “Дионис” был прекрасно осведомлен, что его сын Махар, правитель Боспора, мечтает сбросить с себя власть отца. Через Калимаха Митридат поддерживал связь с Гординием и его сторонниками в Каппадокии, своевременно узнавал обо всех новостях в соседних царствах.

Они вдвоем разработали грандиозный план, направленный против Рима, так как прекрасно понимали, что именно тот является настоящим хозяином Малой Азии. С кем бы ни сталкивалось Понтийское царство, за ним всегда стоял ненавистный Сенат. Теперь Митридат задумывал нанести смертельный удар ему на Балка– нах. Он подымет и объединит греческие города в борьбе с Римом.

Митридат ловко манипулировал на ненависти эллинов, мечтавших сбросить ненавистное римское бремя. С ними поддерживалась постоянная связь, которая осуществлялась благодаря усилиям Калимаха. Но его шпионы не раз попадались, и римляне начали принимать меры.

Вскоре Калимаха осенила блестящая идея – использовать жрецов, которые не вызывали подозрения и свободно могли перемещаться. Уже были предприняты первые шаги, которые не замедлили дать результат. В основном использовалась корреспонденция храмов.

До самой темноты Митридат и Калимаха перебирали донесения, анализировали и сопоставляли полученные сведения, писали письма. Недалеко время, когда их усилия завершатся взрывом, пламя которого охватит всю восточную часть Средиземноморья.


***


Царь Тигран был занят. Вместе с Багаратом они внимательно рассматривали карту, на которой линиями были отмечены будущие дороги.

Доложили о приходе Меружана Арцруни.

– Пусть войдет, – разрешил царь. – Рад видеть тебя, – улыбкой встретил он Арцруни и протянул ему кубок.

Тот поклонился царю, приветствовал Багарата кивком головы, взял кубок и улыбнулся в ответ.

– Есть известие от наших “диких”, великий царь! – воскликнул он.

– И должно быть хорошее. Я давно не видел тебя таким довольным. Возьми кубок, Багарат, думаю, у нас есть повод для этого.

– Наши “дикие” сцепились с парфянами. Те имели неосторожность насмехаться над их одеждами,– весело начал Арцруни.

– И во что стоила им эта глупость? – насмешливо спросил Тигран.

– О-о, они это еще подсчитывают,– с притворным сочувствием ответил Меружан.

Царь и Багарат рассмеялись, затем Тигран спросил:

– А нам?

–23 человека погибли, около 70 раненых, – последовал ответ.

Лицо царя нахмурилось, и Арцруни поспешил добавить:

– Стоявший неподалеку полк из твоих войск, узнав о стычке, поспешила на помощь “диким”, настолько сильна ненависть к парфянам. Благо их удалось вовремя вернуть.

Лицо царя прояснилось.

– Эта солидарность радует, – заметил он и приказал. – Направь лекарей к “диким”, прояви максимальную заботливость, пускай они это почувствуют. Впрочем, по-шли пару и к парфянам.

– Уже сделано, повелитель,– поклонился Арцруни.

Доложили о приходе командующего парфянским войском. Царь сел на престол, оба сановника, оставив кубки, встали перед ним и тот приказал небрежно:

– Впускайте!

Зарзан буквально ворвался в зал и, распростершись перед царем, чуть ли не закричал:

– Великий царь, от имени моего богоподобного властителя я требую правосудия!

–Встань, славный Зарзан, и предъяви свои требования,– спокойно сказал Тигран, тоном подчеркнув слово “требования”.

– Сегодня твои отряды посмели напасть на мои полки. Это оскорбление для всей Парфии и виновные должны быть немедленно наказаны, – несколько сбавив тон, сказал командующий.

–Эти отряды, а их было всего два, смеют даже самое непозволительное, – все также спокойно произнес царь. – Точно также они недавно напали и на мой полк. Я убедился, что из этих горцев невозможно создать регулярные части, и они наказаны будут самым суровым образом. Но это доказывает также, что ваше нахождение здесь не очень безопасно. Следовательно, разумней всего будет возвращение войска в Парфию.

– Арцруни, – царь повернулся в сторону Меружана, – позаботься об этом и сопровождай войско царя царей до самых границ. Ты головой отвечаешь за его безопасность.

– Но царь,– нахмурившись и несколько растерявшись от неожиданности, проборматал Зарзан, – у меня нет приказа возвращаться.

– Он у тебя уже есть. – Тигран тяжело посмотрел на командующего. – Отнесешь от меня своему царю дары в знак моей преданности, а также письмо, которое передаст тебе Арцруни на границе.

Отпустив Зарзана небрежным взмахом руки, царь Тигран вновь обратился к Меружану:

– Отправь “диких” к крепости Олор, что у границ Цопка, но в саму крепость не впускай. Ограничь их дальнейшее передвижение и контакты с населением, но обеспечь их всем, кроме вина.

– Будет исполнено, повелитель!

Отпустив Меружана Арцруни, Тигран приказал послать за понтийским послом, который просился на прием.

– Останься, Багарат, – задумавшись о чем-то, велел царь.

Чтобы не мешать его думам, тот подошел снова к карте и начал что-то записывать. Вскоре царь присоединился к нему, и они вместе начали подсчитывать предстоящие для строительства дорог расходы.

Доложили о приходе посла. Тигран вернулся на свое место, Багарат встал по его левую руку.

– Приветствую тебя, великий царь, и от имени моего владыки Митридата Понтийского желаю тебе долгих лет царствования, а стране твоей – благоденствия, – низко поклонившись, ровным голосом произнес Фарнак Коменский.

– Приветствую великий Понт в твоем лице и желаю вам того же, – ответил Тигран.

– Дозволь нижайше преподнести тебе письмо от моего господина, – поцеловав печать, посол двумя руками протянул свиток, перевязанный золотистой лентой.

Багарат выступил вперед, принял письмо, передал царю и встал на свое место.

– Письмо я прочту позднее и дам тебе знать, – сказал царь, внимательно рассматривая посла. – А пока перескажи вкратце о желании твоего государя.

– Великий царь Митридат Понтийский заинтересован в добрососедстве и дружбе наших стран, великий царь.

– Наши интересы совпадают в этом, мудрый Фарнак. Скажи мне, чем мы можем быть полезны нашему великому соседу?

– С запада надвигается большая угроза, государь, и имя тому – Рим. Он подчинил себе Пергам, Галатию, Фригию, возвел на каппадокийский престол Ариобарзана, который получил прозвище “Римолюбец“. Мой царь в состоянии противостоять их дальнейшему продвижению на Восток, но он должен быть уверен в твоей дружбе и лояльности.

– В чем мы можем заверить его хоть сейчас. Передай своему царю о моем неизменном желании жить с ним в мире. После ознакомления с письмом, я вызову тебя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное