Аркадий Казанский.

Свидетельство Данте. Демистификация. Ваше Величество Поэт. Книга 1. Ад. Серия «Свидетели времени»



скачать книгу бесплатно

Небольшой штрих, дополняющий картину. Во всех случаях, как увидим позже, Флоренцией Данте называет Францию, поэтому «флорентийский дух» следует понимать, как «французский дух». С другой стороны, Вергилий, отправляя Ардженти на дно, называет его «псом», а это уже относится к России; здесь вдруг пахнет «русским духом». Думаем, в дальнейшем станет ясно, почему.

 
Так сгинул он, и я покончу с ним;
Но тут мне в уши стон вонзился дальный,
И взгляд мой распахнулся, недвижим. 66
 
 
«Мой сын, – сказал учитель достохвальный, —
Вот город Дит, и в нем заключены
Безрадостные люди, сонм печальный». 69
 
 
И я: «Учитель, вот из-за стены
Встают его мечети, багровея,
Как будто на огне раскалены». 72
 
 
«То вечный пламень, за оградой вея, —
Сказал он, – башни красит багрецом;
Так нижний Ад тебе открылся, рдея». 75
 

Дит – латинское имя Аида, или Плутона, властителя преисподней, сына Кроноса и Реи, супруга Персефоны, брата Олимпийских богов Зевса и Посейдона. Данте называет так Люцифера, верховного дьявола, «князя мира сего», царя Ада. Его имя носит адский город, окруженный Стигийским болотом – области Ада, лежащие внутри крепостной стены и носящие общее название нижнего Ада.


Поэт слышит дальний стон, потом показывается город Дит – столица Османской империи – Константинополь, ещё не получивший имени Стамбул [Рис. А.VIII.3]. С точки зрения христианина, этот город – исчадие Ада. За стеной «вечного города», раскинувшегося по обоим берегам залива Золотой Рог, возвышается много огромных мечетей, с бесчисленного множества минаретов которых доносится стон (восхваление Аллаха). Поэт описывает их багровыми в лучах вечерней зари, как бы горящими адским огнём. Только Константинополь в XVIII веке имеет так много мечетей внутри себя. В XV веке, перед падением под ударами османов в 1453 году, этот город имеет только один огромный православный храм – Святую Софию Константинопольскую [Рис. А.VIII.4], впоследствии преобразованную в мечеть – Айя София. Остальные огромные мечети появляются в этом городе в период наивысшего могущества Османской империи, во второй половине XVI века, построенные под руководством одного великого архитектора – Синана, прожившего до 98 лет (подтверждение мысли, что люди того времени могут прожить 100 лет, постоянно работая!) [Рис. А.VIII.5]


А.VIII. 3 Современный вид Стамбула (Константинополя). За заливом Золотой Рог, который пересекает Галатский мост, видна центральная часть Константинополя со множеством мечетей, окруженных минаретами. В XVIII веке вдоль берега тянется двойной ряд крепостных стен, ныне отсутствующий.


А.VIII.4 Мечеть Святой Софии Константинопольской (Айя София).

Снимок на фоне заката со стороны башни Галата. Перестроена из патриаршей Православной Церкви в мечеть, после завоевания Константинополя османами, ведомыми Магометом II Фатихом Завоевателем, в 1453 году, ныне музей.


А.VIII.5 Великий архитектор Синан. Синан доживёт практически до 100 лет и всю свою долгую жизнь плодотворно работает. По различным сведениям Синан проектирует и осуществляет строительство более 350 объектов, среди которых 84 мечетей, 52 маленьких мечети, 52 медресе, 7 школ, 22 мавзолея, 17 имарет, 3 дарюшшуфа, 7 плотин, 8 мостов, 20 караван-сараев, 35 дворцов, 6 амбаров, 48 бань. Имеется предположение, что часть этих исторических строений, которые в большинстве своём находятся в Стамбуле, построены его учениками или же группой архитекторов, работавших под его руководством.


Зодчий Синан рождён в 1490 году, во внутренней Анатолии, в Кайсери, в деревне Аырнас, в семье греков-христиан. Его имя – Иосиф. Ко двору попадает, когда происходит мобилизация в войска янычар. Начинает свою прославленную карьеру он простым столяром.

Направляется в Стамбул, где принимает Ислам. В то время ему 23 года, и он не подходит для высшей школы Эндерун по возрасту, ввиду чего направляется во вспомогательную школу, находящуюся при Имперском колледже. Спустя три года Синан оканчивает школу и становится квалифицированным архитектором и инженером, а уже через 6 лет с момента поступления в школу участвует в последней военной кампании султана Селима I на острове Родос, которая оканчивается со смертью султана.

Вместе с корпусом янычар нового султана Сулеймана I Великолепного в составе резервной конницы участвует в походе на Австрию, после которого Синан повышен до звания капитана Султанской охраны и получает в командование кадетский пехотный корпус, позже он назначается командующим 62-м стрелковым корпусом, дислоцировавшимся в Австрии. После Мохачского похода 1526 года, становится руководителем военных техников Османской армии. Во время своей службы Синан, расстреливая крепости и здания, как архитектор изучает их слабые места.

Во время последнего похода на Багдад для форсирования озера Ван строит 3 корабля и за это получил haseki ?nvan? (титул пожизненного придворного у Султана). Потом во время перехода через реку Прут во время похода на Молдову сооружает за 13 дней невиданный мост. Султан Сулейман I (Кануни) приходит в восторг и делает его главным архитектором двора. С этим званием Синан живёт до конца своих дней.

Синан доживёт практически до 100 лет и за эту долгую жизнь успевает плодотворно поработать. По различным сведениям, Синан проектирует и осуществляет строительство более 350 объектов, среди которых 84 мечетей, 52 маленьких мечети, 52 медресе, 7 школ, 22 мавзолея, 17 имарет, 3 дарюшшуфа, 7 плотин, 8 мостов, 20 караван-сараев, 35 дворцов, 6 амбаров, 48 бань. Если взять во внимание, что работает он главным архитектором дворца около 50 лет, трудно представить себе, что он может в одиночку спроектировать и организовать воплощение такого количества единиц архитектуры. Есть предположение, что часть этих исторических строений, которые в большинстве своём находятся в Стамбуле, построены его учениками или же группой архитекторов, работавших под его руководством.


Вот краткий перечень великих мечетей Константинополя 1743 года, не считая Айя Софии и малых мечетей, которые предстают перед поэтами:


1. Мечеть Календерхане, построенная рядом с акведуком Валента в конце XII века.

2. Мечеть Фетхие, переделанная из православного храма монастыря Святой Девы в 1591 году.

3. Мечеть Малая Айя – София, переделанная из церкви Сергия и Бахуса в 1591 году.

4. Мечеть Баязида, построенная сыном Мехмеда II Завоевателя султаном Баязидом II в 1501—1506 годах и являющаяся самой старой султанской мечетью в Стамбуле.

5. Мечеть Фатих, построенная якобы Мехмедом II Завоевателем, которая разрушена землетрясением и отстроена заново в 1780 году. Не является ли это землетрясение тем самым, которое описывает Данте?.

6. Мечеть Михрихмах, построенная архитектором Синаном в честь дочери Сулеймана I Великолепного Михрихмах в 1560 году, на самой высокой точке города.

7. Мечеть Растем Паши, построенная архитектором Синаном в 1561 году по приказу Сулеймана I Великолепного сразу после окончания строительства мечети Сулеймание.

8. Мечеть Шехзаде, построенная архитектором Синаном у акведука Валента в 1544—1548 годах в честь рано умершего сына Сулеймана I Великолепного, Махмуда и являющаяся первым творением архитектора Синана.

9. Мечеть Сокуллу Мехмеда Паши, построенная архитектором Синаном в 1571—1572 годах для одного из самых важных великих визирей Османской Империи Сокуллу Мехмеда Паши.


Как минимум четыре из этих мечетей построены одним великим архитектором – Синаном в XVI веке, спустя столетие взятия Константинополя османами, а четыре других переделаны из православных храмов. Когда путники приходят к Константинополю в 1743 году, они могут увидеть много огромных мечетей за стеной этого огромного города.

Где ещё располагать вход в нижний Ад христианину? Конечно, в столице Османской империи, в пределах которой находится недоступный священный каждому христианину Константинополь. Этот Ад назван Данте Нижним, потому, что он расположен на карте ниже Великой Тартарии, нанесённой на все карты XVIII века выше Османской империи (Тартар – синоним Ада) [Рис. А.VIII.6].


А. VIII.6 Карта России (TABVLA RVSSIAE) и ТАРТАРИИ (TARTARIAE PARS) с окружающими странами первого года правления царя Михаила Фёдоровича Романова после Русской Смуты 1613 года.


Синей линией показан путь Данте с Вергилием из Константинополя, через Чёрное Море (Zorno More) до устья Днепра, далее вдоль Днепра до порога Ненасытецкий, вдоль Перекопа (обозначен красной линией) до Тулы, далее до Москвы, из Москвы через Тверь на Вышний Волочок, далее на Валдай и Санкт-Петербург (на данной карте Санкт-Петербурга пока нет).

Составителем карты назван сын царя Бориса Годунова, Фёдор Борисович, первый русский картограф, не вступивший на царский трон. Об этом свидетельствует подпись в верхнем левом углу, под планом Москвы и, повторно, в нижнем левом картуше. Карта издана в Амстердаме, все надписи на архаичной латыни. План Москвы составлен в пределах Скородома, обнесённого стеной с башнями во время правления Бориса Годунова, что сделало Москву неприступной крепостью. На плане чётко видны четыре ряда стен: Кремлёвская Стена; Стена Китай Города, охватывающая Зарядье; Стена Белого Города – сегодняшнее Бульварное Кольцо; Скородом – сегодняшнее Садовое Кольцо.

В нижнем картуше написано: Великий Властитель, Царь и Великий Князь Михаил Фёдорович, Всея Руссорум, Автократор, Владимерии, Московии и Новгородии, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Властитель Московский, Великий Князь Смоленский, Обдорский, Югорский, Пермский, Вятский, Булгарский и проч. Притом Властитель и Великий Князь Новгорода Нижнего, и Властитель Иверии Карталинской, Коронован Царём лета от Рождества Христова 1614.

В правом картуше – вид города Архангельска с мощной крепостью. Над ним – вооруженные стрельцы с надписью Пегая Орда. Левее крупная надпись «ТАРТАРИЯ ПАРС». От нижнего течения Днепра до дельты Волги тянется надпись «Крымия, или Тартария Перекопская». Выше этой надписи изображен вал укреплений (перекопов), полностью отделяющий бассейн реки Дон со всеми притоками от России. Граница проходит чуть южнее Северской земли, Тулы, Московии, Владимерии и Мордвы. Собственно полуостров Крым является незначительной частью Крымии. Южнее Дона, называемого Танаис, крупно подписаны: Кабарда, Пятигория, Астрахань, Черкассия. Море Чёрное названо Эвксинским, море Каспийское – Хвалынским. В части Эгейского моря надпись Архипелаг, часть Османской империи надписана Натолия, южнее Каспийского моря надпись Персия Бесконечная, ниже рамки надпись Армения.

Западные страны представлены Данией, Швецией, Карелией, Кайанией, Пруссией, Лифляндией, Литвой, Польшей, Волынией, Подолией, Молдавией, Валахией, Булгарией и Романией.

Баренцево море названо Мурманским, Новая Земля правильно показана, как остров. На Севере указаны ВАГА, Каргополь, Вологда, Кондора, Обдора, Самоедия, Сибирь указана небольшим краем в низовьях реки Обь. Показаны Тингусы, Раида, Югория,

По берегу Каспия показаны Юрмен, Туркмен, Калмыки, Бочар, Каратайская Орда, Область Гилан.

В центре мелким шрифтом Московия, крупнее Севера и Володимера, Мордва, Пермия, Вятка, Казань, обширная область в среднем течении Волги названа Черемиссия Логовая и Черемиссия Нагорная. Россия на карте не подписана.

Данте, переправившись из Константинополя в устье Днепра поднимается вдоль него до Области Войска Запорожского, расположенного у Перекопа, проходит вдоль Перекопа на Тулу, оттуда проходит на Москву, Затем через указанные на карте Тверь и Волок добирается до Валдая, также указанного на карте. На карте указан также Великий Новгород.

Ни Крымским, ни Тартарским, ни Важским, ни Северским, ни Вологодским, ни Мордовским, ни Самоедским и проч. и проч. Властелином Царь Михаил Фёдорович не поименован.

 
Челнок вошел в крутые рвы, кругом
Объемлющие мрачный гребень вала;
И стены мне казались чугуном. 78
 
 
Немалый круг мы сделали сначала
И стали там, где кормчий мглистых вод:
«Сходите! – крикнул нам. – Мы у причала» 81
 
 
Я видел на воротах много сот
Дождем ниспавших с неба, стражу входа,
Твердивших: «Кто он, что сюда идет, 84
 

Лодка с путниками, спускаясь по заливу Золотой Рог, длина которого 12 километров, входит в пределы крепостных стен Константинополя. Справа, на южном берегу располагается центральная его часть с Айя Софией, слева, на северном берегу – пригород Галата с Галатской башней. Обе части обнесены крепостными стенами большой высоты с башнями. На земле стены цвета чугуна – светло-серые крепостные стены Константинополя [Рис. А.VIII.7]. Такой цвет имеет только-что отлитый чугун, это потом, закопчённый, он приобретает чёрный цвет. На звёздном небе стены цвета чугуна – чёрный ночной небосвод, покрытый звёздами Млечного Пути.


А.VIII.7 Стены Константинополя (вид с пролива Босфор в районе Румели – Хисар). Серый цвет стен похож на цвет чугуна.


Проделав немалый путь – проплыв заливом Золотой Рог до впадения его в пролив Босфор, челнок, направляемый Флегием – созвездием Возничий подплывает к пристани перед воротами. Много сот у ворот и над воротами, на Земле – многочисленная стража, обсыпавшая стену и ворота. На звёздном небе – бесчисленные звёзды Млечного Пути, к которым примыкает созвездие Возничий.


Много сот дождем ниспавших с неба – многие сотни дьяволов, которые когда-то являются ангелами, но вместе с Люцифером восстают на Бога и низвержены Им в Ад.

 
Не мертвый, в царство мертвого народа?»
Вождь подал вид, что он бы им хотел
Поведать тайну нашего прихода. 87
 
 
И те, кладя свирепости предел:
«Сам подойди, но отошли второго,
Раз в это царство он вступить посмел. 90
 
 
Безумный путь пускай свершает снова,
Но без тебя; а ты у нас побудь,
Его вожак средь сумрака ночного». 93
 
 
Помысли, чтец, в какую впал я жуть,
Услышав этой речи звук проклятый;
Я знал, что не найду обратный путь. 96
 

Обсыпавшие крепостные стены души сразу же распознают, что Данте ещё не умер, и протестуют: – пусть он не входит в их город – царство мёртвого народа. С точки зрения христианина, исповедующие Ислам не могут считаться живыми.

Начинается перебранка со стражей. Любой стражник, стоящий на воротах, считает себя всесильным лицом, облечённым особой миссией и наделённым безграничными правами, в том числе – убить незваного гостя. С другой стороны, стражник сам не будет разбираться в предъявленных документах, прежде всего, по причине неграмотности. Не помогут и низшие командиры. Особенно ярко это проявляется на Востоке. Здесь решение принимает только высшее руководство. Не понимая этого, поэт близок к панике, особенно слыша незнакомую турецкую речь. Он понимает, что обратной дороги один он не найдёт, это пугает его ещё больше.

Стражники разрешают Вергилию приблизиться для переговоров, оставив поэта в одиночестве. Очевидно, тот говорит с ними по-турецки, даёт им понять, что близок великому Визирю или самому Султану. На звёздном небе созвездие Геркулес расположено ближе к созвездию Возничий и дальнейшему театру действий, чем созвездие Северная Корона.

 
И я сказал: «О милый мой вожатый,
Меня спасавший семь и больше раз,
Когда мой дух робел, тоской объятый, 99
 
 
Не покидай меня в столь грозный час!
Когда запретен город, нам представший,
Вернемся вспять стезей, приведшей нас». 102
 
 
И властный муж, меня сопровождавший,
Сказал: «Не бойся; нашего пути
Отнять нельзя; таков его нам давший. 105
 
 
Здесь жди меня; и дух обогати
Надеждой доброй; в этой тьме глубокой
Тебя и дальше буду я блюсти». 108
 

Данте уже готов, поддавшись страху, повернуть назад, куда угодно, только не в этот город, так сильно он его пугает, умоляя Вергилия не оставлять его одного. Тот успокаивает поэта, говоря, что Пославший его настолько силён, что отнять пути, которым они идут, не в силах никто, поэтому поэту ничего не грозит; ему не стоит оставлять надежды. В сгущающемся мраке ночи он клянется и дальше блюсти поэта.

 
Ушел благой отец, и одинокий
Остался я, и в голове моей
И «да», и «нет» творили спор жестокий. 111
 
 
Расслышать я не мог его речей;
Но с ним враги беседовали мало,
И каждый внутрь укрылся поскорей, 114
 
 
Железо их ворот загрохотало
Пред самой грудью мудреца, и он,
Оставшись вне, назад побрел устало. 117
 
 
Потупя взор и бодрости лишен,
Он шел вздыхая, и уста шептали:
«Кем в скорбный город путь мне возбранен!» 120
 

Вергилий идёт парламентёром в городские ворота, но вскоре появляется оттуда ни с чем. То ли начальства нет на месте, то ли высочайшее указание не дошло вовремя – неизвестно. Данте обуреваем бурей чувств, оставшись один, но враги немногословны и отсылают мудреца назад. Он пребывает в недоумении, не понимая, почему их не пускают в скорбный город.

 
И мне он молвил: «Ты, хоть я в печали,
Не бойся; я превозмогу и здесь,
Какой бы тут отпор ни замышляли. 123
 
 
Не новость их воинственная спесь;
Так было и пред внешними вратами,
Которые распахнуты поднесь. 126
 
 
Ты видел надпись с мертвыми словами;
Уже оттуда, нисходя с высот,
Без спутников, идет сюда кругами
Тот, чья рука нам город отомкнет». 130
 

Искушенный в подобных оборотах событий, проводник старается ободрить Данте, уверяя, что гарантии их безопасности даёт такая Защитница, выше которой нет. Он увещевает поэта не обращать внимания на провокации стражи, уверяя, что им на подмогу от врат Ада идёт Всемогущий; как только он появится, конфликт будет разрешен.


По церковной легенде, когда Христос сходит в Ад, чтобы вывести оттуда души ветхозаветных праведников, дьяволы преграждают ему путь, но Христос разбивает адские врата, которые с тех пор остаются открытыми.


Реконструкция событий:


Келья небольшая, но светлая, за зарешеченным окном синеет небо Италии, дверь, окованная железом, заперта снаружи. На кровати, съёжившись, лежит Ардженти, плача от бессилия. Рубцы от трости саднят, они начинают чесаться.

Со стуком раскрывается дверь, в келью входит падре Филиппо с тростью в руке, при виде которой Ардженти ревёт навзрыд, растирая слёзы по грязному лицу.

«Сын мой» – говорит падре твёрдым голосом: – «Слезами горю не поможешь. Запомни: самое страшное – ощущение бессилия. Ты сейчас встанешь, мы пойдём в баню, умоемся, облегчим твои страдания, смажем раны целительной мазью. Потом мы приступим к занятиям. Ежедневно, четыре часа до обеда, затем четыре часа после обеда, я буду обучать тебя наукам, необходимым для поступления в университет»,

«Никуда я не пойду» – упрямо бормочет Ардженти: – «Отвези меня домой…».

Свист трости заставляет его съёжиться, удары сыплются на спину и плечи, вызывая резкую боль. Ардженти съёживается клубком, тихо, сдавленно всхлипывая.

«Ардженти» – раздаётся твёрдый голос падре: – «Запомни главную истину: – не научившись подчиняться, не научишься властвовать. Властелина, не умеющего подчиняться, ждёт бесславный конец. Отныне любое твоё неповиновение будет жестоко наказано тебе же во благо. Запомни это крепко, сын мой, не заставляй меня причинять тебе лишнюю боль. Учти, что наказание настигнет тебя за неповиновение, за неприлежание к учёбе, за каждый неверно выученный урок. Теперь вставай, иди за мной» – он поворачивается спиной, выходит, оставив дверь открытой. Ардженти, всхлипывая, отправляется вслед падре.

Ад – Песня IX
У ворот Дита – Фурии – Посол небес – Круг шестой – Еретики. Путники входят в Галату через ворота.
 
Цвет, робостью на мне запечатленный,
Когда мой спутник повернул назад, —
Согнал с его лица налет мгновенный. 3
 
 
Он слушал, тщетно напрягая взгляд,
Затем что вдаль глаза не уводили
Сквозь черный воздух и болотный чад. 6
 
 
«И все ж мы победим, – сказал он, – или…
Такая нам защитница дана!
О, где же тот, кто выше их усилий!» 9
 
 
Я видел, речь его рассечена,
Начатую спешит покрыть иная,
И с первою несходственна она. 12
 
 
Но я внимал ей, мужество теряя,
Мрачней, быть может, чем она была,
Оборванную мысль воспринимая. 15
 

Страх, отражающийся в лице Данте, поневоле передаётся и Вергилию. Как любой человек, ожидающий важного для себя известия, он приходит в состояние ажитации. Неуверенность нарастает; в самом деле, с покровителем может что-то случиться, или может измениться состояние международных отношений за время, пока он в отлучке. Он, с одной стороны, подбодряет поэта, давая ему понять, что ситуация под контролем, с другой, сам не осознавая того, бормоча, ищет выход.

Поэт, слыша, как отрывисто говорит Вергилий сам с собой и, понимая, что положение их непрочно, ещё больше теряет мужество. Каждая новая мысль мрачнее предыдущей.

 
«Туда, на дно печального жерла,
Спускаются ли с первой той ступени,
Где лишь надежда в душах умерла?» 18
 
 
Так я спросил; и он: «Из нашей сени
По этим, мною пройденным, тропам
Лишь редкие досель сходили тени. 21
 
 
Но некогда я здесь прошел и сам,
Злой Эрихто заклятый, что умела
Обратно души призывать к телам. 24
 
 
Едва лишь плоть во мне осиротела.
Сквозь эти стены был я снаряжен
За пленником Иудина предела. 27
 
 
Всех ниже, всех темней, всех дальше он
От горней сферы, связь миров кружащей;
Я знаю путь; напрасно ты смущен. 30
 
 
Низина эта заводью смердящей
Повсюду облегает скорбный вал,
Разгневанным отпором нам грозящий». 33
 

Видя беспокойство Вергилия, чтобы отвлечь его внимание от мрачных мыслей, Данте задаёт вопрос: – «А раньше кто-нибудь спускался сюда, в Нижний Ад?» Вергилий успокаивает его, говоря, что ему самому доводилось сюда спускаться, имея в виду схождение в Ад царя Энея в «Энеиде». И второй раз он спускается сюда, сообщает он, после смерти, когда его снаряжают за пленником Иудина предела (как понимаю, за самим Данте).


Эрихто – легендарная фессалийская волшебница, воскрешавшая мертвых и заставлявшая их предсказывать будущее (Лукан, «Фарсалия», VI, 507—830). Иудин предел – Джудекка, центральный круг ледяного озера Коцит, в самой глубине Ада, где казнится Иуда. От горней сферы, связь миров кружащей – от девятого неба, ли Перводвигателя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16