архимандрит Макарий (Веретенников).

Из истории русской иерархии XVI века



скачать книгу бесплатно


По благословению епископа Саратовского и Вольского ЛОНГИНА


Предисловие

Духовным стержнем исторического развития государственности на Руси является Православная Церковь. Московские Предстоятели содействовали единению Русского государства и многонациональной Церкви. Важным этапом в ее истории является середина XVI века – время, когда Русь переживала церковный, государственный и культурный подъем. В 1547 году впервые в русской истории совершается царское венчание. В стране происходит централизация управления, складывается приказная система.

Наряду с этим идет духовное собирание сокровищ Русской Церкви. В середине XVI века почти ежегодно заседают церковные Соборы, на которых принимаются решения об исправлениях в церковной и богослужебной жизни, по вопросу иконописания и т. п. В 1547, 1549 годах в Москве собираются знаменитые Соборы, на которых канонизируются русские святые. Одновременно заметно интенсифицируется деятельность русских писателей, которые пишут Жития, Службы русским святым, пишутся исторические памятники, полагается начало церковному книгопечатанию.

Современником, очевидцем, активным участником и инициатором многих этих начинаний был глава Русской Церкви того времени – святитель Макарий, Митрополит[1]1
  При публикации данной работы нами были по возможности сохранены авторские особенности текста (в частности, употребление прописных букв и проч.). Далее примечания с цифровыми знаками сноски принадлежат автору книги; примечания, обозначенные с подписью Ред., сделаны редактором. – Ред.


[Закрыть]
Московский и всея Руси († 1563; память 30 декабря[2]2
  Все даты приводятся по старому (церковному) стилю. – Ред.


[Закрыть]
), канонизированный в год 1000-летия Крещения Руси. Это был аскет, подвижник, почитатель русских святых, собеседник подвижников-современников, просветитель, талантливый организатор, государственный деятель, дипломат. Его отличает многогранная деятельность. Благодаря его деятельности середина XVI века может быть названа «Макарьевской эпохой».

В данном сборнике представлены работы о Всероссийских Митрополитах и епархиальных архиереях XVI века. Ряд очерков повествует о предшественниках Митрополита Макария, а также о его преемниках.

Вместе с Митрополитом Макарием первосвятительские труды разделяли иерархи того времени. В обязанности главы Церкви входит забота о замещении вдовствующих архиерейских кафедр. Неукоснительно проявлял об этом заботу Всероссийский Митрополит Макарий. «За время своего Первосвятительства Митрополит Макарий возглавил хиротонию 21 иерарха Русской Церкви. Это примерно одна хиротония в год. Наиболее часто хиротонии совершались в 40-х, 50-х, а в последующие годы летопись может не упоминать о совершении хиротоний. Чаще было так, что с небольшим промежутком совершалось две хиротонии»[3]3
  [252. С. 37].


[Закрыть]
[4]4
  Здесь и далее в квадратных скобках даны библиографические ссылки: номер издания в списке литературы и страница. Список источников и литературы см. в конце книги. – Ред.


[Закрыть]
.

При этом преимущественное внимание уделено знаменитому святителю того времени Митрополиту Макарию, а также его ставленникам – архиереям. Исключение составляет очерк о Тверском епископе Акакии, который был посвящен Митрополитом Даниилом (1522–1539; ф1547). Представленные в сборнике очерки сопровождаются приложениями, в которых помещены документы, ранее опубликованные, но являющиеся ныне библиографической редкостью, либо документы, ранее не публиковавшиеся.

В наше время активно изучается деятельность архиереев последнего времени, являющихся новомучениками и исповедниками. Однако деятельность святителей, иерархии, действовавшей столетиями ранее, также нуждается во всестороннем изучении.

Всероссийский Митрополит Иоасаф (1539–1542; †1555)[5]5
  Скончался 27 июля. Память празднуется в Соборе Московских святых в воскресенье перед 26 августа. – Ред.


[Закрыть]

Древняя Русь знает трех Предстоятелей Русской Церкви с именем Иоасаф: два возглавляли ее в XVII веке в Патриаршем сане и еще один был Митрополитом в XVI веке. Митрополит Иоасаф относится к числу тех Первоиерархов, кто был недолго на Московском престоле и в трудах по истории Русской Церкви ему уделено мало внимания [6]6
  См.: [224.Ч. 1.С. 114–116]; [77.С. 739–743].См.также: [287.С.202].


[Закрыть]
.

Активная деятельность святителя Иоасафа приходится на конец правления Василия III и начало Иоанна IV. Он происходил из рода Скрипицыных[7]7
  Род Скрипицыных известен по актовому материалу начиная с конца XV в.; см.: [10. С. 444. № 565]. В XVI в. как «большой дъяк» известен из рода Скрипицыных Дмитрий.


[Закрыть]
, его рождение, очевидно, следует датировать последней четвертью XV века. Известно предположение, что это бывший священник Георгий Скрипица из Ростова, который писал возражения на решения Собора 1503 года о вдовом духовенстве[8]8
  См.: [99. С. 409].


[Закрыть]
. Актовый материал свидетельствует о том, что некоторые родовые вотчины Скрипицыных в виде вкладов в течение времени отходят к Троицкому монастырю. Поэтому вполне логично, что будущий Митрополит из рода Скрипицыных принял постриг в Троице-Сергиевой обители с именем Иоасаф, став затем ее настоятелем. Его служение Церкви можно разделить на три периода: настоятельство в Троице-Сергиевом монастыре (1529–1539), Первосвятительство (1539–1542) и, наконец, пребывание на покое (1542–1555).

В игумены Троице-Сергиева монастыря он был поставлен, очевидно, Митрополитом Даниилом. Летописи и актовый материал донесли до нас свидетельства о его трудах времени настоятельства. Еще ранее «старецъ Асафъ Скрипицинъ» участвует в межевании монастырских земель в Переславском уезде[9]9
  См.: [7. С. 299, № 300].


[Закрыть]
и Московском[10]10
  См.: [Там же. С. 300–301, № 302].


[Закрыть]
. Спустя год после посвящения его в настоятели в Троице-Сергиевом монастыре было совершено крещение сына Великого князя Василия, Иоанна, будущего первого Русского царя, «священнодействием настоятеля обители тоя, игуменом Иоасафом мужем добродетелным, иже последи бысть Митрополит всея Русии»[11]11
  [354. С. 50]; см.: [360. С. 16].


[Закрыть]
. Восприемниками будущего Грозного царя были преподобный Даниил Переяславский († 1540; память 7 апреля) и подвижник Волоколамского монастыря старец Кассиан Босой († 1532).

Княжеский младенец родился от второго брака Василия III († 1533), женившегося на Елене Глинской († 1538)[12]12
  Интересна родословная Иоанна Грозного. 10 декабря совершается память Стефана и Ангелины, правителей Сербских. Святая Ангелина была дочерью Албанского князя Аранита, или Арианита, Комнина. Одна из его дочерей, т. е. сестра Ангелины, была замужем за албанским народным вождем и героем Скандербергом, см.: [469. С. 85, 155–156]. В 1509 г. князь Василий III оказал помощь Ангелине в связи со строительством храма через прибывшее от нее посольство. Строительство храма было задумано для устроения места упокоения ее супруга, см.: [492. С. 164–165]; [289. С. 20–22]. Сын святой Ангелины, деспот Иован, был женат на Елене Якшич. От этого брака родились три дочери: одна из них вышла замуж за волошского воеводу Петра, другая – за князя Ивана Вишневецкого. Сестра Елены Якшич, Анна, вышла замуж за князя Василия Львовича Глинского. От этого брака родилась Елена Глинская, мать первого Русского царя Иоанна Грозного.


[Закрыть]
. Таким образом, Иоанн Грозный имел особое положение в Православном мире, оказавшись наследником Византийского царственного дома последних Палеологов через свою бабку Софию Палеолог и одновременно в родстве с Сербскими деспотами и Молдавскими господарями через мать – Елену Глинскую.

Второго сына князя Василия III, Юрия, в 1533 году «крестил… у Богоявления на Троецком дворе в славном царствующем граде Москве Троецкий игумен Асаф Скрыпицын, да старецъ Данил ис Переславля, ноября в 3 день, в неделю»[13]13
  [354. С. 66]. В Похвальном слове Василию III содержится похвала Елене Глинской, см.: [386. С. 288]. В одном сербском Летописце читаем о роде Глинских: «И роди кнезь Василие и кнегиня Анна велику кнегиню Елену. По томь благоверний господарь кнезь Василие Ивановичь самодржаць васеи Русии поеть себе супружницу, великую кнегиню Елену и роди от нее два сина: цара и великаго кнеза Ивана, самодрьжца васей Русии, по истине великаго Константина, еже ваздвиже новаго и въскреси венаць царски васего новаго Исраиля и поискавь древньняго васего отачаского наследия и благолепия. Понеже прежде Елена царица србскаго роди цара Константина благочестиваго васем грекомь, на последакь же вьтора Елена царица, велика кнегиня Срьбска, роди цара и великаго кнеза Ивана Васильевича самодрьжца васеи Руси, надежду васего новаго Исраиля. И вътораго роди сина кнеза Георгиа, иже и почи о Господи. По томь третиа дащерь Стефана воеводе Якшийа, а сестра Аннина, кнегине Глинской, бисть за деспотом Иоаннемь, Србьским господаремь» [469. С. 86–87].


[Закрыть]
.

Согласно одной из последних жалованных грамот, данной Московским князем Василием III Троицкой обители при игумене Иоасафе, монастырские власти полностью распоряжались по своему усмотрению монастырскими вотчинами в Суздальском, Юрьевском и Боровском уездах[14]14
  [8. С. 145–146, № 175].


[Закрыть]
.

В 1533 году незадолго до своей кончины Великий князь обращался к Троицкому игумену Иоасафу: «Помолись, отче, о земском строении и о сыне моем Иване, и о моем согрешении. Дал Бог и велики чюдотворець Сергий мне вашим молением и прошением у Бога сына Ивана. И яз крестил его у чюдотворця и дал есмь его чюдотворцу, и на раку чюдотворцеву его положил. И вам если, отче, своего сына на руки дал. И все молите Бога и Пречистую Его Матерь и великих чюдотворцов о Иване о сыне и о моей жене горчици. Да чтоб еси игумен прочь не ездил, ни из города не выезщал»[15]15
  [360. С. 21].


[Закрыть]
. Затем игумен Иоасаф участвует в монашеском пострижении Великого князя Василия III перед его кончиной, совершенном Митрополитом Даниилом[16]16
  См.: [351-а. С. 562]; [81-а. С. 83].


[Закрыть]
.

После кончины Василия III на Московский престол взошел его сын Иоанн Грозный, будущий первый царь на Руси. С началом нового правления вскоре, 9 февраля 1534 года, был пересмотрен и подтвержден целый ряд льготных монастырских грамот. При этом была подтверждена грамота о невзимании «туковых» денег[17]17
  Туковые деньги – пошлина за продажу скота [453. Стб. 1035–1036].


[Закрыть]
с некоторых принадлежащих монастырю сел[18]18
  См.: [3. С. 193, № 132]. См. также: [32. С. 7].


[Закрыть]
, отменялась пошлина при провозке монастырских товаров[19]19
  См.: [8. С. 56, № 77].


[Закрыть]
. Великий князь подтвердил грамоту судебного характера[20]20
  См.: [Там же. С. 84, № ПО].


[Закрыть]
, другой грамотой обитель преподобного Сергия освобождалась от пошлин[21]21
  См.: [Там же. С. 88, № Ц7].


[Закрыть]
, были даны также грамоты: «о дозволении держать клеймо»[22]22
  [Там же. С. 89, № Ц8].


[Закрыть]
; чтобы в монастырских селах не брались корма[23]23
  См.: [Там же. С. 123, № 151].


[Закрыть]
, о монастырских льготах в Переславле[24]24
  См.: [Там же. С. 134, № 165].


[Закрыть]
и другие. В целом было подтверждено не менее 24 грамот, которые были скреплены подписью дьяка Афанасия Курицына[25]25
  См.: [7. С. 31–32, № 23; С. 38–39, № 32; С. 40, № 34; С. 55, № 52; С. 88–89, № 83; С. 89–90, № 84; С. 94–95, № 89; С. 103–104, № 99; С. 131–132, № 135; С. 133, № 136; С. 134, № 137; С. 142, № 146; С. 143–144, № 147; С. 170–171, № 175; С. 180, № 183; С. 183, № 185; С. 192, № 193; С. 207–208, № 205; С. 208–209, № 206; С. 213–214, № 211; С. 220, № 218; С. 222, № 220; С. 256–257, № 253; С. 282–283, № 280]. О дьяке А. Курицыне см.: [220. С. 86–89].


[Закрыть]
. Кроме подтверждения ранее данных грамот, Иоанн IV дал жалованную грамоту «на судные сроки крестьянам Кашинской отчины» Троице-Сергиева монастыря[26]26
  [8. С. 150, № 178].


[Закрыть]
. Через 18 дней был подтвержден еще ряд грамот, предоставляющих пошлинные льготы монастырю[27]27
  См.: [Там же. С. 120, № 48]; [7. С. 39, № 33; С. 108–109, № 107; С. 130, № 133].


[Закрыть]
. В 1536 году Великий князь своей грамотой воспретил отягощать излишними работами троицких крестьян в Переславском уезде[28]28
  См.: [8. С. 154, № 182].


[Закрыть]
.

В 1537 году Троицкий игумен Иоасаф обратился с просьбой к Великому князю о запрете торга у Киржачского монастыря, так как «…под… манастырем у Пречистой на Киржачи… на манастырской земле, торгуют в год на три празники, а съезжаютца торговати многие люди, а торгуют всяким товаром». В связи с возникавшими при этом нестроениями торг при Киржачском монастыре был отменен[29]29
  См.: [3. С. 200].


[Закрыть]
. Монастырским казначеем при игумене Иоасафе был старец Серапион (Курцов)[30]30
  См.: [507. С. 51].


[Закрыть]
, впоследствии – настоятель обители (1549–1551), а затем архиепископ Великого Новгорода (1551–1552).

Настоятели обители преподобного Сергия нередко были возводимы на Московский Первосвятительский престол. Первым был Митрополит Симон (1495–1511), вторым – святитель Иоасаф. Никоновская летопись довольно подробно говорит о его поставлении: «Тоя же зимы Великий государь и самодеръжец Иван Васильевичь всея Русии послал по всех архиепископов и епископов, иже под его государьством; съшедшимъся архиепископом и епископом в преименитый и царствующий град Москву, и бывшу взысканию доволну о Митрополите, и Божественным судбам, по благодати Святаго Духа, и Великаго государя и самодеръжца изволением и съветом архиепископлим и епископлим и всего священнаго Събора Великиа Росиа, избран и наречен на Митрополию Иоасаф Скрыпицын, игумен Сергиева монастыря Живоначальныя Троицы. А возведен на двор Митрополичь месяца февраля 6 в четверток Мясопустныя недели; а съверъшен бысть Митрополитьм на превысокий престол Великиа Росиа того же месяца 9, в неделю Мясопустную; а на поставлении его бяше Макарий, архиепископ Великаго Новаграда и Пъскова и епископи Акакий Тферский, Иона Рязанский, Васьян Коломенскый, Досифей Сарьский, Алексий Вологотский»[31]31
  [354. С. 127].


[Закрыть]
. В «Актах Археографической экспедиции» опубликован довольно подробный Чин поставления Митрополита Иоасафа[32]32
  См.: [8. С. 40, № 53].


[Закрыть]
. Возглавивший интронизацию Новгородский владыка Макарий дал при этом «повольную» грамоту Митрополиту Иоасафу[33]33
  См.: [Там же. С. 162–163]; [397. С. 683].


[Закрыть]
.

Интронизация Митрополита Иоасафа была в феврале, а в первые три воскресенья марта он поставил трех новых иерархов: Ростовского архиепископа Досифея (1539–1542), бывшего до этого игуменом Кирилло-Белозерского монастыря (1533–1539)[34]34
  См.: [354. С. 127].


[Закрыть]
; настоятеля Ферапонтова монастыря игумена Ферапонта (1530–1539) возвел во епископа Суздальского (1539–1543)[35]35
  См.: [Там же. С. 127–128].


[Закрыть]
; наконец, 16 марта посвятил Смоленского епископа Гурия (Заболоцкого; 1535–1555)[36]36
  См.: [Там же. С. 128]. О епископе Гурии см.: [186. С. 119–128].


[Закрыть]
.

К области литургической иерархической деятельности Митрополита Иоасафа следует отнести поставление им в диаконы, затем в священники и возведение в настоятели Симонова монастыря «Исака Собаку», который ранее, при Митрополите Данииле, был осужден на Соборе вместе с преподобным Максимом Греком[37]37
  См.: [459. С. 130].


[Закрыть]
. Перед этим святитель Иоасаф писал к бывшему Митрополиту Даниилу, находившемуся на покое в Волоколамском монастыре: «Отпиши де мне, что Исакова ересь»[38]38
  [Там же. С. 138].


[Закрыть]
. Как отмечается, «заинтересованное отношение

Иоасафа к судьбе Исаака Собаки объясняется, по всей видимости, библиофильскими наклонностями. Личность Исаака Собаки более всего привлекала его как непревзойденного мастера книгописного дела»[39]39
  [100. С. 306].


[Закрыть]
.

Одним из первых актов, рассмотренных святителем Иоасафом, является подтверждение им прежних льгот Иосифо-Волоколамскому монастырю при игумене Нифонте (1522–1543). «А подписана лета 7047-го июня в 12 день. И подписал митрополичий дъяк Матвей Корятнев»[40]40
  [13. С. 57]. Из окружения Митрополита Иоасафа известен также «митрополичь сын боярский Григорий, сын Мануйлова» [14. С. 13].


[Закрыть]
.

При Митрополите Иоасафе в Москву в 1540 году для поклонения приносились из Ржева «образ Пречистые Царицы Богородицы Девицы Марии Одигитриа, да на поле у Пречистыа образ святитель Христов Никола, да другая икона Крест честный. И всретоша чюдотворныа иконы с кресты Пресвященный Митрополит Иоасаф со всем освященным Събором»[41]41
  [354. С. 131].


[Закрыть]
. Перед этим Митрополит Иоасаф соборне рассмотрел сведения о чудесах, происшедших от новоявленных икон[42]42
  См.: [215. С. 10].


[Закрыть]
. Позже на этом месте в память сретения чудотворного образа был построен храм. С этих образов затем писались копии; в честь Оловецкой, или Ржевской, иконы была установлена память 8 июля. Традиционно в Москве в дни сретения чудотворных икон совершались крестные ходы. «К храмам, поставленным у западного края города (Москвы. – Архим. М.), направлялись крестные ходы в дни празднований ржевским иконам 29 ноября, “к Пятнице Ржевской в Чертолье” и 11 июля»[43]43
  [269. С. 80]. См. также: [479].


[Закрыть]
.

Следующее летописное сообщение, где упоминается имя Митрополита Иоасафа, относится к тому же году: «Того же месяца 25, в неделю, пожаловал князь Великий Иван Васильевичь всея Русии, по отца своего Пресвященнаго Иоасафа Митрополита печалованию, князя Ивана Феодоровича Бельскаго из нятства выпустил и опалу свою отдал и гнев свой ему отложил и очи свои ему дал видети. И о том вьзнегодовал князь Иван Васильевич Шюйский, на Митрополита и на бъяр учал гнев дръжати и к Великому князю не ездити, ни боляры съветовати о государьскых делах, ни о земскых, а на князя на Ивана на Бельскаго великое враждование имети и зло на него мыслити; и промеж бояр велик мятеж бысть»[44]44
  [354. С. 132–133].


[Закрыть]
. Под 1541 годом в летописи говорится еще об одном печаловании Митрополита Иоасафа[45]45
  См.: [Там же. С. 135]. См. также: [520. С. 177–179].


[Закрыть]
. Их успешность свидетельствует об авторитете Святителя.

Летом 1541 года было нашествие на Москву Крымского хана. Митрополит Иоасаф в это время творил молебные пения в Успенском соборе об избавлении от бедствия и разорения. Великий князь «иде в церковь и начя со слезами молитися и прикладыватися ко святым иконам. И благословение взем у отца своего Иасафа Митрополита и поиде на свои двор, а отцу своему Иасафу Митрополиту повеле с собою итти»[46]46
  [358. С. 136]. Миниатюру из Лицевого летописного свода с изображением совещания в царских палатах см.: [387. С. 157].


[Закрыть]
. Здесь, на совете, Первосвятитель высказывался за необходимость присутствия государя в Москве во время ожидаемой осады для поддержания мужества москвичей.

В том же 1541 году Иоанн IV дал жалованную грамоту протопопу в Балахне на право освящения храмов и взимания за это пошлин. В грамоте он ссылается при этом на главу Русской Церкви: «Да и отецъ наш Иасафъ, Митрополит всеа Русии, нам о томъ говорил, что пригоже быти церковному священью и знамена давати на Балахне Вознесенскому протопопу з братьею»[47]47
  [164. С. 210].


[Закрыть]
.

Будучи Первосвятителем, Митрополит Иоасаф давал вклады «на память своей души», о чем сохранились некоторые сведения. В 1542 году он дал вклад в Успенский собор – Устав церковный, рукопись конца XV–XVI века[48]48
  См.: [100. С. 306].


[Закрыть]
. В том же году незадолго до своего низведения с престола он дал вклад в Троицкий монастырь. «7050-го (1542) году февраля в 12 день Преосвященный Иасаф Митрополит Московский и всеа Русин дал вкладу санник сер»[49]49
  [66. С. 37].


[Закрыть]
.

19 марта был поставлен новый Московский Митрополит – святитель Макарий († 1563; память 30 декабря). А чуть позднее, «марта в 28 день Иасаф же Митрополит дал вкладу 3 чарки серебряны гладкие, а третья с образцы, венцы золочены. Иасафа ж Митрополита вкладу написано в ризных отписных книгах 83-го (1574/75) году: Евангелие в десть на бумазе, поволочено бархатом рытым, верхняя дцка чеканная серебрена позолочена, на ней 4 камени: 2 яхонты лазоревы, камень лал, камень бирюза. Кругом жемчугом сажено. Евангелисты серебряные чернью наведены, застенки на червчатом бархате жемчугом сажены з дробницею, застежки и спни серебряны, писано в книгах Евангелие 2-е»[50]50
  [Там же].


[Закрыть]
.

Но недолго он занимал Первосвятительский престол: он был сведен с престола, как и его предшественник Митрополит Даниил. Говоря о низведении Митрополита Иоасафа, следует вспомнить некоторые сведения из Жития преподобного Даниила Переяславского чудотворца. В 1540 году в Переславле произошло открытие мощей благоверного князя Андрея Смоленского († не ранее 1390; память 27 октября). На это было получено благословение Митрополита, но затем, когда от него прибыла комиссия, преподобный Даниил был обвинен в проявлении самовольства, что очень огорчило старца, и он предрек, что Митрополит Иоасаф недолго пребудет на Первосвятительском престоле[51]51
  См.: [113. С. 62–67].


[Закрыть]
.

В «Царственной книге» так говорится о низведении Митрополита Иоасафа: «Пойман бысть Великаго князя боярин, князь Иван Федорович Бельский, без Великаго князя ведома, советом боярским, того ради, что его государь у себя в приближении держал, и в первосоветниках, да Митрополита Иоасафа; и бояре о том вознегодоваша на князя Ивана, и на Митрополита; и начата зло советовати с своими советники. А Митрополиту Иоасафу начаше безчестие и срамоту чинити великую, и по келий шибати. Иоасаф Митрополит не возможе того терпети, соиде своего двора на Троицкое подворье»[52]52
  [354. С. 141].


[Закрыть]
. Здесь его едва не убили, и «бысть мятеж велик в то время на Москве; и государя в страховании учиниша». По взятии князя Бельского «бояря пришли к государю в постельныя хоромы не по времени, за три часы до света, и пети у крестов заставили. А Митрополит Иоасаф в те поры пришел к государю в комнату; и бояря пришли за ним к государю в комнату с шумом. И сослаша бояря Митрополита на Белоозеро в Кирилов монастырь»[53]53
  [Там же. С. 141]. В Царском архиве в последующее время хранился «список, как Митрополит Асаф сшел с Митропольи», см.: [84. Ч. 1. С. 691].


[Закрыть]
. Об этом событии вспоминал впоследствии царь Иоанн в своем послании к князю А. Курбскому: «…да и Митрополита Иосафа с великим бесчестьем с Митрополии согнаша»[54]54
  [332. С. 77].


[Закрыть]
. Святитель Макарий писал об этом в своей духовной грамоте: «…в лето 7050-е Первопрестольник Великий господин Преосвященный Иоасаф, Митрополит всея Русии, остави Митрополию Рускую и отойде в Кирилов монастырь, в молчальное житие»[55]55
  [3. С. 329, № 172].


[Закрыть]
. Таким образом, Первосвятительство Митрополита Иоасафа пришлось на время малолетства Иоанна Грозного, отличавшееся борьбой боярских группировок, в результате которой, как и Митрополит Даниил, святитель Иоасаф был сведен с престола.

Пребывая в Кирилло-Белозерском монастыре, он дал в обитель вклады, и память о нем молитвенно творилась в день его кончины, о чем свидетельствуют записи в Кормовой монастырской книге[56]56
  «Того же месяца (июня. – Архим. М.) в 26 день: по Митрополите Иоасафе Московском дачи: обложил по Деисусу икону Пречистыя Богородицы образ, окладу 11 рублев, да денег 100 рублев, да 30 золотых больших по 40 алтын, да 10 золотых Угорских по 20 алтын, два кубка серебряные, шуба соболья, опашень, 2 камки на ризы, да наряду на ризы денег 12 рублев, 20 ширинок, 10 рублев на келью, две книги Евангельския Беседы в десять, да на Пролог 3 рубля; и всего дачи его денег, опричь кубков серебряных, и шубы собольи, и опашня, и камок, и ширинок, и книг, на 165 рублев» [406. С. 88]. В целом же его вклад оценивается «более чем на 200 рублей» [305. Вып. 2. С. 175].


[Закрыть]
и Синодике[57]57
  См.: [305. Вып. 1. С. LXVIII].


[Закрыть]
. Возвратился святитель Иоасаф в обитель своего пострижения, как отмечают исследователи, в 1547 году[58]58
  См.: [438. С. 212]; [77. С. 742].


[Закрыть]
. Однако это произошло несколько ранее, так как уже на одной вкладной грамоте 1545/46 года Троицкому монастырю Митрополит Иоасаф назван в числе послухов[59]59
  См.: [507. С. 118].


[Закрыть]
. Можно говорить о высоком уровне умственной жизни в Троицкой обители в середине XVI века, когда в ней находился также преподобный Максим Грек[60]60
  См.: [178. С. 3–4].


[Закрыть]
, трудился энергичный келарь старец Адриан (Ангелов)[61]61
  См.: [234. С. 117–128].


[Закрыть]
и др.

Сохранились некоторые сведения о святителе Иоасафе, относящиеся ко времени его пребывания на покое. В 1548 году возникла переписка Митрополитов Макария и Иоасафа в связи с Исааком Собакой, которого Митрополит Иоасаф в свое время возвратил из заключения и возвел в настоятели Симонова монастыря. В феврале 1549 года Исаак Собака был соборне осужден[62]62
  См.: [459. С. 131]. Об этом Соборе см.: [255. С. 141–145].


[Закрыть]
. В 1551 году в Троицкий монастырь привозили на отзыв постановления Стоглавого Собора. Сотая глава соборных материалов является ответом Митрополита Иоасафа. Он дает оценку некоторым постановлениям либо оговаривает некоторые исключительные случаи, выходящие за рамки соборных решений[63]63
  См.: [387. С. 374–376].


[Закрыть]
. В 1552 году в обители преподобного Сергия бывший Митрополит Московский Иоасаф встретил возвращавшегося из победного похода царя – покорителя Казани[64]64
  См.: [358. С. 206–207].


[Закрыть]
.

Однако в послании царя Иоанна в Кирилло-Белозерский монастырь, написанном в 1578 году, находятся нелицеприятные слова автора в адрес своего крестного отца: «…а Асаф, что был Митрополит, снялся (то есть спорил. – Архим. М.) с Коровиным, да меж себя бранятся»[65]65
  [3. С. 382].


[Закрыть]
. В другом месте того же послания мы читаем: «…а Асаф Митрополит не мог уговорить Арсения Айгустова, чтобы поваров прибавить перед Чудотворцем». Ниже он добавляет: «Пригоже ли так в Кирилове быти, как Иосаф Митрополит у Троицы с крылошаны пировал»[66]66
  [Там же. С. 383]; [325-6. С. 160].


[Закрыть]
.

На сегодняшний день известно 29 книг, принадлежавших Митрополиту Иоасафу[67]67
  См.: [169. С.116. Прим. 7].


[Закрыть]
. Предполагается, что они были переписаны в скриптории Митрополита Даниила и потом попали к Митрополиту Иоасафу, когда он взошел на Митрополичий престол. Они находятся ныне по преимуществу в Российской государственной библиотеке: в собраниях Троице-Сергиевой Лавры и Московской Духовной Академии. В Троицком собрании из его книг сохранились два Апостола[68]68
  См.: [24. Ч. 1. С. 68, № 75; С. 70, № 81].


[Закрыть]
, толкование на Священное Писание: две книги святителя Иоанна Златоуста – на евангелиста Матфея[69]69
  См.: [Там же. С. 78–79, № 94; С. 79, 95].


[Закрыть]
, а также Учительное Евангелие[70]70
  См.: [Там же. С. 81, № 10].


[Закрыть]
. Из его богослужебных книг сохранились Следованная Псалтирь[71]71
  См.: [Там же. Ч. 2. С. 100, № 322].


[Закрыть]
, ноябрьская Минея[72]72
  См.: [Там же. С. 165–166, № 499].


[Закрыть]
и Трефологион[73]73
  См.: [Там же. С. 192, № 612].


[Закрыть]
. Аскетический раздел библиотеки содержит «Слова святителя Василия Великого о постничестве»[74]74
  См.: [Там же. Ч. 1. С. 96–97, 131].


[Закрыть]
, «Лествицу» преподобного Иоанна Лествичника[75]75
  См.: [Там же. С. 133–140, № 160].


[Закрыть]
, Поучения аввы Дорофея[76]76
  См.: [Там же. С. 144–145, № 165].


[Закрыть]
. К агиологии относятся два сборника Житий святых[77]77
  См.: [Там же. Ч. 3. С. 47–49, № 684; С. 203–206, № 783].


[Закрыть]
и Киево-Печерский Патерик[78]78
  См.: [Там же. С. 106–109, № 713].


[Закрыть]
, а также два Тактикона инока Никона Черногорца[79]79
  См.: [Там же. Ч. 1. С. 346–350, № 211; С. 351, № 212].


[Закрыть]
и его же Пандекты[80]80
  См.: [Там же. С. 342–345, № 210].


[Закрыть]
. В фонде МДА сохранилась его рукопись, содержащая Мерило праведное[81]81
  См.: [62. С. 57].


[Закрыть]
, и др. В книжном собрании Святителя находились также книги с произведениями его современников, это: «Миротворный круг» новгородского священника Агафона[82]82
  См.: [100. С. 308]. Текст предисловия к Пасхалии см.: [142. С. 177–184].


[Закрыть]
; рукопись с трудами преподобного Максима Грека, составленная им самим и им же правленная[83]83
  См.: [422. С. 161 и ел.]; [137. С. 20].


[Закрыть]
. Святителю «Иоасафу принадлежала рукопись с текстом так называемой Иоасафовской летописи (ГБЛ, собр. МДА, IV, 83). Эту рукопись обнаружил А. А. Шахматов, он же установил принадлежность ее бывшему Митрополиту Иоасафу… Поэтому и летопись… А. А. Шахматов назвал Иоасафовской»[84]84
  [100. С. 307].


[Закрыть]
. Предполагается, что Митрополит Иоасаф имел отношение к созданию третьей редакции Воскресенской летописи[85]85
  См.: [151. С. 611].


[Закрыть]
.

Библиотека Митрополита Иоасафа разнообразна по своему составу и весьма ценна. «Судя по сохранившейся библиотеке Иоасафа, он был не просто большим любителем книжности, но и ценителем художественного оформления рукописей»[86]86
  [Там же. С. 304].


[Закрыть]
. Часть рукописей для Митрополита переписал Симоновский игумен



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное