Антон Мартынов.

Темноборец



скачать книгу бесплатно

Активизация агрессивно настроенных Темных существ? Слишком размытая формулировка. Скорее всего, речь идет о личных счетах, в которых Андрей не стал бы участвовать ни «именно сейчас, оказавшись в такой ситуации», ни в каких-либо других обстоятельствах.

– Я не наемный убийца, – ответил Андрей, опираясь о тюремную койку.

– Конечно, нет, – согласился Турий. – Но ты ответственный гражданин, и тебе нечего терять. Вампир, о котором идет речь, играет ключевую роль в спецоперации, нацеленной на видовой геноцид и ущемление слабых видов Темными существами. Я догадываюсь о твоем скептическом отношении к оппозиции, и переубедить тебя за одну ночь не смогу. Поэтому даже пытаться не буду. Но у меня есть информация, что завтра на Красной площади во время празднования Дня прощения состоится согласованная с Небесным Советом провокационная акция, направленная на уничтожение главных оппозиционных сил мира, которая повлечет за собой крупные потери среди мирных жителей. Ты можешь минимизировать эти потери, убив одно живое существо. Я лишь хочу, чтобы ты воочию убедился в правдивости моих слов и сам принял решение.

– Во-первых, с чего ты решил, что мне нечего терять? – с долей скепсиса в голосе спросил Андрей, понимая, что с этим пунктом не может не согласиться. – Во-вторых, даже если я захочу удостовериться в правдивости твоих слов, то как я попаду на Красную площадь, будучи запертым здесь, за решеткой? И как я убью вампира? Не голыми же руками?

– Рад, что ты начал задавать правильные вопросы.

Турий прошел в угол камеры и сдвинул в сторону сливающуюся со стеной невзрачную серую шторку, которую Андрей и вовсе до этого не замечал. За шторкой прятался металлический крюк, приделанный к потолку. На крюке закреплялась плетеная веревка, сложенная в петлю. Конструкция не была самодельной. Крюк держался на потолке при помощи болтов, вкрученных в высверленные отверстия. В веревку был вплетен металлический коуш, как это принято в наиболее прогрессивных моделях виселиц. Заключенные не смогли бы соорудить подобное в кустарных условиях. Петля была специализирована для повешений и установлена по указанию полицмейстеров.

– Тебе не предъявлены политические обвинения, а значит, допрос с пристрастием не имеет особого смысла, поскольку нет необходимости выявлять сообщников. Тебе предоставили право выбора: умереть по своей воле или быть казненным с позором, – пояснил Турий. – Это камера самоубийств. Отсюда я делаю вывод, что тебе нечего терять, и ты, вероятно, лишился близких. Иначе тебя не поместили бы в эту камеру.

Андрей с любопытством осмотрел петлю. О камерах самоубийств он слышал впервые. Видимо, Небесный Совет успешно скрывает сведения, ставящие под вопрос темноборческое правосудие. Зато предложение наложить на себя руки, не дожидаясь суда, вполне может конкурировать с идеями Турия о мировой справедливости. Смерть в петле, заботливо подготовленной Полицмейстерством, лишь ускорит возможную встречу с Аней. Андрей мысленно примерил петлю на свою шею и представил затягивающийся на ней узел и корчащееся тело.

Потеря сознания произойдет через 8–10 секунд после затягивания веревки вследствие пережимания сонной артерии и нарушения кровоснабжения головного мозга. Потом начнутся беспорядочные движения грудной клетки, безуспешно пытающейся втянуть в себя воздух, знаменующие начало предсмертных конвульсий. Весь процесс займет около трех минут, хотя может растянуться на двадцать. Полная остановка сердца случится только тогда, когда кислотность крови вследствие повышения содержания в ней углекислого газа превысит критическое значение.

Однако вероятность двадцатиминутных мучений – не единственное, что может отталкивать. Нередко повешенный теряет контроль над мочевым пузырем, а у мужчин отмечается эякуляция. Не хочется умирать обкончавшимся и обоссанным. При этой мысли Андрею стало противно, и суицидальные размышления отошли на второй план, освободив мозг под пацифистские доводы Турия. Хотя, вероятно, я не вполне понимаю суть пацифизма, если характеризую этим термином идеи существа, призывающего к, пусть даже единичному, но убийству.

– Я тоже помещен в эту камеру не просто так, – предугадывая вопросы Андрея, заговорил Турий, – но здесь есть некоторые нюансы. Во-первых, меня уже трижды допрашивали, следовательно, свои объективно наилучшие возможности сбежать я упустил. Во-вторых, у тебя есть шанс покинуть тюрьму в День прощения, а значит, тебя не успеют поймать. Возможно, ты даже выживешь в суматохе и сможешь жить так, как тебе заблагорассудится. В-третьих, я не последнее лицо в стану оппозиции, а значит, мне точно нельзя умирать.

– Насколько мне известно, основные оппозиционные силы – вампирское Подполье, а ты на вампира не похож, – с подозрением в голосе заговорил Андрей, возвращаясь к кровати.

– Вампиры – верхушка айсберга. О настоящем Подполье ты ничего не знаешь, как, впрочем, и Небесный Совет, хотя им известно куда больше твоего. Но тебе сейчас понимать и не нужно. Если выживем, объясню при встрече, – Турий сделал небольшую паузу, переходя к ключевой части разговора. – Сейчас вопрос в другом: готов ли ты предотвратить крупнейший в истории теракт? Или желаешь умереть по решению темноборческого суда, позволив свершиться несправедливости?

– Если я захочу проверить истинность твоих слов и соглашусь участвовать в этом самоубийственном мероприятии, то как я сбегу из тюрьмы? – непонимающе развел руками Андрей.

– Знаешь, кто такие обличники?

– Слышал.

Турий торжествующе покрутился вокруг себя, словно самодовольный чертенок, и произнес, чуть было не пища от того, какое ожидал произвести впечатление:

– Один из них перед тобой.

Еще одной загадкой меньше. Обличники всегда считались причудливыми и лукавыми существами и славились самыми неожиданными выкрутасами. Порою их называют забавными и смешными, поскольку они могут говорить самые серьезные вещи в такой абсурдной манере, что смешно до колик. Это объясняет не только поведение Турия, но и его облик. Ведь именно из-за способности менять внешность обличники носят свое название. Порою с годами представители этого вида забывают, какой из образов принадлежит им от рождения, и принимают за постоянное лицо любое их впечатлившее.

– Мое второе характерное качество после самовлюбленности – умение наделять своими способностями на десяток часов любого, кто ко мне прикоснется, – продолжал распинаться Турий. – Я думаю, с рукопожатием проблем не возникнет. Так что дальнейший план действий предельно прост. Сначала тебя допросят. Потом будут конвоировать назад в камеру. Охраны по коридорам минимум. Вырубишь конвоиров, примешь любой образ, на свой вкус, и покинешь здание Полицмейстерства безо всяких препятствий. Дорогу до Красной площади знаешь. В качестве оружия можешь использовать это. – Турий достал из кармана небольшой серебряный нож и протянул его Андрею. – Где взял, не спрашивай. Друзей у меня хватает.

«Какого Хэйла со мной происходит?» – выругался Андрей. Однако терять было действительно нечего. Не зря же оказался в камере самоубийств. Темноборец пожал Турию руку, а тот обнял его и похлопал по спине, комментируя:

– Чтобы наверняка.

Глава 4. In vino veritas

Полицмейстер Олег Тиглев сверкал двумя отточенными белоснежными клыками, как мачо в рекламе «Орбита», держа руку на кобуре пистолета. Даже в присутствии трех полицейских с допрашиваемым надо быть на чеку. Сорокавосьмилетнего жизненного опыта хватает на то, чтобы предвидеть большую часть движений, к которым готовится собеседник. Но и этого недостаточно для того, чтобы счесть бдительность лишней.

Сорок восемь лет. Хотя Олег и выглядит на восемнадцать, но все-таки возраст солидный. Возраст мужчины в расцвете сил, давно уже выпрыгнувшего из детских штанишек с подтяжками.

Средняя продолжительность жизни вампиров не сильно отличается от людской. Немногие из них доживают до ста двадцати. При этом вампирская внешность с годами практически не меняется. Природа даровала им свободу от генов, ответственных за старение, взамен отобрав кое-что не менее ценное.

Вампиры бесплодны. Проблема перенаселения затрагивает их лишь по касательной, а значит, им незачем и стареть. Единственным способом завести ребенка для вампиров остается укус.

Долгое время вампирские семьи называли «приемными гнездами для кукушат». Детей им подбрасывали или отдавали из детских домов. Однако и этого удовольствия вампиров лишили. Согласно обновленному темноборческому законодательству вампиры считаются безобидными до тех пор, пока никого не кусают. Нарушение закона карается заключением на длительный срок, а в случае отягчающих обстоятельств, – смертной казнью.

Представьте себе импотента, истязающегося себя бесконечным просмотром порно. Зрелище удручающее. Нечто подобное представляют собой современные кровопийцы.

Впрочем, с функционированием половых органов у вампиров все в порядке. Причина бесплодия кроется в видовом несоответствии мужских и женских особей. Безжалостная эволюция развела по двум ветвям вампиров XX и XY, сделав практически невозможным продолжение рода. Поговаривают, что иногда вампирские женские особи вполне себе репродуктивны. Вот только рождаются по истечении девяти месяцев неполноценные дети, как результат неудачной межвидовой гибридизации.

Темноборческая наука связывает подобные эволюционные причуды с обилием гомосексуальных связей среди обоих полов на ранних этапах развития вида. Оно и не мудрено, если вспомнить излишнюю гламуризацию вампирских сообществ пятивековой давности. Впрочем, сегодняшние вампиры не хотят иметь ничего общего с наклонностями своих предков. Вспоминать о подобном – чистейшей воды моветон.

Олег находился на воспитании у темноборцев с первых дней своей жизни. Его мать была незаконно обращена в вампиршу и, поняв, что случилось, покончила с собой, воткнув себе в горло серебряную вилку. Ребенка, находившегося в ее чреве, извлекли через кесарево сечение.

Олег родился жизнеспособным гибридом вампиров и темноборцев. По решению Небесного Совета его признали равным другим темноборцам, но только после клеймения. Клеймо, символизирующее позор происхождения, следовало смывать до самого смертного ложа безропотным и самозабвенным служением.

Было десятилетие, когда всех вампиров клеймили. Каленым железом выжигали на плече букву «V», заключенную в неправильный полукруг. Многие неклейменые в те времена ушли в Подполье, наскоро организованное в шведских резервациях. Они считали это путем к свободе. Но о какой свободе мы говорим? Свобода при жизни в загоне? Разве это возможно? Да еще и без всяких потомков. Несчастные вампиры доживают свое последнее поколение.

Допрос нужно было заканчивать поскорее. По приказу лично Первого секретаря Небесного Совета в полдень Тиглев должен быть на Красной площади, где ожидает своей неизбежной участи Паладин, и собирается толпа зевак, ожидающих его ритуального убийства. Олег знает, чем закончится сегодняшняя церемония, но приказ есть приказ. Должно быть, цель оправдывает средства, и смерть Ярого, сколько бы смертей она за собой не повлекла, поможет придушить разбушевавшееся вампирское Подполье.

– Олег, хотя мы уже знакомы, – представился заключенному полицмейстер и, осознавая, что издеваться над ним сейчас не резон, спросил:

– Признательные показания давать будем?

– Наслышан о Ваших методах работы, но вот уже второй раз не наблюдаю никакого нарушения служебных полномочий. Правда, если в первый раз я был в качестве контролера, то второй… – Андрей попытался съязвить. – Я во всем признаюсь.

– Отлично, – Олег положил перед ним чистый лист бумаги и ручку. – Пишите: «Я, темноборец, Стопарин Андрей Енисеевич»…

Видовую принадлежность своего приемного отца и обстоятельства смерти Ани Андрей выложил как на духу, не упуская тот факт, что знал о колдовстве Енисея с момента усыновления. Подписывать себе смертный приговор оказалось даже легче, чем думалось.

– Знание колдовского языка и приобщение к их культуре так же не отрицаете? – нахмурившись, уточнил Олег.

– Будучи воспитанным колдуном…

– Значит, не отрицаете. Считаете ли, что приняли прямое или опосредованное участие в убийстве Анны Корнеевны Погубиной?

– Я пытался ее спасти, – подавленно ответил Андрей.

Он чувствовал, что физическую пытку для него заменили моральной. Вампир будто вылил на него тот бетон, который серым веществом крутился в Аниной голове. Только теперь, когда бетономешалка остановилась, это месиво стало грязным, застывающим и вводящим в оцепенение.

Когда этот разговор закончится?

– Подпишите здесь, здесь и здесь. Число, подпись, расшифровка.

Андрей подписал все, что требовалось, и с облечением встал со своего места. Желанное и знакомое повелительное восклицание «в камеру» прозвучало после часового допроса.

В коридоре все произошло быстро. Покинув поле зрения камер, Андрей поспешил избавиться от своих конвоиров. Зная, что его боевые навыки оставляют желать лучшего, Стопарин налег на противника всем телом, а не рукой, ударив его основанием ладони снизу вверх в подбородок. Дезориентированный полицейский отлетел в сторону и ударился головой о стену. Его напарник потянулся было к табельному оружию, но лезвие серебряного ножа сыграло на опережение, полоснув его по руке. Рукояткой Андрей врезал конвоиру по челюсти. Тот пошатнулся, но устоял на ногах. Второй удар пришелся полицейскому в переносицу. Этого было достаточно для нокаута.

Андрей оттащил с прохода неподвижные тела и смахнул рукой пот. Если их спрятать, возможно, удастся выиграть больше времени. Полицейских хватятся часа через три, когда начнется очередной обход, если, конечно, кто-нибудь из этих двоих не очнется раньше. Возможно, было бы более разумно их убить, но это не слишком гуманно.

Почувствовать неладное полицмейстеры могут и раньше, нежели через три часа, без какого-либо участия конвоиров. Все двери в тюремных камерах электронные, открывание и закрывание фиксирует главный компьютер. Если дверь камеры самоубийств не откроется в ближайшие десять минут, это вызовет подозрения. Так что играть с Полицмейстерством в прятки, по меньшей мере, бессмысленно.

Как же воспользоваться даром обличника? Андрей неожиданно для себя понял, что не продумал до конца план побега, хотя времени на это было предостаточно. Что нужно сделать, чтобы сменить свой облик? Щелкнуть пальцами? О чем-то подумать? Скривить рот в той же усмешке, которую корчил Турий? «Хочу выглядеть, как тот рыжий павлин», – произнес Андрей, обращаясь то ли к себе, то ли к бессознательным полицейским, которые не смогли бы прояснить ситуацию, даже находясь в полном здравии. Может, Турий не смог передать свои силы? Может, он городской сумасшедший, а не обличник?

Андрей прислушался к своему телу и понял, что ответы лежат на поверхности. Возможность менять облик оказалась такой же естественной функцией организма, как обоняние или дыхание. Произвольная регуляция корой больших полушарий позволяла менять свое тело под влиянием нервного импульса, как по щелчку.

Трансформация началась внезапно. Андрей услышал хруст собственного сломанного носа, и следом волной накатила боль. Кости рук и ног были сломаны вслед за носом, но Андрей даже не успел упасть, как переломы срослись, удлиняя конечности, будто путем мгновенной остеомии. Глаза поехали по лицу на лоб, столь болезненно, будто в них насыпали соли. Волосы вросли в череп, а потом снова выбрались на поверхность, покрыв образовавшуюся лысину густой шевелюрой. Смена облика ощущалась десятком пластических операций, сделанных одновременно без всякой анестезии. Наверное, повезло, что не умер и не потерял сознание от болевого шока. Тело будто загнали в экструдер, превратили в расплав и, прогнав через формирующее отверстие, получили на выходе новую форму существования живого объекта.

Весь процесс занял порядка секунды, показавшейся целой вечностью. Неужели к этим болевым ощущениям привыкают?

Андрей пощупал лицо, покрытое щетиной, и провел руками по черным густым волосам, спускающимся до плеч. Этот облик не принадлежал ни Турию, ни Андрею. Оказывается, обличник может передавать через прикосновение не только свою внешность, но и чужую. Может, Турий передал обличье, присущее ему от рождения? Или в арсенале Андрея с десяток разных личин? Стопарин поежился от осознания возможности это проверить.

Уверенным шагом Андрей направился к выходу. Покинуть Полицмейстерство оказалось проще простого. Никакого обыска и проверки документов на проходной не было. Гостей Полицмейстерства провожали лишь несколько полицейских, с пеной у рта и покрасневшими лицами доказывающих что-то друг другу. Наверняка, спор яйца выеденного не стоил, но ежедневная скука заставляла разводить дискуссию на пустом месте.

Не готово московское Полицмейстерство к поимке и содержанию опасных преступников. Или это преступники столь измельчали, что им перестали уделять должное внимание?

Андрей вышел из здания Полицмейстерства и понял, что слишком трезв, чтобы геройствовать сегодня на Красной площади. К тому же, какому нормальному здравомыслящему существу захочется на трезвую голову наблюдать акт Прощения?

Кровавую драму лучше всего запивать водкой, а водку лучше пить дома. «Бери такси», – советовал внутренний голос. Сопротивляться ему не было ни сил, ни желания. Андрей знал, в чем искать истину.

Глава 5. Закуска

Трупов в квартире не было. Заботливые коронеры из Отдела Скорби даже подтерли кровь и расставили предметы, разбросанные по комнате, по своим местам, что вряд ли входило в их обязанности. Должно быть, надеялись на щедрые чаевые. Письменный стол, на котором убили Аню, как ни в чем не бывало, стоял на привычном месте. Вроде бы ничего не изменилось, кроме тех эмоций, которые вызывало это жилище. Милый дом больше не казался уютным, родным и теплым. Пустынная атмосфера с потрохами выдавала трагедию.

На сотовом было с десяток непринятых вызовов. Мать Ани, друзья, парочка неизвестных номеров. Неинтересно. Утешения и рыдания оставьте себе. Андрей вынул сим-карту и бросил телефон на диван.

Если быть внимательным и знать, куда смотреть, в комнате, несомненно, можно отыскать куда более существенные следы недавнего происшествия, нежели отсутствие уюта. На столе красовались несколько свежих царапин, нанесенных, скорее всего, Аниными ногтями. На махровом ковре осталась не оттёртая капля крови – практически микроскопическая, незаметная, – но Андрей знал, что она там была. Да и сам ковер сдвинули в сторону: угол лежит неровно.

Можно долго разглядывать комнату на предмет изменений, но лучше напиться. Андрей хлебнул сорокаградусного напитка из горла и поморщился. Закусывать нечем и незачем. В холодильнике шаром покати.

А вы знали, что алкоголь хорошо сочетается с книгами? Особенно водка. Особенно с историческими трактатами. И если существует духовная пища ума, то подобная просветительная литература вполне может сойти за духовную закуску. Этакий соленый огурец в мире строчек и букв. Не зря говорят «без бутылки не разберешься». Такое удивительное открытие сделал для себя Андрей, вывалившись из спальни в зал и взяв в руки пару книг с книжной полки, висящей так низко, что об нее можно было удариться головой.

Енисей Григорьевич, старый маразматичный колдун, всегда увлекался историей. В свое время он пытался вдолбить какие-то исторические знания в голову Андрея, но безуспешно. Андрей не верил книгам. В темноборческой школе историю не преподавали, поскольку считали этот предмет лженаучным. Никому доподлинно неизвестно, где заканчивается истинное описание древнего мира, основанное на археологических раскопках, прочтении летописей и других документальных свидетельствах, и начинается художественный вымысел. Ничему доверять нельзя. Раз за разом переписывая историю под победителей, существа, населяющие Мидлплэт, потеряли сведения о собственном происхождении.

Первый учебник по истории, попавший Андрею в руки, носил странноватое название «Вездесущее произошедшее» и имел деревянную обложку, расписанную, как это сейчас называют, «под хохлому». Узоры, подобные тем, что изображены на обложке, Андрей видел на деревянной посуде, которую старый колдун прятал в поломанном духовом шкафу. «Для особого случая», – приговаривал Енисей, вспоминая о тех тарелках и ложках. Впрочем, сочетание красного и золотого, характеризующее изображенные на столовых предметах и книге цветы, не вызывало особого аппетита – ни гастрономического, ни эстетического. Хотя, по мнению Енисея, должно было. Ведь эти узоры корнями уходят в ту самую культуру, от которой произошел родной для темноборцев русский язык. Во всяком случае, есть такая теория.

Андрей открыл первый параграф учебника. Ничего конкретного он не искал.

«Как известно, Мидлплэт, или Земля Обетованная, представляет собой Пластину, составленную из тектонических плит и разделяющую Даунклауд, или Обиталище Создателя, и Лоустэйр, Жилище Демона, именуемого Хэйлом. В народном творчестве многих существ Мидлплэта Даунклауд и Лоустэйр, в частности, в русскоязычной художественной литературе, получили краткие и лаконичные названия, Рай и Ад соответственно. Однако, несмотря на историческую ценность культурного наследия, подобное косноязычие, неугодное Демиургу, не укоренилось в языке, в связи с чем ныне встречается лишь в описательных фрагментах культурологических исследований. Разночтение в описании трех миров невозможно, поскольку Демиург един, равно, как и Хэйл, служащий биполярности бренного мира, равно как и поток живых существ, заселяющих Мидлплэт.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7