Антон Кротков.

Голодный океан. Рикэм-бо



скачать книгу бесплатно

Сократ слушал очень внимательно, при этом выражение его глаз было таково, что мужчина не сомневался: новый товарищ его понимает. И всё же по ночам было слышно, как тяжело по-стариковски вздыхает на своём коврике возле кровати старый лабрадор. Иногда пёс выходил из комнаты, чтобы приютивший его человек не слышал тихих поскуливаний возле входной двери. Словно старый преданный слуга, лишившись хозяина, пёс утратил интерес к жизни. На прогулке, когда они оказывались на набережной, Сократ мог часами неподвижно сидеть и глядеть вдаль. Наверное, он ненавидел океан, отнявший у него самое дорогое.

Игорь и сам боролся с депрессией. Океан, который он так любил, теперь казался ему чёрным. Алкоголь немного притуплял душевную боль. Однако с этим лекарством трудно соблюсти меру…


Глава 27

16 июля 1947 года,

Океан в двенадцати морских милях юго-восточнее залива Монтерей.

– Ты помнишь, что обещал мне, когда заманивал на свою лодку?

– Это не лодка, милая, а яхта – поправил подругу молодой отлет весьма мужественной наружности. Парочка устроилась на узкой койке в крохотной каюте.

– Не важно. Так помнишь, или нет?

– Я обещал показать тебе настоящий океан, какой не увидишь с берега. Посмотри в иллюминатор, крошка: как удивительно светится небо! Поверь, над сушей оно не такое.

– Нет, ты обещал мне не это.

– А вспомнил! – дурачась, хлопнул себя по лбу весёлый повеса. – Я обещал угостить тебя хорошим виски. Или ты предпочитаешь ром? Учти, малышка: на настоящих парусниках всегда держали ром. Непременно ром! И обязательно в дубовых бочках.

– Пошёл к чёрту, Дик!

– Почему ты так говоришь, разве я не твой парень?

– Разве я так сказала? Но моя мама…

– А что твоя мама? Она опять полоскала тебе мозги, чтобы такая хорошая девочка как ты, не связывалась с парнем без университетского диплома?

– Не в этом дело. Просто у неё есть опыт по части общения с вами.

– Ага, это уже интересно. И что такого умного рассказала тебе твоя мамочка про этот вид членистоногих?

– Да то, что все вы мужики такие. В этом моя мама права: расточаете соловьиные трели, а как получите своё, забываете, что говорили.

Парень приподнялся на локте:

– Ладно, скажи мне, в чём я провинился.

– Ты обещал научить меня управлять парусной лодкой. Ты сам знаешь, что мне этого очень хочется. Однако мы почти весь день прозанимались любовью, за исключением того времени, что ты сам возился с парусами, читал свою книгу, ловил рыбу и слушал приёмник.

– Зато посмотри, что я выловил! – парень поднял руку и взял с книжной полочки какую-то погнутую железку:

– Взгляни на этот шилдик с заводским номером и кодом специального арсенала ВВС! – Это было сказано с большим значением. Но видя недоумение на лице девушки, парень снисходительно пояснил: – Я служил в армии и знаю: а бы на что такие таблички не вешают. Нам отвалят кучу долларов за эту штуку! Вернее за то, к чему она была прикручена.

– Вот и лови свои доллары! – обиженно фыркнула своенравная гостья. – А я хочу домой.

Парень нежно приобнял подругу, чмокнул в щёчку и миролюбиво проворковал:

– Ну ладно, я был не прав, не дуйся.

Просто наш уговор как-то вылетел у меня из головы. Хотя сразу предупреждаю, что учитель из меня не очень. Всё, что умею, я вычитал из пособия по управлению яхтой.

– Ты просто ищешь повод отказаться.

Чтобы восстановить свою репутацию, он пообещал, что завтрашний день они посвятят изучению морского искусства: будут ставить и убирать паруса, пробовать ходить разными галсами, брать первые и вторые рифы, так что ближе к вечеру подруга хорошо познакомиться с яхтой.

Но вместо поцелуя девушка недоверчиво хмыкнула и отвернулась.

Тогда молодой человек поднялся с постели и решительно произнёс:

– Хорошо, устроим первый урок прямо сейчас. Для начинающего шкипера наука начинается с изучения штурманского дела. Будем учиться прокладывать курс. А при свете солнца я покажу тебе, как пользоваться разными навигационными приспособлениями: секстантом, компасом и ручным лотом. Но учти, если станешь ныть, что это трудно и скучно, я отхлопаю тебя по твоей великолепной попке и закрою школу.

– Нет, нет! Даю слово!

Парень зажёг лампу над низеньким прокладочным столиком в углу каюты с лампой на гибком штативе и картой. Наградой ему стал довольный смех девушки. Обнажённая Афродита поднялась следом, накинула на плечи мужскую рубашку и тоже склонилась к столику. Осветив карту, молодой человек нашел точку, где теперь находится их яхта, и стал прокладывать обратный курс к бухте, которую они покинули на рассвете.

– Ой, как интересно!

Внезапно с палубы послышались звон колокольчика.

Молодой человек отложил карандаш с линейкой и стал торопливо натягивать штаны:

– Прости, урок придется прервать. Незадолго до наступления сумерек я закинул наживку на крупную рыбу.

Девушка недовольно фыркнула. Парень добродушно рассмеялся и снова обнял её:

– Если ты не станешь гневить морского бога, и моё рыбацкое счастье мне не изменит, то на завтрак я угощу тебя такой вкуснятиной, что пальчики оближешь!

Они вместе выбрались на палубу. Стоял почти полный штиль, нарушаемый лишь лёгкими дуновениями ветерка. Тихий плеск волн у борта едва нарушал удивительную тишину.

– Странно, – пробурчал себе под нос парень.

Молодые люди внимательно вслушивались и вглядывались в ночное море.

С лёгким жужжанием стала разматываться леса с катушки спиннинга. Оживление рыбацкой снасти сопровождалось мелодичным звоном сигнального колокольчика. Яхта спокойно покачивалась на месте. Парень стоял, ожидая, что будет дальше. Жужжание прекратилось…

– Что такое? – удивился молодой человек и с досадой покачал головой. – Неужели сорвалась.

Однако через пару минут катушка вновь ожила, но лишь на мгновение, издав короткое «стрик-стрик» и высвободив ещё немного лески. Нос яхты стал медленно поворачиваться, но её хозяин не обратил на это внимание, его озадачила странная игра: леска то натягивалась, то обвисала. Ни одна крупная рыба в этих водах не вела себя так.

Затем ровное жужжание возобновилось. Когда леса длиной в семьдесят ярдов размоталась до конца, яхту что-то настойчиво потянуло за собой. Только тут выяснилось, что пропал якорь: выбирая цепь, молодой человек вдруг почувствовал: якоря нет. Как это произошло – парень понять не мог. Просто одно из толстых звеньев цепи было перепилено или перекушено посередине. Другого полноценного запасного якоря на борту не было. Поэтому яхтсмен схватил хранящийся в нише на носу бочонок, набитый камнями, с привязанным к его крышке канатом – так называемый «подвижный якорь», и швырнул его за борт.

Судно стало замедляться. Леска на секунду ослабла, потом снова натянулась – с такой силой, что яхта дёрнулась, будто в конвульсии. Влюблённые едва не упали. Впрочем, после этого рывка наступило затишье.

– Наверное, попался крупный марлин, килограммов под триста! – желая подбодрить подругу, пояснил молодой человек. – Ни-иче-е-его! Я взял толстую лесу и привязал к ней самый большой стальной крюк для ловли акул. Никуда он не денется! Пускай здоровяк подёргается напоследок.

– Слышишь? – девушка обратила внимание на появившийся неприятный утробный скрежет, который сопровождался ритмичным лязгом и стуком. Словно работал какой-то механизм.

– Будто рычит кто-то и зубами скрежещет, – поёжилась девушка.

Таинственный звук шёл откуда-то издали, низко плыл над самой водой. Или даже шёл из-под воды. От него все внутренности сжимались в тоскливом предчувствии.

От неожиданного рывка парень пролетел несколько метров и лишь чудом не оказался за бортом. Его подругу тоже отбросило к каюте. Минуты две яхта дёргалась и тряслась, затем всё опять успокоилось. Ужас охватил девушку.

– Это нехорошая рыба – пролепетала она, голос её дрогнул: – Послушай, Дик… может, нам лучше не связываться с ней.

Её приятель поскрёб пятерней затылок. Пока он соображал, лодку снова сильно тряхнуло. Потом ещё и ещё. Устоять на ногах было невозможно. Небольшой парусник швыряло из стороны в сторону, при этом раздавались десятки различных звуков – нехороших звуков: грохот сброшенных со своих мест вещей в кладовке и опрокинувшихся под койкой канистр с керосином, скрип гнущейся мачты.

Судно накренилось и молодые люди заскользили по скользкому настилу. В последний момент парень сумел крепко ухватиться одной рукой за леер ограждения, а второй поймал подругу.

И тут очередной шквал внезапно стих. Почти лежащая на боку посудина вернулась в нормальное положение. Стало понятно: их не оставят в покое. Парень спустился вниз, чтобы увидеть, каковы повреждения. Вернувшись, молодой человек сообщил, что яхта дала течь в глубине корпуса, где-то около киля. Девушка посмотрела вдаль – туда, где при свете солнца на горизонте должна виднеться полоска земли. Молодой человек обнял её и прижал к мускулистой груди.

– Не волнуйся, я включил помпу. Пора показать рыбе кто тут хозяин. Сперва она таскала нас, теперь – мы её.

Так как ветра не было, вся надежда была на сто двадцать «лошадок» судового дизеля. Но мотор почему-то не запускался. Между тем невидимый противник возобновил потеху. Яхта рванулась в сторону, да так, что тяжёлый гик с резким скрипом перекинулся с левого борта на правый. Если бы не молниеносная реакция капитана, который успел пригнуться сам и убрал голову подруги с пути тяжёлой деревянной стрелы, то они бы крупно пострадали и наверняка оказались в воде.

Яхта крутилась и вертелась, металась по волнам, как жалкий поплавок. Внезапно она остановилась и стала мерно раскачиваться, словно повиснув на проволоке. При этом судёнышко накренилось самым нелепым образом.

Тут, наконец, заработал двигатель. Капитан дал полный назад. Никакого результата! Секунд десять борьбы, и под натужное завывание выведенного на максимальные обороты «движка» яхту потащило, но в противоположном направлении!

– Что за чёртова рыба! – с досады парень выругался, хотя при своей подружке старался держать себя в руках.

– Это не рыба, – девушка со страхом глядела туда, где леска под напряжением уходила в воду. – Как ты этого ещё не понял.

– А кто же? – удивился здоровяк.

– Скоро мы это узнаем – едва слышно пролепетала девушка.

– А по мне пусть хоть сам морской дьявол с нами шутки шутит! – прорычал парень. – Я его не боюсь.

– Ты глупый. Твоё рыбачье счастье стало для нас проклятием.

Яхту тащило всё быстрей, нос её стал зарываться в воду. В отчаянии парень метался па палубе и ругал неизвестную тварь на чём свет стоит.

– Беги за моим ножом, надо отрезать леску! – велел он. – Найдёшь его в рундучке с инструментами. Он под столиком. И надень спасательный жилет!

Перешагивая через беспорядочно разбросанные паруса, обрывки сорванного такелажа и предметы снаряжения, она добралась до трапа в каюту. Где-то во мраке моря раздался сильный всплеск, похожий на всплытие огромного тела из воды. Девушка на мгновение замерла, в темноте ей показалось, что у самого борта мелькнула смутная, зловещая тень…

Спустившись в каюту, она повернула электрический выключатель и первым делом надела на себя спасательный жилет. Затем направилась к столику. И тут рокот двигателя стих, несколько раз моргнула и погасла лампочка над головой, питаемая от аккумуляторов мотора. К счастью, настольная лампа была на батарейках. Но пока она искала её в темноте, яхту сотряс новый удар.

Тёмная каюта наполнилась грохотом сорвавшихся с места вещей. Прежде чем в маленькой мирке установилось хотя бы относительное равновесие, яхта вновь содрогнулась всем своим корпусом. Теперь её били в противоположный борт, и от ударов несчастный кораблик разворачивало на 180 градусов. За дверью послышался сильный треск, что-то тяжёлое рухнуло на крышу каюты. «Словно дерево упало на свод склепа» – пронеслось в голове. Новый удар потряс судно снизу. Было ощущение, что пол вздыбился. Лишь тонкий слой дерева и обшивки отделяли насмерть перепуганную пассажирку от тёмной глубины и мрачной голодной силы, которая пыталась до неё добраться. И только мысль, что рядом есть человек, который будет сражаться за неё до конца, давала ей силы…

Как это уже бывало не однажды за эту страшную ночь, натиск вдруг сменился полным покоем. Молодой женщине удалось нащупать лампу на столе.

Наконец, нож найден. Она схватила его, повернулась к двери и увидела Дика. Она была так занята поисками, что не слышала, как он вошёл. Парень сидел с отрешённым видом, но не на койке, а на полу в углу каюты. По лбу его сбегал пот, а посиневшие губы дрожали. Ниже пояса он успел накрыться пледом, который стянул с кровати.

– Надо передать сигнал бедствия, – безжизненным голосом проговорил молодой человек. – Может они ещё успеют… Я покажу тебе, как выставить антенну и включить передатчик. – Он поморщился и устало прикрыл глаза. Голова его запрокинулась.

– Хорошо, я всё сделаю… Что с тобой?

Заострившийся подбородок молодого человека слегка дёрнулся, он с трудом разлепил веки, некоторое время тупо смотрел перед собой, будто вспоминая, зачем он тут.

– Курить хочется. – Плёчо и корпус его шевельнулись. Он будто собрался что-то сделать, но на полпути передумал: – Дьявол, сигареты остались в штанах. Сволочь – он ещё выругался, но как-то устало без прежней злости и азарта. Подавленности и сожаления в его словах было больше: – Моя зиппо, память об армии – тоже была в кармане штанов. Будь оно всё проклято! Гадина!

Девушка решила, что друг ранен, на нём действительно была кровь.

– Давай я помогу. В каком они кармане – в правом или левом?

– Не стоит.

Подруга и сама остановилась. Нижняя часть его тела под пледом выглядела как-то необычно.

– Твои ноги! Они пострадали?

Он криво улыбнулся.

– Их нет. И остального тоже… Я и сам не заметил, как от меня осталась половина. – Парень снова вымученно ухмыльнулся. – Был мужик, а стал обрубок. Так что тебе понадобится новый парень.

Ужасная правда, как и обидные слова, не коснулись её сознания. Она метнулась к аптечке, а когда вернулась с ампулой противошокового препарата, друг сидел всё в той же позе, прислонившись спиной к стене; только голова была запрокинута назад, глаза закатились, а из раскрытого рта тонкой струйкой стекала кровавая слюна.

Сделав инъекцию, молодая женщина забралась с ногами на койку, обхватила колени руками и сжалась в комок. Слух ловил каждый подозрительный скрип и стук, доносящийся снаружи. Она слышала плеск волн у самого порога каюты, унылый скрип снастей.

Едва живое от ужаса человеческое существо чувствовало, как полузатопленная яхта вздрагивает и колышется, когда вблизи проплывает что-то огромное. В такие секунды она обмирала от ужаса, желудок сводило спазмами. Ещё немного и она начнёт мечтать о том, чтобы пытка поскорее закончилась – не важно как, лишь бы её мучения, наконец, прекратились. Она начала щипать себя за руку, надеясь, что всё это кошмарный сон.

Между тем вода прибывала. Нужно было встать, попробовать откачать её ручной помпой, поднять антенну и послать на берег мольбу и помощи. Но решимости и сил шевельнуться не было. Она находилась в каком-то оцепенении. В голову пришла мысль: «Выходить на палубу – незачем. В конце концов, от этого ничего не изменится: если яхта утонет, значит, так тому и быть. Есть только один способ прекратить это быстро: нужно лечь на спину, предварительно накрепко привязав себя к кровати, как во время шторма, и задраив дверь и все иллюминаторы. Затем взять из аптечки оставшиеся ампулы обезболивающего и таблетки снотворного, и вколоть себе всё, чтобы уснуть навсегда и проснуться уже в раю».

Но тут взгляд её упал на друга. Девушке показалось, что веки на его безжизненном лице слегка дрогнули. Жалость и любовь к любимому заставили забыть о себе. Она поднялась. До двери пришлось брести по колено в воде. По пути девушка сняла с себя спасательный жилет и надела на любимого.

Цепляясь за переборки, она вскарабкалась по трапу, осторожно открыла дверь каюты и выглянула наружу. Над водой торчала только корма, вся носовая часть яхты погрузилась в воду. Да и то, что осталось, вот-вот должно было исчезнуть в пучине. Девушка выбралась наружу.

В полной тишине вслед за ней из чрева каюты выплыл её спутник. Он медленно проплыл мимо, глядя на неё открытыми остекленевшими глазами, в которых отражалась луна.

– Прощай, Дик! – тихо сказала ему девушка.

Ей показалось, что любимый тихо ответил ей и даже махнул рукой. Его отнесло немного в сторону. Затем он стал очень комично кружиться на месте волчком, будто в танце. Вдруг резко нырнул и исчез навсегда…

Тут внимание несчастной привлекло странное сооружение неподалёку. Оно время от времени испускало световое свечение. Похоже, это был какой-то буй или проблесковый маяк, или ещё что-то в этом роде. Обломки яхты как раз дрейфовали в его сторону. Не дожидаясь пока зыбкая опора окончательно уйдёт из-под ног и утащит её за собой, девушка прыгнула в воду и поплыла.

За спиной послышался громкий всплеск. Охваченная ужасом, она помчалась к своей цели со скоростью торпеды, молотя руками и бешено вспенивая воду ногами. Ей удалось быстро вскарабкаться на буй. Оглянувшись, она как раз застала последние мгновения жизни несчастного кораблика. Зато её новый корабль точно будет оставаться на плаву достаточно долгое время, – достаточное для того, чтобы её успели спасти.

Она почувствовала себя увереннее. Здравый смысл подсказал ей, что необходимо испортить оборудование, чтобы сюда направили ремонтную бригаду. У неё был нож, а ещё ярость на несправедливую судьбу, которая отняла у неё любовь и хотела забрать жизнь. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы маяк погас. Теперь оставалось ждать и надеяться.


Одинокая жертва кораблекрушения стала вслушиваться и вглядываться в ночь. Что-то, что было чернее мрака и огромное, как стена, надвигалось на неё.

– Пошла вон, мерзкая тварь! – заорала она.

Но разве можно отпугнуть криком ураган или цунами! Смерть неумолимо приближалась, но делала это в своей изуверской манере – не спеша, играя напоследок с жертвой. А та, терзаемая ужасом, сперва трепыхалась; своими огромными глазами всматривалась в темноту и растерянно крутила головой, боясь пропустить момент собственной гибели. Затем сникла. Булькнул и напоследок блеснул в воде выброшенный за ненадобностью нож. Жалкий живой комочек, примостившийся на большой железной бочке посреди тёмной водной пустыни, наконец, осознал себя пищей. Обмяк, и как будто стал частью моря, живого планктона, который при приближении хищника не пытается сбежать. К чему глупые попытки, если тебя всё равно сожрут? Её охватило ощущение полной пустоты, она ещё могла думать и чувствовать, но не могла пошевелиться. И просто закрыла глаза…


Глава 28

27 июля 1947 года, Беркли (Калифорния)

Возле университета к Исмаилову подошёл человек. Игорь заметил его ещё издали: тот потерянно крутился неподалёку, провожая взглядом проходящих мимо преподавателей, и что-то прикидывал у себя в голове. Выглядел он так, что вполне мог бы сойти за одного из здешних профессоров: лет за пятьдесят, благообразный, в круглых очках, в хорошем твидовом костюме серого цвета и в коричневой жилетке – при галстуке-бабочке. В руках он держал книжицу небольшого карманного формата.

Остановившись взглядом на Исмаилове, человек раскрыл книгу и тут же захлопнул: скорее всего, между её страниц была вложена фотография.

Убедившись, что перед ним именно то лицо, которое ему нужно, незнакомец подошёл и приподнял шляпу:

– Игорь Петрович, моё почтение, – он произнёс это по-русски без малейшего акцента, значит, эмигрант.

Пожилой господин представился редактором одного из европейских издательств.

– Мы хотели бы ознакомиться с рукописью последней книги Джорджа Габора, чтобы издать её. Нас также интересует архив писателя, – пояснил он; и доверительно добавил: – Обычно после смерти всегда следует всплеск интереса к творчеству авторов такого калибра…

Игорь сам искал издательство для публикации книги друга, но история со лже-курьером, чуть не похитившим у него доклад конгрессмена Элтхауза, научила его бдительности. Поэтому он уклончиво заметил:

– Но официально Джордж Габор ещё не признан умершим. И потом, у него есть жена.

Господин взглянул с добродушным укором.

– Я видел могилу, и предварительно навёл справки: миссис Габор официально оформила творческое наследство супруга именно на вас. Впрочем, вы можете на собственное усмотрение часть гонорара перевести ей.

– И всё же странно, как вы узнали… – недоверчиво протянул Исмаилов.

Незнакомец хихикнул и пояснил:

– В охоте за стоящей рукописью мы – издатели можем дать фору любому частному детективу.

У господина имелся с собой банковский чек и экземпляр договора. Игорь заколебался. Дело, конечно, было не в деньгах, просто пока ни одно издательство всерьёз не заинтересовалось книгой, а тут реальное предложение. Покупатель деликатно ожидал ответа. Его тактичная манера импонировала Исмаилову. И всё же он не готов был дать немедленный ответ:

– Мне надо подумать. Оставьте вашу визитку, я посоветуюсь, и свяжусь с вами через несколько дней.

Господин смущённо кашлянул в кулак, зачем-то оглянулся, потоптался на месте, но не откланялся. Хотя чувствовалось, что такая настойчивость ему не свойственна. Что-то веское принуждало его делать над собой усилие:

– Не пойму, что вас смущает, Игорь Петрович? – искренне недоумевал пожилой соотечественник. – Право, я же предлагаю достойные условия. Но главное, мы очень заинтересованы в публикации. У нас служат первоклассные редактора, так что бережное отношение к авторской строке я вам гарантирую.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12