Арест Ант.

Не по инструкции…



скачать книгу бесплатно

Инструкция – правила, указания или руководства,

устанавливающие порядок осуществления чего-либо.


Сразу признаюсь, что я исключительно аморальный тип.

У меня нет и никогда не было ни настоящего имени, ни официального прошлого. Я вообще никто и звать никак. Мои внешность, некоторые биологические показатели и ментал всегда специфично подбирались исключительно под конкретный скачок или лифт.

По роду своей криминальной деятельности мне, в подавляющем большинстве случаев, приходилось работать исключительно головой, меньше руками, так что язык всегда оказывался не у дел, вот и оказался слабо подвешен. Потому путался, путаюсь и дальше буду путаться в умных или особо заковыристых словах, если они не по понятиям. Всегда нужда, если не конкретный базар, их постоянно проверять.

Я самый натуральный самоучка. Зато без навязанных шаблонов нашего всеобщего стадного мышления. Так что для окружающих иногда очень коряво получается на выходе. Но деловые поймут, а ботанам такое не по сезону.

Да и вообще, наша работа не для начинающих ораторов. Хотя иногда попадаются такие. Со слабины в дятлы подаются и стучат за малые послабления. Но долго не получается.

Если по чесноку, то я со всех сторон долго прикидывал, обдумывал, но всё же решил вспомнить некоторые истории из своей прежней жизни. Как отдушину от накатившего безделья в этой опостылевшей одиночке.

Надоело давиться редкими обрывками воспоминаний. Иногда хочется из разрозненных кусочков воссоздать лично для себя понятную картину произошедших событий. Рассмотреть с разных сторон. Надеюсь, за такой базар отвечать не скоро придётся. При моём-то трижды пожизненном и одной вышке, пока ещё отложенной на неопределённый срок.


Итак, что надо делать, если в порожняк вписался добровольно и за свои кровные? Правильно. Надо создать видимость, что виноваты другие, а подвело непредвиденное стечение обстоятельств. Иначе ты не фартовый. Таких у нас списывают.


На ту, всеми забытую планету Вегжа, которая веками удачно скрывалась на пустынной периферии туманности де Майрана, меня неудержимо потянула меркантильность. Именно та, которую нам всем упорно и настойчиво вдалбливают в голову с самого раннего детства. А мне, вполне допускаю, слегка поболее, чем другим. Но на это были свои, очень даже весомые основания.

Не подумайте, я тогда, уже к своим тридцати пяти не стал жадным, да и вообще по жизни ни разу не жмот – просто вне работы комфорт сильно любил. Исключительно личный, но весьма качественный. Желательно за лёгкие деньги. Особенно те, которые были до этого вроде как чужими. Такие вообще легко приходят – легко уходят. Именно это нисколько не напрягает, а даже вроде как тянет на новые подвиги.

Где-то за полгода до того случая, который решил первым вспомнить, я сам себя так накрутил, что ни о чём другом думать не мог. Хотя к этому моменту вроде остепенился и перестал быть квадратным на всю голову. Но тогда буквально заболел. Аж до золотой лихорадки.

Сразу с того момента, как проверил выполнимость наводки одного старого и весьма опытного ширмача.

Так, на одной совершенно лажовой разборке, по её благополучному завершению, я расслабленно поблагодарил колоритного дедка, который помог всю ту муть разрулить. Слово за слово, и я вдруг осознал, что судьба свела меня с реальной легендой нашего дела. С этаким длинным-предлинным шлейфом изысканно провёрнутых дел. Некоторые до сих пор у многих на слуху. Только уж очень сильно обросли самым нелепыми подробностями. Но это нормально. Без добавки рассказчика красиво никогда не выходит. А потом, благодаря быстро расползающейся молве, истории разбухают до легенд.

Так вот, застал я его тогда в совершенно растрёпанных чувствах. Невооружённым глазом было видно, что в последнее время дедок совсем закис. Но тут встрепенулся. Мне крайне доверился. Стал таинственно намекать, что де собирается удалиться в некие загадочные дали от опостылевший мирской суеты. Утомился в край, что даже сил его старческих не осталось закончить крупнейшее дело всей его жизни. А вот я первый, кто для этого дела ему приглянулся.

Его прихлебатели по углам в унисон благоговейно шептали, что он вроде как схиму великую готов вскоре принять. И тогда баста, полностью похерит всю эту затею.

Хотя на вид его прихлебатели ещё те прохиндеи – пробу ставить негде. Но шестерили достойно. Вышколено. Может и не во всём гоняли порожняк.

Да и весь фон для разборок был выбран какой-то не от мира сего. Подвал мрачный. Только свечи непотребные вокруг отстойно воняют. Огромная мутная картина в углу. Сразу видно, что древняя, вроде даже на дереве сделана, а при этом небрежно еле освещена коптящим масляным светильником, подвешенном на тонких ржавых цепочках. Хорошо, что хоть сам светильник небольшой и не сильно коптит. Никакой уважения к раритету. Только паутины не хватало для полного завершения старательно созданной убогости. Чистый мазохизм для свихнувшегося старинщика. А остальная обстановка вообще, чистое издевательство над гостями. Никакого комфорта.

Не знаю, почему его шныри так о нём говорили, но никакой святости я в дедке, как ни старался, так и не уловил. Со мной он сразу стал торговатья как распоследний маклак. Еле уломался на пятнадцать кусков и обещанную десятину от всего добытого хабара. Жучара-вымогатель, а не будущий великий святоша.

После этого мне что-то мало верится, что духовность в нём хоть малейшую щель сыщет. Но тут я без понятий. У них вроде как надо сначала сильно в самой большой клоаке извозиться, чтобы потом пройти сложный путь и над себе подобными возвысится. Или как-то так. Но это их внутренние таинства и секреты. Тут конкретный толмач нужен для разъяснений выбора правильных ухабов к очередному недостижимому.

Зато тот, свой годами выношенный и тщательно проработанный план, он мне просто с кровью от сердца долго отрывал. В конце сдался, даже повыл слегка и скупую слезу пустил. Но мои креды ему быстро благостное настроение возвернули. Явно целебная сила в них великая заложена, когда сразу и в правильном количестве. А может его божий промысел на первом этапе требовал только вполне посильных жертв.

Даже не план он мне сдал – заветную мечту любого порядочного летуна. Как быстро подняться за счёт излишне простодушных земель-фермеров. Тем более, что он сам как раз выходец прямо из тех мест.

Если точнее, то он мне предложил обчистить их бездарно управляемые коллекторные фонды. Это подвисающие на некоторое время без движения уже вырученные средства от реализации недвижимого и движимого имущества, отобранное ранее за долги. Если проще, то уже отняли и продали, но ещё не растранжирили. Осталось их в этот момент спокойно прикарманить и моментально вывести за пределы местной юрисдикции. Сложно, но дедок хитрое решение нашёл. Этакая скромная культурная разовая экспроприация. Но в масштабах всей планеты.

Провернуть такое можно чисто-аккуратно, а весь этот задуманный провинциальный кидок можно чётко разложить на считанные операции. Как большой свадебный торт мимоходом в два пальца оросить, а потом со стороны наблюдать как все будут вкус хвалить и изысканным ароматом восхищаться.

Был только один, но очень большой минус. Всю эту операцию можно провести исключительно на месте. Что поделаешь – туда прогресс не смог доползти, окончательно заплутав по дороге. Вот и сохранилась отсталость заповедная. Так что, даже с таким детальным планом, извне никак не подобраться.

Зато вся работа планировалась в тишине и спокойствии. Этак вальяжно и с чувством собственной исключительности. Можно, как мечтал сам дедок, в бутафорском терновом венце, а можно и в белом фраке с натуральной бутоньеркой. Не, ну последнее – это уже моя мечта, а не бред в конец свихнувшегося сибарита. Просто я уже заранее и наяву представлял, как можно будет провернуть такое дело. Мило и элегантно, а не просто прилетел и тупо обчистил. Это даже как-то противно всему моему естеству.

Такое надо осуществлять под соответствующий антураж, задумчиво любуясь пасторалью ветхозаветной, заполненной глупенькими задастыми пастушками. И это, с обязательным румянцем до самых ушей. Рядом пусть лениво копошатся беспечные свинки-коровки на уходящих за горизонт заливных лугах. А все вокруг пусть друг с другом здороваются, искренне на слово верят, а к соседям в гости запросто заглядывают – без приглашения. Любой банк считай, что проходной двор – открыт всем желающим. Ну, это так, если совсем образно.

Влезть в их центральный банк я и сам теперь могу практически в любое время. По хотению собственного желания. Наш-то прогресс в этом деле далеко их обскакал. Просто глаза закрываю и сразу представляю, как многими десятилетиями спокойно живёт себе этот тихий мирный уголок, а потом я, весь такой просвещённый, появлюсь и, «алес капут, всем кирдык!» – сметаю антикварную пыль с их древних процессоров! Трепещите, несчастные, мрачная тень накрыла столицу! Хотя, это странно вообще-то – мой белоснежный фрак и его мрачная тень. Верный симптом начала золотой лихорадки.


Ширмач клялся и божился, что они вообще до сих пор ангтеками свои известковые потолки коптят. И ни о чём другом не помышляют.

Главное, долго потом там не задерживаться и не почивать на заслуженных лаврах. В смысле не уходить в загул по местным кабакам и полулегальным вертепам, как с некоторыми случается. Даже если это натуральный «Дикий запад» – был у нас когда-то такой популярный аттракцион с разными злоупотреблениями.

Но на такие случаи разные жизненные правила давно выработаны. Железобетонные, как говорили в каменную старину. Мы их с детства как вторую азбуку заучиваем.


Не расслабляйся где промышляешь, не промышляй где расслабляешься.

Обчистил в своём доме гостей – не соберёшь костей.

Лишнего желать – век бабок не видать.


Там ещё много разного да полезного. Вокруг ведь зависть как тот венерианский вирус, что от их шустрого лобкового клеща – расползается по экспоненте, а ведь, кроме деструктора, ничем не излечим. Тут почти так же.

Раз – и все вдруг разом начинают муссировать смесь из услышанного, увиденного и придуманного, а потом активно сливать в общую сеть с невероятными пикантными подробностями. Особенно собутыльники или платные ублажательницы. Себе авторитет набивают.

А у нас после такого даже самые успешные карьеры летят в замыленный зад, и так уже заплющенный тяжёлыми думами.


В скачке излишеств избегай – винтуй прямой дорогой в рай.

Сапой вход, быстрый отход – только так чистят народ.


Это опять из тех наших правил. Вроде всё примитивно и просто, а любое отклонение неотвратимо заканчивается казённым воздержанием.


Ну и понеслась моя подготовка. Вложился я в поездку немеряно. Даже ботву с досады не раз месил, что пришлось менять. Но навар ожидался выше крыши. Да такой, что даже мою крышу перетряхнуло и слегка перекосило.

Потребовалось срочно сворачивать все текущие дела и далеко не по-братски утрясать некоторые вопросы. Почти четыре месяца угробил. Иначе никак. Заказчики не поймут. Надёжные барыги в упор признавать перестанут. И статус в обществе понизится. А это уже не есть позитив.

Только потом, хоть и с трудом, но удалось раскидать по шпингалетам оставшуюся отстойную мелочёвку. С потерями – не без этого. Зато много быстрее разбежался.

Пару дней отходил, чтобы получше сосредоточится, а только потом принялся за свой внешний вид. Я и сам по себе обычно не плох, но тут нужен определённый типаж. Который потом в местную историю войдёт. Не человек, а будущая живая легенда. В меру обаятельный, в меру внушающий трепет. Отщепенец высшего общества. Я голову долго не ломал, а взял и скопировал одного актёра из очень-очень старой мыльной оперы. Пронзительный такой персонаж. Но породистый.

Настало время рвать когти в этот рукав Ориона. А он худо-бедно от нашего Млечного Пути аж в 400 парсеках, а это не малые 1.300 световых лет. Пересадок уйма. Между морозилками скука в пути неописуемая. Одно время «труба» немного жизнь скрашивала, но потом и она стала откровенно раздражать.

Да и кому такое вообще понравиться может? Очнулся, глаза продрал, выполз на свет. Пока к новому кораблю доставят, мутильник вроде немного отпустит. Но не успеешь спокойно перекусить, а потом присесть и окунуться в изумительный мир великих битв или там особо низменных похождений, как тебя сразу тормошат – очередная морозилка. Как один мой кореш всегда говорил: «Отдыхаем хорошо, только устаём очень».

На последнем, очень коротком перегоне, я взбеленился и доплатил за «живой» перелёт. Просто сил никаких не осталось раз за разом терпеть эти издевательства над моим любимым организмом.

И тут я влип в крутой замес. В миг потерял голову от смешливой рыженькой стюардессы. Прямо из тех самых мест, куда собрался. Да так попал, что про весь окружающий мир забыл. Никогда бы в такое не поверил. Привык в реале сначала честно оплатить, а только потом получить потрёпанный, но капризный живой суррогат во временное пользование. Исключительно для производственной практики.

А здесь просто заболевание какое-то. Не успел разместиться в каюте, как высвистал стюардессу. Уже сам не помню зачем. Просто по приколу, наверно. Она вошла, как солнечный свет в каюту занесла. Пухленький ротик чуть приоткрыла, а сказать ничего не может. Стоит вся бледная, глазища свои зелёные на пол-лица распахнула и с меня не сводит. Я на неё тоже уставился, а сам тоже ни слова выдавить не могу. Столбняк напал. Или молнией какой сразило. Сразу обоих наповал. Что с ней не знаю, а такую я только в самых чистых мечтах себе представлял. Да и то тайком от всех.

Так и стояли неизвестно сколько времени. А потом она головой резко встряхнула, аж целую золотую бурю в каюте подняла. И раз, этак медленно-медленно опустилась на колени. И руки сложила молитвенно.

– Эпона мать, богиня семейного очага! Грезила, но не верила. Прости меня за это. И за то прости, что я… но уж лучше осемь раз разок – чтоб замаливать порок.

После этого легко вскочила, положила мне руки на плечи и три раза легонько куснула за мою левую мочку уха, трижды коснулась губами кончика носа, а затем трижды покусала правую.

Словно пожаром лицо опалила. Смущённо так улыбнулась и доверчиво выскользнула из одежды.

Вот именно тогда, впервые в жизни понял, что юное гибкое девичье тело с такими волнительными формами, да сдобренные через край забурлившими феромонами, дают сто очков даже самому продвинутому виртуалу. Меня так затрясло на встречно рванувшей волне дофамина, что чуть сознание не потерял от стремительного перетока крови. Но уж всей своей обычной соображаловки лишился напрочь. Да что там, мозги вообще отключились.

Мы только к утру друг от друга сумели оторваться. Очнулись от жажды и голода.

А потом вообще понеслось! Когда вокруг такое раздолье. Весь экипаж и пассажиры по морозилкам давно разбрелись – экономить кровно заработанное.

Красотка оказалась такой неуёмной затейницей, что мне пришлось отключить сигналки ряда уровней. Чуть не довёл себя до критического ослабления. Так и отрубался незащищённым во многих местах. Просто безумие какое-то. А это для меня вообще ни разу не типично. Видно очень сильно её молитва повлияла.

Не спорю, немного странный у них местный ритуал почитания святых. Но такая религия точно любое сознание в спираль скрутит. Даже временным адептом захотелось побыть.

Но вот только стоило мне пару раз, в редких задушевных разговорах с ней, слегка коснуться некоторых теневых аспектов жизни на этой заплесневелой Вегже (во время кратких передышек, да и то больше из желания потянуть время на восстановление, чтобы потом особо гордо выступить), как каждый раз она отделывалась одним и тем же. Потешно надувала щёчки, пучила глазки и с трагичной хрипотцой выдавала таинственное:

– Дэсь вам нэ там, тут свий пидступный хухем-шмухем.

Без всяких внятных разъяснений, что за напасти неизвестные могут меня поджидать. Или это прикол такой от их застоявшегося юмора?

А в очередной раз, коварно подбираясь к ней с самыми непристойными намерениями, я вдруг отчётливо осознал, что для меня нарисовался достойный путь – прямо с ходу отработать эту наколку по-чёрному и делать ноги через день на этом же круизнике.

Только одно присутствие такой Стюардессы (исключительно с большой буквы!) уж точно сделает мою скромную победу самой выдающейся. Хотя бы на всём протяжении обратного пути. Полный триумф союза немереных бабок и незамутнённого счастья. Эйфория космическая.


Но, как постоянно зудел мой самый первый наставник: «Всегда красиво в идеале – пока рога не обломали».

Так и здесь. Уже много позже выяснилось, не я один оказался таким ушлым, кто сходу клюнул на эту заманчивую наводку и кучу кредов отвалил. Прибыл бы первым – инвайте за кушем. Для этого появиться здесь надо было месяца два, а то и три назад. Именно тогда было самое-самое время все жирные пенки со сливок снимать.

Совсем недавно мне одна птичка на ушко напела, что тут сумел отличиться только один очень оперативный шустрик с Мерки. Этот прохиндей за день осмотрелся, а потом, буквально за неполную пару ночных часов, все доступные фонды обчистил. Под ноль. Вывел и смылся. Тихо растворился в неизвестности, оставив кучу ложных следов. Причём, как кто потом не потянет за какой конец, он выводит исключительно на местных воротил. Шустрик даже солидную часть барыша на это не пожалел. Типа добавил смазки в давно заржавевший механизм праведного народного гнева. Это у их старая школа такая. Уроборос. Видно хороший мастер поработал, да и повеселился от души.

Зато как раз, почитай к моему прибытию, все эти вечно тормозные селяне, вроде ни с того ни с сего, но чрезвычайно возбудились. Может потому, что вдруг объявились некие неизвестные доселе добрые самаритяне, точно следовавшие хорошо оплаченным руководящим наставлениям от того самого хитрого мерканца?

Эти провинциальные самаритяне, совсем немного потратившись из своих солидно отстёгнутых барышей, моментально создали все условия, чтобы замутить нешуточные волнения. С последующим, вполне ожидаемым, сваливанием в полный бардак. Рукотворный хухем-шмухем с возможностью дополнительно недурно поживиться. Но только особо посвящённым в задуманное. А заодно и самые последние мерканские следы окончательно затереть.

А вот отсутствие трезво думающих голов, а тем более наличие внятных целей у взгоношённых фермеров, кроме повсеместных (опять же направляемых зачинщиками) страдальческих воплей, что их нагло обворовали и страшно унизили, привело к тотальной шизофрении. Рабская твердолобость упорно преодолела привычное послушание, но с чрезмерным выплёскиванием. Что с таких взять?

Пока в этой мутной водице некоторым было чем поживиться, фермеров сначала науськали на безуспешную ловлю каких-то мифических «корраптов». Типа тварюги зажрались, совсем берега потеряли, да в один день «нахабно вкрали» все эти самые фонды (которые я опрометчиво считал уже исключительно своими).

Но тут у протестующих вышел полный облом. Не та оказалась сила и не на тех наехали. Тогда этот безмозглый, но быстро нарастающий вал бурляще-клокочущего планктона быстро напичкали новыми лозунгами и перенаправили на выявление новых врагов.

Теперь ими оказались ранее неведомые злодеи-помощники. Про них вообще никто и ничего до этого не знал, но, оказывается, именно они пытались очернить и подставить уже безукоризненно честных «корраптов». С этого момента этих подлых помощников, секретно именуемых «коттонами» надо срочно выявлять и прямо на месте сурово карать.

Маразм рос и ширился, стремительно набирая обороты…

Все местные новости об этом только и вопили.

Только вот я внешнюю связь у себя отключил. Все мои таланты были брошены на амурный фронт. Так что эта всепланетная маята-суета из накопилки до меня не дошла. А зря.

Если коротко, то я нарушил свои же правила и крупно облажался. Честно признаю. Только отдача для меня оказалась непомерна. Знал бы я тогда, что прибыл даже не в первом десятке облапошенных «джентльменов удачи», был бы умнее.


Это и есть непредвиденное стечение обстоятельств. Force majeure.


Но именно с этого момента всё и началось.


Наше прощание было одновременно вкусным, грустным и трогательным. Романтический завтрак в настоящих эфирных свечениях. Потом мы просто тихо стояли у выхода, задумчиво переваривая немного странные деликатесы и пропуская спешащих на выход пассажиров. Каюта сдана, говорить почти не о чем, да и уединиться негде.

– Скоро вернусь, – шепнул я, очнувшись от назойливого нытья орбитального лифта.

Завершил затянувшееся прощание долгим нежным поцелуем. Чисто машинально запустил жучка-маячка. Пусть попасётся себе среди волнительных холмов и манящих впадин. Информацию пособирает. Это так, на всякий случай. Знание всегда как дополнительная отмычка.

Потом решительно развернулся и, больше не оглядываясь, отправился проворачивать своё рутинное, но прибыльное безобразие.


Выйдя из лифта, сделал пару шагов и брезгливо встал на обшарпанную двужуху, пропустив далеко вперёд жиденькую группку вернувшихся на родину что-то не очень радостных аборигенов.

Машинально начал, совсем как они, тупо глазеть на наплывающую со всех сторон агрессивную рекламу. Ничего нового или интересного не узнал. Словно в голодное детство окунулся. Зато посмотрел на себя со стороны. Весь такой красивый, сытый и расслабленный. А тащусь как элитный павлин за чужим отощавшим козлиным стадом. Да и это статичное движение достало. Нет никакого правильного драйва. По случаю моего прибытия.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3