Армен Петросян.

Два царя



скачать книгу бесплатно

Царь Понта был человеком неординарным и противоречивым. Как правитель он был довольно жесток и непреклонен, всегда рассчитывал свои шаги, пытался предвидеть последствия своих действий. В достижении же своих целей не брезговал ничем. Долог был его путь к престолу и был наполнен он упорством и настойчивостью.

После гибели своего отца Митридата Эвергета, он с младшим братом Хрестом остался на попечении матери-царицы Лаодики, которая, до исполнения их совершеннолетия, правила обширным царством от их имени. Мать лучше относилась к брату и недолюбливала юного Митридата. Хрест уступал ему во всем, слабый и бесхарактерный он тянулся к матери, слушался ее во всем. Митридат же с ранних лет показал себя одаренным и способным юношей. Он легко усваивал грамматику, увлекался историей, философией. Верховая езда и охота являлись его страстью, он мечтал о славе полководца и с не юношеской настойчивостью изучал военное искусство. Обладая хорошими физическими данными, Митридат почти не уступал закаленным в боях воинам в военном искусстве, легко переносил неудобства и тяготы военной жизни и никогда не жаловался. Для него, в отличие от Хреста, не существовало таких понятий как ”не хочу” и ”не могу.” Когда в какой – либо сфере выражалось сомнение в его силах и способностях, он воспринимал это как личное оскорбление и стремился доказать обратное.

Митридат еще с младенчества получил от своего отца Эвергета прозвище ”Ди-онис” в честь божества. Когда он был еще в колыбели, в нее ударила молния и зажгла пеленки, но младенец остался невредим. После этого случая на его лбу остался маленький шрам, который был почти незаметен.

Лаодика сразу распознала в нем опасного противника. Она не собиралась делить власть с кем-либо и всячески возвышала младшего сына, ни шагу не делавшего без одобрения матери. Митридат не зря опасался за свою жизнь, так как прекрасно знал историю правящих семейств Ахеменидов и Отанидов. Представительницей первых – была его мать, ее род шел от Александра Македонского, а отец был из поколения персидских царей Кира и Дария. В обеих родах было привычным делом убийство царственных родственников. Сам царь Эвергерт был отравлен, и втихомолку называлось имя царицы.

Лаодика была властной правительницей, не переносившей возражения. Особенно немилостиво она относилась к приверженцам своего покойного супруга и те постепенно стали сплачиваться вокруг юного царевича. Вокруг него собиралась также большая часть жрецов, предрекавших Митридату великие деяния. В храме Диониса была запись, в которой подробно описывалось небесное знамение. В год, когда родился царевич, появилась комета, которая в течение семидесяти дней светила ярче солнца.

Вскоре один из полководцев Эвергерта по имени Диофант предупредил царевича о готовящемся его убийстве. Темной ночью Митридат тайно покинул дворец и поспешил в Малую Армению, чей правитель был другом и союзником его отца.

Армянский царь Антипатр принял его с великим радушием. Он быстро оценил недюжинные способности молодого человека и отказался выдать его Лаодике.

Не имея наследников, он усыновил его, доверяя ему во всем. Они вдвоем готовили возвращение понтийского престола, тайно поддерживая связь с большинством из его аристократов. Перед смертью Антипатр в присутствии своих полководцев, сановников и жрецов составил новое завещание, по которому молодой Митридат объявлялся царем Малой Армении.

Узнав об этом, царица Лаодика отправила к нему наемного убийцу, но покушение с треском провалилось. Убийца был схвачен, его долго пытали, потом заживо похоронили.

Спустя год Евпатор в сопровождении армянского полководца Наймана с 6000 воинами двинулся в Понт. Местная аристократия во главе с Диофантом сразу перешла на его сторону. Низвергнутая Лаодика была заключена в темницу, где и скончалась. Хрест, попытавшийся ее освободить, вскоре был задушен. Убийца так и остался неизвестным, его даже не искали.

Захватив власть, царь Митридат Евпатор развернул бурную деятельность.

Понтийские войска под командованием Диофанта разгромили роксоланов и захватили Боспорское царство, а вслед за ним – Колхиду. Теперь в Боспоре правил его старший сын Махар, а в Колхиде – Аркафий. Его третий несовершеннолетний сын Ариарат Евсей был назначен правителем Каппадокии, но правил недолго и вскоре был изгнан восставшим населением. Евпатор попытался захватить ее столицу Мазаку, где теперь сидел новый царь Ариобарзан прозванный

”Римолюбец”, но попытка не увенчалась успехом. Все же понтийские войска продолжали удерживать за собой северную часть страны по реке Галис.

Римский Сенат направил консула Гая Мария с постановлением, по которому Понт должен был оставить Каппадокию, и именно его прибытия сейчас ожидал Митридат Евпатор.

В тиши своей библиотеки он должен был принять решение, которое могло стать судьбоносным для его царства. Гординий, предводитель каппадокийской аристократии, в своем письме настойчиво советовал ему не поддаваться решению Сената, но предложить действенную помощь понтийским войскам был не в состоянии. Послушаться его означало напрямую столкнуться с Римом, к которому Понт был не готов, и Митридат отлично сознавал это, но отказываться от Каппадокии, он тоже не собирался. К тому же Евпатор опасался своего третьего соседа – Вифинии, прекрасно зная коварный характер его царя Никомеда Третьего. Решение Сената касалось и Вифинии, войска которой оккупировали царство Пергам.

Царь Никомед решил подчиниться, о чем Митридат был уже осведомлен своими шпионами. Вифинский царь намеревался заключить союз с Римом и с его помощью получить новые территории за счет земель Понта, так как был уверен, что ”Дионис” не подчинится воле Сената. Вифиния готовила удар с запада, Каппадокия – с юга, в Боспоре пока спокойно, но это как затишье перед бурей. Скифские вожди, с которыми заключены мирные соглашения, ждут удобного момента, чтобы вторгнуться в царство ненавистного им Махара.

Приходилось опасаться на юго-востоке и другого армянского царства – Софены, который придерживался союзнических отношений с Каппадокией.

Переговоры ничего не дадут, в этом Митридат был более чем уверен. Гай Марий прибыл с единственной целью – ослабить Понт. Рим, захвативший полмира, ищет предлог, чтобы двинуть свои легионы на Восток и посланник прибыл не для переговоров, а чтобы выразить волю Сената.

“Либо постарайся накопить побольше сил, чем у Рима, либо молчи и делай так, что тебе приказывают”,– заявит впоследствии при встрече римский посланник.

“Придется подчиниться и ждать, пока обстановка в регионе не изменится, – решил Митридат, – или попытаться изменить ее в свою пользу, а пока мы будемплыть по течению “.

ГЛАВА II

ЦАРЬ АРМЕНИИ


Долгие годы, проведенные в Парфии, принц Тигран мечтал о своем возвращении на родину. Он станет великим государем, сделает свое царство самим сильным и богатым государством всего Востока. Он установит строгие, но справедливые порядки, упорядочит налоги, станет развивать ремесла и торговлю, создаст постоянную армию, под поступью которой будет дрожать земля. Он продолжит дело своего деда – великого Арташеса, недаром прозванного “Благим“,и закончит объединение армянских земель.

Принц Тигран неоднократно задумывался о своих действиях, как правителя, ведь рано или поздно этот день настанет. Но он слишком долго отсутствовал и то, что казалось ясным в Экбатане, теперь стало казаться сомнительным. Если там он был полон решимости, то теперь сомневался в своих силах.

Перед его мысленным взором восстали вопли дочери Ариазат-Автомы, когда он объявил ей, что та останется в Экбатане и станет женой Митридата Парфянского. Никак не мог забыть ее затравленного взгляда. Он вновь мысленно содрогнулся, вспомнив свою жену Зарухи. Сначала она валялась у него в ногах, умоляя не оставлять ее дочь, затем заслонила ее собой и дрожавшим от ярости голосом бросила ему:

– Я не отдам свою дочь на растерзание льву!

Принц сначала пытался успокоить их, пытался объяснить им, что без этой жертвы они не смогут вернуться на родину, которая, оставшись без царя, станет беззащитна, но все было напрасно – его и не старались понять. И он поступил как другие мужчины – наорал на них и ушел, хлопнув дверью, а теперь не мог заставить себя встретиться с Зарухи.

Надев на себя траурные одежды, та сопровождала его в самом конце каравана, шедшего за войском.

Приблизившись к Арменийскому хребту, принц Тигран приказал разбить лагерь. Сопровождающие его сыновья в недоумении посмотрели друг на друга. Тигран не мог объяснить им, да и себе, волнение, которое он не в силах был перебороть. Выехав из Экбатана в сопровождении 2 тысячной отборной парфянской конницы, он спешил оказаться на родине, но, доехав до хребта, вдруг ощутил непонятную слабость. Он радовался своему возвращению, о котором мечтал не один год, и одновременно был опечален причиной, позволившей ее осуществить – смертью Тиграна I, своего отца.

Принц давно был оторван от родины, ему не позволялось поддерживать связь даже с родными и теперь сомнения не оставляли его. Как его примут? Не стал ли он для своего царства чужим? На кого он сможет опереться?

Тигран долго бродил по хребту и возвратился в лагерь, когда наступили сумерки. В лагере уже начали волноваться его долгим отсутствием, и на его поиски были посланы воины.

Парфянское 2-х тысячное войско должно было помочь ему утвердиться на армянском престоле. На последней аудиенции Митридат Великий обещал любую помощь, но воспользоваться ею, означало добровольно впустить врага в страну, чего он не мог допустить.

– Тебя в Армении ожидают аристократические роды, которые находятся лишь в фиктивной зависимости от царской власти. Заставь их подчиниться твоей воле. На Западе опасайся Понта, у которого с каждым годом разыгрывается аппетит,– наставлял его царь царей.

Тигран на прощании попросил у Митридата отдать ему пленного Раксара. Царь царей посмотрел на него с недоумением, но удовлетворил его просьбу, и теперь тот, закованный в цепи, следовал за войском.

Войдя в свой шатер, принц приказал привести к нему скифа и вина. Вскоре тот вошел, позванивая цепями, и мрачно посмотрел на него. Тигран приказал ему сесть и сам налил ему вина.

– Как ты думаешь, почему я взял тебя с собой? – обратился он к нему.

Раксар равнодушно взглянул на него, выпил свой кубок и, вытерев губы ладонями, спокойно ответил:

– Для меня разница лишь в том, что с тобой я отдаляюсь от своей родины ещебольше.

– А что тебя ожидало в Парфии? Вырванный язык и мучительная смерть, – заметил принц.

– А разве, что-то другое ожидает меня в твоей стране? – усмехнувшись, спросил скиф.

– Тебя ожидает свобода, – спокойно произнес Тигран, – если, конечно, договоримся.

Пленный сакараук непонимающе посмотрел на принца, но разом ожившие глаза выдали вспыхнувшую радость. Некоторое время они сидели молча. Тигран вновь наполнил кубки вином и начал говорить, как бы думая вслух:

– Парфия могущественна. Ей подчиняются десятки царей и вождей племен, она способна и стремится поглотить все живое, что движется и дышит вокруг нее. Но она не так неуязвима, как кажется, и тебе это прекрасно известно.

Парфия такой же враг моей стране, как и вашей. Я верну тебе свободу, как только окажемся в Арташате, помогу вернуться к своему племени.

– Понимаю, – двинув могучими плечами, заметил Раксар. – Я тебе нужен, как враг Парфии, чтобы отвлекать ее силы.

– Ты правильно все понял, – Тигран чокнулся с ним. – Мы с двух сторон будем трепать парфянского льва. Но прежде ты должен оказать мне услугу.

– Какую? – глаза скифа сузились до щели.

– Как вы заманиваете врага? Как вы расправились с атропатенской конницей, которая славится своей боеспособностью? Я прекрасно знаю, как действуют парфяне, но ваша тактика мне непонятна.

Раксар впервые посмотрел на него дружелюбно.

– Вся необычность заключается в подвижности. У нас нет пехоты, которая двигается медленно, наша конница вооружена легко и стремительна, как ураган. Как песок, подхваченный ветром, мы можем рассыпаться, уходя от удара, и так же быстро собираться в кулак для решающей атаки.

Принц Тигран встал со своего места с кубком в руках, прислонился плечом к шесту у входа, в задумчивости начал смотреть на появившиеся звезды. Скиф не мешал ему, задумавшись сам. Через некоторое время Тигран вернулся на свое место и сказал ему:

– Как только приедем в Арташат – ты свободен. Но у меня одно условие к тебе.

– Говори, принц, – отозвался Раксар.

– Останься у меня ненадолго, создай мне такую конницу. Если откажешься, я пойму и не буду чинить тебе никаких препятствий.

Скиф на мгновение снова задумался, затем тряхнул головой и широко улыбнулся ему.


***


С первыми лучами солнца воины свернули шатры и начали подниматься на хребет. Благополучно преодолев его, отряд двинулся к городу Маранда, являвшегося вратами Армении. Они уже подъезжали к нему, когда увидели многочисленный конный отряд, стремительно продвигающийся в их направлении.

Зазвучали угрожающе трубы, парфянская конница развернулась в боевом порядке. Приблизившись к ней, отряд замедлил свой темп и подъехал шагом. Вперед выступил всадник на крупном вороном коне.

Тигран находился вместе с командиром парфянской конницы впереди и спокойно ожидал его приближения.

Подъехав, всадник остановил коня прямо перед принцем, приложил руку к сердцу и, склонившись, произнес:

– Я, Меружан Арцруни*, приветствую нашего господина. Я явился сопровождать и служить ему.

Тигран ответил, сдерживая волнение:

– Я приветствую тебя, Меружан, славного представителя рода Арцруни и с радостью принимаю твои услуги.

Арцруни взмахнул, и отряд выдохнул разом:

– Слава принцу!

Тигран с гордостью посмотрел на плотные ровные ряды своей будущей армии и не сумел сдержать радостной улыбки.

Меружан Арцруни присоединился к нему с десятью всадниками, остальной отряд замер на месте, ожидая приказа.

Протянув руку вперед, принц Тигран приказал:

– Вперед, в Арташат!

Прозвучала резкая команда, и армянский конный отряд мигом разделился на две части. Пропустив вперед своего будущего царя, он разом сомкнул ряды и развернулся, несколько оттеснив парфян.

– Господин, – обратился к принцу Арцруни, – жители славного Арташата не дождутся тебя и завидуют городу Маранда, который первым встретит тебя.

– Что ж, поспешим. Остановки в Маранде не будет. Последний переход был недолгим, и мы не устали.

Тигран кивком головы подозвал к себе старшего сына и что-то тихо приказал тому. Зарех вспыхнул от гордости и, развернув своего коня, куда-то поскакал.

– Славный отряд у тебя, – вновь обратился к Арцруни принц Тигран, – и вооружение отличное.

– Благодарю тебя, принц. У тебя отменный глаз, чувствуется, что ты опытен в во-______________________

Меружан Арцруни* – представитель одного из древнейших родов Армении. Его не следует путать с печально известным предателем из того же рода, жившим в середине IV века н. э.

енных делах.

– К сожалению, не очень. Я могу сравнить их только с парфянами. Расскажи лучше о моей стране, я слишком долго отсутствовал.

Во время рассказа Тигран присматривался к собеседнику и не прерывал его.

Меружан был крупный мужчина примерно одних с ним лет. Чувствовалась военная выправка, он говорил просто без всякой напыщенности. Его густые брови, нос с горбинкой и массивный подбородок о многом говорили принцу. Арцруни рассказывал неторопливо, но подробно, о царстве, о состоянии дел в Армении, о его войске, родах, пользующихся влиянием и авторитетом, о соседних царствах Вирк и Агванк*, о Понте и о другом армянском царстве Цопк**, где правил царь Артанес.

Принц жадно вникал в его слова, задавал вопросы, поинтересовался торговлей, положением народа, храмов. Во время разговора к ним присоединились Зарех и

Раксар.

Скиф был без кандалов. Приодетый и на коне, он всем своим видом излучал довольство, и в нем не было уже прежней хмурости. Арцруни с интересом посмотрел на него и приветствовал его по-военному, хлопнув по груди кулаком. Раксар в ответ поднял правую руку, сжатую в кулак.

Жители Маранда встретили их у крепостных стен. Они кричали приветствия и благословения, осыпали своего будущего правителя цветами. Командир маленького гарнизона, низкорослый и несколько тучноватый, вручил Тиграну ключи от ворот города.

Принц отказался останавливаться в городе и решил продолжить путь, приказав коменданту следовать за ним с докладом. Тот мялся, докладывал сбивчиво и многословно. Потеряв терпение, Тигран раздраженно прервал его и приказал вернуться.

Перейдя реку Тхмут, отряд разбил лагерь. Тяжелое впечатление оставили на принца вид города и встреченное по дороге полунищее маленькое селение.

– Скажи мне, Меружан, – спросил у Арцруни принц, сидя в походном кресле. – Много таких городов и сел в армянском царстве?

– Немало,– отвечал тот невесело, теребя короткую бороду. – Особенно на окраинах. В гаварах Рштуник и Алиовит можно встретить пещерные поселения с мрачными жителями. Они не любят чужаков, и весьма воинственны.

– Как они живут? Чем они занимаются? – спросил с интересом Тигран.

– В основном охотой, принц. Они не платят налоги и никому не подчиняются.

– Их можно как-нибудь приручить?

______________________

Царства Вирк и Агванк* – армянское название царств Иберии и Кавказской Албании.

Царство Цопк** – греческое название – Софена.

Меружан на минуту призадумался, затем сказал:

– Думаю, что они пригодны в военном деле, так как они искусные охотники, очень выносливы и храбры, но сложность в том, что они не подчиняются приказам. Они ни во что не ставят золото, живут обособленно и замкнуто, по своим особым устоям. Не раз их пытались подчинить царской власти, но всегда это заканчивалось печально.

– А зачем их подчинять? – принц Тигран наклонился к собеседнику. – А если попытаться с ними договориться, предложить им то, что их заинтересует по настоящему?

Меружан Арцруни посмотрел на него, затем улыбнулся, поняв мысль своего господина.

– Им можно предложить то, что они ценят, – бодро ответил он. – Например, скот.

Тигран довольно рассмеялся.

– То есть пищу. Что ж, мой друг, этим ты и займешься. Когда приедем в Арташат, отбери сотню всадников и езжай к ним.

– Выполню с великой радостью, – с готовностью отозвался Арцруни и добавил: – Кстати, мой принц, я получил письмо от твоей сестры Тигрануи, моей жены. Она пишет, что не может дождаться встречи с тобой.

– Напиши ей, чтобы она дожидалась нас в Арташате, во дворце. Я тоже с нетерпением ожидаю момента, когда смогу прижать ее к своему сердцу, ведь ей было всего 13, когда мы расстались.

Расскажи о ней, Меружан. Я почти не помню ее черты, а при встрече даже могу и не узнать, – неожиданно попросил Тигран.

– Она настоящая красавица, мой принц, – счастливо улыбнулся Арцруни, – и мы счастливы с ней. У нас с ней шестеро детей – четыре дочери и два сына. Старшего зовут Арташес и ему десять лет, младшего – Сирак.

– У меня есть еще брат … Гурас,– как бы только сейчас вспомнив о нем, тихо проговорил Тигран.

– С ним тоже все в порядке и он тоже с нетерпением ожидает твоего приезда,– ответил Меружан, отведя почему-то взгляд.

Принц внимательно посмотрел на своего собеседника, затем крепко сжал ему локоть и сказал, прощаясь:

– Встретимся завтра, мой друг. Нас ждут великие дела, а я намерен вернуть даром потерянные годы.

После ухода Меружана, он долго ворочался в постели и, наконец, устав от дум, сам не заметил, как уснул.


***


Переменив свое решение как можно быстрее оказаться в столице, принц Тигран две недели колесил по юго-восточной части Армении, не пропуская ни одного селения. Царившая повсеместно нищета, удручила его. Он подолгу останавливался, разговаривал с главами деревень, подробно выспрашивая о царящих здесь порядках, о налогах, о повинностях, о занятости жителей. С большим любопытством осмотрел межевые камни, установленные по приказу Арташеса “Благого”. Эти камни обозначали границы земель, принадлежавшие общине, чем предохраняли их от захвата.

– Великий царь Арташес опирался главным образом на общины. В них он черпал военные силы страны, – рассказывал Арцруни. – Именно они стали опорой, гарантом царского престола и благосостояния страны.

– Тяжела их доля, Меружан! – печально отозвался принц. – Многие живут в землянках вместе со скотиной.

– Да, мой принц, – согласился Арцруни, – но так было не всегда. Во всяком случае, не при твоем великом деде. Тогда люди жили в большем достатке, и царская казна благодаря этому была полна.

– Что же изменилось? – спросил в волнении Тигран. – Парфяне?

– Не только,– ответил Меружан. – Парфяне разоряли только ее восточную часть, но вся страна почти в таком состоянии. Я думаю дело в плохом управлении, не в укор твоему отцу сказано будет. Да и храмы постепенно захватывают эти земли, главы общин не отстают от них и злоупотребляют своей властью. Большая часть населения должна казне и, пользуясь этим, главы общин обеспечивают свою выборность, несколько уменьшив размеры долгов. Кто будет проверять? После выборов, они выбивают из них гораздо больше.

Существует также, – продолжал он, – много повинностей. Простой народ занят на государственных работах, храмы также надо строить. Зачастую он даже не успевает возделывать свои наделы.

После этого разговора принц Тигран стал молчалив и много думал. Иногда он замыкался в себе, избегал даже встреч со своими сыновьями. Меружан Арцруни не лез к нему, коротая время со своими племянниками.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7