Антон Назарчук.

Легенда о чародее: Лазурный замок



скачать книгу бесплатно

Лазурный Замок

Незадолго до экзамена

– Это твой первый экзамен Лешарп, отнесись к нему со всей серьезностью, пожалуйста.

Ученик, молча, стоял у окна, любуясь видом. Он даже не отреагировал на слова молодого учителя, не смотря на то, что его замечания были к нему вполне справедливы. От результата этого экзамена зависело, как в дальнейшем будет проходить его обучение.

– Прошу, веди себя степенно, – продолжал давать наставления молодой преподаватель. – Твой гонор, может пагубно отразиться на твоем развитии, даже если ты правильно ответишь на все заданные тебе вопросы.

– И это будет справедливо? – наконец заговорил ученик.

– Да, – ответил учитель.

– Почему?

– Потому что тебе нечего делать в верхнем дворце, если ты не умеешь контролировать свои эмоции. – Назидательно процитировал учитель, отрывок из собственных же лекций. – Не говоря уже о том, что контроль над собственными эмоциями мы проходим в самом начале.

– А если это будет не эмоциональный всплеск? – не сдавался ученик.

– А что тогда?

– Несогласие, и отстаивание точки зрения, и умозаключений, – ученик, наконец, повернулся к своему наставнику.

– Точки зрения? Умозаключений? – переспросил, скептически, наставник.– Позволь спросить тебя, чьи это умозаключения?

– Мои, – удивленно ответил Лешарп. – А чьи же еще? Я много размышляю, и делаю определенные выводы. Пусть некоторые результаты моих исследований и разнятся с общеизвестными данными, но это не значит что мои возражения вызваны отсутствием контроля.

– Ты лукавишь, друг мой, – погрозил ему пальцем наставник, и улыбнулся.

– Нет, – пожал плечами ученик. – Почему бы этим умозаключениям и в самом деле, не быть моими?

– Потому что ты для этого не достаточно образован и начитан. Хотя, должен признать, что твои способности, порой просто поражают! Особенно если учитывать то, сколько времени ты тратишь на свои прогулки по деревенским окрестностям.

Ученик ничего не ответил, лишь усмехнулся и направился к выходу.

– Я уверен, что у тебя все получится, – сказал ему наставник, выходя из кабинета, в след за ним.

– А я в этом даже не сомневаюсь, – с каким-то безразличием ответил Лешарп.

– Только не будь слишком самонадеян, слышишь? Твое мнение о том, что ты самый достойный в этом учебном заведении ни должно касаться других. Ты понял?

Лешарп остановился.

– Что вы имеете в виду?

– Я говорю про твою неоправданную уверенность, – ответил учитель. – Когда-нибудь она тебя подведет, и смотри, что бы это было не сегодня.

Лешарп только закатил глаза и вновь продолжил свое движение.

– Ты так ведешь себя, только потому, что не встречал себе равных на своем курсе среди учеников, – продолжал говорить ему в след наставник, часто, но не очень продуктивно, шевеля ногами.

Лешарп вновь ничего не ответил, и не потому, что он неоправданно считал себя лучше других. Просто, за то время пока он был под опекой у своего наставника, успел выучить все его реплики наизусть.

И более того, порой знал, какое высказывание последует за произнесенным. Что, кстати, всегда раздражало его молодого учителя, и вызывало неистовую радость среди однокурсников.

Они миновали коридор и устремились вверх по лестнице, которая вывела их на большой балкон. Данный балкон, являлся так же и проходной, на более высокий ярус, Лазурного замка. Там учились куда более могущественные ученики, и соответственно преподавали более выдающиеся учителя.

– Смотри Лешарп, – указывая на колоннады, сказал наставник. – Вот тут ты будешь учиться, если сдашь экзамен.

– Не хочу показаться нахальным, – ответил ученик. – Но я уже бывал тут однажды.

– Как? – удивился наставник. – Ты, на запрещенной для тебя территории? Да как ты смел?

Лешарп вновь посчитал ненужным, что-либо отвечать. Он знал, какой мягкий нрав у его учителя, и не хотел лишний раз пользоваться этим.

– И тут был? – все еще хмурясь, спросил наставник, когда они вышли на большую террасу.

– Нет, – соврал Лешарп. – Только там, на входе.

Эта новость, как будто обрадовала его учителя, и он принялся рассказывать, то, как ему будет хорошо, когда он попадет на самый верх.

– Во-первых, там потрясающий вид, – увлеченно говорил он. – Тебе, как чародею, который ценит такие вещи, будет очень приятно там прибывать. А так же там совершенно другой уровень мастерства. Но прежде чем туда попасть, тебе придется отучиться здесь.

– Надеюсь, не придется, – ответил Лешарп.

– Что ты сей час сказал? – осекся наставник.

– Я надеюсь, что показав свое мастерство, миную этот уровень, и …

– О, Всемогущая Сила! – взмолился молодой учитель. – Да когда ты, наконец, поймешь, что ты просто чуть лучше, чем те, с кем ты учился!

– А так же чуть лучше тех, кто меня учил, – справедливо заметил ему Лешарп.

Наставник покраснел, а затем начал хмуриться.

Лешарп склонил голову и приготовился выслушать хорошо знакомую ему речь, об уважении к старшим не смотря на их и свои достижения, и так далее. Но наставник только тяжело вздохнул и ничего не ответил.

До экзаменационного зала дошли, уже молча, там собралось, весьма много народу. В этот день не только Лешарп собирался сдать экзамен на более высокую ступень, здесь присутствовали и другие ученики, в сопровождении своих учителей.

– После этого экзамена мы больше не увидимся с тобой, – наконец нарушил молчание учитель, когда пришла очередь, идти Лешарпу.

– Почему?

– Я буду вынужден, передать тебя более могущественному преподавателю. Не могу сказать, что с легкостью отпущу тебя, ведь тебя было так интересно учить, несмотря на твои выходки.

Лешарп внимательно посмотрел на лицо своего наставника и разглядел в нем печаль. Видимо искусство самоконтроля не давалось ему так легко. Видима, по этому наставник Талмар делает большой акцент на эмоции, в своей обучающей программе. Не сумев в должной степени освоить искусство самоконтроля, он устраняет этот недостаток, посредством преподавания другим. И несмортя на то, что порой нет необходимости так скурпулезно разбирать эту тему, и хладнокровие его подопечных, уже давно отвечает требованиям, он все равно не перестает говорить об этом. Он с легкостью контролирует гнев и боль, но только не те чувства, которые испытывают люди при расставании с теми, кто им не безразличен, к кому привязались и в кого вложили частичку себя самого. Может именно по этому, он и являлся воспитателем младших подготовительных групп, и значился ниже, по статусу, нежели другие мастера Лазурного Замка.

– Там на верхних ярусах вряд ли найдется такой хороший воспитатель и собеседник, как вы, – ответил ему Лешарп, и добавил нотку горечи в свое высказывание. Не потому что испытывал нечто подобное, а потому что понимал, что наставнику Талмару будет приятно ее услышать.

Тот самый раз, когда он тайно проник на запрещенную территорию

– Сможешь так? – С ядовитой улыбкой спросил Заедил и сложил руки в определенный знак, после чего стоящая на столе ваза поднялась в воздух, словно ее кто-то привязал невидимыми нитями.

Камират с досадой отвел взгляд в сторону.

– Я так и думал, – ответил Заедил. – А если бы ваза была пуста, смог бы?

Ответа вновь не последовало, что вызвало у окружающих всеобщую неприязнь к Камирату.

– Не обращай на них внимания Камират, – попытался утешить его Лешарп. – На самом деле ты этого не можешь сделать не потому, что хуже стараешься, а потому что в твоей голове слишком много посторонних мыслей.

– Легко тебе говорить, – с досадой ответил Камират. – Тебе волшба дается куда быстрей других.

– Это потому что мои мысли собраны, и упорядочены, – по отечески, ответил Лешарп.

Камират еще раз посмотрел в сторону своих обидчиков, которые продолжали раздувать тему чародея-неумехи:

– Наколдуй себе немного мозгов, – как бы советовал ему Заедил. – А лучше удали часть, что бы мысли лишние в голову не лезли.

Камират сжал кулаки и направился в сторону Заедила, но Лешарп остановил его.

– Оставь, он этого не стоит.

Камират выдохнул и покинул комнату.

Лешарп остался, и продолжил листать страницы старинных рукописей. Неожиданно рядом с ним возник Заедил. Он ловко перескочил через скамью и сел напротив.

– Ты что-то хотел Заедил? – не отрывая глаз от книги, спросил Лешарп.

Однокурсник не спешил с ответом.

Лешарп поднял на него глаза.

– Я вот смотрю на тебя и думаю, – наконец заговорил Заедил. – Почему ты общаешься с этим простофилей?

– Он славный парень, – просто ответил Лешарп.

– Очень может быть, но вот только он трусоват.

– Почему ты так решил?

– Да брось ты, – прыснул Заедил. – Не мне тебе об этом говорить. Ведь именно страх мешает ему творить волшбу, и ты это прекрасно понимаешь.

– У Камирата есть недостатки, как и у многих, – ответил Лешарп. – Но мне не кажется, что трусость является одним из них.

– Почему бы нам не проверить твое убеждение?

Лешарп отложил книгу.

– Скажем, попросить его сделать что-то, что не очень-то безопасно делать.

– Например?

– Ну, если бы речь шла о тебе, – потирая подбородок начал Заедил. – То я бы предложил бы сотворить что-нибудь опасное и уничтожить это, пока никто из старших не заметил. Но поскольку наш товарищ не силен в волшбе, обойдемся банальным нарушением дисциплины, без участия высших сил.

– Ближе к делу, – спокойно попросил Лешарп.

– Пускай поднимется террассой выше, – наконец сказал Заедил.

– Если его поймают, то спустят ниже чем он сей час, – справедливо заметил Лешарп. – Тебе-то от этого что?

– От чего? – не понял Заедил.

– От того что его заметят.

– Ничего, – развел руками однокурсник. – Пойми меня правильно, я не враг ему, а совсем наоборот.

– То есть друг, – не без иронии в голосе, заключил Лешарп.

– Вот именно. Если он поборет свой страх, то мало того что завоюет всеобщее уважение среди однокурсников, но и в дальнейшем уже вряд ли будет бояться. Ведь ты и сам прекрасно знаешь, что переступающий через маленькие запреты, становится более уверенным и бесстрашным.

– В твоих словах есть небольшой смысл, – согласился Лешарп. – А если его заметят, и он не пройдет испытание?

– Ну, нет, так нет, – развел руками Заедил. – Он все равно отстает от всей группы, может так будет лучше?

На мгновение юноши замолчали, как бы обдумывая что-то, но молчание вновь нарушил Заедил.

– Предложи ему, Лешарп, – сказал он, и в его голосе угадывались нотки мольбы.– Только так он узнает, на что он способен.

– Предложи ему сам, – отмахнулся от него Лешарп.

– Меня он не воспримет как друга, а вот тебя… – Заедил поднял брови, давая понять, что ответ очевиден. – Поговори с ним, ну что тебе стоит?

Через четверть часа, Лешарп нашел Камирата и предложил ему этот странный способ самоутверждения.

– Я согласен! – не колеблясь, ответил Камират. – Он и вправду думает, что этим можно кого-то напугать? – молодой чародей усмехнулся. – Видима, у него самого кишка тонка, туда залезть, потому он и выдвинул такое условие.

– Да, условий-то тут никаких нет, ведь ты можешь отказаться, – попытался отговорить его Лешарп.

– Зачем? – возмущенно воскликнул Камират. – Это отличный способ утереть ему нос.

– Я бы так не спешил на твоем месте, потому что Заедил не так прост, как кажется на первый взгляд. Он интриган, хоть это и запрещено в стенах Лазурного замка, а потому я попрошу тебя подумать, прежде чем давать ему ответ.

– Нечего тут думать, – махнул рукой Камират. – Ночью я поднимусь террасу выше и принесу ему цветок, что растет на той высоте. Так ему и передай.

– Передай сам, – ответил Лешарп. – Мне нет дела до ваших игр.

Лешарп покинул его общество и отправился гулять по горной местности. Когда он вернулся в замок, то вновь встретил своего друга. Тот явно был чем-то сильно озадачен. Он сидел на ступеньках пролета, и тупо смотрел куда-то в стену.

– В чем дело? – спросил его Лешарп. – Ты никак опять чем-то встревожен?

– Зря я не послушал тебя, – подавленным голосом ответил Камират. – Нужно было отказаться от этой авантюры.

– Что, Заедил вновь подловил тебя? – садясь рядом, спросил Лешарп.

Камират кивнул.

– Как?

– Оказывается, в соседней группе уже кто-то лазил на террасу выше, и того кто это сделал даже не отругали. Просто отправили обратно и доложили руководству.

– И теперь это не может быть примером для твоего самоутверждения, – монотонно закончил за него Лешарп. – Не печалься, просто забудь эту историю и все.

– Теперь вряд ли получится, – продолжал скулить Камират. – Особенно после того что я сказал…

– А что ты сказал? – вновь оживился Лешарп.

– Я сказал, что не побоюсь пробраться на самый верх, но с условием что ночью.

– На самый верх? Зачем ты это сказал?

– Он меня вынудил, – поникшим голосом ответил Камират.

– Как это, вынудил? – не понял Лешарп. – Он же не пытал тебя, в самом деле?

– Я сказал ему, что готов выполнить его условие, а он при всех поднял меня на смех, – жаловался Камират. – Говорит, мол, нашелся, тоже мне храбрец, этим уж никого не удивишь, говорит.

– Дурак! – резко осудил его Лешарп. – Ты понимаешь, что он сделал? Он манипулировал тобой. Втянул в авантюру, и повысил степень риска.

– Я понимаю, – протянул Камират.

– Если тебя поймают на самом верху, то сбросят в самый низ, при чем, скорее всего, прямо с балкона!

– Помоги мне Лешарп! – воззвал к нему Камират.

Лешарп немного замялся, но потом тяжело вздохнул и ответил:

– Ладно, помогу. Но с условием, что ты больше не будешь поддаваться на его провокации.

Поздней ночью они вышли из своих палат, и, крадясь, словно воры с награбленным добром, направились на верхнюю террасу. Первую, они миновали легко, и без риска быть замеченными. Со второй, возникли проблемы, и тут уже помогло умение Лешарпа. Он отвел глаза дежурному, который оказался менее силен в этой области и они вновь проскочили.

На высших ярусах, Лазурного замка не было часовых, однако это не значило, что эта территория не охранялась. Она контролировалась на более высоком уровне. По ночам здесь дежурили более сильные чародеи, и они чувствовали присутствие посторонних лиц, по так называемым вибрациям в атмосфере. Таких называли «видящими», потому как они лучше других осваивали это искусство. Секрет их успеха заключался не в их могуществе, а в их повышенному интересу к данному направлению чародейства, и ограниченности, по отношению к другим направлениям. Они так дотошно изучали эту область, что увлекались до того, что переставали изучать остальное.

Однако почувствовать чье-то присутствие не значит найти шпиона, а значит у молодых искателей приключений на свою голову, было немного времени, что бы сорвать требующийся им цветок.

– Я буду отвлекать внимание, – сказал Лешарп. – Когда они за мной рванут, беги вон к той стене. Там ты найдешь доказательство для Заедила.

Все прошло успешно, и Камират сорвал цветок, однако Лешарп был замечен, но не дежурными этажа, а кое-кем другим.

Это был старый волшебник, в длинном белом одеянии, и седой бородой. Он поймал его в одном из коридоров, который вел на лестницу вниз.

– Что ты тут делаешь? – строго спросил он.

– Я заблудился, ваша милость, – попытался схитрить Лешарп.

– Врешь! – резко ответил колдун. – Говори, зачем поднялся?

– Я не поднимался, – вновь соврал Лешарп. – Я обучаюсь на этом этаже.

Старик усмехнулся.

– Прежде чем так нагло врать, ты бы подумал сперва, о том кому, и что ты говоришь. Ведь если ты проходишь обучение на этом ярусе, то это должно означать что ты, по меньшей мере, чародей пятой ступени.

– Так и есть, – не переставал лгать Лешарп.

– В таком случае давай, – скрестил руки на груди старый волшебник. – Сотвори нечто, что не дано сотворить ученику третей ступени.

Не успел он это договорить, как отрок хлопнул в ладоши и растворился в воздухе, на его глазах.

– Дети, – с улыбкой проворчал старый волшебник, и продолжил свой путь по темному коридору.

О том, как он перешел под опеку к новому учителю.

Экзамен был сдан, и нужно заметить, что впечатления о нем еще долго не дадут покоя тем, кто на нем присутствовал.

Ученик показал наивысшее мастерство, не свойственное его возрасту, и был взят на самый верхний уровень, без каких либо размышлений. Когда он только начал творить волшбу, у многих замерло дыхание, а к моменту окончания экзамена, большинство опытных чародеев аплодировали стоя.

– Вы когда-нибудь видели что-нибудь подобное? – обратился архимаг к своим коллегам.

– Нет ваша, милость, – ответил один, с каким-то даже испугом на лице. – В столь раннем возрасте применять столь опасные и сложные заклинания…

– А посмотрите, как искусно он складывает пальцы в огненном знаке, – неожиданно заметил другой.

– Потрясающий ребенок! – не без восторга заметил архимаг. – Кто был его наставником?

– Вы удивитесь, но его обучал Талмар.

– Хм, и впрямь любопытно, – еще раз удивился главенствующий волшебник. – Ведь, насколько я помню, сам он не владеет подобными техниками?

– Не владеет, ваша милость.

– Так как же он смог научить его всему этому?

Между беседующими возникла пауза.

– Вот как мы поступим, – начал архимаг. – Позовите Талмара, и пусть он объяснит нам как он смог достичь подобного. Пускай придет ко мне в кабинет с подробным отчетом. – Старый маг поднялся со своего места. – Продолжайте принимать экзамены без меня.

– А как быть с мальчиком?

– Этого золотого ребенка необходимо направить на самый верх, минуя все предстоящие инстанции. Я лично займусь его воспитанием.

Через некоторое время, наставник Талмар вместе со своим выдающимся учеником двигались на верхний ярус Лазурного замка. Здесь жили самые влиятельные и выдающиеся чародеи этого края. Именно они осуществляли власть и контроль на этих землях. Среди населения острова была, как знать, так и простой люд, но все они одинаково кланялись в пояс при виде того, кто творит волшбу.

Они дошли до кабинета Талимира – того, кто являлся архимагом и верховным правителем.

– Подожди здесь, Лешарп, – сказал Талмар ученику, и вошел внутрь.

– Приветствую тебя Толмар, – сказал архимаг, не вставая со своего кресла. И не дав толком поприветствовать себя, сразу перешел к делу. – Сегодня я видел, как твой ученик сдавал экзамен, и не смог не удивиться его превосходным умениям. Скажи, как тебе удалось научить его тому, что тебе самому не под силу? – глаза архимага пристально смотрели на Талмара.

– Я не учил его, о, Мудрейший, – степенно кланяясь, ответил молодой наставник. – Когда Лешарп попал под мою опеку, то уже мог творить то, что было не под силу его ровесникам. Когда он освоил эти техники, я затрудняюсь вам сказать, потому, как для меня это была такая же неожиданность, как и для всех кто там присутствовал.

Талимир сдвинул брови и поднялся с места.

– Выходит, ты не знал о том, что он собирается показать на экзамене?

– Нет, ваша милость. Я ждал увидеть стандартную программу, которую показывают все в его возрасте.

– Почему ты раньше не показывал нам его? – немного подумав, спросил вновь архимаг.

– Лешарп очень талантлив, – начал Толмар. – Однако в нем есть нечто, что может помешать ему, достичь высшего просветления.

– Правда? И что же это за недуг? – Талимир как будто не верил.

– Я не знаю, ваша милость, – вновь кланяясь, ответил молодой наставник. – Я долго пытался понять что это, и как с этим бороться, но все безуспешно.

На лице архимага отразилось выражение скепсиса и скуки.

– Раз у тебя не получилось разгадать эту загадку, – рассудительно начал Талимир. – Значит, этим вопросом должен заняться некто более, опытный. Не так ли?

– Вы совершенно правы, – вновь поклонился Талмар.

– Теперь я и мои помощники будут заниматься его воспитанием, продолжал старый чародей. – Мы попробуем понять, что с ним не так, и устранить этот недостаток.

Наставнику Талмару ничего больше не оставалось, кроме как поклониться и уйти, не смотря на то, что в голосе мудрейшего, помимо рассудительности, легко угадывалась интонация насмешки, и даже какой то брезгливости.

Неуправляемый

Прошло несколько лет, с тех пор как юный Лешарп сдал свой первый экзамен. За это время он стал выше ростом, шире в плечах и на много мудрее чем был раньше. В группе, что он обучался, было много выдающихся учеников, и, несмотря на то, что все они были старше Лешарпа, никто из них не превосходил его в мастерстве, и более того, некоторых Лешарп уже переплюнул.

О его способностях начали распространяться слухи по всему замку, а младшие воспитанники стали ровняться на него.

Сам Лешарп никогда не стремился стать чьим-то идеалом, а потому спокойно относился к тому, как они перешептываются у него за спиной, всякий раз, как он проходит по их коридору. Лешарп усердно занимался, и при этом находил время погулять среди простого люда, как он это любил делать раньше. Не все учителя одобряли эти прогулки, но никто из них ничего не мог ему сказать, и причиной тому было несколько обстоятельств. Одни считали его любимчиком архимага и боялись навлечь на себя его гнев, а другие вовсе стремились оградить свое общение с ним, из зависти к его великому дару, и из собственной гордости.

Талимир же был не против таких прогулок, однако не очень хорошо относился к тому, что Лешарп предпочитает общаться по большей части с простыми людьми, нежели со знатью.

Однажды на собрании был поднят вопрос о том, что бы запретить Лешарпу осуществлять, подобные прогулки, потому как он показывает не самый лучший пример для подрастающего поколения.

– Мои воспитанники, в открытую, говорят, что собираются стать такими же способными как Лешарп, – заявил как-то один из наставников, которого звали Гурдиен.

– И что же в этом плохого? – спросил Талимир.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное