Аркадий Казанский.

Свидетельство Данте. Демистификация. Ваше Величество Поэт. Книга 1. Ад. Серия «Свидетели времени»



скачать книгу бесплатно

Запах жареного мяса привлекает диких зверей и гадов. Со стороны Северного остья к жертвенному костру подкрадываются Большая и Малая Медведицы (С 15-созвездие Большая Медведица; С 16-созвездие Малая Медведица), с одной стороны Зодиака приближается мощный Лев (З 8-созвездие Лев), с другой – смертельный Скорпион (З 10-созвездие Скорпион). Сзади к костру подкрадывается голодный Волк (Ю 11-созвездие Волк или Зверь). Вокруг ползают Дракон (С 17-созвездие Дракон), Змея (С 18-созвездие Змея) и Гидра (Ю 12-созвездие Гидра).

Верная стража богов бдительно охраняет их трапезу. Геркулес (С 19-созвездие Геркулес) наступает ногой на голову Дракона и готовится огромной дубинкой размозжить ему череп. Змеедержец (С 20-созвездие Змеедержец), наступая на Скорпиона, хватает Змея посредине и оттаскивает его от костра и Северной Короны (С 21-созвездие Северная Корона или Корона Ариадны), оставленной ему, Геркулесу и Волопасу (С 22-созвездие Волопас) на попечение. Волопас, с рогатиной в руках, отгоняет подальше Медведиц. Стрелец целится из своего огромного Лука (астеризм Лук) в Скорпиона. Близнецы держат оборону от огромного Льва. Кентавр (Ю 13-созвездие Центавр) бросает убитую Гидру и теперь мёртвую Гидру клюёт Ворон (Ю 14-созвездие Ворон). Сам же Кентавр ловко пронзает своим копьём Волка, унося эту падаль подальше от жертвенного костра.

У причала на реке Эридан стоит Корабль Аргонавтов (Ю 15-созвездие Корабль Арго или Арка Ноя), готовый к отплытию. Этот пир и великая гекатомба Верховному Олимпийскому богу Зевсу-Юпитеру предприняты по очень важному поводу. Впервые боги и их дети – Аргонавты выходят в плавание. По этому случаю надо серьёзно подкрепиться и запастись провизией на долгий путь.

С противоположной стороны звёздного неба на всё это пиршество заплаканными глазами скорбно смотрит Непорочная Дева (З 11-созвездие Дева), с Колосом в руке, уронив к ногам Весы Правосудия (З 12-созвездие Весы). О чём плачет Дева?


Прежде чем ответить на этот вопрос, озвучим возникшие вопросы:


1. Почему Альбрехт Дюрер, живописец XVI века от Рождества Христова, живущий в самом центре Христианского мира, берёт для изображения фигур созвездий каких-то мифических персонажей и зверей?

2. Почему Евангельская традиция, насчитывающая уже 15 столетий, не оставляет ни одного образа на звёздном небе для иллюстрации Страстей Христовых?

3. Можно ли отождествить имеющиеся на звёздном небе Дюрера созвездия с Евангельскими персонажами?


Ответим на третий вопрос, выделяя на звёздном небе изображения двух созвездий, которые можно отождествить с главными действующими персонажами Евангелий:


Первое – созвездие Дева, соответствующее Непорочной Деве – Богородице.

Второе – созвездие Овен или Агнец, соответствующее Иисусу Христу, которого в Евангельской литературе зачастую так и называют – Непорочный Агнец.


Для верующего Христианина картина звёздного неба открывается следующим образом:


С противоположной стороны небосвода на горящий костёр и готовящееся пиршество заплаканными глазами скорбно смотрит Непорочная Дева Богородица, с Колосом в руке, уронив к ногам Весы Правосудия.

В центре жертвенного костра она видит своего Непорочного Агнца – Иисуса Христа; это её сын сгорает на жертвенном костре (крест, на котором распят Христос именуют костром), вместе с двумя конями, на которых он входит в Иерусалим; ниже стоит Чаша, полная крови Христовой, о которой Он молит Создателя: «Отец мой, если можно, пусть минует меня Чаша сия!» Однако час, когда каждому из участников пира придётся платить за свои грехи, взвешенные на Весах Правосудия Непорочной Девы, ещё далёк.


Ответы на первые два вопроса – тема другой книги.

Почему я говорю здесь и далее о другой книге (книгах)? Начав разбор текста Комедии, решаю: – смогу в одной книге ответить на все вопросы, и снять все курсивы в разборе текста. По прошествии некоторого времени, понимаю огромность этой задачи в принципе, поэтому решаю в данной книге ограничиться Данте и его временем. Накопленные материалы по текстам, отмеченным мною курсивом, надеюсь изложить в другой книге (книгах).


Перечислены все созвездия (22 северных, 12 зодиакальных и 15 южных, итого 49), изображенные на Карте Звёздного Неба великого графика Альбрехта Дюрера, но возникают ещё два вопроса:


Где находится на звёздном небе Верховный Олимпийский бог Юпитер – Зевс, которому возносится столь пышная жертва? Почему Дюрер не изображает его?


Изображения Зевса в человеческом образе на звёздном небе Дюрер не помещает. Но вот созвездие Телец, символизирующее Зевса, когда он в образе быка похищает Европу, или в образе быка соблазняет Пасифаю, жену Миноса. Вот созвездие Лебедь, в образе которого он соблазняет Леду, родившую Близнецов – Кастора и Поллукса. Вот созвездие Орёл – верный спутник и оруженосец Зевса. Вот облако, скрывающее заднюю часть Тельца, в которое Зевс обращается, чтобы соблазнить Ио. Можно найти ещё какие-либо отождествления, но на этом останавливаюсь.


Люди, составлявшие звёздные карты, наносящие на них мифологические фигуры Созвездий, не чужды поэзии, да и сами в своём деле поэты. Да и как не стать поэтом, постоянно наблюдая за звёздами?


Где находится созвездие Рысь, упомянутое у Данте и находящееся на современных Звёздных Картах?


В изображениях Альбрехта Дюрера созвездие Рысь отсутствует. Его утверждает на небе великий польский астроном Ян Гевелий (1611—1687 годы). Это – самое малозаметное созвездие Северного звёздного неба, состоящее из слабых звёзд. Гевелий шутит по этому поводу: – «чтобы разглядеть созвездие Рысь, нужно иметь рысьи глаза». Незадолго до смерти он готовит к изданию Звёздный Атлас, но увидеть результаты труда ему не удаётся. Его вдова издаёт этот великолепный труд в 1690 году, в самом конце XVII века.


«Чего-то у тебя здесь не хватает» – говорит мне друг, гурман, большой любитель выпить и закусить.

«Всё упомянуто и проверено» – отвечаю: – «А что ты имеешь в виду?»

«Ну, сам посуди, чудак-человек» – говорит: – «Описываешь ты пир горой. Кажется, что всё есть: Кувшин с вином, Чаша для возлияний; на столе говядина, баранина, козлятина, рыба, раки, зайцы, дичь. А главное Дюрер забыл. Где мягкая, сочная свининка, без которой и пир не пир? Он кто: магометанин или иудей?»

«Да нет, он немец – христианин» – говорю.

«Тем более странно» – говорит: – «Всем известно: – немцы – большие любители свинины, Дюрер обязательно должен изобразить Свинью».

«А куда же её поместить?» – спрашиваю: – «Все места уже заняты».

«Да вот сюда» – авторитетно говорит приятель, ткнув пальцем между Овном и Тельцом: – «Здесь ей самое место, в центре стола, на сале её всё и жарится. Зачем Дюрер здесь изображает какое-то облако? По-всякому здесь место Свинье».

«Ну и подкладываешь ты мне свинью» – говорю: – «Нечистое ведь животное».

«А Волк или Гидра чистые что-ли?» – резонно замечает: – «Даже Ной в Ковчег берёт семь пар чистых и семь пар нечистых животных. Должна быть здесь Свинья и точка. Послушай, как это звучит у старика Гомера»:


К пиру велел Алкиной двенадцать баранов зарезать

Восемь свиней белозубых и пару быков тяжконогих Одиссея, песнь VIII. 59—60.


«Во всякой шутке есть доля правды…» – задумываюсь я.

«Во всякой шутке есть доля шутки…» – смеётся приятель: – «А у Гомера пир намного лучше!»

 
Она, кружа, мне преграждала высь,
И я не раз на крутизне опасной
Возвратным следом помышлял спастись. 36
 

Созвездие Рысь, кружа, преграждает высь не только Данте, но и мне в исследовании. Полагать, что поэт мог увидеть это созвездие за 400 лет до его введения в Звёздные Атласы, неразумно. Для разрешения этого вопроса необходимо определиться с датой написания Комедии.


При первом прочтении Комедии, бросается в глаза присутствие в ней сквозной хронологии событий от Сотворения Мира и Пришествия Спасителя до времени Данте, и кажется, что более надёжно датируемого источника в истории литературы просто не существует. Весомый аргумент в пользу этого приводит поэт:

 
Двенадцать сот и шестьдесят шесть лет
Вчера, на пять часов поздней, успело
Протечь с тех пор, как здесь дороги нет.
Ад XXI, 112—114
 

История человечества – ещё один план, или ракурс повествования в Комедии. Огромное количество Библейских и исторических персонажей, расставленных в ней, недвусмысленно указывает на это.


В этих строках Комедии один из бесов Ада поясняет Данте: — 1266 лет назад, во время схождения Иисуса Христа в Ад, землетрясение разрушает один из мостов Ада. Принимая во внимание, что Христос сходит в Ад между Распятием на кресте и Воскресением из мертвых, прибавляя к этой дате 33 года земной жизни Христа, все исследователи единодушно датируют время написания Комедии 1299 годом от Рождества Христова.


Пройдя тернистый путь изысканий персонажей, местностей и других исторических сведений в Комедии, ясно вижу: – вся мировая история делится пополам: персонажи, которых Данте упоминает в Комедии, живут до начала XIV века, а которых он не упоминает – позже. Феномен Данте отделяет одну половину истории от другой. Скажу больше: – Упомянутые в Комедии действующие лица, собственно и наполняют историю конца XIII – начала XIV века, именно по причине того, что упомянуты в Комедии, и сам поэт датирован в эту эпоху. Например, Фома Аквинский (1225 – 1274 годы), его великий современник, неоднократно упоминаемый поэтом в Комедии.


Как говорит великий поэт В. В. Маяковский (1893 – 1930 годы):


Пришит к истории, пронумерован и скреплен

И его рисуют – и Бродский, и Репин…

ХОРОШО! (Октябрьская поэма)


Задаёмся вопросом: – «Может ли Данте ввести в текст Комедии дату её создания каким-нибудь иным образом?» Вопрос этот заставляет задать огромное количество анахронизмов и «пророчеств», рассыпанных в ней. Прежде, чем искать ответ на этот вопрос, рассмотрим другой: – «Зачем поэт спускается в Ад?»

Схождение поэта в Ад, как поэтический приём

Главной особенностью Комедии является приём поэта: – всё её действие происходит на «том свете» – в Аду, Чистилище и Раю. Приём этот не нов, но только у Данте он использован в полном объёме, находя своё блестящее логическое и стилистическое завершение.

Многие поэты используют этот приём в своём творчестве. Не отправляясь на поиски первого из них, сошлюсь на мифологического певца Орфея, спустившегося в Ад, чтобы вывести из него возлюбленную – Эвридику, как одного из первых, и современника – Советского поэта Николая Трифоновича Твардовского (1910 – 1971 годы), отправившего в Ад литературного героя Василия Тёркина в поэме «Тёркин на том свете», как одного из последних.

Для исследования этого поэтического приёма, анализирую сюжеты схождения в Ад, имеющиеся у Гомера и Вергилия.

«Зачем поэты спускаются в Ад?» – вопрос, который необходимо осветить. Сведения о древних поэтах и других исторических персонажах, привожу из академических статей о них.


Гомер (от XII до VII века до н.э., якобы, – от разброса датировок времени его жизни в 500 лет мороз пробирает до костей), древнегреческий поэт, отправляет в Ад в «Одиссее» главного героя – царя Одиссея. Цель схождения Одиссея в Ад проста: – узнать у духа умершего прорицателя Тиресия свою дальнейшую судьбу. В частности: вернётся ли он на Итаку, увидит ли Пенелопу и т. д. Тиресий подробно описывает Одиссею грядущие многолетние странствия, перечисляет условия, при которых он сможет вернуться на Итаку, предрекая ему конец странствий в стране, где люди не пользуются веслом. В целом, пророчество Тиресия не распространяется в будущее дальше времени жизни царя Итаки – Одиссея.


Вергилий (Марон Публий 70—17 годы до н.э., якобы) – римский поэт, идёт гораздо дальше. Отправив в «Энеиде» главного героя – царя Энея в Ад под предлогом свидания с душой недавно умершего отца – Анхиза (мужа Олимпийской богини Афродиты), поэт вкладывает в уста Анхиза пророчество о судьбе рода Энея более, чем на тысячелетие – от Троянской Войны XIII века до нашей эры, якобы, до времени императоров Римской империи Цезаря и Августа (I век до н.э., якобы); практически до начала Христианского летоисчисления. Анхиз показывает сыну в Элизиуме души его далёких потомков, очистившиеся и готовые к вселению в тела Римских императоров через тысячу с лишним лет.


Это называется метемпсихоз – переселение душ. Напрасно ироничный Владимир Высоцкий (1938 – 1980 годы) поёт:

 
Хорошую религию придумали индусы
Что мы, отдав концы, не умираем насовсем.
 

Метемпсихоз выдумывают не индусы, а философы времен Вергилия. Исследователи объясняют этот приём Вергилия просто:


«Живший во времена Цезаря и Августа поэт, пользуется таким приёмом, чтобы возвеличить род Римских кесарей и произвести его от внука Зевса – Энея, который является сыном дочери Зевса – Афродиты».


В данном случае интересен не способ возвеличивания рода Римских кесарей, а поэтический приём, блестяще исполненный Вергилием.

Ни Гомер, ни Вергилий в текстах своих величайших произведений не приводят каких-либо дат. В самом деле: – даты «от Рождества Христова» ещё не существует (Христос ещё не воплощается), а даты «от Сотворения Мира» похоже нет в употреблении. Но ни Гомера, ни Вергилия, ни других поэтов это не смущает.


Великие поэты древности привязывают свои повествования не к дате, а к событию – Троянской Войне. Да и может ли быть историческое событие, датированное надёжнее, чем Великая Троянская Война? Это событие известно каждому школяру, а серьёзные учёные от неё и только от неё ведут исторический отсчёт. Гомер пишет исключительно про неё, и Вергилий пишет также про неё, вводя в повествование неясный ряд поколений после Троянской Войны, вплоть до Цезаря и Августа, отрывочный, не имеющий ни исторической привязки, ни начала, ни конца.

Вводя Цезаря и Августа в «Энеиду», Вергилий никаким образом не сообщает: – «Сколько лет, десятилетий и столетий проходит от Троянской Войны до Цезаря и Августа?» – он просто вводит вторую точку отсчёта, не связывая её с первой. Ясно одно: – «Все исторические события, отмеченные в „Энеиде“, происходят во время и после Троянской Войны, предсказания умершего во время неё Анхиза направлены целиком в будущее». В этом Вергилий солидарен с Гомером, а Анхиз солидарен с Тиресием.

Ни Гомер, ни Вергилий в своих произведениях не идут в прошлое дальше Троянской Войны. Их главные герои – царь Одиссей и царь Эней стоят по разные стороны стен Трои. Гомер не доводит повествования до смерти Одиссея. Вергилий также не доводит повествования до смерти Энея, хотя «пророчит» о будущем его великих потомков, более чем на тысячелетие. А вот в прошлое герои Гомера и Вергилия не обращаются вообще.


Оставляем в покое Гомера и Вергилия и возвращаемся к Данте. Сами собой напрашивается вопросы:

«Почему Данте, ведомый самим Вергилием, описывает исключительно события, прошедшие до его схождения в Ад, Чистилище и Рай и людей, умерших до 1300 года, либо чуть позже?»

«Почему Данте постоянно обращается в прошлое, упоминая события и людей, живших задолго до него?»

Это совершенно непонятно, ведь поэт прямо заявляет: – трагедию «Энеида» своего любимого учителя, он берёт за непререкаемый образец. Такое пренебрежение основной фабулой схождения в Ад необъяснимо. Где пророчества Данте на перспективу?

Для решения этого вопроса и необходимо найти истинную дату написания Комедии.


Думаю: – 1299 год введена в текст Данте не случайно, а сознательно, как и необъявленная дата Троянской Войны слепым Гомером и современником Цезаря и Августа – Вергилием.

Датировка времени написания Комедии Данте Алигьери

Каким образом можно записать историческую дату, не прибегая к помощи чисел? Существует независимый способ, изложенный выше, в стихотворном предупреждении. Для записи исторической даты можно использовать описание расположения видимых на звёздном небе планет, включая Солнце и Луну по созвездиям Зодиака на дату наблюдения (Гороскоп).

Есть ли такое расположение планет или Гороскоп в Комедии, а если есть, почему его до сих пор никто не обнаружил и не вычислил? Планеты древности – все, кроме Меркурия, упоминаются в Комедии под своими именами, другие указания на них можно восстановить по контексту. Для вычисления Гороскопа Данте сначала приведу указания, связывающие положение планет относительно созвездий, и указания на время года и фазы Луны. Первое указание присутствует в следующих терцинах:

 
Был ранний час, и солнце в тверди ясной
Сопровождали те же звезды вновь,
Что в первый раз, когда их сонм прекрасный 39
 
 
Божественная двинула Любовь.
Доверясь часу и поре счастливой,
Уже не так сжималась в сердце кровь 42
 

Как говорит В. В. Маяковский:

 
Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают —
 
 
значит – это кому-нибудь нужно?
 

Данте указывает: – расположение Солнца среди звёзд он находит таким же, как во время, когда Божественная Любовь отправляет прекрасный сонм звёзд в путь. Когда это происходит, сказано в Библии.


Обращаюсь к Евангелию от Матфея:


35 И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря:

36 Учитель! Какая наибольшая заповедь в законе?

37 Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим:

38 сия есть первая и наибольшая заповедь:

39 вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя;

40 на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. (Мф. 22.92)


Новый Завет Любви впервые даёт в Евангельской проповеди Иисус Христос. Своим Воплощением он отправляет прекрасный сонм звёзд в путь, следовательно, действие Комедии начинается в одну из ночей после Рождества Христова, ведь «Счастливая пора» наступает. Солнце в созвездии Козерог, после Зимнего Солнцестояния, трогается в обратный путь. День начинает прибавляться, ночь убывать. Светлый праздник Рождества Христова наполняет сердце каждого Христианина верой и отвагой, настаёт Счастливый час и Счастливая пора. «Днесь рождается наш Спаситель» – звучит из широко раскрытых дверей всех Христианских храмов.

Для определения даты действия необходимо определить, в каких созвездиях находятся остальные планеты.

При беглом прочтении текста, кажется, что поэт сообщает об этом очень немного. В третьей части Комедии, называемой Рай, где описывается вознесение Данте и Беатриче через все Небесные Сферы и планеты в Эмпирей, на первый взгляд, только планета Сатурн отнесена к созвездию:


Мы на седьмое вознеслись сиянье,

Которое сейчас под жгучим Львом

С ним излучает слитное влиянье.

Рай XXI, 13—15


Седьмое сиянье – планета Сатурн, находящаяся в созвездии Льва. Как часто это происходит?

Сатурн – самая медленная видимая невооруженным глазом планета Солнечной Системы, имеющая период обращения около 29,46 лет, возвращается в созвездие Льва один раз за это время. Каждое своё возвращение Сатурн пребывает в созвездии Льва более 2-х лет; за это время Солнце успевает возвратиться в начало года дважды, а то и трижды, что не даёт оснований для точной датировки Гороскопа. Три, а то и четыре раза в столетие наступает это событие. Для уточнения датировки Гороскопа, принимая расположение Сатурна на начало года, в созвездии Льва, займусь поиском положения остальных планет.

Данте тщательно прячет Гороскоп от непосвященных, сохранив его для беспристрастных исследователей; для обнаружения и датировки его, требуется долгое тщательное и придирчивое расследование и путешествие по всему тексту Комедии. Главное – признать наличие Гороскопа и возможность датировки с помощью него времени написания Комедии (и жизни Данте).

При внимательном прочтении обнаруживаю, что в одном месте поэт упоминает Марс в сочетании с созвездием:

 
Вот этот пламень, должной чередою
Пятьсот и пятьдесят и тридцать крат
Зажегся вновь под Львиною пятою.
Рай XVI, 37—39
 

Этот пламень по тексту Комедии – планета Марс, который, с периодом обращения около 1,88 лет, пролетает каждое созвездие Зодиака в среднем, менее чем за 2 месяца. Пока Сатурн находится в созвездии Льва, Марс обязательно там побывает, в разное время года, но не каждый год.


Следующая планета – Юпитер, с периодом обращения около 11,86 лет, больше одного года в каждом созвездии Зодиака не задерживается. Прямого указания на его положение в каком-либо созвездии, на первый взгляд, не видно. В одном только месте указано расположение Юпитера между Сатурном (отцом) и Марсом (сыном):

 
Я созерцал смягченное горенье
Юпитера меж сыном и отцом.
Мне уяснилось их перемещенье.
Рай XXIII, 145—147
 

Более чёткого указания на положение Юпитера Данте не приводит и, как оказывается, более чёткие указания не нужны. Помещая Сатурн и Марс в созвездие Льва, понимаю, что и Юпитер находится в том же созвездии. Такое редкое, можно сказать, исключительное сочетание планет является вполне определённым указанием для Гороскопа. Видим парад планет, в котором три внешние планеты Солнечной Системы выстраиваются в прямую линию.

Главный вопрос: – «Достаточно ли вышеприведенных указаний для датирования Комедии?»

Какова вероятность повторения подобного сочетания трёх внешних планет в Зодиакальном созвездии Льва, в начале года (январе месяце).

Принимая положения Солнца и Земли неизменными на начало января, определяем вероятность попадания внешних планет в этот период в созвездие Льва. Вероятность попадания каждой внешней планеты в определённое созвездие Зодиака равна 1/12. За один месяц ни одна из планет не покинет созвездие, в котором находится. Таким образом, для трёх внешних планет, вероятность их расположения в заданном созвездии Зодиака в указанное время года равна 1/123 = 1/ 1728.

Повторение подобного сочетания трёх внешних планет в определённый период года происходит не ранее, чем через 1728 лет! Для датировки Комедии этого вполне достаточно, учитывая, что от 1299 года до 2012 года, когда пишутся эти строки, проходит всего 713 лет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное