Арман Цыбульский.

Пани Ка



скачать книгу бесплатно

1

Дверь кабинета распахнулась. В проеме появилась женщина, казавшаяся угнетенной и в то же время обнадеженной. Она постоянно к кому-то оборачивалась, стараясь обращаться исключительно в лицо. Говорила жалобно, вполголоса, с робкой надеждой и с таким видом, словно только что на её плечи взвалили непомерную ношу, но она этому почему-то даже рада. Так бывает: иногда человек ищет новые проблемы, чтобы избавиться от старых. Хотя бы ненадолго.

Вслед за женщиной вышел невысокий мужчина. Впрочем, держался он так уверенно, что казался значительно выше. Более того – те, кто искал у него помощи, сами не замечали, как начинали сутулиться, сгибать колени, как бы стараясь помочь ему подняться над собой. И хотя речь его была глухой и гортанный, звучала она открыто и ярко. Голос казался звонким изнутри, как будто его сдерживала физическая оболочка – иначе он заполнил бы всё помещение и поглотил всех присутствующих. Вид у этого человека был таким важным, словно он – знаменитый хирург или депутат парламента. Вот только взгляд был особенный, добрый, проницательный и сочувствующий. Эти пронзительные глаза резко контрастировали с внешностью и манерами этого человека. Но это несоответствие не вызывало недоверия, а, наоборот, располагало к нему клиентов. Впрочем, далеко не все в обществе считают важной его профессию. Скорее всего, такие в меньшинстве.

Надо лбом у него уже обозначились залысины. Остатки волнистых волос, тёмно-каштановых с проседью, уложенные назад, нос с горбинкой и полуседая короткая бородка создавали образ по-отечески сильного и доброго мужчины. Ему это было на руку, ведь большей частью клиентами этого человека оказывались женщины. И все они надеялись, что он, как родной отец, решит любые их проблемы. Восточное происхождение придавало загадочности его облику. Культура и обычаи его народа были чужды славянам. А на почве незнания и непонимания мистика прорастает сама собой.

Из слабо освещённой комнаты в приёмную поплыл экзотический, но приятный запах благовоний. В дальнем углу за столом сидела плотная женщина-администратор. Она же – помощница, правая рука хозяина кабинета. Томным, но холодным голосом она разговаривала по телефону, при этом сверяясь с ежедневником.

– Я же вам сказала, что ближайшее время только через две недели. Нет, раньше ничего нет.

Мужчина проводил клиентку из кабинета к выходу. Та, пользуясь последней возможностью прикоснуться к нему, взяла его руку:

– Ну вы же поможете? Всё же сработает, правда? – дрожащим голосом проговорила она, глядя прямо ему в глаза.

– Ты во мне сомневаешься? – с легким упрёком спросил он.

– Всем «срочно»! – с трудом сдерживая раздражение, говорила в трубку администратор. – Мне очень жаль. Ваше право – обратиться к другому специалисту. Простите, но я не смогу записать вас раньше. У Рустэма Ибрагимовича всё расписано – нет окна, чтобы вставить вас!

– Ни в коем случае! Если бы сомневалась, не пошла бы к вам! Я вам, как Богу верю, Рустэм Ибрагимович! – посетительница попыталась поцеловать мужчине руку.

– Ну-ну! Ты что? – снисходительно улыбнулся он, высвобождая кисть. – Даже говорить так не смей! Я – Его слуга, инструмент! Без Него я – прах! Он дал мне силу для помощи людям.

Верь во Всевышнего, верь мне, и получишь то, чего хочешь. Иди! – Рустэм мягко направил клиентку к выходу. – Собери всё, что нужно, и приходи завтра, начнём работать.

Женщина вышла, Рустэм закрыл за ней дверь. Администратор, выслушивая просьбы клиентки принять ее раньше, обратилась к освободившемуся боссу:

– Рустэм Ибрагимович, не знаю, что делать! Женщина говорит, дело очень серьёзное, – лицо её приняло скептическое выражение, – мол, до приёма не доживёт! Нет! – Она снова строго обратилась к клиентке, слышавшей её обращение к мастеру. – Я не передам ему трубку!

Рустэм не любил общаться с потенциальными клиентами по телефону: это могло занять много времени, которое не оплачивалось, но сейчас решил ответить:

– Ничего, Нина, давай, я поговорю.

Администратор протянула ему трубку с виноватым видом, словно поставила босса в безвыходную ситуацию.

– Слушаю! – Рустэм долго молчал, выслушивая рассказ. Лицо его постепенно становилось серьёзнее, а в глазах появились искорки заинтересованности. После серии коротких «Угу» он ответил: – Хорошо, я приму вас завтра, раз уж вы приехали изо Львова, но смогу только утром, до начала рабочего дня. Администратор вас запишет на 10 часов. – Он вернул трубку Нине и шёпотом спросил, бросая взгляд на входную дверь, – Это последняя была?

Нина поспешно кивнула и продолжила разговор:

– Записывайте адрес…

Рустэм скрылся в своём кабинете. Там он зажёг свет, погасил свечи и ароматические палочки. Его рабочее место впечатлило бы даже человека, не верящего в магию и не склонного к мистике. А что уж говорить о потенциальных клиентах мага? Каждая деталь интерьера воздействовала на их подсознание, без слов убеждая: «Этот человек занимается магией давно и серьезно!». Стало быть, ему можно верить!

Сквозь неплотные темно-зеленые шторы из окна пробивался тусклый вечерний свет. Конечно, днем здесь бывало несколько светлее. У окна стоял большой письменный стол, очевидно, ручной работы. Он был выполнен в форме филина, собирающегося взлететь. С одной стороны в качестве ножек его поддерживали две ноги филина, с другой – сгибы крыльев, чуть приподнятые и готовые к полету. Плоская спина птицы, собственно и была столешницей. Слева примерно полметра ее поверхности занимал выступающий хвост птицы, а справа – голова. И хотя это создавало неудобства, Рустэму казалось вполне оправданным. Стол, можно сказать, являлся главным украшением кабинета, его центром. Чтобы тяжелые стулья не заслоняли его, Рустэм ставил для посетителей скромный, невзрачный табурет, впрочем, вполне вписывающийся в интерьер. Другой такой же стоял и вовсе в противоположном углу и предназначался для тех нечастых случаев, когда нужно было принять одновременно больше одного клиента.

Справа от окна у стены стояла тахта, на которой Рустэм проводил сеансы очищения энергетики. Этот предмет, когда-то купленный в индийском мебельном магазине, казался одиноким в этой части кабинета. Стену украшала написанная на холсте картина с впечатляющим изображением женского лица, на котором застыло выражение ужаса. Тут же были развешаны старинные фотографии опустевших особняков. Справа от тахты, там, где должны были лежать ноги клиента, стоял на подставке жезл колдуна Вуду, обтянутый чёрной обезьяньей кожей. На его верхнем конце красовался выкрашенный в черный цвет череп косули в парике из волос ее хвоста, заплетенных в дреды. Однажды увидев этот жезл в магическом салоне за границей, Рустэм не пожалел денег и приобрел его. Эта вещь произвела на него слишком сильное впечатление, но уже тогда практикующий экстрасенс знал, что жезл останется всего лишь предметом интерьера, не используясь по назначению. Рустэм не занимался магией Вуду. Он вообще не занимался магией.

Вдоль стены слева от окна располагался стеллаж для книг. Причём книги для него нарочно были подобраны старые и ветхие. Если даже на переплётах и видны были названия, то из них следовало, что содержание всех без исключения книг связано с мистикой. На этом же стеллаже выстроилось множество колб, ступок, бутылей с заспиртованными змеями и ящерицами, разнообразных свечей и фигурок филинов. С полок свисали куклы-мотанки.

Стена напротив стола сама по себе являлась произведением искусства. Она была отделана в виде каменной арки, увитой растениями, внутри которой с помощью зеркал и подсветки создавалась иллюзия не слишком длинного подземного хода. Он заканчивался около чего-то, напоминающего портал в другое измерение. Некоторых клиентов, входивших в кабинет, настолько впечатляла эта декорация, что они пытались просунуть туда руку, но натыкались на холодное стекло, незаметное для глаза. Это не делало впечатление клиента менее ярким, но тайно огорчало Рустэма, ведь после этого, в конце рабочего дня, он зажигал свет, гасил свечи и натирал стекло полиролью, чтобы на нем не осталось ни малейшего отпечатка пальцев.

Сегодня ему не пришлось этим заниматься – стекло никто не трогал. Рустэм погасил последнюю свечу на своем столе, тоже имевшую форму чёрного филина. Он любил эксплуатировать образ этой птицы, хотя холодно относился не только к ней, но и, вообще, ко всем представителям животного мира. Он не искал лишних забот и не нуждался в попечительстве над слабыми. Этот человек был сдержан, не выражал эмоций (что несвойственно большинству его коллег) и расчетлив. Если он покупал дорогие вещи для своего кабинета, то понимал, что это необходимо для работы. Конечно, ему нравилась созданная обстановка. Каждая вещица в кабинете была воплощением его страсти к коллекционированию. Только вот в самом коллекционировании Рустэм не видел иного смысла, кроме получения прибыли или карьерного роста.

И в самом деле, именно благодаря своему кабинету он с какого-то момента начал приобретать известность как маг. Телевизионщикам иногда нужны эксперты с яркой харизмой для различных передач и документальных фильмов с примесью мистики. И еще лучше, если такой эксперт имеет собственное декорированное для съемки помещение. Как-то натолкнувшись на рекламу мага Рустэма, представители одного из мелких телеканалов предложили ему прокомментировать приближающийся языческий праздник. Он, конечно же, не отказался, так как мечтал о сотрудничество с телевизионщиками и втайне на него надеялся. Журналистам очень понравился и сам Рустэм, и его кабинет. Съемка получилась эффектной, но самому экстрасенсу не принесла заметного притока клиентов. Он не расстроился, он чувствовал, что это всего лишь первый шаг, начало его карьеры. «Вот оно – пришло!»  – думал Рустэм. Его желание начало воплощаться в жизнь. А значит, скоро появится много клиентов и много денег. Так и случилось. Рустэм попал во внутренние списки журналистов как человек, рекомендованный для работы. После этого к нему стали обращаться с других каналов, чтобы записать ролик с его экспертным мнением. Приезжали снимать его в кабинете, позже начали приглашать в студию, и в итоге, один из рейтинговых государственных каналов предложил принять участие в постоянном проекте. Это принесло ему популярность и очереди клиентов. Бизнес пошёл в гору.

Но Рустэм понимал, что однажды на телевидении понадобятся новые лица, поэтому стремился как можно скорее реализовать свои материальные мечты. Он работал без выходных, брал высокую цену за консультации и проведение обрядов, не понимая, почему некоторые его упрекают в алчности. Что за чушь? Нельзя брать деньги за дар, данный Богом! А как же врачи, учителя, деятели искусств? Почему за их данный Богом дар не зазорно брать деньги? Для Рустэма это была работа, такая же, как и у всех. И хотя места для обмана в его работе оставалось больше, чем в занятии любого другого рода, Рустэм всё же считал ее нужной и полезной. Впрочем, для большинства его клиентов так оно и было, ведь даже обман можно использовать во благо.

Шарлатаном он себя не считал. Ведь, несмотря на то, что ему приходилось просто изображать мага, чувствовал он себя действительно более развитым интуитивно и духовно. Рустэм ощущал в себе способности, которых не было у других людей. Именно «не было», потому что у других людей их раньше не было. Теперь они стали появляться все чаще. Общество менялось, трансформировалось и обретало новые возможности: видеть прошлое и частично будущее, испытывать те же ощущения, что и другие, читать мысли, управлять своим телом и мозгом, контактировать с умершими и с прочими разумными существами во Вселенной, астрально и ментально исследовать другие миры. Все люди равны от природы и каждому дано одинаково, просто одному – чуть раньше, другому – чуть позже. Кроме того, научиться применять свои способности – дело непростое. Рустэм, пользуясь тем, что оказался в момент божественной раздачи способностей одним из первых, торопился на этом сделать состояние. Пока ещё он мог кого-то удивлять своей способностью видеть чуть больше.

Рустэм считал себя одним из первых экстрасенсов нового поколения, людей новой эры. Он верил в это и не лукавил, утверждая, что является экстрасенсом. Но также он знал, что не является магом и считал магию чистой воды шарлатанством. Он был уверен: ни один человек не способен влиять на другого, кроме как физически. Иначе люди не были бы равны. Эта философия помогала Рустэму придерживаться золотой середины. Ведь в его ремесле важней всего уверенность в своих силах. И в то же время важно было не утонуть в собственных иллюзиях, оставаться трезвомыслящим и хладнокровным.

Рустэм раздвинул шторы и откинулся в кресле перед панорамным окном. Весь день было солнечно, но теперь тучи сгущались над Киевом. Панорама города с высоты 23-го этажа действовала расслабляюще. Маленькие, юркие автомобили кружили по площади. В свете уже меркнувшего вечернего солнца начали проявляться огни реклам и вывесок. Рустэм достал бокал и плеснул себе граммов сто коньяка. Втянул ноздрями аромат шоколада, которым отдавал напиток, и проглотил горькое, но безумно вкусное зелье. Мягкое тепло растеклось внутри. Нина уже, наверное, оделась и сейчас заглянет, чтобы попрощаться. Экстрасенс задумался о женщине, которую по воле случая записал на завтра. То, что она рассказала по телефону, звучало тревожно и пугающе. Она говорила достаточно внятно для сумасшедшей, но ее рассказ не воспринимался как реальность. С одной стороны, Рустэм заинтересовался, ведь за всю его многолетнюю практику не подтвердился ни один подобный паранормальный случай. И в глубине души он хотел изучить нечто более реальное, чем бредни полусумасшедших клиентов. С другой стороны – интуиция подсказывала, что от этой женщины можно ждать чего-то существенного в финансовом плане, поэтому первое могло оказаться лишь приятным бонусом, но никак не влияло на ситуацию. «Осталось-то всего 15 тысяч…» – подумал Рустэм о своей будущей квартире, на которую копил последний год. Там они смогут жить вместе с повзрослевшим сыном. Через два месяца застройщик сдаёт дом и нужно доплатить оставшуюся по договору рассрочки часть стоимости квартиры.

Крупные капли дождя заколотили по стеклу. Нужно было собираться и ехать домой. Пока что, в скромную «однушку». Но вставать с кресла не хотелось. Дома никто не ждал. Жена умерла семь лет назад, а сын вырос и переехал в общежитие университета. Дома оставались лишь воспоминания о некогда счастливой семейной жизни. Не хотелось туда возвращаться.

– Рустэм, ну я пошла… – заглянула в кабинет Нина. Он обернулся.

– Давай, давай. Завтра приди пораньше. Помнишь, что пани Катерина придёт к 10-ти?

– Помню-помню! – поспешно ответила она. – Пока, до завтра.

– До завтра.

Рустэм медленно развернулся к окну, еще в плену прежних мыслей, и от неожиданности вскочил с кресла. По стеклу вместо капель дождя скатывались крупные капли крови.

– Нина! Нина! – закричал он, но никто не откликнулся. Рустэм подбежал к двери и выглянул в приёмную. Администратор уже ушла. Экстрасенс посмотрел в окно приёмной, но там, на стекле были обычные капли дождя. Когда он вернулся в кабинет, там было то же самое. Обычный дождь. Волосы, словно вставшие дыбом на затылке, медленно улеглись. Рустэм подошел к окну и оглядел стекло со всех сторон, пытаясь найти следы капель крови, но их не было. Страх растворился в венах, и только что-то бешено колотившееся сердце восстановило ритм. Голова закружилась, а картинка в глазах покрылась тёмными пятнами, готовыми полностью окутать сознание тьмой. Но Рустэм с ними справился. Он всегда боялся крови и сейчас чувствовал её пульсацию в собственных венах. Он сел на край кресла, глубоко вздохнул, выдохнул, растерянно провел рукой по волосам.


2

Солнечный свет, пробиваясь сквозь закрытые шторы, мягко обволакивал Рустэма. Он сидел за своим рабочим столом, опираясь на него локтями, бесцельно теребил ручку. Через стол от него сидела женщина. Возраст её было сложно определить – кожа лица ещё казалась молодой, но волосы, частично уже поседевшие, сбивали с толку. Можно было подумать, что женщина средних лет просто рано поседела. А, может, просто выглядит достаточно хорошо для своего возраста. Она казалась полностью лишенной женского стремления быть красивее: волосы не покрашены, лицо без макияжа, никаких украшений, одежда не модная, но в то же время ее нельзя было назвать ни безвкусной, ни строгой до аскетизма. Её темно-зеленая юбка-карандаш была не слишком коротка и не слишком длинна – ровно закрывала колени. Вязаная серая кофта с пояском не выглядела как «бабушкин вариант», но всё же несколько отставала от моды. В общем, одета пани Катерина была скромно и блекло, под стать своей внешности.

По этой причине Рустэму было сложно оценить и её финансовые возможности. Но он должен был это сделать. Этот аспект своей работы он считал наиглавнейшим и самым трудным. Сложность состояла в том, чтобы с первого раза безошибочно определить золотую середину и запросить именно ту сумму, которую клиентка способна достать, и при этом не продешевить. Придерживаться золотой середины всегда проблематично, ведь человек склонен скатываться к крайностям. Это требует опыта. Впрочем, у Рустэма его было достаточно. Вот и сейчас, выслушивая рассказ Катерины о сущности, поселившейся в её доме и пытающейся её убить, он решал эту непростую задачу: «Сколько с неё взять?».

Тонкие губы, нос, брови, суетливый взгляд – все свидетельствовало о чрезмерной восприимчивости женщины. В ее поведении Рустэм уловил склонность к психическим отклонениям: нервозам, маниям или даже к шизофрении. Но и это было ему на руку. С такими людьми проще работать. Они верили на слово. Вот и Катерина не оказалась исключением – она сразу же облегчила задачу и не потребовала доказательств его способностей, как делали многие чуть более хитрые клиенты, заставляя его рассказывать об их прошлом или о цели визита. Эта женщина все рассказывала сама. Видно, что была в отчаянии и не знала, где искать помощи.

– Вы понимаете, я чувствую, что высыхаю… Но оно меня пока не трогает по-настоящему, оно почему-то выжидает… Муж мой семь лет назад просто исчез в подвале… Занимался там нехорошими делами – он тоже был магом, как и вы! Я вызвала полицию, они всё посмотрели – мужа не нашли… – она натянуто улыбнулась, а глаза заблестели, наполняясь слезами, – ушли. А потом вообще, как ни в чём не бывало, прекратили поиски… Пропал человек – и всё! Никому нет дела! – она закрыла лицо ладонями, и плечи начали вздрагивать от тихих всхлипываний. Рустэм отметил, что муж её пропал в тот же год, когда умерла его жена. «Вот совпадение!» – подумал он. Ерунда, но почему-то именно это отложилось в его мыслях. Какие-то странные случайности, бессмыслица.

– Пани Катерина, успокойтесь! Что происходит в доме сейчас? – Рустэм попытался увести разговор от темы странного исчезновения мужа. Было неловко наблюдать за переживаниями женщины, которую он ещё не успел понять как человека, не успел найти ключ к её состоянию. Несмотря на поведение, в котором были заметны все признаки депрессии, Катерина всё же не напоминала душевнобольную. Хотя и это не исключалось.

Она небрежно вытерла слёзы ладонями и подняла лицо, всё в разводах. Тень, падающая от Рустэма и колеблемая пламенем свечи, заставила его подумать, что от слёз потёк макияж. Но… На её лице не было макияжа. Рустэм пригляделся, и волосы вновь зашевелились на его затылке, точно так же, как вчера, во время дождя. По лицу Катерины была размазана кровь. Рустэм вглядывался снова и снова, пытаясь разобраться, не кажется ли это ему, но лицо женщины, продолжающей рассказывать, действительно было перепачкано кровью. Холодок пробежал по его коже, а собственная кровь застыла от испуга. Дыхание перехватило, мысли стали набегать неспокойными волнами. Несмотря на свою фобию, Рустэм был сильным человеком и мог скрыть любое недомогание. Он с детства привык скрывать свой страх, ведь мужчину, который боится крови, могут назвать слабаком. Нельзя было выказывать слабость и в его работе, ведь клиенты искали поддержку, которую может оказать только сильный человек. Сильный во всём – значит сильный экстрасенс.

– Что у вас на лице? – с трудом выдавил из себя он. – Это кровь?

Катерина встрепенулась, достала из сумочки зеркало, посмотрелась.

– Ну вот! Видите? – подтвердила она. – Кровь! Вот до чего Оно меня доводит! Так часто бывает! То вдруг из носа кровь пойдет, то головокружение, то сознание теряю. Чувствую, будто энергию забирает. – Катерина достала платок и начала оттирать лицо от разводов. – У врачей проверялась, диагноза никакого поставить не могут, говорят, что я здорова. Да я и сама знаю, что здорова! Я же это своими глазами вижу! И не скажешь, что на голову больная. И с этим тоже проверилась – здоровая! Хотите, справку покажу? – горестно усмехнулась Катерина. Рустэм проигнорировал вопрос, и она, продолжая говорить, выложила на стол какую-то бумажку с печатями. – У меня же раньше много было друзей, они все мне хотели помочь, зная о моей ситуации, но все исчезали у меня в подвале. Знают, что дом большой, остановиться есть где… Приедут, пытаются разобраться, понять, что у меня происходит, но сущность всех поглощает. Теперь никого не осталось. Помочь некому – только на вас надежда.

«Нет, всё-таки больная, – подумал Рустэм. – Бред какой-то несёт… Откуда у неё друзья? Что значит пропадают? У них что, родственников нет? Полиция бы уже всё перешерстила… – взгляд его упал на положенную Катериной справку. – А это что тогда, раз она больная? И как такое вообще возможно? Не понимаю…».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3