Януш Корчак.

Кайтусь-чародей



скачать книгу бесплатно

Janusz Korczak

KAJTU? CZARODZIEJ


© Цывьян Л. М., наследники, перевод на русский язык, 2015

© Соколов Г. В., иллюстрации, 2015

© Оформление. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2015

Machaon®

* * *

Глава 1

Кайтусь любит спорить с товарищами. Кайтусь заходит в магазины и изображает, будто хочет что-то купить, а у самого нет денег.



– Ну что?

– А ничего.

– Не веришь?

– Нет.

– Тогда на спор!

Кайтусь любит спорить.

– Спорим на билет в кино!

– Спорим.

– Разбей. Кино – в воскресенье.

– Нет, погоди…

– Ага, уже забоялся!

– Не забоялся, а хочу знать, как всё будет.

Кайтусь повторяет:

– Войду в десять магазинов. Стану изображать, будто что-то хочу купить. А в кармане у меня ни гроша.

– Раньше говорил, что в двенадцать…

– Ладно, в двенадцать.

Поспорили.

Да! Войдёт. Как будто хочет купить.

И вот последний урок.

Вот и звонок прозвенел.

Собрали портфели.

Надели шапки.

– Пошли?

– Пошли!

Лестница. Школьный двор.

Ворота – на улицу.

– Я буду стоять у магазина.

– Пожалуйста. Только в окошко не смейся – догадаются.


Первая на пути – аптека.

Входит Кайтусь в аптеку.

Аптекарь выдаёт лекарства не спеша, чтобы не перепутать, – Кайтусь терпеливо ждёт очереди.

– Что тебе, мальчик?

– Две тетрадки: одну в клетку, а другую для рисования.

– Для рисования нет, только в клетку, – шутит аптекарь.

– Тогда извините.

Покупатели стали объяснять ему:

– Справа рядом дверь – там продают тетрадки.

– Спасибо.

Кайтусь ещё раз поклонился и вышел.

Рассказал приятелю, как всё было.


Рядом с аптекой писчебумажный магазин.

Кайтусь вошёл, осматривается.

– Пожалуйста, пирожное с кремом.

– Чего?

– Пирожное с шоколадным кремом.

– Ты что, ослеп? Ничего не видишь?

– Вижу.

Вид у Кайтуся удивлённый, словно он не понимает, чего от него хотят.

– В школу ходишь?

– Хожу.

– И не знаешь, где продаются пирожные?

– А мы этого ещё не проходили.

И Кайтусь пожимает плечами, как будто не знает, что ему теперь делать.

Продавец разозлился:

– Ну, чего ждёшь?

– Ничего.

И Кайтусь вышел.

– Как? – спрашивает одноклассник.

– Рассердился. Злой он чего-то.

– А он всегда такой, – говорит одноклассник. – Я его знаю. Никогда не покупаю у него.

– Чего ж ты не предупредил?

– Думал, может, у тебя получится.

Пошли дальше.

Кайтусь решительно входит в третий магазин.

Тут продают сыр, масло, сахар, селёдку, салаку.

– Здравствуйте.

– Здравствуй, мальчик.

– Дайте мне, пожалуйста, кита.

– Кита?

– Да.

Маринованного. Сто граммов.

– А кто тебя послал?

– Товарищ. Вон стоит на улице.

– Скажи товарищу, что он – хулиган. А ты – лопух.

– Значит, нет кита?

– Ждём.

– А когда будет?

– В четверг. После дождичка. Ладно, хватит придуриваться. Выметайся. И дверь не забудь закрыть.

Кайтусь аккуратно закрывает дверь, рассказывает, как прошло.

– А не боялся, что он догадается?

– Чего бояться? Продают же они морских лососей. Селёдки тоже из моря. Что, спросить нельзя?

– Ладно. Это только третий магазин. Может, ещё проиграешь.

– Посмотрим.


Четвёртый – маленькая будка.

В ней сидит сапожник.

Работы нет.

Уж скоро обед, а он продал всего пару шнурков и баночку гуталина.

Заходит Кайтусь:

– Взвесьте мне творога.

А сапожник то ли понял, что над ним смеются, то ли разозлился, что шутки над ним строят, тут же схватился за ремень:

– Сейчас я тебе взвешу!

И ремнём замахнулся.

Кайтусь видит – не вышло. Пробкой вылетел из будки.


Мимо нескольких маленьких лавочек Кайтусь прошёл не останавливаясь.

Встал перед парикмахерской и задумался.

– Ты всё одно и то же. Так неинтересно, – говорит одноклассник.

– Не нравится, сам ходи и придумывай, – отвечает Кайтусь.

– Ну ладно… А тут чего скажешь?

– Погоди. Там видно будет.

Заходит Кайтусь в парикмахерскую.

Красиво здесь. Чисто. Пахнет приятно.

Флаконы с одеколоном. Разноцветное мыло. Кремы всякие. Пудра.

За кассой сидит барышня и читает книжку.

– Чего изволите, кавалер? – спрашивает парикмахер.

– Пожалуйста, мазь, чтобы выросли королевские усы.



– А кому?

– Мне.

Барышня оторвалась от книжки, уставилась на Кайтуся.

Парикмахер тоже удивился:

– Зачем тебе усы?

Кайтусь смотрит на него невинными глазами и говорит:

– Для школьного представления.

– Кого же ты будешь играть?

– Короля.

– Давай я их тебе нарисую.

– Нет, я хочу настоящие.

– А что ты с ними будешь делать после представления?

– Сбрею.

Парикмахер и барышня рассмеялись.

Поверили.

– Хочешь, одеколоном побрызгаю?

– Нет! – с отвращением передёрнулся Кайтусь.

– А чего ж так? Будет от тебя приятно пахнуть.

– Не хочу. Ребята засмеют. Скажут, что я жениться собрался.

– А ты не хочешь жениться?

– Конечно нет! Зачем мне?

Парикмахер и кассирша молодые. Скучно им. Вот и радуются развлечению.

Но тут в парикмахерскую вошла женщина. Пришлось прервать разговор.

– Приходи, нарисую тебе усы. Лучше настоящих будут.

– Не забудь пригласить на представление!

Однокласснику уже невтерпёж.

– Чего ты там так долго торчал?

– Да надушить меня хотели.

– За бесплатно?

– Да.

– Чего ж отказался?

– Ну вот ещё! Зачем одеколон переводить? Пошутить – это одно дело. Я не жулик и обманывать не люблю.


Входит Кайтусь в хозяйственный магазин. Просит порошок против блох.

Продавщица даёт ему коробочку:

– Вот тебе порошок от блох, от клопов и от тараканов.

– У нас нет ни клопов, ни тараканов. Мама велела только от блох.

– Ну и что? Прекрасный порошок, все берут. Покажи, сколько у тебя денег.

Кайтусь крепко сжимает пустой кулак.

– Нет… Пойду спрошу… Мама велела только от блох…

– Пойди спроси. И скажи, что порошок стоит один злотый. Вы далеко живёте?

– Рядом.

– Если будешь часто покупать у меня, получишь конфетку, – говорит продавщица и показывает Кайтусю банку леденцов. – Видишь?

– Хитрая какая! – ворчит Кайтусь. – Так сразу и отдай ей целый злотый! Думает, на конфеты её польщусь. Не видел я конфет, что ли… Сколько уже было магазинов?

– Шесть.

– Ровно половина.

– Пошли дальше.

– Куда спешить? Погоди, отдохну немножко. У меня уже в голове всё перевернулось.

Но делать нечего. Пошли дальше.

В седьмом магазине торгуют всякими товарами для садоводов.

– У вас продают кокосовые пальмы?

– Нет.

– Поищите, пожалуйста. Учитель ботаники велел принести…

– Передай своему учителю ботаники, что у него морковка в голове.

– Неправда. Наш учитель умный. Нехорошо детям так говорить про учителей.

– Пошёл отсюда, сопляк! Он ещё будет мне морали читать!

– Буду, потому что так говорить некрасиво.

В дверях Кайтусь остановился и показал хозяйке язык.

А вышел и подумал: «Эх, жаль, не сказал ей, чтоб она велела набить из себя чучело и оклеить обоями».

– Чего ты такой злой?

– Надоело шляться из магазина в магазин.

– Сам же поспорил.

– Без тебя знаю. Начал, так закончу.

Возле магазина тележка – газированная вода.

– Стакан газа, пожалуйста.

Газировщица налила – подаёт.

– Нет, воды мне не надо, только газа, – говорит Кайтусь.

А лицо у него такое невинное. Но она даже не глянула на него, а прямо – раз! – и плеснула в него газировкой.

Хорошо, Кайтусь успел нагнуться.

Вода вся мимо.

– Чтоб ты руки-ноги переломал себе, бандюга!

А Кайтусь никакой не бандит и не жулик. Он ведь мог выпить газировку и убежать. Пить ему и правда очень хочется.

– Сама мошенница!

И на неё Кайтусь зол, и на себя. И на приятеля.

– Слушай, а что это значит: в голове морковка? – спрашивает тот.

– Наверно, что человек не соображает, что говорит. Сам не можешь догадаться?


Остановились перед фотографией.

– Я тоже с тобой.

– Как хочешь.

Заходят.

– Сколько стоят полдюжины голубей?

– Каких таких голубей?

– Почтовых, кабинетных. Мы будем держать голубей на коленях.

– А деньги у вас есть?

– Пока нет. Но мы достанем.

– Вот достанете, тогда и приходите.

– Да чего вы с ними разговариваете? – вступился господин в очках. – Тут людей фотографируют. А ослам сюда нельзя.

Кайтусь с приятелем вышли.

Кайтусь молчит. Вспоминает, думает: «Ослом обозвали, а до этого сопляком. Водой плеснули. Сапожник ремнём хотел отлупцевать. А всё почему? Потому что денег у меня нет. Был бы у меня злотый, все бы сразу вежливыми стали.

С деньгами тебя и в кино пустят, и воды продадут – не только чистой, но и с сиропом».

– Сколько уже было магазинов?

– Восемь.

– Неправда, девять!

Подсчитали – вместе с продавщицей газировки получилось девять.

…И в следующий магазин вошли вместе.

– Покажите, пожалуйста, ремень.

Рассматривает Кайтусь ремень, переворачивает, примеряет. Пряжку оглядывает. Сосчитал дырочки. Дохнул, протёр рукавом. Скорчил недовольную гримасу.

– Этот слишком узкий, этот слишком тёмный, этот слишком широкий.

А продавщица как новый ремень подаст, так старый тут же прячет в коробку.

«Боится, что украду», – догадался Кайтусь.

Ничего удивительного. Разные люди приходят в магазин.

Придут, начнут со скуки смотреть товар, но ничего не купят. А бывает, и стащить что-нибудь пытаются.

Поэтому Кайтусь не сердится, что ему не доверяют.

А про одноклассника думает: «Ишь какой храбрый стал. Вместе входит, а рот не открывает».

Выбрал наконец Кайтусь ремень – красивый, бойскаутский.

– Сколько стоит?

– Два злотых пятьдесят грошей.

– Дорого.

– А ты за сколько хочешь?



– У нас один мальчик купил такой ремень за сорок грошей.

– Вот и ступай туда, где купил этот ваш мальчик.

– Пойду.

– Ишь ловкачи какие! Один выбирает, а другой смотрит, что бы стащить. Знаю я вас!

– А я вас.

Обругала их продавщица и выгнала из магазина.

– А что бы ты стал делать, если бы она отдала за сорок грошей?

– Что надо, то и сделал бы.

Кайтусь знает что: стал бы рыться в карманах, делать вид, будто потерял деньги. Но объяснять приятелю он не собирается: пускай сам пошевелит мозгами.

– Значит, завтра покупаешь билеты в кино, – сказал Кайтусь.

Сказал и ждёт, какой будет ответ.

Одноклассник нерешительно говорит:

– Попрошу у отца, может, даст денег.

– А если не даст?

– Тогда только в воскресенье.

Кайтусь скривился и недовольно махнул рукой. Подумал: «Вот и спорь с такими».

А в табачной лавке Кайтуся пожалели.

Стоит он робко на пороге, шапку теребит.

– Тебе чего, мальчик?

– Стыдно говорить.

– Ну, скажи, ничего тебе не будет.

– Мастер велел купить три папиросы.

– Какие?

– Название у них гадкое.

– Говори, не бойся.

– Мастер сказал, что прибьёт меня, если не принесу.

– Ну, как называются папиросы?

– «Сучья морда» называются, – пролепетал Кайтусь и закрылся шапкой.

– Пьян твой мастер, пусть проспится.

– Он только что встал.

– Ты из деревни? – спрашивает хозяйка.

– Из деревни.

– То-то и видно: стеснительный. Ох, посылают детей в город на мучения…

– Пойду я, – говорит Кайтусь.

– Голодный, наверно?

– Нет, не голодный.

– На, сиротка, булку.

А у Кайтуся то ли оттого, что его пожалели, то ли от усталости слёзы на глаза навернулись.

– Да не стесняйся, бери.

– Не надо, – отказался Кайтусь и выскочил из лавки.

– Чего плачешь? – спрашивает приятель.

– Да так… Мошка какая-то в глаз попала.


Ну, вот и конец. Двенадцатый магазин. Верней, прачечная.

Кайтусь не собирался туда заходить, хотел найти что-нибудь поинтересней. Но приятель настоял.

– Войди, не бойся. Уже последний.

А Кайтусь и не боится. Он не трус.

– Скажите, у вас можно выгладить кота?

– Кота? – удивились девушки.

– Да. Дохлого. С хвостом.

Эх, не заметил Кайтусь, что у дверей сидит жених одной из девушек. Он – цап! – Кайтуся за шиворот.

– Погоди. Сейчас мы тебя выгладим. Франя, давай горячий утюг.

Сильный. У такого не вырвешься. Положил он Кайтуся на гладильную доску.

– Чего вы? – захныкал Кайтусь.

– А вот сейчас из тебя будет чучело кота.

Кайтусь не вырывается, только просит:

– Отпустите. Отпустите.

Сжалилась панна Франя:

– Да отпусти ты его. Он же дурачок ещё.

– Да нет. Он только строит из себя дурачка, а сам хитрюга.

– Да ты посмотри, какие у него добрые глаза.

– Я сейчас всё объясню, – хнычет Кайтусь.

– Ладно, выкладывай, какой такой дохлый кот?

Глядит Кайтусь – дверь открыта.

Хорошо ещё, портфель остался у приятеля – удирать легче.

– Погоди, ещё попадёшься мне. Я тебя запомнил. Ты у меня схлопочешь! – кричит вслед жених.

Догнал Кайтуся приятель.

– От кого убегаешь?

– От кого надо.

– Расскажешь?

– А мы не договаривались, чтобы рассказывать. Давай портфель. И можешь сам идти в своё кино. Радуйся, что не пошёл со мной, а то бы так получил.

Рассерженные, разошлись в разные стороны. Не первая это ссора Кайтуся.

И спор не первый. Кайтусь любит спорить.

Зашёл как-то разговор о футболе.

Что интересней – футбольный матч или кино? Купаться или кататься на лодке? Велосипед или коньки?

Кайтусь сказал, что все фильмы для взрослых кончаются поцелуем.

– Пошли, покажу тебе, как целуются.

– Мальчика это что, ты девчонку поцелуй.

– Ишь какой умный, сам попробуй.

– Думаешь, не поцелую? Ладно, давай на спор, на порцию мороженого.

– Спорим!

Кончились уроки.

Звонок. Сложили книги.

Школьный двор. Ворота. Улица.

– Идите за мной!

Кайтусь шагает впереди и уже жалеет, что поспорил.

Малявку какую-нибудь цеплять не хочет. Ну её, ещё испугается. Значит, надо поцеловать девчонку постарше.

Только как это сделать? Кайтусь идёт. Приглядывается.

Шагает. Смотрит. Думает. Смотрит. Ждёт.

«Эта – нет. И эта тоже – нет».

Мороженое – чепуха. Стыдно проспорить. Он обязан доказать.

И вот – наконец-то!

Две девчонки. Школьницы. Постарше Кайтуся. Хихикают. Болтают. Не спешат.

Одна другую назвала Зоськой: «Слушай, Зоська, когда в следующий раз приедешь…»

Дальше Кайтусь уже не слушал. У него возник план.

Подал приятелям знак рукой – дескать, сейчас. Перешёл на другую сторону улицы, обогнал девчонок и вернулся – навстречу им идёт.

Идёт. Голову опустил, будто задумался.

Сейчас разминётся с ними. Вдруг остановился. Взглянул:

– Ой, Зоська! Когда приехала?

Та остановилась и удивлённо смотрит.

А Кайтусь обхватил её за шею и – чмок! – поцеловал.

Она, глупая, ещё и наклонилась. Удалось – лучше не бывает.

Тут Зоська пришла в себя:

– А ты кто?

– Я? Кайтусь.

– Какой Кайтусь?

– А такой! – отвечает Кайтусь и облизывается, мол, вкусный был поцелуй.

И – дёру.

Девчонки сперва были в недоумении, но теперь всё поняли.

– Ну, погоди, хулиган!

– Нахальный мальчишка!

– А откуда он знает, как меня зовут?

У приятеля было двадцать грошей, и он честно купил мороженое.

Порцию поделили на три части.

Третий, который был с ними, хоть ему и не полагалось, тоже получил свою долю.


Вот такой он – Кайтусь.

Нетерпеливый. Смелый. Вечно что-нибудь придумает.

Таким он был, ещё когда и в школу не ходил.

Когда ещё не был чародеем.


Глава 2

Жалобы на Кайтуся. Шрамы. Антось или Кайтусь? Курит папиросы. Мышь у печки



Все, ну просто все на Кайтуся жалуются.

– Прямо горе с мальчишкой, – вздыхает мама.

– Не порол я тебя, но смотри, лопнет моё терпение, – грозится отец.

– Хороший он мальчик, добрый, – улыбается бабушка.

– Голова у него хорошая, – говорит отец.

– Всем интересуется, – соглашается мама.

– Весь в деда, – улыбается бабушка.

А все жалуются.


Дворник говорит, что Кайтусь бросил из окна на голову домовладельцу селёдку.

– Бросил?

– Неправда.

Во-первых, вовсе не селёдку, а только селёдочный хвост.

Во-вторых, не на голову, а на шляпу.

В-третьих, не из окна, а в пролёт лестницы.

В-четвёртых, не Кайтусь, а совсем другой мальчик.

А главное, промахнулся, мазила!

Дворник говорит, что Кайтусь погасил свет на всех лестницах.

– Неправда. Вовсе не на всех, а только в одном подъезде. И вообще, откуда дворник знает, что это я? Может, кто другой? Может, девчонка погасила? Может, пожарник? Разве нет в Варшаве пожарников?

Дворник говорит, что Кайтусь звонит и убегает.

– Звоню, но не в наши ворота. В другие. Один раз позвонил, но давно.

– А зачем звонишь?

– Так просто… Чтобы узнать, не испорчен ли звонок. Иной раз со скуки. А иной раз со злости – оттого что я иду в школу, а этот дурацкий звонок висит себе, как граф, и хоть бы хны.

Дворник говорит:

– Выломал камень, покорёжил водосточную трубу.

– Ну, это уж и вовсе враньё.

Кайтусь даже знает, кто это сделал.

– Санки я сколачивал молотком, а никаким не камнем. И доску упёр в крыльцо, а ни в какую не в трубу.

У него есть свидетель. Он может привести мальчика, который дал ему молоток и придерживал доску.

И опять приходят с жалобой:

– Окно разбил. Камнем.

– Я сам видел, как он удирал. В собаку бросил камень.

– И не в собаку, а в кошку. И не камень, а обломок кирпича. А окно камнем разбил совсем другой мальчишка. Мы только убегали вместе.

Кайтусь знает кто, но не выдаст.

– Эта тётенька совсем слепая!

Не видит, а ещё приходит жаловаться. И требует, чтобы заплатили за стекло.


А они твердят: «Если это не он, тогда кто-то из его компании».

Так что же получается? За всех он должен отвечать или только за себя?


Кайтусь был ещё маленький.

Ещё не ходил в школу.

Пошёл он как-то на речку купаться.

Одежду оставил на песке.

Поплавал, вышел из воды, смотрит, а вдалеке мальчишки убегают.

Всё утащили: штаны, ботинки, шапку, даже рубашку.

Какой-то человек пожалел Кайтуся, завернул в пиджак и отнёс домой. Ой, и попало Кайтусю!

Среди мальчишек тоже встречаются воры.

А Кайтусь чужого пальцем не тронет. И воришек не терпит.

Разные с ним случались приключения.

Когда ещё была жива Хеленка, прыгали они с лестницы, с одной ступеньки, с двух, с трёх, с четырёх, с пяти.

Кайтусь хотел доказать, что спрыгнет, не держась за перила.

И доказал: спрыгнул с пяти ступенек. Ему удалось бы, но был он в новых ботинках, а подошвы скользкие…

Потом он долго лежал в постели.

Сейчас на голове на этом месте у него не растут волосы.

Это называется шрам.

Другой шрам у Кайтуся на ноге: это его укусила собака мясника.

Ребята говорили, что собака эта не даст себя погладить.

– Злющая!

– А я попробую осторожно. Вдруг удастся.

Попробовал – осторожно. Не удалось.

Поспорил как-то, что перебежит перед трамваем.

– Смотри – споткнёшься. Лучше не надо.

– Вот ещё – споткнусь!

– Не успеешь.

– Спорим!

Спор разрешить не удалось. Вагоновожатый вовремя затормозил и остановил трамвай, но домой Кайтуся привёл полицейский.

Целую неделю Кайтуся не пускали во двор.

А как-то остался он дома один.

Хотел сделать приятное – наколоть топором дров.

Тоже не получилось.

Это уже был третий шрам – на пальце левой руки.

А однажды вообще могло кончиться худо. Кайтусь опять был один дома. Решил зажечь лампадку перед образом.

Загорелась занавеска. Хорошо, бабушка пришла и погасила огонь.

Такой уж у Кайтуся нрав: всё ему хочется увидеть, узнать, самому попробовать.

Рассказала ему мама сказку про Али-Бабу.

Али-Баба был предводитель разбойников.

Арабский разбойник. Сорок их было. А Али-Баба – предводитель, атаман.

Была у разбойников в лесу пещера. Называлась она Сезам. Там они прятали награбленные сокровища. Ну, мешки с золотыми монетами, золотые украшения, драгоценные камни.



В пещеру вели заколдованные двери.

Стоит сказать: «Сезам, откройся!» – двери сами откроются.

Интересная сказка.


Лежит Кайтусь в постели и думает о спрятанных сокровищах.

– Пап, а настоящие клады бывают? – спрашивает он у отца. – Не в сказке, а взаправду.

Если мама и бабушка ему как следует не объяснят, он обращается к отцу.

– Бывают, – отвечает отец. – На наших землях шли войны. Враг жёг и грабил, а люди закапывали, что подороже, в землю. Недавно вот писали в газетах, что в поле выкопали горшок с монетами.

Ещё отец говорит, что министр печатает бумажные деньги, потому что золото тяжело носить в кармане, а золотые слитки лежат, спрятанные в подвалах.

Кайтусь не очень это понял, потому что трудно. А может, потому что уже засыпал. А на следующий день пошёл он с бабушкой в подвал за углём.

Спустились. А там длинный коридор и много дверей. Подвал разделён на клетушки, и у каждой – своя дверь.

Бабушка зажгла свечку. Идут. И в коридоре в углу – бочка.

Кайтусь и спрятался за бочку.

Набрала бабушка ведёрко угля и пошла обратно. Кайтуся нет.

– Антось! Антось! – зовёт бабушка.

А он скорчился за бочкой и молчит.

Решила бабушка, что он уже во дворе. Заперла подвал на замок.

Остался Кайтусь в тёмном коридоре. Но ничуть не испугался.

Его только одно тревожит: сможет ли он поднять тяжёлый слиток золота.

Поискал в бочке. Пусто.

Нащупал первую дверь и произнёс:

– Сезам, отворись!

Ничего. Нащупал вторую:

– Сезам, отворись!

Опять ничего.

Ходит туда-сюда вдоль дверей. Темно.

Бродит, ищет. Уже и не понимает, где он. Один-одинёшенек. Темно, тихо.

– Сезам, отворись!

Плакать начал. Перепугался.

А вдруг тут привидения или крысы?

Кайтусь тогда совсем маленький был. Ещё в школу не ходил.

Кричит, лупит по стене кулаком.

Страшно: а вдруг он никогда уже отсюда не выйдет?

– Мама! Бабушка!

И правда, он мог бы тут долго просидеть. Бабушка-то его не искала. В первый, что ли, раз Кайтусь на улицу удрал или к соседям побежал?

А у него уже и голос пропал:

– Бабушка, папочка, мамочка!

Люди идут по лестнице и не слышат, потому что каблуки у них стучат. А Кайтусь даже не у двери, а в конце коридора, возле бочки.

Но тут почтальон пришёл. Стоит, в сумке почтальонской своей роется. И услышал. Прислушался. Что такое? Кого-то в подвале закрыли. Похоже, ребёнка.

Кайтуся потом спрашивают:

– Ты почему, когда бабушка звала, молчал? Зачем за бочку спрятался?

А он не отвечает.

И не потому, что наказания боится.

Не хочет, и всё.

Он и без того натерпелся страху. Скажет, так ещё смеяться будут.

– Ой, Антось, Антось, вечно ты что-нибудь натворишь…



Настоящее имя Кайтуся – Антось. Так его дома зовут.

А Кайтусем его прозвали ребята во дворе.

Стоит он как-то у ворот и папиросу курит.

Затянется и – пых! Затянется и – пых!

Старается, чтобы дыму было побольше. Потому что заплатил за папиросу пять грошей и хочет, чтобы всё взаправду было.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15