Арад Ицхак.

Они сражались за Родину: евреи Советского Союза в Великой Отечественной войне



скачать книгу бесплатно

В обороне Одессы участвовало много евреев, как военных, так и гражданских. Среди командного состава можно назвать подполковника Фрола Фальковича Гроссмана – начальника артиллерии дивизии им. Чапаева, капитана Михаила Чечельницкого, командовавшего бронепоездом «За Родину», и многих других. Комиссаром 1-го отряда моряков, воевавших на берегу, был Семен (Шимон) Изус, погибший 27 сентября в рукопашной схватке при атаке на позиции противника. В частях морской пехоты количество погибших и раненых достигало 70–80 %. При одной из румынских атак погиб командир батальона; старший лейтенант Петр Аронский взял на себя командование, под его руководством бойцы отбили врага, оставившего десятки убитых и раненых. Аронскому присвоили звание капитана и назначили заместителем командира полка. Капитан Александр Меерсон командовал 422-м батальоном 157-й дивизии. В ходе контратаки дивизии в конце сентября 1941 г. 12 гаубиц Меерсона нанесли тяжелый удар по противнику и заставили его отступить [Абрамович 1981: 155–156, 159, 161].

Санитарной службой в осажденной Одессе командовал полковник Давид Соколовский. Центральную роль в защите города и в организации гражданских структур для помощи армии, включая перевод промышленности на производство оружия, сыграл секретарь городского комитета компартии Наум (Нахум) Гуревич. Генерал Алексей Николаевич Кирилов, один из командиров обороны города, писал:

Была оперативная группа во главе с секретарем горкома Н.П. Гуревичем. Группа ведала всем, что касалось мобилизации местных ресурсов на помощь армии: строительством укреплений, формированием истребительных батальонов, работой МПВО [местной противовоздушной обороны], поддержанием порядка в осажденном городе… [Абрамович 1981: 159–160].

Во время осады промышленные завода Одессы произвели 55 танков на основе тракторов, а также другое оружие и боеприпасы. Инициатива переоборудования тракторов в танки принадлежала военному инженеру капитану Юрию (Ури) Герцелевичу Когану. Одним из двух командных пунктов по созданию укреплений в осажденном городе руководил армейский инженер Борис Немировский. Когда враг приблизился к городу и аэропорт попал под минометный огонь, срочно потребовалось подготовить второй аэропорт внутри города. С помощью Гуревича была создана женская добровольческая бригада под командованием Аси Борисовны Фишман. Бригада, работая круглосуточно, за неделю возвела новый аэропорт. Многие из евреев, защищавших Одессу, удостоились наград, часть их смогла эвакуироваться морем, другая встретила смерть в боях за оборону города [Поспелов и др. 1960–1965 (2): 115; Абрамович 1981: 165–166].

Командир большой одесской морской базы полковник Самуил (Шмуэль) Израилевич Дитятковский отвечал за эвакуацию. С 1 по 16 октября 80 тыс. солдат было перевезено из Одессы в Севастополь, а 15 тыс. – в другие порты восточного побережья Черного моря [Ржешевский 1990: 59]. Эвакуация Одессы была обусловлена срочной необходимостью укрепить оборону Севастополя, который служил центральной черноморской базой советского флота.

11-я немецкая армия под командованием Манштейна подошла к Севастополю 30 октября 1941 г.

До прихода армии из Одессы город защищали остатки войск, отступивших из других мест Крыма, местный гарнизон и подкрепления, прибывшие из Новороссийска. Эти войска отбили первую немецкую попытку захватить город в начале ноября 1941 г. Прибывший из Новороссийска 8-й полк морской пехоты под командованием полковника Владимира Львовича Вильшанского 7 ноября пошел в контратаку и отвоевал у немцев два холма, с которых контролировался город. В контратаке 8-го полка морской пехоты батальон под командованием капитана Моисея Прусяка захватил одну из этих высот и отбил немецкие попытки повторного штурма. Прусяк был тяжело ранен в бою. 17 декабря немцы возобновили попытку взять Севастополь. 8-й полк морской пехоты отбил в рукопашных боях атаку превосходящих сил, но потерял за два дня боев 1 700 солдат. В этих боях погиб Хаим Хислевский, комиссар одного из батальонов полка. Находившийся в резерве 7-й полк морской пехоты был введен в боевые действия в районе Чоргунской долины, где ситуация была критической. Во время контратаки погиб начальник штаба еврей А.К. Кернер [Абрамович 1981: 264–265, 269–272].

Силы группы армий «Юг» продолжали продвигаться на восток по Украине в направлении Харькова и подошли к нему во второй половине октября 1941 г. В боях на подходах к городу, около города Дергачи на северо-западе от Харькова, участвовал 10-й бронетанковый полк под командованием В.А. Бунтмана, который, пойдя в контратаку, приостановил продвижение 6-й немецкой армии. Оснащенный пушками бронепоезд, где комиссаром был Л. Гольдфарб, также участвовал в обороне Харькова. 169-я пехотная дивизия 38-й армии под командованием генерал-майора Самуила Рогачевского, участника Гражданской войны, служившего в армии с 1918 г., защищала южные подходы к городу. Силы народного ополчения Харькова, в том числе 1-я бригада под командованием И. Зильпера, участвовали в уличных боях 23–25 октября. Город был захвачен немцами 25 октября [Артемов 1975: 35–37; Абрамович 1981: 153–154].

Евреи в обороне Москвы

30 сентября 1941 г., после того как бронетанковая армия Гудериана вернулась с Украины в группу армий «Центр», немцы возобновили атаку на Москву. Вначале немцы сумели окружить крупные советские части в районе Брянска на юго-западе от Москвы и на линии Вязьма – Ржев на западе и северо-западе от Москвы. Столица была в опасности. В сложившейся критической ситуации Жуков был вызван из Ленинграда и 10 октября назначен командовать обороной Москвы. Упорное сопротивление Красной армии, продержавшейся до начала распутицы и холодов, предотвратило оккупацию столицы.

На московском направлении, как и на других фронтах, сражались евреи. 242-я стрелковая дивизия несла тяжелые потери и попала в окружение под Ржевом. В бою пал майор И. Шмулевич, командир 897-го полка, защищавшего южный фланг дивизии. Командир и комиссар дивизии были ранены, и командование дивизией перешло к начальнику штаба дивизии подполковнику В. Глебову, а командир присоединенного танкового батальона капитан Давид Драгунский стал начальником штаба. Десять дней дивизия вела бои, пытаясь вырваться из окружения. Вместо заболевшего Глебова Драгунский взял на себя командование оставшимися 3 тыс. солдат, сумев вывести их из окружения. 25 ноября под Клином на северо-западе от Москвы танковый батальон 8-го бронетанкового полка под командованием Леонида Моцарского сумел отразить танковые силы противника и предотвратил их прорыв в сторону Рогачева [Абрамович 1981: 183–202; Свердлов 2002: 223].

Капитан Григорий Коган был командиром танкового батальона 18-го полка, который 8 октября вел оборонительные бои под Можайском, на главном пути к Москве. Батальон воевал до выхода из строя всех своих танков. Коган атаковал немцев двумя последними танками, пытаясь прикрыть отступление пехоты. В этом бою он погиб и посмертно был награжден орденом Ленина. Севернее, на Волоколамском направлении, подходы к Москве защищала знаменитая 316-я дивизия генерала И.В. Панфилова, в рядах которой сражались начальник оперативного отдела штаба дивизии майор К. Гофман, командир 1077-го полка майор Шехтман, тяжело раненный в бою, начальник штаба 857-го артиллерийского батальона майор Владимир Аугсбург, погибший во время корректировки артиллерийского огня из наблюдательного пункта, и многие другие евреи [Абрамович 1981: 194–199].

Рядовой артиллерийских войск Ефим (Хаим) Дыскин воевал в те дни возле Волоколамска в зоне обороны 180-й дивизии. Когда все бойцы противотанковой батареи были ранены или убиты, раненый Дыскин остался один, но продолжал стрельбу по танкам врага, пока не потерял сознание. За проявленный героизм он получил звание Героя Советского Союза. Капитан Иосиф Маковский, Герой Советского Союза, командовал танковым батальоном, отличившимся в боях под Калинином. В ходе контратаки, которой он руководил и в которой получил тяжелое ранение, были взяты две деревни. Позднее, в боях за Сталинград, Маковский был повторно тяжело ранен [Shapiro 1988: 103–106, 363–367].

Южнее, на Брянском фронте, 2-я бронетанковая армия генерала Гудериана наступала в сторону Тулы и Москвы. Значительные советские войска, включая 3-ю армию под командованием генерала Якова Крейзера, оказались в окружении. После тяжелых боев 7 октября был дан приказ прорвать окружение. Через четыре недели продвижения на восток, постоянно отбивая атаки немцев, солдаты Крейзера прорвали кольцо врага и заняли новую линию обороны на юго-западе от Москвы. Среди окруженных советских войск был также 42-й танковый полк. После 11 дней боев он, оставшись без горючего и боеприпасов, а затем и без танков, фактически перестал существовать. Майор Григорий Клейн, заместитель начальника штаба, собрал остатки полка и других разбитых подразделений и вывел их из окружения. Позднее он вспоминал о выходе из окружения и о встрече с отступавшими войсками генерала Крейзера:

Я собрал всех в ближайшем лесу, где приказал расположиться на ночлег, выставил охранение, выслал разведку. Утром я приказал построиться и объявил, что с этого момента мы составляем сводный отряд, командовать которым буду я. Отряд разбил на роты, взводы, назначил командиров. Костяк отряда составили танкисты. Потребовал от воинов строжайшую дисциплину. Количество людей, которые ко мне присоединились из лесов, росло. Двигался я с отрядом только по ночам проселочными дорогами. Днем располагались в лесах. С мелкими [немецкими] подразделениями вступали в бой. Так продолжалось примерно 10–12 дней. Когда я расположился в одной деревне, ко мне прибежал один боец и доложил: «Товарищ майор! Вас вызывает генерал Крейзер». Оказалось, что командующий 3-ей армией Яков Григорьевич Крейзер выходит из окружения со своим штабом и уцелевшими частями армии и расположился также в этой деревне. Я немедленно явился и представился командующему. Я доложил о составе моих подразделений и получил приказ: с этого момента действовать под его командованием, прикрывать штаб армии. Я очень обрадовался, что поступил в подчинение такого военачальника. Все офицеры штаба армии и сам командующий и член Военного совета двигались пешком. <…> Количество людей росло, так как по пути движения присоединялись отдельные группы и целые подразделения армии. Все выходившие были вооружены. К 5 ноября мы прибыли в город Ефремов и соединились со своими войсками. Через несколько дней наша бригада была расформирована. Командные кадры отбыли в Москву для получения новых назначений. Я был назначен начальником штаба 41-й танковой бригады [Абрамович 1981: 188–190].

Немецкий генерал Гудериан писал о попытках 3-й армии Крейзера и других частей Красной армии пробиться из окружения:

11 октября русские войска предприняли попытку вырваться из «трубчевского котла». <…> В бой было брошено много русских танков Т-34, причинивших большие потери нашим танкам. <…> 13 октября русские продолжили свои попытки прорваться между Навлей и Борщево. <…> Группе русских численностью в 5000 человек удалось прорваться и достичь района Дмитровска… [Гудериан 1999: 322, 325].

Несмотря на то что на первом этапе войны Красная армия страдала от тяжелых поражений, немцам не удалось осуществить план захвата Москвы и покорения Советского Союза до зимы. В конце ноября продвижение немцев в сторону города было окончательно остановлено. Осенние дожди, размытые дороги, ранняя зима и морозы, упорное сопротивление Красной армии, неготовность немецкой армии к зимней войне – все это привело к приостановке немецкого похода. Гудериан признавал:

Наступление на Москву провалилось. <…> Мы потерпели серьезное поражение… <…> Главное командование сухопутных войск, находясь в далекой Восточной Пруссии, не имело никакого представления о действительном положении своих войск в условиях зимы… [Гудериан 1999: 351]

Контрнаступление советских войск под Москвой и на Южном фронте (5 декабря 1941 г. – апрель 1942 г.)
Поражение немцев под Москвой

Во время оборонительных боев на подступах к Москве несмотря на тяжелые потери советское Верховное командование подготовило контрнаступление с целью отбросить врага от Москвы. 5 декабря Красная армия начала контратаку, которая продолжалась до конца марта 1942 г. Свежие силы были переброшены на Московский фронт с Дальнего Востока, после того как советская разведка доложила о намерениях Японии направить удар не против СССР, а против США, Великобритании и их владений в Юго-Восточной Азии и на Тихом океане.

Главное контрнаступление под Москвой велось на севере, западе и юге от столицы. Были освобождены Калинин (ныне Тверь), Калуга и другие города. Красная армия продвинулась на запад до Великих Лук. На юге в ноябре 1941 г. был освобожден Ростов-на-Дону. Это было первым серьезным поражением Германии во Второй мировой войне. Десятки тысяч немецких солдат погибли, были ранены или попали в плен. Вермахт потерял сотни танков и много вооружения. Начальник Генерального штаба сухопутных сил фельдмаршал Вальтер фон Браухич в декабре подал в отставку, и Гитлер лично взял на себя обязанности главнокомандующего сухопутными войсками.

В марте 1942 г. после ряда успехов советское зимнее наступление начало затухать. Красная армия несла тяжелые потери и оказалась не в силах продолжать широкомасштабную операцию. Главным достижением этого наступления явилось удаление опасности от Москвы и нанесенный противнику урон. Был важен и психологический аспект: впервые стало очевидно, что немецкая армия не является непобедимой. После четырех месяцев кровопролитных изнурительных боев Красная армия нуждалась во времени для реорганизации, но Сталин решил продолжать наступление на Керченском полуострове в Крыму, под Харьковом на Украине и на Волховском фронте юго-восточнее Ленинграда. Действиями на реке Волхов руководил командир 2-й ударной армии генерал А.А. Власов. Наступление в начале мая было успешным, но потом его армия попала в окружение и сдалась[29]29
  В плену генерал Власов согласился сотрудничать с немцами. Подписанные им листовки призывали солдат Красной армии дезертировать и воевать против «иудео-большевистской» диктатуры Сталина.


[Закрыть]
. Атаки по всем направлениям терпели неудачу. Красная армия перешла к обороне; потери в людях и оружии оказали влияние на сражения лета 1942 г.

Евреи в контрнаступлении на Московском фронте

В боях под подмосковным Клином участвовала 8-я танковая бригада 30-й армии. Командир батальона в составе этой бригады капитан Леонид Моцарский погиб 12 декабря 1941 г. во время атаки на врага. Батальон Моцарского воевал со второй половины ноября и предотвратил прорыв немецких танков к Москве из Клина на восток к Рогачеву. 20 декабря пехотный полк 331-й стрелковой дивизии под командованием майора М. Штайнлухта участвовал в освобождении Волоколамска – ключевого пункта на пути к Москве. Бои велись на улицах города. Вступив в Волоколамск, советские солдаты обнаружили виселицу с телами повешенных: шести юношей и двух девушек, в ноябре посланных для диверсий в тыл врага. Всех восьмерых посмертно наградили за проявленный героизм орденом Ленина. Двое из них были евреями – Николай Каган и Евгения Полтавская [Абрамович 1981: 202, 211–212].

При контрнаступлении на западном и юго-западном направлениях от Москвы в сражениях за Нарофоминск и Боровск в составе 33-й армии впервые участвовала 201-я Латвийская (Латышская) стрелковая дивизия, в которой был высокий процент евреев. 20 декабря при штурме Нарофоминска 122-м полком дивизии погибли десятки еврейских солдат, среди них старший лейтенант Самуил (Шмуэль) Гринфельд и комиссар 201-го саперного батальона Исаак (Ицхак) Плинер. В тот же день два других полка дивизии – 92-й и 191-й – атаковали поселок Ермолино при артиллерийской поддержке 220-го полка под командованием майора Петра Кушнера. В этом бою отличился лейтенант Рувим (Реувен) Амдур, первым в дивизии получивший орден Красного Знамени. 4 января 92-й и 191-й полки после тяжелого боя освободили Боровск. Среди павших в бою были старший лейтенант Исаак (Ицхак) Борок, лейтенант Ханан Зихерман и другие евреи. 11 января солдаты дивизии захватили укрепленный пункт Федотово. 15 января дивизия после тяжелых потерь была отведена от линии фронта в резерв Ставки Верховного главнокомандования [Абрамович 1981: 214–216].

Целью советского контрнаступления на юго-востоке от Ладожского озера было восстановление железнодорожного сообщения между Москвой и Ленинградским фронтом, в частности для помощи блокадному Ленинграду. Немцами был занят Тихвин, важный пункт, через который пролегала железная дорога на Ленинград. В середине декабря был создан Волховский фронт, объединивший все советские армии, действовавшие к юго-востоку от Ладожского озера. Командиром фронта стал генерал армии (позднее маршал) К.А. Мерецков, а его начальником штаба еврей генерал-майор Г.Д. Стельмах. Мерецков писал о нем:

Я всецело положился на опыт этого уже проверенного раньше командира. Он блестяще справился со своими обязанностями. Это был высокообразованный человек, хорошо знавший военное дело и отличавшийся личной храбростью. <…> К сожалению, его жизнь оборвалась в расцвете творческих сил. Примерно через год после Тихвинской операции он погиб в битве под Сталинградом [Абрамович 1981: 222].

Тихвин был освобожден 9 декабря. После боев за Тихвин Стельмаха наградили орденом Красного Знамени. В этой операции на Волховском фронте участвовали многие евреи, среди них начальник штаба 65-й стрелковой дивизии майор Григорий Котик, командир минно-саперной роты лейтенант И.В. Шайкевич, командир танковой роты старший лейтенант Константин Ласман, командир противотанковой артиллерийской батареи старший лейтенант М. Зайхман и майор медицинской службы хирург Иосиф Вайнтруб.

Для укрепления сил на Волховском фронте 44-я стрелковая дивизия была переведена с Ленинградского фронта через Ладожское озеро. Входившая в дивизию и насчитывающая около 300 солдат артиллерийская часть под командованием лейтенанта Самуила (Шмуэля) Абезгауза воевала как пехота, пока не были доставлены орудия. После нескольких дней боев часть окружили немцы. Чтобы прорвать кольцо врага и воссоединиться с советскими войсками Абезгауз в 30-градусный мороз вел солдат через леса, постоянно сталкиваясь с врагом. В одном из столкновений он был тяжело ранен, но продолжил вести солдат. Когда часть достигла линии фронта в районе Новой Ладоги, в ней осталось лишь 49 человек [Абрамович 1981: 221–223].

На северо-западном направлении, на юге от Волховского фронта, 9 января 1942 г. 4-я ударная армия начала наступление из-под Осташкова в направлении Торопца, она отбросила немцев на сотни километров на запад и 21 января освободила города Торопец и Западную Двину. Оперативным отделом штаба армии руководил полковник Вениамин Бейлин (позднее он получил звание генерал-майора и командовал дивизией) [Абрамович 1981: 228; Свердлов 1993: 24].

В наступлении на Калининском фронте участвовала 158-я стрелковая дивизия 22-й армии. На 881-й полк была возложена задача взять деревню Жигарево. В атаке 22 февраля 1942 г. бойцы наткнулись на вражеский дзот; непрерывный огонь не позволял нападавшим даже подняться с земли. Артиллерийский огонь по дзоту не дал результатов, тогда рядовой Абрам Левин рванулся вперед и своим телом закрыл пулеметную амбразуру. Позднее в деревне был поставлен памятник, увековечивший героизм Левина [Абрамович 1981: 229]. Аналогичный подвиг совершил русский солдат, рядовой Александр Матросов годом позже, в феврале 1943 г., в бою под Псковом. Подвиг Матросова стал символом героизма и преданности родине, он широко освещался в советской печати. Матросов посмертно получил звание Героя Советского Союза, а дивизию, в которой он служил, назвали его именем. Подвиг еврейского солдата Абрама Левина такой известности не получил.

23 января 1942 г. на юго-западе от Москвы, в Калужской области, под покровом ночи взвод лыжников пробрался в тыл врага для взятия деревни Хлуднево под Сухиничами с целью отрезать силы врага на передовой линии фронта от поддержки. Взвод состоял из 25 бойцов полка НКВД особого назначения, перед ним была поставлена задача удерживать деревню до воссоединения с основными атакующими советскими войсками. Взвод вступил в бой с превосходящими силами противника; схватка продолжалась всю ночь, а подкрепления все не было. Все солдаты взвода погибли, последним остался в живых рядовой снайпер Лазарь Паперник. Когда патроны кончились, он позволил немецким солдатам приблизиться и последней гранатой взорвал себя вместе с врагами. Через три дня после советские войска освободили Хлуднево. Паперник был посмертно награжден званием Героя Советского Союза. В документе о присвоении звания, подписанном командующим Западным фронтом Г.К. Жуковым и членом Военного Совета фронта генерал-полковником Н.А. Булганиным, было сказано:

23 января 1942 года, действуя в составе отряда лыжников, [Паперник] ворвался в опорный пункт противника в деревне Хлуднево, где располагался гарнизон противника численностью до 400 человек. В неравном бою отряд уничтожил свыше 100 немцев и уже из окружения вел бой в течение всей ночи. В тяжелый момент боя, когда смертью храбрых погиб комиссар тов. Егорцев, тов. Паперник принял командование на себя… Единственный оставшийся в живых, он не сдался в плен немцам, пытавшимся во что бы то ни стало его захватить, и с возгласом «большевики в плен не сдаются» взорвал себя гранатой [Свердлов 1992а: 206–208].

Евреи в боях на южном направлении: Ростов-на-Дону и Крым

Силы немецкой группы армий «Юг» в конце октября 1941 г. подошли к Ростову-на-Дону, важному стратегическому пункту на пути к Кавказу. В городе был создан совет обороны в главе с первым секретарем райкома компартии Борисом Двинским. Совет организовал из местных жителей десятки отрядов обороны, которые участвовали в боях за город и подступы к нему. 343-я стрелковая дивизия вела оборонительные бои с немецкими танками, наступавшими на Ростов. В сражении отличился лейтенант Иосиф Радченко, командир батареи 1511-го артиллеристского полка, прямой наводкой выведший из строя 4 танка противника. В боях за Ростов участвовал отряд речных заградителей Азовской военной флотилии под командованием майора Цезаря (Цадока) Львовича Куникова. Катера, вооруженные пулеметами и легкими пушками, наносили огневой удар по берегам, на которых располагался противник, и по устью Дона, после чего поспешно уходили [Абрамович 1981: 226–227]. 21 ноября 1941 г. немцы захватили Ростов, но советские войска в результате контрнаступления 29 ноября освободили город.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37