Аркадий Попов.

Сто стихов наитий, вожделений за последние сто лет скитаний, размышлений



скачать книгу бесплатно

© Попов А., 2018

* * *

Читайте медленно, в спокойствии и не отказывайте себе здесь в удовольствии

Глава 1. Размышления

1.1. Переверну все небо
 
Переверну все небо на себя и выпью синеву из голубого колпака,
Сгребу вокруг себя руками крепкими кудрей громады-облака,
И подстелю гривастых львов мохнатые края, засунув горизонту под бока.
Начищу солнца жаркий диск огнём, творя, нагрев до самого горячего бела.
 
 
Раскрою парашюты сновидений и медленно спущусь в страну явлений,
Где ране не бывал никто другой. Мне: «Задержись, – там скажут, – ты постой,
Здесь перевёрнуто пространство и мысли все другие посещают страстно,
Не обессудь, другая иногда работает суть для достижения цели, пристегнуться не забудь».
 
 
Опору потерял, лететь вниз головой становится опасно, да и не совсем все ясно,
Как сформируется пространство, где вдруг становится прекрасно,
Блуждать наивно в тишине над тихим озером звенящей мысли –
А ты меня попробуй и осмысли, в свой близкий круг друзей зачисли.
 
 
Расставлю мысли в высоте: кому, когда и с кем и где дружить, блудить и счастье приносить,
А потом курить разумности трубку табака и думать, где ты был вчера,
С кем думал ни о чем и подставлял своё окрепшее плечо,
Пил горячий эль до дна и предсказал себе: не нарушай заветы никогда.
 
 
Наперекор всем бурям и ветрам установлю флагшток на скале-вершине сам,
Буду сверху на поля-луга смотреть и за порядком строгим без устатка бдеть,
Чтоб не перемешивались стада, гуляющие, как было заведено всегда,
Где гиблым мыслям надо здесь пастись, а где молодняку борзому завестись.
 
 
Наивностей стаи так быстро пролетали, порхая лишь крылами и клювами стуча,
Мы здесь непобедимы, – новость как будто принося.
Онтологии смыслы, неся большие коромысла, боялись вОды расплескать,
чтобы потом опять никак и никого так толком не признать.
 
 
Удовлетворение от безделия и напутствий умных изречения там поспорят за права:
Вокруг всем можно, а нам тогда нельзя?
Где край порочных сновидений в стране безделий? Где пафоса строка?
Все делать надо, только поразмыслив, нацелившись издалека.
 
 
На парашюте сесть на озеро надежды, где медленны движения, как и прежде,
Есть наваждений и стремлений клубящийся туман, прошептавший:
«Условий для выполнения всех твоих желаний не создам,
Ты только мой, и никому другому тебя отсюда не отдам».
 
1.2. Сны, как псы
 
Набор тяжелых сновидений внезапно стал ходить ко мне:
То падаю с высокой кручи, то – в темноте, не знаю где,
Иль пересаживаюсь, долго спеша на поезд, чтоб не отстать,
Не говоря уже об экзаменах в вузах, которых все не сдать.
 
 
Сны, как псы, все разрывают на куски, бросая в беспорядке клочья,
Которые не соединить, а лучше иногда забыть, стирая молча,
Чтоб не осталось дум, а вдруг все сбудется когда-то,
А может быть, наоборот, пусть лучше все уйдёт куда-то.
 
 
Есть теория такая – путешествовать во времени во сне,
Иногда вперёд не много забегая, а иногда все видеть в пелене,
Где только был вчера, активно наслаждаясь данным здесь тебе,
Которое ушло так быстро, извиваясь, и скрылось в темноте.
 
 
Пробег во времени назад-вперёд возможен, иначе как так можно объяснить,
Сон предсказания сбылся, и в объяснениях долгих можно от тоски завыть.
Нам не открыты только секреты управления – простые временные чудеса,
Мы не готовы взять и сдвинуть обороты циферблата мыслей колеса.
 
 
Как говорят нам просто: рано дать управление временем своим,
Нет чистоты у роя мыслей, куда мы чудо применим.
А сновидений-погружений, так это в самый раз как раз,
Аттракционы создавая, мы спокойно спать ложимся в нужный час.
 
 
Все думая, страдая в ночи объятий тишины,
Мы здесь спокойно улетаем в другие странные миры,
Живущие в мозгу упрямо и созданные прямо здесь,
Переплетая части воспоминаний и желаний спесь.
 
 
Фантазии в мозгу большие, их просто и не предсказать,
Летаешь и душой так просто отдыхаешь, чтоб лишнего не взять,
Отвлечься от простой открытой жизни, давая воли не початый край,
Спокойно выстроить здесь мысли, которых ране не видал.
 
 
Потом сплотить, что было явью, а что приснилось глубоко во сне,
Опять простимулировать мышление, хоть иногда, но приходящее ко мне.
А вдруг сойдётся-сбудется виденье простого древнего Завета – все можно, попросту хотя,
Иль останемся мы во владении всех сущностей реалий бытия.
 
1.3.
Братишка Кант
 
Формирование пустоты происходит постоянно.
Вчера здесь только на перехлест шли время и деяния,
И вдруг здесь дефицит событий, как ни странно,
Открыл простор для мыслей в изоляции от внешнего влияния.
 
 
На место сбора впечатлений ярких и эмоций ежечасных
Пришли раздумья о проделанном только что, но уже вчерашнем,
Никто здесь песен громких не поёт и нет событий страстных,
Как будто ты достиг того, о чем мечтал давно, работая уставшим.
 
 
Борьба и так идёт, но не за захват влияния и подчинение,
А за изоляцию того, что есть, от пустоты коварной наступления,
Сжирающей и подчиняющей себе противоречия событий,
И формируя ложное родство непримиримых здесь наитий.
 
 
Братишка Кант давно сказал: апперцепция трансцендентальна,
Но не поверили тогда, и до сих пор нам очень странно,
Что не можем мы себя сдержать на гране мыслей и деяний,
Завороженно смотря за танцем здесь судьбы, а она фатальна.
 
 
Есть край решениям любым – и внутренним, и внешним, –
Себя лишь надо удержать на линии судьбы, летящей в бесконечность,
Не отдавая пустоте объемы личного пространства,
Где ты живешь под стать себе и без панибратства.
 
 
Есть масса неопознанных причин и следствий непредвзятых,
Но формирующих стада поступков-постулатов – за единство взятых,
Ссылаясь на излишества основ и странных объяснений,
Пытающихся собрать фундамент длинных, непонятных рассуждений.
 
 
Зачем же крепко мы стоим, основы мира охраняя,
Как будто крепости добра здесь башни воздвигая?
Там мыслей дом нельзя разрушить, сразу причитая,
А лишь формировать интеллекта торжество, идеалы категорий создавая.
 
1.4. Одеяло брутальности
 
Брутально потянув все одеяло на себя,
Ты оголила часть соседнего пространства,
Где зародился так отдельно от тебя
Кусочек нового и нежного ростка любви убранства.
 
 
Так перемешав и изменив все планы о существенных началах,
Ты родила растение новое в пыли, затмившей светлые и тёплые лучи
Источника, так щедро здесь светившего когда-то в темных скалах,
Где все сгорело, как солома, в пылавшей долго так прожорливой печи.
 
 
Твое упрямое дыхание присутствует здесь постоянно,
Как будто говоря: «Я буду тут всегда, но только сюрреально,
Напоминая, как было все в далеком времени пространно,
А потому возобновимо и реально, но совсем обманно.
 
 
Садовника нужного нанять – росток поднять,
Прививки от болезней набирая,
Ошибок массу, чтоб не повторять,
Надежды светлым будущим питая.
 
 
Генетики, здесь чудеса проявим и заложим бесскандальный дух,
Оставив глупостей начала и заложив лояльности вокруг,
Теперь уж знаем, как бороться надо за выживаемость идей,
Любви залог располагая на вечность-красоту грядущих дней.
 
 
Скрестив и чувства, и заботу, обвяжем и подвяжем новый куст,
Замажем шрамы под корою, где сладкие ягоды любви произрастут,
Срывая постоянно урожай богатый, да не окажется пуст
Наш новый короб урожая, разбить который боги не дадут.
 
1.5. Уравнение трёх дорог
 
Который день идут дожди, все небо затянуло хмурой рванью,
Так долго ты меня не жди, отвык от примирений, прошлому платя запаутининной данью, –
Не вижу горизонта спесь, куда так рвались – думали, там счастье есть, –
Достаточно густая и тяжелая смесь затмила радости красивую картину.
 
 
От долгих лет дождей затмило душу, как будто никому не нужен,
Нет радости забот от приходящих дней – лишь капель стук в стекло,
Но темное оно, не отражает блики солнечных лучей, убитых цепью так похожих скучных дней,
Текущих равномерно и сердито, все покрывая пылью так открыто.
 
 
Нет смысла вновь здесь начинать, а потом упорно ждать,
Что выйдет из волшебства пробирки опыта простого,
Скрестить наивностей набор, перемешать возможностей раствор,
Оставить лишь мечты задор на вершине снежных и далеких гор.
 
 
Размытость всех дорог куда-то приведёт в конце далекого пути,
Где сухо и прохладно, но не все отрадно, а радость не найти,
Прийти к холодному озеру раздумий и тревог, где раньше ты не смог
Решить задачу из простых и примитивных уравнений трёх дорог.
 
 
Капли нудного дождя смывают наши все следы,
Никому не говоря, куда уйдут под землёй ручьи,
И унесут печати на земле, где долго были мы,
Лишь оголяя поворот извилистой тропы.
 
 
Найдутся новые прекрасные края, где нет дождя,
Но чуждые нашему сознанию, тем более пониманию,
Остаться здесь нам предстоит надолго, навсегда,
Каналы обводные проводя и солнца ожидая лишь следа.
 
 
Все прелести дождя мы не осознали до конца,
Накрывшего нас от сознания так надолго,
Там, в тишине, разлягутся поля спокойности ровно,
Произрастут надеждами в обрамлении отчаяний достойно.
 
1.6. Стриптиз души
 
А если всех раздеть, оставив неприкрытые души напоказ,
Убрать одежду, прикрывающую мысли и набор стремлений,
Оставить только лишь на час открытыми чары всех желаний враз,
И посмотреть вокруг на окружение людских надежд переплетений.
 
 
Стриптиз души заворожит и всех родных, и просто здесь прохожих,
Поскольку станет ясно очень, что совпадёт с наружным образом твоим, а что – не очень.
Во-первых, времени года расскажут сразу, где весна, а где лето и зима, и осень,
А во-вторых, как там дела с запасами вина, дегустацию которого мы постоянно просим.
 
 
Намеков беспредельный круг расскажет сразу, что было там в начале,
Когда ты зародился вдруг, да и потом, под какие звуки там тебя качали
И что лежит в основе всех мечтаний, где постоянно приручали
Иль брать все вдоволь из дающих рук, иль просить, молясь, чтоб дали.
 
 
Душевная открытость всем покажет истоки главные твои,
Там при показе яснее станет, что в основу крепкую избрали,
А что течением времени судьбы явлений наслоено и быстро нанесено,
Как будто сверху кем-то было все заранее задумано-отведено.
 
 
Стриптиз души – игра, так, может, здесь мгновенно обоими разыграна,
Где двое разобраться не в силах, кто прав, кто виноват в бессилии,
Обнажиться быстро не помешает мыслей черных, злобных пелена,
Объединиться, лишь любя, и получить заряды энтропии навсегда.
 
 
Особенно трудно здесь быть в соло, когда не знаешь, а зачем
Все это и как долго, как будто ты иголка, которую тянут за конец,
Чтобы прошить судьбу колец и натянуть другому на запястье, а затем
Собрать все думы и натянуть на голову тебе чужой и давящий венец.
 
 
В стриптизе том лишь части тела обнажая и лишнего в пространство не бросая,
Дары за это принимая, приватный танец исполняя, ты наберёшь монет мешок,
Раздашь который нищим и голодным, за путешествие платя,
Одежды на замен беря, на бал закрытых душ вступая, шпорами гремя.
 
 
На том балу одежды, кстати, и все пробудут там в наряде,
Скрывающем повороты уголков души, куда и не войти,
Кружась и плача в хороводе мыслей бала, который здесь жизнь давала,
Не разрешая дорогие платья всем снимать, лишь весело и хохоча плясать.
 
 
Стриптиз души исполнить на заказ все чаще приходилось,
Когда дорога жизни длилась, петляя в темноте, теряясь иногда в ночи,
Но так и не заблудилась, а привела в дом тёплый, где растворилась
В лучах пылающей и ждущей лишь тебя родной и греющей печи.
 
 
Тот замок-дом родители построили, где жили,
Туда и мысли, и наряды положили,
А потом и долго сторожили,
Пока им о твоей готовности не доложили.
 
1.7. Разденут душу всю до нитки…
 
Так расхождение или сближение во времени идёт,
То, что было рядом, теперь уже на расстоянии плывет,
А светло-чёрных точек приближение наблюдается вдали,
Вдруг облака здесь появились, как сгустки пустоты.
 
 
Чтоб сблизиться, сначала надо удалиться, отдалиться,
И посмотреть издалека, да и ненароком не ошибиться,
Как здесь идут дела, где был ты только лишь вчера,
Рассматривая в приближении, в какие вдруг войти большие ворота.
 
 
Открыты створки всех заходов, выбирай на вкус:
Там сводчатые арки, здесь лаз – не влезет даже скалолаз,
Не видишь за стенами, какие города там ждут тебя,
Разденут душу всю до нитки иль примут с честью короля?
 
 
Издалека виднее, что за забором крепким предстоит,
Войдёшь, штурмуя укрепление, или, как птаха, залетишь,
А дальше, что найдёшь однажды на улицах кривых урбанизации чащи,
Где никак иначе как под ноты чуждой флейты, сладко так звучащей, будешь волны жизни лить.
 
 
На практике все наоборот: прошёл сначала поворот, а там открылася картина,
Где ты стоишь и улыбаешься мило окружившим здесь тебя, приветствия сладко говоря,
И думаешь потом: «Зачем мне быть котом, который ластится ко всем,
Чтоб почесали за ухом, любя, и пендаля не дали с горяча?»
 
 
Здесь наступает тот момент, когда улёт на высоту вдруг сгладит глубину
Противодействий, накопившихся в бурлящем глубоко мозгу,
Когда к далекой, но не ясной цели никак я долго не дойду,
То чрез лупу смотрел лишь вдаль, то телескоп на мушку направлял.
 
 
Точка отсчета – вот главная беда: то близко, то далеко смотрим в небеса,
Хотя здесь рядом столько прелестей найдёшь,
Не надо долго думать, а куда так неуверенно идёшь,
Открыты двери все вокруг тебя, а ты как в жмурках: угадай – куда.
 
 
Сближение или отдаление подскажет правильный посыл чутья,
То приближая иль смело удаляя, ты здесь найдёшь себя,
Ломая иль воздвигая пределы окружения вокруг,
Создашь иллюзию посыла, как синтез бытия порочный и песочный круг.
 
1.8. Интеллектуальная постель
 
Работа для мозга всегда в напряг, но хочется больше всегда понять,
Запомнить и применить, всех сбор неясностей упорно победить,
Анализируя данных большой запас, извлечь понятностей каркас,
Туманы мыслей всех вывернуть на раз и придать им боевой окрас.
 
 
Процесс разбора и выстраивание рядов займёт немало собранных домов,
Где по порядку встанут штабеля, что можно всем, а что никому нельзя,
Названия улиц для построенных домов чередоваться будут с именами городов,
Проспекты главные – Москва, как будто малых переулков именами лишь дразня.
 
 
Архитектор мозга нам подскажет, где главные потоки побегут
И как работу автоматов-светофоров наладить быстро и уверенно тут,
Под главными проспектами должны понять дороги, ведущие в сады,
Цветущие и благоухающие набором сладких мыслей, которые придумали мы.
 
 
Там райские кусты цветут, как будто плодоносят, при этом ничего и не приносят,
Давая взору сладкие мечты, о чем как раз и думал ты.
Выстраиваешь схемы жития, чтоб осознать, а что ж там сверху просят,
Как завязать или развязать клубки, несущие тебя в цветущие сады.
 
 
Клубок всех знаний и тревог, он удержать тебя не смог,
Запутались нити бытия, как будто: «Это трудно, – говоря, –
Вступить на жизненный высокий твой крутой порог
И удержать, не лопнуть с горяча, удовлетворения принося».
 
 
Катаясь взад-вперёд по улицам большим, ты находишь малый поворот.
И ты уверен, он как раз и приведёт на тихую улочку твою,
Где нет потока бешеных машин, а есть судьбы удачный разворот;
Он и приведёт во двор, где скажет, я тебе налью и соком жизни напою.
 
 
Интеллектуальная постель предложит в тишине объединение всем,
Нет мыслей, прыгающих вспять, стремящихся ракеты все догнать,
Есть идеалы для души, а ты пойми в тиши, как не превратить в гарем,
А лишь идеи все собрать и новые порядки всем клубкам раздать.
 
1.9. Звеня мозгами и кудрями
 
Хотелось главное сказать, а получилось, ну, не очень,
Остались звездные полеты, размытые по небу в вышине,
Нет четкости в суждениях без реалий падающих в осень в тишине,
Интуитивно мысли подчинились внешней броской и приятной красоте.
 
 
Озеро желаний по-прежнему живет, хотя давно уж волны не играли,
Спокойно здесь скользя, простой баркас плывет, ища надежного причала,
Ушли куда-то времена, когда порывы ветра дули в паруса и не застужали,
События кружились яростным столпом, покоя вся команда никогда не знала.
 
 
Среди лесов, полей и гор заснеженных вершин стоишь один,
Так многого здесь не хватает, – есть простор, но хочется продлить свой взор
Для перемещений в бесконечный мир свободы и желаний,
Чтоб разрубить несовместимостей набор, создавший цепь пожизненных оков.
 
 
В падении долгом и приятном есть новые мысли в тишине,
Не приходившие так часто, лишь во сне, ну а теперь горящие реально,
Дающие основы для опор, совсем как новых промежутков спор,
В надежде соединить-объединить противоречия навечно и фатально.
 
 
Конечно, красота даёт отсчёт, как точка нахождения желаний.
Расставить надо четкий ориентир, чтоб далеко в лесу не заходил,
Ища в таежной чаще основу в глубине душевных и иных страданий,
Беря попутчиков в далекие края, звеня мозгами и кудрями, глотая всех и вся, кого б не подавали.
 
 
Старинные забавы в женской красоте не отдадут эмоций начинаний,
Так это хорошо, не пройден путь ещё до исступлений нудных, крайних,
Не прочитали до конца нравоучений всех гонца из книги вечной знаний,
Создавшей жизни ориентир горящей ярко, но один, как кусочек магмы
Сместятся только лишь чуть-чуть понятия о красоте и смысле развлечений,
Появятся заветы вечной доброты и притяжение мягких и пастельных завлечений,
О вечном мысли прорастут корнями, уцепившись вдруг за прошлого остатки,
Прорастая дальше вглубь и чувствуя, как воспоминаний тут среды ростки так сладки и приятны.
 
1.10. Колода карточная жизни
 
Пройти иль быстро пролететь остаток жизненных утех?
Вопрос серьезности духовных и плотских простых желаний,
Смешавшихся как бы здесь наспех в надежде на большой успех,
Создавшей смесь из праведных начал и крепких давних начинаний.
 
 
По лестнице длинной восходя и за приборами следя,
Замечаешь, как меняются пропорции желаний,
На первых быстрых этажах, тебе как будто говоря и по поверхности скользя,
Руководит тобою инстинкт разумности здоровых новых знаний.
 
 
Не замечаешь ничего вокруг, а смотришь, что пришло так вдруг,
Подъем так смело набираешь, иногда чрезмерно быстро ты шагаешь,
Используя нагих, младых, прекрасных, одержимых мыслей чудный миг,
Наборы опыта и знаний в корзину жизни смело по наитию хватаешь.
 
 
С набором высоты процесс смешения красоты, на расслоение похожий,
По полкам важным разместит надежды и печали толстые и важные слои,
Которые дали, как рецепт всем так известный и широко расхожий,
Основу всей разумности тревожной, но возможной
На кратком и извилистом пути в примитиве-наитии.
 
 
Взяв на себя подписанные жизнью к исполнению векселя,
Не можешь их бросить иль просто предъявить обратно,
Бессрочны сроки обязательств по исполнению лишь только у тебя,
Не могут быть погашены в любой момент на предъявителя возвратно.
 
 
Ты вынужденно будешь миксовать, что бросить, а что взять,
Тасуя карты беспрерывно, мешая ценные бумаги и колоду,
Так просто вытянуть нельзя туза, и будут колдовать, чтоб сразу не отдать,
А лишь упорно помешать – зайти поглубже в жизни воду.
 
 
Как предпочтения отдать, при этом сбалансированным остаться,
Не выдвигая перечень простых желаний странных напоказ,
А просто лишнее отдать и темной жизни не касаться,
Пасьянс мечты раздать, чтоб всем желаниям воздать и не в отказ.
 
1.11. Изучение вопроса изнутри
 
Прижав к себе любимую однажды, я вдруг почувствовал, ну и дела,
Как много жизнь мне здесь представила фантазий, так и дала
Размеров счастья здесь простор бескрайний, все не объять за раз,
Мне предстоит все изучить пространство страстно, да и не раз.
 
 
Искать там развлечений новых мы принялись вдвоём,
Друг другу помогая резво, вскрывая вен напор,
Реализуя мысли заждавшиеся светлых дней во весь объём,
Все принимая так открыто, как праздничный набор.
 
 
Все подробно изучая, я слишком далеко зашёл,
Интересуясь страстно, а что здесь есть, да и почем,
Контрастов полон мир здесь оказался разных властных,
Не очень мне понятных до конца, но очень привлекательных и сластных,
 
 
При изучении вопроса так много мне открылось вдруг,
Что до сих пор не перестаю я удивляться: а разве можно,
А зачем так сложно, лучше проще, а зачем здесь все в единый круг,
Настолько разным надо вдруг объединяться, безропотно принимая все вокруг.
 
 
Что, кажется, так далеко зайти здесь можно, растворяясь где-то тут,
Диффузия произошла большая, исчезли резкие границы вдруг,
Переходные зоны проявились в результате, ограды тесно трут,
Мешают восприятию активно и на сознание тяжко жмут.
 
 
Как помириться с новым человеком, внутри засевшим быстро у меня,
Последние лет сто процесс адапта здесь проходит, жестко так дразня,
Что было в применении ране и что нарисовалось там внутри,
Деформировав серьёзные начала так гладко на раз-два-три.
 
 
Объятия любви, как прежде, помогают просто, ты не жди,
Отдайся замечательному чувству и объяснений не проси,
Здесь нет примерного расклада – кто прав кто виноват, –
В едином сомкнутом пространстве все будет просто, лёгко так.
 
1.12. Река – вода
 
Река течёт, вбирая мысли о былом-прошедшем,
И все никак не отдаёт, смывая берега на русле быстротечном,
Излучина скрывает, откуда и куда промчались вОды, раздвигая
Оплоты здесь земли основ, как будто русло расширяя.
 
 
Два раза не войти в текущую реку воды, однако
Так лучше и не пробовать уйти все изменить куда-то,
Река те мысли не отдаст, с которыми вошёл когда-то,
Они плывут по-прежнему, бурля гребнями волн мохнато.
 
 
Ту реку вброд не перейти, нацелившись на берег, что напротив,
В надежде там найти тот идеал, помогший помечтать, все мысли сбросив,
О чем поймёшь потом, зашедши, с головою погрузившись,
Да и назад придёшь и не найдёшь того, что бросил, возвратившись.
 
 
В конце концов поймут тебя: стремился к рогу золотому.
Не каждому дано вернуться к берегу назад родному,
Чтобы припасть к источнику так близко дорогому,
Испить воды холодной родника, бодрящего, как чарка рома.
 
 
Воды текущий здесь поток лишь силы придаёт мечтам бурлящим,
Которых ещё полн здесь экипаж, вдаль пристально смотрящий,
Готовый дружно налегать с усердием на вёсла,
Чтобы доплыть туда, где ждут его экзотики ремёсла.
 
 
Где все найдут того, что долго так искали,
Лишь иногда к забытью рома припадали,
Надеясь в трезвом просветлении
Соединить реалии и душ страдающих мучение.
 
 
Река волнами чистыми лишь будет течь вперёд,
Где руслу проходить в крутой и длительный обход,
А где подмыть крутые скал твердыни берега,
Гранита мелкий щебень спокойно плавно унося.
 
 
Вода, как мысли, подмывая, огибает здесь крутой утёс,
А тяжкие страдания невозврата лишь поток унес,
Давая силу молодому экипажу и твердя под спрос:
«Ты настоящий, крепкий-сильный и удачливый матрос».
 
 
Войдя в ту реку, не смотри, робея, взглядами назад,
Иди вперед к другому берегу, местами наугад,
Иль в воду просто не ходи,
Спокойно жди свершения судьбы.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3