Антон Кротков.

Голодный океан. Рикэм-бо



скачать книгу бесплатно

– Будьте добры: сандвич и банку газировки.

Продавец удовлетворённо промычал и застучал по клавишам кассового аппарата; не отрываясь от своих обязанностей, он украдкой взглянул на клиента:

– Говорят, что Робин утонул – Белобородый «викинг» презрительно хмыкнул. – Только у нас всем известно, какой это был первоклассный пловец. В прошлом сезоне Робин даже подрабатывал на городском пляже спасателем.

– Первоклассные пловцы тоже иногда тонут, – заметил Исмаилов. – Например, можно попасть в отбойное течение, – это что-то вроде зыбучих песков. Говорят, коварная штука. Я читал про одного человека, которого так унесло далеко в море, когда он вошёл в воду лишь по пояс.

Это сработало, потому что продавец перестал заниматься своими делами и внимательно взглянул на посетителя; произнёс с некоторым укором:

– Вот-вот, и вы туда же…

Игорь недоумённо поднял брови. Лицо продавца сложилось в скорбную мину. Он многозначительно покачал головой, давая понять, что дело тут гораздо серьёзней.

– Это ведь уже не первый случай… На побережье пропадают люди! Только полиции велено пресекать панику. Всё списывается на несчастные случаи. Только правды не утаишь. У нас снова поселился страх. На моей памяти так было лишь однажды.

С удивительной естественностью «викинг» налил себе пинту гиннесса (и это в час пополудни!). С каждым глотком лицо его смягчалось, чувствовалась перемена в настроении. Он стал вспоминать, как в феврале 1942 года немецкие подводники по ночам приближались к самому берегу и через свои перископы хищно рассматривали мирные городки. Люди не смели зажигать свет в домах и даже приближаться к линии прибоя. И это были не пустые страхи, ведь пираты Гитлера уже потопили десятки каботажных судов, и обстреляли из пушек несколько городков и нефтеперегонный завод.

– До этого мы были уверены, что нацисты не смогут дотянуться до нас через океан. Но политики и газетчики обманули. Даже континентальный шельф не остановил их! Огромные немецкие субмарины умудрялись чуть ли не вплотную подползать к берегу – «Викинг» взмахнул рукой. – Там неподалёку на пляже была обнаружена торпеда, при попытке её обезвредить погибли четверо солдат.

Кружка тёмного пива сделала «викинга» ещё более словоохотливым, доброжелательно отвечающим на вопросы.

– А этот парень – Робин, может, на него напала акула?

– Это вряд ли – неуверенно произнёс «викинг». – Я всю жизнь прожил у океана. Странно, что не находят останки тел пропавших – большая белая акула редко сжирает человека целиком. Более мелкие акулы не способны перегрызть даже бедренную кость человека. Да и белая акула часто нападает по ошибке: откусив конечность и сообразив, что перед ней костлявый человек, а не жирный тюлень, бросает его.


Всю обратную дорогу до госпиталя Игорь размышлял над тем, что ему рассказал «викинг». Шоссе изгибалось в сторону далеко вдающегося в океан мыса. Там, на оборудованном навесами пляже находилось десятка три отдыхающих. Дети, надев на себя надувные круги, плескались возле берега, рядом – ярдах в двадцати за линией прибойной волны неспешно плавали туда и обратно двое взрослых в купальных шапочках голубого цвета; худосочный подросток лениво покачивался на доске для серфинга.


   Каждый раз, когда Игорь видел такую картину, на душе становилось неспокойно.

Он ловил себя на мысли, как этим людям повезло, что они не могут видеть себя с высоты пары сотен футов. Иначе, возможно, они бы ужаснулись от открывшегося им зрелища притаившейся поблизости опасности…


Нэнси ожидала его возвращения в вестибюле главного здания больницы. Исмаилов кожей почувствовал исходящее от неё напряжение. Всё же надо попробовать наладить с ней отношения. На улице Игорь молча взяла подругу за руку, так они и шли некоторое время, словно влюблённые. Потом Нэнси осторожно освободила свою руку.

– Поедем домой? – Игорь попытался заглянуть в глаза подруги, но она отвела взгляд в сторону:

– Я решила некоторое время пожить здесь – в семье тёти, чтобы почаще навещать её в госпитале. Заодно погляжу эти края.

– Блондинки всегда представлялись мне существами легкомысленными, – усмехнулась мужчина.

– Я знаю, Крэг, втайне ты считаешь меня дурой, просто тебе периодически нужна женщина.

– Послушай, у меня возникла идея: может тебе перекраситься? – попытался отшутиться Игорь. Конечно, это была крайне неудачная шутка и промелькнувшая в её глазах откровенная ненависть подтвердила это.

– Извини, я сморозил ерунду.

– Ничего, я привыкла.

– И когда ты решила, что останешься?

– Ещё вчера.

– Тогда тебе стоило предупредить меня об этом.

Она недоумённо-раздражённо дёрнула плечом:

– Прости.

Нэнси пояснила, что за ней должен заехать племянник. Она нервно помахивала дамской сумочкой и глядела куда-то мимо него.

– А как же твоя работа? – удивлённо спросил Исмаилов.

– Это неважно. Да и вообще слишком долго объяснять.

– Послушай, в последнее время у нас с тобой…

Она перебила:

– Не надо, Крэг. Как говорит моя тётушка, разбитую чашку можно склеить, но лучше купить новую.

Тут к ним подкатил ярко-красный спортивный автомобиль с молодым парнем за рулём.

– Ну, наконец-то, легок на помине! – с лёгким раздражением воскликнул Нэнси и, взяв Игоря под руку, потащила за собой. – Сейчас я вас познакомлю.

Племянник вышел из машины. У него было холёное лицо и высокомерный вид. Парень прислонился к дверце своего сверкающего на солнце кабриолета и скрестил руки на груди. Взгляд его был направлен куда-то в сторону. Всем своим видом он показывал, что считает себя на голову выше всех.

– Ты как раз вовремя, Эдуард! – сказала Нэнси.

– Да? А почему?

– Пора тебе познакомиться с Крэгом.

Хозяин красного автомобиля соблаговолил повернуть к Игорю голову. Сдвинул на нос солнечные очки, осмотрел его с ног до головы, после чего холодно осведомился:

– А кто это?

Исмаилов сдержался, решив проявить вежливость. Всё-таки пижон – родственник Нэнси.

– Мы вместе работаем – пояснила Кологан.

Тёмные очки вернулись на прежнее место. Племянник выпрямился и заговорил с Нэнси так, будто они здесь только двое:

– Я же говорил тебе, что не хочу видеть никаких твоих знакомых. Сколько он здесь пробудет?

– Он уезжает прямо сейчас – оправдывалось Нэнси.

Игорь ничего не мог понять. Но тут Нэнси огорошила его:

– Эдуард – приятель моего племянника и… – она запнулась. – В общем, мы теперь будем вместе.

Игорь перевёл непонимающий взгляд с неё на пижона и обратно.

– Я нашла тебе замену, Крэг, – повторила Нэнси совершенно серьезно и закусила губу.

Наконец, всё стало понятно. Это была месть. Игорю ничего не оставалось, как пожелать бросившей его любовнице удачи с новым ухажёром и оставить их наедине.

Он уже сел в машину и завёл мотор, когда подошла Нэнси:

– Не ожидала, что ты так проявишь себя… Ты странный, Крэг. Прости, что я так поступила с тобой.

Игорь улыбнулся:

– Ничего. Желаю вам счастья.

Нэнси переменилась в лице. Быстро оглянувшись, вдруг предложила:

– Хочешь, уедем вместе?

– А как же твой новый бой-френд?

– К чёрту этого напыщенного придурка! Я всё придумала только, чтобы ты почувствовал, какую боль ты причинял мне в последнее время.

Игорь взял её руку и осторожно поднёс к губам:

– Будь счастлива!

Машина с визгом рванула с места.


Глава 12

Быстрая езда успокоила Исмаилова. Название населённого пункта на дорожном указателе показалось знакомым. «Ну, конечно же! – вспомнил он. – Ведь о нём упоминал в недавнем разговоре «викинг». Здесь жили четверо школьников, которые месяц назад отправились порыбачить с баркаса, и с тех пор их никто не видел ни живыми, ни мёртвыми».

Повинуясь мгновенному импульсу, Игорь свернул с шоссе. У него было такое чувство… не узнавания, нет. Что-то другое… Зов – Он бы назвал это так. Что-то притягивало его к этой тайне и к местам, с которыми она связана. Увидев название на указателе, он вдруг понял, что просто не сможет проехать мимо, и повернул…

Узкая двухполосная дорога вилась среди полей и фруктовых рощ, и была обнесена изгородью. Небольшой городок возник из-за поворота внезапно. Машина въехала на прямую широкую улицу, по обе её стороны располагались магазинчики и разные конторы. На многих дверях почему-то висели таблички «сдаётся» и «продаётся».

Игорь притормозил возле офиса адвоката. Из дверей выглянул полный человек. Не глуша мотора, Исмаилов крикнул первое, что пришло в голову:

– Здравствуйте! Я знаю, что у вас люди недавно пропали в океане.

Вышло довольно глупо. Но странное дело, толстый мужчина вовсе не был удивлён таким началом. Он обвёл внимательным взглядом автомобиль, затем оценивающе уставился на сидящего в нём незнакомца, понимающе качнул головой и определил:

– Вы ведь из страхового бизнеса.

Игорь обрадовано пожал плечами:

– В общем, да… мне надо кое-что выяснить…

Толстяк задумчиво заметил:

– Всё верно: страхование жизни – ходовой товар по нынешним временам.

– Выходит, я не зря проехал столько миль – улыбнулся Исмаилов.

Толстяк взглянул на него как-то странно, но подтвердил, что, конечно, не зря, ибо теперь каждый порядочный человек в этом городке должен позаботится о том, чтобы в случае чего, его семья не осталась без кормильца и средств к существованию.


– По-хорошему, так надо уезжать из этих мест – размышлял он вслух. – Но с другой стороны, столько лет выстраивать дело по кирпичику и всё бросить…

– Что у вас тут происходит?

Пухлый горожанин посмотрел на незнакомца с недоумением и беспокойством, отвёл глаза, с растерянным видом уставился куда-то вдаль, пробормотал:

– Что делать, ума не приложу.

Игорь почувствовал, что напрасно теряет время. Навстречу катил на велосипеде маленький седой человек, Игорь стал ещё издали объяснять ему, кто он, и зачем приехал:

– Понимаете, мне поручено навести справки…

Не переставая крутить педали, велосипедист поднял голову, увидел чужака, и прищурил на него один глаз, словно целясь из ружья. По его физиономии трудно было определить: ответит он или проскочит мимо. Игорь ждал. Поравнявшись и уже почти разминувшись с ним, велосипедист махнул рукой вдоль улицы:

– Второй поворот налево и до конца – буркнул он бесцветным голосом. – Белый дом с синей крышей… Там увидите. Он стоит особняком возле самого океана.


После поворота дорога плавно сбегала к океану. Можно было выключить мотор и последние сто метров прокатиться по инерции.

Возле указанного дома Исмаилов плавно нажал на тормоз и поставил автомобиль на ручник. Перед ним был самый обычный дом, каких в этих краях тысячи. Возле крыльца с тоскливым скрипом покачивались на ветру качели, у палисадника на бельевой верёвке сушилось бельё. До океана, на поверхности которого поднялась мёртвая зыбь, оставалось шагов пятьдесят.

Здесь было как-то тихо и неуютно, даже волны едва слышно шуршали в этой мертвой бухте, словно шаги убийцы. Пустое белое небо, безжизненные белые дюны, всё сухое, горячее, застывшее. Пахло бедой и смертью.

Мужчина неторопливо выбрался из машины. Из дверей во двор с благодушным видом выбежали две крупные собаки. Но стоило им увидеть незнакомца, как они попятились назад. Угрожающее рычание сразу перешло в лай.

Игорь остановился. Окно на веранде было открыто и в нём мелькнуло женское лицо.

На крыльце появилась ещё молодая женщина с темными волосами, заплетенными в косу. Щурясь, она смотрела из-под руки на залитый солнцем двор, на мужскую фигуру возле калитки. На хозяйке был фартук, она держала полотенце, которым вытирала руки.

Игорь смущённо оглянулся, не зная, как начать.

– Красивые у вас места – громко заметил он.

– Входите, – предложила хозяйка. – Входите, мистер!

В выражении лица у нее была спокойная доброжелательность.

Женщина уняла собак и вернулась в дом. Он последовал за ней, отодвинув по пути сетку от мух. Внутри аппетитно пахло жареным мясом.

– Располагайтесь в гостиной, – услышал он, – я сейчас. Кофе хотите?

– Да, пожалуй.

Игорь прошёл в большую комнату и присел на стул. На диване притворялась спящей одна из псин, бдительно наблюдая полуприкрытом глазом за незнакомцем. Её приятельница пока куда-то спряталась.

Внимание гостя привлёк фотопортрет на стене – подростка лет четырнадцати. Исмаилов подошёл и долго его рассматривал.

В это время в конце коридора, на кухне хозяйка лопаткой переворачивала на сковороде котлеты. Духовка была открыта, и в ней виднелась вторая сковорода, кажется, с лепёшками. Энергично хлопоча, хозяйка то и дело поглядывая в окно, которое выходило на тропинку, ведущую к океану.

– Сейчас должен вернуться мой Том – пояснила женщина. – Понимаете, он ушёл на рассвете и до сих пор ещё не вернулся. Я немного волнуюсь – Она вздохнула – И что с этими мальчишками поделаешь. А когда он станет взрослым?! – Она перевернула очередную котлету, потом поставила на край плиты бурлящий кофейник.

– Я слышал, в вашем городе пропали люди?

Женщина пожала плечами. Нет, она ничего об этом не знает. Это удивило Исмаилова, и он осторожно подсказал:

– Четверо подростков… Говорят, они ушли в море на лодке и исчезли. Мне надо выяснить, что произошло.

Хозяйка снова вздохнула и сочувственно протянула:

– Да-а… вот горе то для их матерей…

Наконец можно было нормально поговорить, для этого они расположились за столом. Хозяйка разливала кофе и, с гордостью глядя на фотографию улыбающегося подростка на стене, без умолку говорила о своём единственном сыне. Исмаилов не решался перебивать, пока услышал нечто такое, что заставило его изумлённо переспросить:

– Вы сказали, ваш сын ушёл рыбачить с тремя друзьями на моторной лодке?

– Ну да, – с виноватой улыбкой подтвердила женщина. – Чарли – соседский сынок, Рой, и этот непоседа и вечный заводила Харри Кребстон зашли к нам вчера вечером и условились с моим мальчиком на рассвете идти ловить рыбу. Обещали к обеду вернуться, да вот задерживаются – Улыбка сползла с её губ, а в глазах мелькнула тревога. Женщина перевела взгляд туда же, куда уставился неприятно поражённый гость: на комоде у стены стоял перекидной металлический календарь, на котором уже больше месяца не переводили дату.

Игорь всё понял и поднялся со стула:

– Извините, что не смогу дождаться вашего сына. Но мне пора.

– Куда же вы?! Скоро вернётся Том! – горячо и взволнованно заговорила сумасшедшая. – Спросите моего Тома, он всё знает.

На её голос прибежали собаки. Нервное состояние хозяйки передалось им. Что тут началось! Рычание, поскуливание, взволнованный лай. В этом хаосе непросто было сохранить самообладание.

Исмаилов сочувственно обнял близкую к истерике женщину. Ему было искренне жаль несчастную мать, которой никто не вернёт обожаемого сына. Поэтому из него сами собой полились нужные слова. Постепенно она успокоилась…

Спустя час гость и хозяйка вместе вышли из дома, и подошли к машине. Исмаилов открыл дверцу и остановился. Опустив голову, постоял некоторое время в задумчивости, потом повернулся и веско произнёс:

– Когда Том вернётся, передайте ему привет от меня. И скажите, что я обещал довести это дело до конца. Он знает, что я имею в виду.


Человек в форме велел Исмаилову остановиться. Игорь ожидал его в машине, наблюдая за приближающимся копом в зеркальце. Полицейский ступал медленно, вразвалочку, держа руки на ремне с кобурой. В остроносых ковбойских сапогах и в широкополой фетровой шляпе, рыжий. На вид ему лет пятьдесят. Телом большой, но плотный, словно налитой. В медного цвета волосах пробивалась седина. Широкое мясистое лицо, тяжёлая нижняя челюсть, массивная голова, как будто насаженная прямо на плечи без посредства шеи. Своим обликом он чем-то напоминал моржа. И жёсткие торчащие усы усиливали это сходство. Взгляд полицейского был пристальным и тяжёлым. Прежде чем произнести первое слово, он минуты три разглядывал чужака. Наконец хриплым низким голосом произнёс с большим значением:

– Меня зовут шериф Барт Линч. Хотелось бы услышать ваше имя, сэр. А заодно взглянуть на ваши документы – Говорил он вежливо, но таким тоном, что спорить с ним не хотелось.

Повертев в руках протянутое водительское удостоверение, шериф медленно перевёл «чугунный» взгляд бесцветных глаз на Исмаилова:

– Вам лучше прекратить ваше незаконное расследование. Зачем вам неприятности.

Исмаилов кивнул. Он не стал выяснять, в чём провинился. Зачем? Ведь он побывал уже в трёх местах и успел переговорить не с одной дюжиной людей. Правда, чего-то существенное узнать ему не удалось: никто толком ничего не видел и не слышал. Люди и лодки просто испарялись в этих местах. Официально же всё списывалось на несчастные случаи. Домыслы и слухи – вот и весь его улов. Так стоит ли из-за него нарываться на неприятности?

– Хорошо, шериф, я вас понял.

 Полицейский обернулся и крикнул троим своим подчинённым, которые с угрюмыми лицами ожидали его распоряжений в полицейской машине:

– Джой, Генри, Сэм, проводите мистера.

Только через пятьдесят километров полицейский конвой, наконец, отстал.


Глава 13

День клонился к закату. Исмаилов бросил машину на дороге и зашагал в сторону океана по тропе, петляющей между корявыми низкорослыми кустами тамариска, искривленными ветрами. Как только под ногами заскрипел песок, мужчина скинул ботинки и оглядел неспокойное пространство. Разумеется, ему было известно, что эти огромные волны, зарождаются за девять тысяч километров отсюда. Они многое видели, и многое могли бы поведать, если бы могли…

Рядом с перевёрнутыми кверху днищем рыбацким лодками на сером песке громко храпел какой-то забулдыга. Во сне его явно мучил кошмар, потому что бедняга вздрагивал и стонал. Лицо его было искажено гримасой ужаса. Иногда он даже вскрикивал и размахивал руками, словно защищаясь. Заметив спящего, Исмаилов развернулся и отошёл подальше…


Игорь сидел на песке, опершись локтями на колени, и смотрел на медленно опускающееся в океан солнце. Глаза слезились от ветра, но он не замечал дискомфорта, погружённый в собственные мысли. Сзади послышался шорох, рядом с Исмаиловым опустился тот самый храпун.

– Привет, – сиплым голосом сказал мужик. У него было простецкое лицо местного пролетария и забулдыги; волосы спутаны, разит перегаром.

– Привет, – не отрывая взгляда от оранжевого диска, уже наполовину утонувшего в море, отозвался Исмаилов.

– Ты что-то ищешь здесь? – зевнув, поинтересовался местный.

– Пожалуй, себя… только другого, – отстранённо произнёс Исмаилов.

Местному ответ не понравился, потому что он оскорблено засопел.

– Слушай, мужик, кончай валять дурака! Объясни, что тебе нужно. Думаешь, я не слышал, как ты бродил вокруг.

Игорь взглянул мельком на небритое опухшее лицо, и усмехнулся:

– Одного моего приятеля чуть не убили на войне, потом он очень страдал в плену у японцев. Там погибли тысячи наших. Их трупы даже не хоронили, а скармливали псам и свиньям. А чаще акулам… Но моему приятелю повезло: он выжил и вернулся. Правда для этого изнеженному цивилизацией городскому жителю пришлось срочно менять привычки и наращивать шкуру, чтобы она быстро зарубцовывалась после того, как надсмотрщики били по ней бамбуковой палкой. Домой он вернулся похудевшим на сорок килограммов, без двух пальцев на ноге, потеряв почти все зубы, а заодно избавившись от изводившей его язвы. Родственники его сперва даже не узнали. Но потом, конечно, все очень обрадовались. Жена-красавица и двое милых ребятишек ждали его возвращения и были безмерно счастливы.

Жизнь вошла в привычное русло. Его бизнес снова процветал, он имел полный комплект того, что принято называть сбывшейся американской мечтой: прекрасную семью, работу, дом-игрушку, кругленький счёт в банке.

Но через три года мой приятель исчез. Никто не знал, куда он подевался. Однажды я получил от него открытку. Приятель писал, что обосновался на том самом проклятом острове, на котором японцы держали его на каторге. Он жил натуральным хозяйством, имел туземную жену и двоих детишек. Знаете, чем мне нравится эта история?

Забулдыга очумело мотнул головой.

Исмаилов желчно улыбнулся, наблюдая его ступор:

– Он открыл рецепт подлинного счастья. Ведь жизнь вовсе не то, чем мы привыкли её считать.

Последовала долгая пауза. Алкаш был явно впечатлён.

– Да, да, я тоже знаю, что такое счастье! – заволновался он. Его опухшая физиономия с большим бесформенным носом сизого цвета, отвислой нижней губой и облезлыми бакенбардами выглядела довольно забавно. Особенно теперь, когда он, морща лоб и болезненно потирая виски, пытался философствовать.

Местный торопился выговориться:

– Сегодня утром я решил половить рыбу. Теперь все владельцы лодок сидят на берегу, их страх перед океаном пересиливает даже страх перед кредиторами. Но у меня есть средство от всех страхов…

Игорь понимающе кивнул.

– Мне невероятно везло, рыба шла стеной – продолжал свой рассказ забулдыга. – Её будто кто-то гнал на меня. За всю свою жизнь я не видел такого клёва. Теперь то я знаю, что «Оно» наблюдало за мной. Появился неприятный скрип или стук. Можно было подумать, будто кто-то крутит дьявольскую шарманку подводой. От этого низкого скрипучего рокота у меня мурашки побежали по коже. И вдруг… – Алкаш даже вскочил на ноги и попытался изобразить то, что с ним произошло дальше. Игорь жадно ловил каждое его движение.

– Это было как… Как… – рассказчик мучительно подбирал нужное слово. – Как будто сам океан попытался сожрать меня! Оказывается, у бездны могут быть глаза…и челюсти…

Я погрёб к берегу с такой скоростью, словно на моей лодке стоял самый мощный мотор. А когда снова почувствовал под ногами земную твердь, зарыдал от счастья. Я целовал песок и молился. Я благодарил бога за то, что не позволил дьяволу схватить меня, хотя, наверное, такой грешник как я это заслужил.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12