архимандрит Рафаил Карелин.

Море житейское. Ответы на вопросы читателей



скачать книгу бесплатно

У меня есть подруга, она человек очень чувствительный и в то же время очень честный и бескомпромиссный. Ее очень мучит один вопрос, вопрос о любви Божией. Она не может понять, как может Господь любить всех и хотеть всем спастись, если знает заранее, что миллионы людей будут мучиться в аду? Как может любить Тот, Кто создал человека, зная, что он согрешит и пойдет в ад сам, а за ним и множество его потомков? Почему Господь попускает родиться людям, которые не спасутся? Вот ее слова: «Господь требует от нас любви, а если мы не сможем Его полюбить, то Он же будет жечь нас в аду Своей любовью»; и еще: «Я хожу в церковь, причащаюсь и стараюсь не грешить, потому что боюсь, что меня упрячут в ад. Но для агапэ нужно жертвовать, а для этого нужно бороться с эгоизмом, а это очень болезненно». Я не могу ответить ей на эти вопросы, у меня недостает понимания или еще чего-то, может любви. Для меня это вопрос веры. А она очень мучится этим вопросом, даже плачет часто, при упоминании о любви Божией. Этот же вопрос – камень преткновения для моей матери, она неверующая. Очень прошу, если можете, помогите.

Вопрос о происхождении и существовании зла волновал и волнует многих. Начнем с простого примера. Если бы у человека должны были родиться двое детей-близнецов и он знал бы, что один станет праведником, а другой грешником, то что было бы лучше: ради будущего праведника родить грешника или из-за будущего грешника лишить жизни праведника? Бог дал человеку больше, чем мы можем представить и вместить в слове: «спасение», – Он дал ему возможность богоуподобления; по словам святого Афанасия Великого: «Велел творению по природе стать Богом по благодати». Как согласовать существование зла с Божественной любовью? Для того чтобы исключить возможность грехопадения, надо лишить человека свободной воли, но тогда исчезла бы возможность богоуподобления, и человек остался бы нравственно-нейтральным предметом этого мира. Любовь как раз является свободным выбором, именно поэтому она сопряжена с риском для человека: все выиграть или все проиграть, все получить или все потерять. Тот вариант, который предлагает Ваша подруга, – уничтожить потенциальных грешников еще до их рождения, по предвидению, – делает свободу воли фикцией, а без свободы любовь превращается в необходимость – во вложенную в человека программу. Это, в сущности говоря, представляет отказ от личностного бытия и буддистский выбор небытия. Мы судим о Божественной любви по аналогии с человеческой любовью, как с душевной эмоцией; а Божественная любовь есть онтология Божественного бытия – апостол Иоанн сказал: Бог есть Любовь (ср.: 1 Ин. 4, 8). Любовь, обращенная к миру, – это благодать Духа Святого, отблески которой переживали святые подвижники и изумлялись Божественной любви. Бог дал человеку высшее – личностное – бытие и, создав человека как личность, этим добровольно ограничил Себя человеческой волей, – тем, что называется произволением. Он сделал ее автономной и насильно не вторгается в ее область; иначе человек как личность был бы «уничтожен» Богом и потерял бы свое индивидуальное бытие.

Адские муки грешников – это не муки, причиняемые самой любовью, а осознание потери любви, которая ничем не восполнима. Тот, кто говорит: «Зачем Бог сотворил, если Он предвидел», – в сущности говоря, отказывается от своего достоинства как образа и подобия Божия, от любви, как свободного самоопределения, и предпочитает быть ничем – нравственным нулем, то есть – не быть. Любовь Бога – это страдающая любовь. Святой Игнатий Богоносец назвал Христа «Распятой любовью». Она страждет о погибели грешников, но не может проникнуть в душу, которая неспособна воспринять ее. Христос стоит у двери человеческого сердца, но хочет, чтобы человек сам открыл эту таинственную дверь. Я думаю, что Вам следует объяснить Вашей подруге, что ее собственная любовь душевна и страстна и поэтому она не знает, что такое Божественная любовь. Если она хочет познать, то должна начать не с протеста, а с подвига искать эту любовь и жить ради нее. Спасение – это богообщение и богоуподобление. Оно невозможно без любви, а любовь – без нравственной свободы, которая заключает в себе возможность выбора добра и зла.

Если можно, дайте совет – какой первый шаг сделать к «интеллектуальному подвигу – верить без рассуждения» (из Вашей книги «В поисках истины»). Иисусова молитва помогает бороться с мечтательностью и воображением. Но что делать с умом? А то я недавно «додумался» даже до того, что Господь-то несвободен – ведь Он не может выбрать зло…

В области метафизики наш логизирующий рассудок перестает действовать, подобно тому как в космосе не действуют законы механики Исаака Ньютона. Разумеется, это только пример. Если бы реалии духовного мира можно было познать силами рассудка, то сама вера исчезла бы, превратившись в знание. Если для Вас трудно примириться с мыслью об ограниченности человеческого разума, то воспользуйтесь оружием своего противника: прочитайте сочинения Секста Эмпирика и проанализируйте его доводы своим рассудком, и увидите, как логизмы могут превращаться в алогизмы. Что же касается свободы, то свобода – это не произвол, а условие для полноты бытия. Человек тем более свободен, чем он больше осуществляет идеал человека, а в Божестве свобода сливается с Его бытием. Эти понятия в Боге абсолютны, поэтому свобода Бога – это тождество Самому Себе. Зло ограничивает бытие; оно порабощает свободу, как агрессивная, несвойственная бытию сила. Поэтому Бог, будучи абсолютно свободным, не может избрать антисвободу греха. У наших современников понятие «ум» аналогично «рассудку», а в древней антропологии ум являлся совокупностью всех познавательных сил человека, включая интуиции, а в некоторых случаях служил синонимом духа.

Христос воплотился с телом падшего Адама или с прославленным телом?

Христос воплотился с телом Адама, подверженным, как наше тело, тлению, смерти и телесным немощам (усталости, сну, жажде, голоду), но во плоти, не имеющей греха. Другими словами, по человеческой природе Христос во всем подобен нам, кроме греха.

Почему Бог не уничтожит убийц, еретиков, раскольников, блудников и так далее еще в утробе матери, дабы спасти их души от геенны огненной, а других людей от их пагубного влияния?

Долготерпение Божие – это необходимое условие для нашего спасения. Если бы Бог послушал Вашего совета, то на земле осталось бы столько людей, сколько на Луне. Божественное предвидение допускает развитие добра и зла, иначе человеческая воля была бы фикцией.

Я задавал вопрос о еретиках, раскольниках, самоубийцах и так далее, говоря, что лучше им умереть в утробе матери, чтобы не испытать всю силу геенны огненной. Ваш ответ на этот вопрос вызвал у меня недоумение. По Вашей логике выходит, что человек сам себе судья и Бог не вторгается в его жизнь и сферу свободного духа человека. Это похоже на деизм и агностицизм. Помогите разобраться с этим вопросом!

Если предвидение Божие заранее карало бы грешника, то свободная воля людей была бы фикцией. Дар свободной воли предполагает условия для развития добра и зла. Бог не совершает преждевременных селекций над человечеством. Что же касается деизма и агностицизма, то эти две философские системы несовместимы друг с другом. Поэтому я советую Вам или не употреблять малопонятных терминов, или же изучить и осознать, что они представляют собой. Впрочем, могу подсказать Вам. Деизм – это философское течение, которое признает Бога как Творца, но отвергает Его как Промыслителя мира. Поэтому деизм является шагом от теизма в сторону атеизма. Агностицизм – это учение о том, что человек не может познать причин и следствий явлений, а также сущностей вещей, с их атрибутикой, динамикой и модальностью. Агностицизм в этом смысле смыкается с позитивизмом и приближается к скептицизму. Что касается Вашего недоумения, то это неплохо: Аристотель считал удивление началом философии. Об интересующих Вас вопросах можете прочитать в трудах Сергея Глаголева, протоиерея Павла Светлова (не путать с протоиереем Александром Менем) и Виктора Несмелова.

Какое значение имело для людей Иоанново Крещение (см.: Мк. 1, 5) и прощение грехов, ведь Таинства Крещения как такового еще установлено не было? В силу чего Апостолы могли причащаться на Тайной вечере еще до сошествия на них Духа Святого (и, соответственно, основания Церкви, в которой только можно приступить к Таинствам)? И позволительно ли нам говорить о незнании во Христе по человечеству и если да, то в каком смысле?

1. Крещение Иоанново было подготовлением к проповеди Христа и Крещению как Таинству, посредством Покаяния. 2. Господь учредил несколько Таинств, в том числе Крещение и Евхаристию, до Пятидесятницы. Сам Господь есть Владыка Церкви. Церковь в Нем и с Ним. 3. Есть два вида знания во Христе: личностное и природное. Христос знает все, как Божественная или Богочеловеческая Личность, но сама человеческая природа Христа, будучи истинно человеческой, имеет свойство ограниченности и поэтому, сама по себе, не может иметь всеведения, так как в этом случае сравнялась бы с Божественной природой и перестала бы быть нашей природой. По ипостасному соединению двух природ человеческая природа имеет возможность обогатиться всяким знанием, но оно не переходит во всеведение. Если Вы найдете мою книгу «Векторы духовности», то в ней есть статья по этому вопросу.

Чем познается Бог – умом или сердцем?

Бог познается религиозной интуицией, которая лежит глубже ума и сердца, а проявляется в области чувства и разума.

Святой Дух пребывает в Церкви. Но не этот ли Святой Дух поддерживает гармонию и целостность мира, дабы мир не впал в хаос? Получается так, что Святой Дух один, а влияния и дары Его разнообразны.

Бог Един, а действия Его разнообразны.

У меня такой вопрос. Мы почитаем за святых иудейских Пророков и трех волхвов языческих, о которых говорится в Евангелии. Но почему тогда не почитаем за святых языческих пророков, например Платона, который говорил о том, что Бог придет на землю в виде человека. То же говорил Вергилий, если не ошибаюсь.

Три волхва не были язычниками, а как предполагают, иудейскими прозелитами. В Вавилоне существовала одна из самых больших общин в рассеянии еще прежде, чем иудеи обосновались в Александрии. В Вавилоне пророк Даниил имел много последователей и учеников, которые передавали его пророчества из поколения в поколение. Сам пророк Даниил был главой вавилонских ученых. Слово: «волхв» – означало не язычника и не мага, а человека, обладавшего особыми знаниями, например в математике, астрономии и медицине. Греческий географ Страбон писал, что в Халдее астрономов называли философами. К сожалению, Вы ошибаетесь, цитируя Платона и Вергилия. У Платона такой фразы вообще нет. Климент Александрийский приписывает Платону мысль, что только человек с неба может объяснить то, что неведомо философам. Что касается Вергилия, то, вероятно, Вы имеете в виду оду на рождение сына императора, в которой можно увидеть мессианские ожидания, но нет никакого указания, как и у Платона, на Иудею. Надо добавить, что, по Преданию, три волхва были убиты за проповедь о Христе, следовательно, язычниками они быть не могли.

Вы пишете, что ни у Платона, ни у Вергилия нет указания на Иудею как на место рождения Мессии. А разве это принципиально? Главное то, что они ожидали Спасителя. А то получается, что святость зависит от географической точности пророчеств? По-моему – это неправильно. Я заблуждаюсь?

Волхвы знали, что Спаситель придет из Иудеи согласно пророчествам. А Платон и Вергилий оставались язычниками; их мессианские чаяния были лишены конкретности, а скорее, свидетельствовали о духовном кризисе языческого мира. Платон не был монотеистом, так как для него божеством являлся космос; а Вергилий прославлял в своей поэзии языческих богов. Чем же они могли спастись? Мифологией, что ли?

Прочитал Вашу книгу «Векторы духовности» и встретил там имя Бога – Абсолют. Спаситель дал нам имя Бога – Отец. Называние имен Бога зависит от конкретной ситуации?

Абсолют – это не имя Бога, открытое в Священном Писании, а бесконечные свойства и совершенства Бога. Существо Бога едино и трансцендентно, а в многочисленных Божественных именах Бог открывается нам в Своих действиях по отношению к миру. Советую прочитать книгу «О Божественных именах» святого Дионисия Ареопагита.

Какими свойствами обладает душа человека после смерти, если она попадает в рай? Может ли она видеть происходящее в земном мире? Видит ли она судьбы и желания людей и так далее?

Душа по смерти не по своим силам, а по благодати Божией может видеть то, что происходит в мире.

Не является ли икономия нарушением канонов Церкви? И почему Вы считаете, что первые люди могли испытывать неукоризненные страсти (сон, жажда, голод, страх перед смертью, чувство боли и так далее)? Не есть ли это последствие первородного греха? Разве у первых людей были потребности и тем более недостатки, такие как боль и страх перед смертью? Меня немного смущает слово: «искупление». У кого Иисус «выкупил» человечество? Термин католический…

1. Нарушением канонов является не икономия, как временная необходимость, а злоупотребление принципом икономии. 2. Грехопадение извратило и деформировало естественные чувства человека, однако Адам после грехопадения не превратился в другое существо. Что касается термина: «искупление» – и имени Искупитель, то можете справиться об этом в «Православной энциклопедии». Приписывать эти слова католикам могут только люди или невежественные, или недобросовестные, которые под видом борьбы с католицизмом стараются ввести протестантское разложение в православное богословие и громко кричат: «Держи вора».

Святой Иоанн Дамаскин пишет: «Конечно, естественные наши страсти были во Христе, и сообразно естеству, и превыше естества. Ибо сообразно с естеством они возбуждались в Нем, когда Он попускал плоти терпеть свойственное ей, а превыше естества потому, что естественное во Христе не предваряло Его хотения. В самом деле, в Нем ничего не усматривается вынужденного, но все – добровольное. Ибо по собственной воле Он алкал, по собственной воле жаждал, добровольно боялся, добровольно умер». Означает ли это, что проявление неукоризненных страстей лишь иногда отменялось (Преображение, хождение по водам, прохождение среди тех, кто хотел побить Его камнями) или нетленность плоти была реальной и лишь была прикрыта неукоризненными страстями по Домостроительству (чтобы пострадать на Кресте), а в некоторые моменты земной жизни Спасителя эта нетленность проявлялась соответственно естеству нетленной природы (перечисленное выше), которая полностью была явлена только после Воскресения Христова? Другими словами, Господь жаждал, потому что человеческая природа этого требовала, или Господь попускал жажду и терпел ее?

Неукоризненные страсти – это страдательное состояние человеческой природы. Христос воспринял плоть, подобную нам, кроме греха. А чудеса Он совершал не нетленной плотью, а Божественной силой, свойственной Божественной природе, но проявляемой через человеческую плоть. Господь принял человеческую плоть добровольно, со всеми ее естественными свойствами и нуждами, но не испорченную, как у нас, грехом.

У меня возник такой вопрос: что будет с душами людей, умерших до рождения Христа, которые даже не знали о существовании веры евреев (так как никто им об этом не говорил) и, соответственно, об истинном Боге.

До Моисея существовало Предание, ведущее начало от Адама, поэтому всегда существовали общины, верующие во Единого Бога и грядущего Искупителя. Особенно ясно мы можем видеть это из книги Иова. Люди, которые не имели веры во Единого Бога, также не имели средств для спасения, но участь их не одинакова. Они будут судимы по их делам, но спасение как богообщение для них невозможно. Однако у святых есть мысль, что не быть прославленным в Царстве Небесном еще не значит мучиться в геенне огненной – и в аду, и в раю обителей много.

Что значит – «Бог превышает язык»? Что такое субстанция? Что такое тождество?

1. Это значит – Бог неизречен. 2. Субстанция – это природа, познаваемая через свои постоянные свойства (атрибуты). 3. Тождество – это сходство, приближающее к единству.

Что такое вера? Что такое знание? Какое отличие между ними?

1. Вера – это способность интуитивного познания духовного мира и принятие Божественного Откровения через действие благодати, подтвержденное внутренним опытом. 2. Знание – это приобретенные сведения, с которыми согласен разум. 3. Отличие между ними в том, что вера раскрывается, а знание приобретается. Впрочем, слово: «знание» – имеет многообразные семантические смыслы.

Что такое воля?

Воля – способность человека к самоопределению и осуществлению свободного выбора в конкретных действиях.

Что Вы имеете в виду, говоря о благодати Божией?

Благодать – это предвечная энергия Божества, воспринимаемая как Его свойства и действия.

Что значит «быть сотворенным» и «не быть сотворенным»? Что такое небытие? Что такое ничто?

1. Быть сотворенным – значит быть сделанным не из сущности творящего, а из готового материала, а если сотворение относится к Божеству, то оно является превращением небытия в бытие. Рождение – это передача своей сущности. 2. Что такое небытие? Это – потенция без предикатов, впрочем, семантика этого слова может быть другой. 3. Что такое ничто? В разных философских системах вопрос решается по-разному. Ничто в пантеизме – это модальность Абсолюта. В христианской теологии иногда выступает как синоним невыразимого, не сопоставимого ни с чем, иногда как то, что лежит за гранью бытия.

Что такое время? Что такое вечность?

1. Время – это космос в движении. 2. Вечность – это актуальное настоящее и динамика самораскрытия; в ней сливаются воедино три ритма времени, поэтому время в нашем восприятии исчезает.

Существуют различные, в том числе и превратные, мнения о спасении. Не считаете ли Вы, что для удобной защиты Ваших взглядов полезно дать расширенную формулировку того, что есть спасение, вместо краткой: «Спасение есть возобновление общения с Богом» – с учетом того, что общение, в смысле переговоров, было и в ветхозаветное время, через Пророков, и святые Апостолы общались с Богом, пришедшим во плоти.

Одно и то же слово может содержать в себе несколько смыслов, поэтому его надо рассматривать в контексте. Корень «общения» – общность, общее. «Богообщение» – более определенное слово. Спасение – это состояние святости, когда Божественная благодать сочетается с волей человека.

Разрешите, пожалуйста, вопрос о неизменности Бога. Бог неизменяем по Существу, то есть вневременен, но в мире во времени действуют Его энергии. Субъект характеризуется набором свойств. Свойства, отнесенные к Сущности, составляют часть всех свойств Субъекта. А Субъект существует вне времени (не изменяется), если все Его свойства вневременные (не зависят от времени). Но как же при этом свойства энергий Бога, действующие во времени и мире, составляющие часть свойств Субъекта?

Природа Божества Сама в Себе проста и непостижима. Свойство Бога – это действие Его в сотворенном мире, это отношение Творца к Своему творению. Советую Вам ознакомиться с учением паламитов о Божественной Сущности (бытие Божества в Себе Самом) и Божественной благодати. Надо помнить, что Бог не только в Своем Существе вневременен, но и сама благодать не создана, а превечна. По отношению к миру благодать проявляется в свойствах, действиях и атрибутах Божества, как белый луч, проходя сквозь призму, распадается на цвета радуги.

Является ли свободным выбор между добром и злом, если одно поощряемо, а другое наказуемо? А если падение Адама есть следствие его свободы и безумия, то справедливо ли, чтобы трагическая греховность его потомков с потопом, жестокими войнами, католицизмом и так далее была бы следствием безумства, а не предопределения?

1. Свободный выбор относится к нравственной автономии человека, а внешнее осуществление его зависит от многих обстоятельств. 2. Войны, катаклизмы, эпидемии и так далее являются следствием грехов, накопленных человечеством. Вся история является сложным взаимоотношением добра и зла, соделанных людьми. Предопределение учитывает нравственный потенциал человечества на основании Божественного предвидения и дает каждому человеку наилучшее для его спасения, сообразуясь с состоянием его души. В Божественной воле есть два аспекта: желание Бога и допущение Бога. Мировые трагедии относятся к допущениям, так как свобода человека невозможна без реализации добра и зла.

Вы пишете: «Мировые трагедии относятся к допущениям». 1. У святого Иоанна Дамаскина есть следующие мысли: «Часто Бог попускает, чтобы и праведник впал в несчастье, для того чтобы показать остальным скрытую в нем добродетель». «Бог промышляет о всей твари и через посредство всей твари благодействует и воспитывает, и даже часто через самих демонов, как видим на Иове и свиньях». Является ли трагедия грехопадения Адама и человечества Божиим допущением?

2. Должна ли мать абортировать своего ребенка, если ей дано предсказание, что он будет убийцей многих людей, в том числе и ее? Авраам, как мы помним, готов был убить сына, доказывая верность Богу. 3. Вы пишете: «Свободный выбор относится к нравственной автономии человека». Но если за выбор зла человека ожидают вечные муки, а за выбор добра – благоденствие, то разве выбор свободен? Может ли свободный человек желать несвободу? 4. Вы пишете: «Свобода человека невозможна без реализации добра и зла». Почему обычно мыслится, что свобода состоит в выборе добра и зла, а не в выборе различных форм добра? Не является ли эта идея измышлением страстного философичного разума? Бог не творит зло и при этом свободен, человек создан по образу и подобию Божиему – зло для него враг, с которым он должен бороться, чтобы не погибнуть. Получается, что выбор зла абсурден. Практика повседневной жизни человека также показывает, что он всегда выбирает добро, в соответствии со своим представлением о нем. Свободен ли человек в своей жизнедеятельности, – зависит прежде всего от истинности понимания добра и зла. Истина сделает вас свободными (Ин. 8, 32). Обретается же она, когда чувства… приучены к различению добра и зла (Евр. 5, 14). Ко времени пришествия Христа человек утратил возможность самостоятельного постижения этого искусства. Теперь оно доступно ему при взаимодействии с духом Христа: Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину (Ин. 8, 31–32). Таким образом, приходится сделать вывод, что свобода состоит в распознании и делании добра. В этом случае допущение Богом диавола в познавательный процесс человека является средством, способствующим распознаванию истины, и тогда диавол в раю является необходимой предопределенностью. Ошибка же Адама и ее осмысление – это процесс познания завершающегося Покаяния, то есть решается сверхзадача, которую Бог поставил перед человеком. Если же свобода состоит в выборе добра и зла, тогда Бог получается несправедлив. Поскольку поселил в раю могущественного диавола, которому Адам не мог противостоять, то есть свобода была иллюзией, а наказание Адама, следовательно, несправедливым. Бог не может быть несправедливым. Это противоречие и побудило меня обеспокоить Вас своими вопросами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное