Антон Кротков.

Африканский штрафбат



скачать книгу бесплатно

– А где этот купец сейчас, ушёл что?ли? – заинтересованно осведомился оператор по вооружению. – Я бы тоже жене хороший подарок хотел привезти.

– Я ему только свистну, он тут же снова нарисуется! – уверенно заявил Мячиков. – Мы со своими долларами для местных, как продавцы печёнки для уличных котов.

Прилетевшие из страны, где пустые магазинные прилавки являлись нормой жизни, лётчики принялись азартно обсуждать возможность потратить хотя бы малую часть командировочных на импортные товары.

И тут с Мячиковым вышел комичный конфуз. Достав из упаковки обещанную ему английскую нейлоновую рубашку, он вдруг обнаружил, что держит в руках женскую блузку из стопроцентного египетского хлопка с кокетливым бантиком в районе декольте, перламутровыми пуговками и рюшечками…

После тог как сил хохотать над незадачливым покупателем ни у кого не осталось, наступил момент для вынесения приговора.

– И что мне с тобой делать, «король барахолок»? – чуть склонив голову набок, командир с задумчивым прищуром разглядывал зачинщика чуть было не вспыхнувшего на борту финансового мятежа.

– Командир, а ты прикажи ему в будущее воскресение явиться в этой обнове на танцевальный вечер в Дом офицеров – предложил штурман.

Последовала новая волна шуток и острот в адрес «туриста». Впрочем, вскоре всем стало не до смеха…

Уже поглядывающие в сторону Запада коварные сыны Востока так торопились поскорее выпроводить самолёт русских союзников, что чуть не спровоцировали катастрофу. Из?за ошибки местного диспетчера курс взлетающего ракетоносца неожиданно попытался пересечь военный вертолёт. В этот момент шасси самолёта уже оторвались от полосы. Никакой другой многомоторный лайнер не смог бы уйти столкновения. Русский экипаж спасла удивительная манёвренность и мощь их машины. Матюгнувшись, командир рывком двинул ручки управления двигателями до отказа вперёд, одновременно штурвалом на себя выводя самолёт на запредельный угол атаки. Имея большой запас по тяге двигателей, они перепрыгнули винтокрылую преграду. Однако запаниковавших вертолётчиков это не спасло. Шарахнувшись в сторону от мчащейся на них с оглушительным рёвом белой громадины, «вертушка» зацепила лопастями несущего винта за радиовышку…

Правда, падения и последовавшего за ним взрыва злополучного вертолёта экипаж советского военного самолёта уже не видел. О трагической развязке досадного происшествия товарищам сообщил Мячиков, который ещё долго слушал заполнившие радиоэфир вопли египетских диспетчеров и командиров, среди которых иногда звучали проклятия в адрес русских лётчиков.


После взлёта экипаж постарался своими действиями сбить с толку египетских диспетчеров. Пускай союзники думают, что их советские гости выполнили учебное задание и возвращаются на базу. Нельзя было исключить вероятность того, что кто?нибудь из местных военных оперативно «сольёт» информацию о визите советского стратегического бомбардировщика тем же израильтянам, а от них важные сведения быстро попадут к американцам.

Но над Средиземным морем огромная белая птица совершила стремительный нырок с десяти километров до ста метров.

Выйдя из пикирования с перегрузкой в два с половиной G, ракетоносец понесся над самыми волнами к своей цели.

Оставшуюся часть пути прошли без осложнений. В зоне ожидания у африканского побережья их уже поджидал летающий танкер. Стыковка с заправщиком сильно осложнялась тем обстоятельством, что сближение с ним приходилось выполнять в условиях быстро ухудшающейся погоды и полного радиомолчания. Экипажи обоих самолётов сильно нервничали. Необходимо было спешить: в любой момент на ракетоносце могли принять кодовое сообщение из Москвы, означающее, что необходимо немедленно начинать то, ради чего они здесь появились.

Ветер постоянно усиливался, океанская поверхность приобрела свинцовый цвет и покрылась белыми гребешками волн. Там внизу бушевал шторм…

Лётчикам долго не удавалось попасть своей заправочной штангой в приёмный конус топливного шланга танкера. Игорь напряжённо следил за усилиями коллег. Оказывается, даже групповой пилотаж в тесном строю истребителей не требует такой микронной точности и стальной выдержки, как стыковка на высоте семи километров, когда разгулявшийся ветер мотает огромную машину из стороны в сторону. Вот уж поистине ювелирная работа! Похоже даже в идеальных условиях заправка требовала от обоих экипажей высочайшего профессионализма. Чего уж говорить о нынешних условиях! Временами это напоминало Нефёдову попытку вдеть нитку в иголку, сидя верхом на скачущем галопом жеребце! Только парням удавалось хорошо прицелиться и подойти к «дойной корове», как внезапный порыв ветра отшвыривал огромную машину в сторону или того хуже – бросал прямо на крылатый танкер.

– Совсем папой в маму попадать разучился! – скрипел зубами командир, в который раз прицеливаясь заправочной штангой к приёмному конусу.

У обоих пилотов пот струился по лицам, хотя в кабине было совсем не жарко.

Лишь с восьмой попытки стыковка состоялась. Весь процесс: подход к заправщику, перекачка топлива и расцепление занял не 10 минут, как положено по нормативу, а в три раза больше времени.

Но главное, что они успели как раз вовремя. Отдавший им доставленное топливо танкер ещё не исчез из виду, как Мячиков сообщил, что получил долгожданный сигнал.

– Работаем! – объявил командир.

Игорю передалось общее возбуждение. Вот оно началось то, ради чего они преодолели огромное расстояние!

Глава 19


Игорь вздрогнул от резкого звука: сработала система предупреждения о радиолокационном облучении. Для любого военного лётчика, это сигнал крайней опасности, ведь он означает, что тебя кто?то «прощупывает» своей бортовой РЛС, а иными словами: берёт тебя на мушку. При этом часто ты можешь лишь догадываться, насколько силён твой враг, ибо прицельные радиодальномеры позволяют наводить оружие издалека, порой даже не сближаясь с целью на расстояние прямой видимости, а лишь по отметке на экране кабинного радара.

К счастью, на этот раз тревога оказалась ложной.

– Это старый тихоходный шведский SAAB из местного контингента ООН, – пояснил командир, вглядываясь в ту сторону неба, где должен находиться сканирующий их самолёт. – Нас предупредили, что швед появляется здесь всегда в одно и то же время. Он совершенно безобиден, патрулирует по ту сторону границы.

Оператор по вооружению подтвердил, что классифицировал цель, как тихоходный транспортный самолёт типа Douglas DC?3

– Эти шведы явно решили сэкономить бюджетные деньги, послав сюда такой старый пылесос, – ухмыльнулся второй пилот.

– Чисто символическое присутствие! – авторитетно заявил из?за перегородки Мячиков.

Все расслабленно заулыбались, со всех сторон посыпались шутки по поводу старого шведа, которому давно пора на пенсию.

Внезапное появление истребителей стало шоком для экипажа…

Сработала хитроумная тактическая ловушка. Американцы, получив от своей разведки сведения о скором визите русского бомбардировщика, заранее договорились со шведами, что те регулярно станут гонять вдоль границы свой старый патрульный SAAB. В «день X», вовремя получив информацию о приближении русского «гостя», коварные янки подменили шведский «летающий сарай» собственным самолётом дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО). Эго экипаж засек приближающуюся со стороны океана цель на пределе дальности своего радара. А дальше произошло то, что придумавшие тактическое новшество пилоты «фантомов» из элитной эскадрильи ВВС США с авиабазы Неллис назвали «скрытным уничтожением».

«Замаскированный» под «шведа» самолёт ДРЛО «перекачивал» в режиме реального времени всю информацию о цели истребителям по защищённым каналам передачи данных. Поэтому пилоты перехватчиков могли не включать собственные бортовые РЛС1818
  Радиолокационные станции


[Закрыть]
, чтобы не обнаружить себя раньше времени. Соблюдая режим радиомолчания, истребители понеслись навстречу русскому бомбардировщику. «Фантомы» подбирались к противнику, держась у самой земли, в зоне плохо просматриваемой радиолокатором советского самолёта. Лишь перед самой атакой пилоты перехватчиков сделали горку и сразу оказались в хвосте русского ракетоносца. Американские охотники немедленно произвели пуски ракет «sidewinder» и «sparrow»…


Из?за того, что «фантомы» вынырнули в непосредственной близости от их машины, застигнутый врасплох экипаж советского ракетоносца не сумел вовремя среагировать на атаку. С переходом в режим фарсажа они безнадёжно опоздали. Даже обладая разгонной динамикой истребителя, невозможно оторваться от ракеты, когда она всего в ста пятидесяти метрах от тебя! Задействовать станцию постановки помех и начать отстрел противоракетных тепловых ловушек и дипольных отражателей ребята тоже не успели. Фактически они позволили противнику спокойно подойти и в упор расстрелять себя…

Здесь, далеко за пределами цивилизованного мира, допускались действия за гранью добра и зла в европейском понимании этих понятий. Такова была безжалостная логика тайного противостояния, которое с конца сороковых годов происходило между странами, входящими в социалистический лагерь, и западным блоком во главе с США. «Холодная война» была в самом разгаре. Временами она становилась очень горячей. Только знал об этом лишь узкий круг посвящённых с обеих сторон «Железного занавеса». После Карибского кризиса, едва не закончившегося ядерной катастрофой, сверхдержавы соблюдали негласное правило: не поднимать шумиху на весь мир по поводу своих локальных побед и поражений, если боевое столкновение произошло не на их территории или в непосредственной близости от их границ. Советской стороне предстояло молча проглотить очередную обиду, сделав вид, что ничего не произошло…


Тревожные звуковые сигналы сообщили об одновременном пуске нескольких вражеских ракет. По мере приближения ракет к бомбардировщику писки аварийных сирен становился громче и пронзительнее. Они быстро слились в один панический вой. Самолёт сотряс мощный удар. Одна ракета взорвалась позади правого крыла, «впритирку» к соплам двигателей; вторая вошла в фюзеляж в районе киля. Самолёт качнулся на правое крыло. В кабине резко запахло сгоревшей изоляцией. Погасли на секунду, но тут же снова засветились все циферблаты и тумблеры на приборной доске, включилось аварийное освещение. Сознание Нефёдова обожгла страшная мысль: он больше не увидит Марину и отца. Краем глаза Игорь ухватил дрожащие пальцы бортинженера на приборной панели. «Вот всё и выяснилось… – сказал себе Нефёдов. – Наивный болван! Теперь?то ты знаешь наверняка, что случилось с тем морским разведчиком, и какую „блатную“ командировку уготовил тебе дорогой тесть!»

– Боевой режим! – скомандовал командир.

Все опустили забрала гермошлемов и перешли на дыхание из индивидуальных кислородных приборов. И сделали это очень вовремя, ибо очередная ракета разорвалась рядом с кабиной, изрешетив её осколками, что вызвало мгновенную разгерметизацию. Кабину наполнил свист ворвавшегося в пробоины воздуха. Осколки пробили пол прямо под ногами майора Кабаненко и два кусочка металла впились в его левое бедро. Управление самолётом взял на себя второй пилот. Ещё одним осколком убило бортинженера. Он грудью привалился на свой пульт, повернув залитое кровью лицо к Игорю, в его остекленевших глазах застыло непонимание.

От близких разрывов многотонный самолёт швыряло из стороны в сторону. Со своего места Нефёдов?младший видел, как на приборной доске перед пилотами загорелись красные лампочки, сигнализирующие о пожаре двигателей. Лётчики с трудом удерживали в руках штурвалы, да и весь самолёт трясло, словно в лихорадке. И всё же они продолжали работать, делать всё, чтобы спасти машину и экипаж. Страшно бледный от потери крови командир подсказывал второму пилоту, как лучше маневрировать.

– Влево, влево, Серёга! Разворачивайся им навстречу. Надо «спрятать» сопла наших движков, тогда можно сорвать тепловое наведение ракет.

Не менее сложно приходилось штурману, ибо всё пилотажно?навигационное оборудование вышло из строя. Поэтому ему оставалось воспользоваться старым «дедовским» методом – навигацией по счислению. Но даже этот метод оказался трудным в применении из?за того, что осколки перебили приемник воздушного давления, так называемую «трубку Пито», и об истинной скорости самолета оставалось лишь гадать. Тем не менее, штурман постоянно выдавал командиру курс и удаление от нейтральных вод. Оставалась маленькая надежда, что чёртовы истребители не станут добивать их в международном воздушном пространстве.

Второму пилоту всё труднее становилось контролировать машину. Два из четырёх двигателей горели и их пришлось отключить. Из?за недостатка тяги самолёт быстро терял высоту. Постоянно что?то выходило из строя: самопроизвольно вывалилась одна стойка шасси. возникли проблемы с рулём направления; Мячиков грустно доложил, что огромным осколком разнесло вдребезги его рацию. К счастью, сам хронический везунчик при этом не получил ни царапины. Но теперь нельзя было сообщить на базу о бедственном положении, в котором оказался экипаж. Так что на оперативную эвакуацию в случае катапультирования рассчитывать не приходилось.

Наконец, оценив сложившееся положение, командир принял трудное, но единственно возможное решение:

– Всем покинуть самолёт!

Штурман рванул двумя руками за рычаги катапультного кресла, однако его отстрела не произошло – катапульта не сработала. Пришлось штурману выбираться через аварийный люк. Следующим катапультировался оператор РЛС.

– Прыгай! – сердито рычал Кабаненко сидящему рядом товарищу.

– Подожди, подожди, – оттягивал своё катапультирование второй пилот, буквально слившись со штурвалом. – Давай сначала ты, а я пока буду удерживать машину.

Так они и спорили, уговаривая один другого уйти первым, чтобы дать возможность спастись остальным. Игорь тоже медлил воспользоваться своим шансом на спасение, пока мощный пинок не вышиб его из гибнущего самолёта. В воздухе тело отделилось от кресла, но ещё некоторое время продолжало кувыркаться в чернильно?чёрной бездне. Беспорядочное вращение прекратилось, едва над головой хлопнул раскрывшийся купол парашюта. Кто именно его катапультировал Игорь так и не узнал…

Глава 20


Держась за стропы, он провожал взглядом пылающий самолёт. Вражеских перехватчиков Игорь не видел, других парашютистов тоже.

Вскоре гигантский факел скрылся за горизонтом.

Вокруг одинокого человека, покачивающегося под куполом парашюта, сгустился мрак. Луны и звёзд он не видел, их скрывала густая облачность. В безветренном небе на фоне абсолютного безмолвия создавалось ощущение, будто ты не опускаешься, а висишь на месте. Поэтому он не успел приготовиться к столкновению с лесной кроной. Игорь сильно ударился боком и плечом о жёсткий древесный ствол и повис на парашютных стропах. Болтаться так – между небом и землей можно было сколь угодно долго. Молодой человек осмотрелся и решил, что находится не так уж высоко. Примерившись к ближайшей ветке, он расстегнул замки парашютной обвязки, и прыгнул, попытавшись ухватиться за неё руками. Но ветка сразу предательски хрустнула под тяжестью его тела. Более ничего не сдерживало падения незадачливого акробата с высоты макушек деревьев. Игоря спасло опущенное забрало гермошлема. Если бы не оно парень лишился бы глаз, носа и губ. Пока Нефёдов проваливался сквозь густую растительность с высоты многоэтажного дома, по прочному стеклу перед его глазами стегали и царапали ветки, шипы, гигантские колючки, похожие на крепкие медвежьи когти. К счастью, крепкая «шкура» кожаной куртки и высотного комбинезона выдержала испытание на прочность, защитив тело от глубоких порезов и рваных ран. Но с правой руки сорвало перчатку и сразу что?то острое, словно бритва, вспороло кожу между большим и указательным пальцами.

Игорь с размаху плюхнулся во что?то вязкое.

Он упал в болото, провалившись в вонючую жижу почти по самые плечи. Местечко, куда он попал, относилось к разряду чрезвычайно негостеприимных для человека. Над поверхностью трясины клубились и плавали облачка зловонных испарений, похожие на обрывки зелёного тумана. Мощный всплеск привлёк внимание местных обитателей: в темноте засветились десятки глаз… Пока болотные твари опасливо наблюдали за наделавшим столько шума неизвестным им существом. Но можно было не сомневаться в том, что они не станут долго ожидать приглашения на обед. Многочисленных плотоядных тропического леса уже поманил запах свежей крови из разодранной до кости руки человека. Отчаянная возня будущей жертвы только способствовала обильному выделению желудочного сока и слюны в клыкастых пастях.

– Помогите! – позвал парень, ощущая, как наливается свинцовой тяжестью его пропитывающееся водой снаряжение. – Ребята, сюда! Скорее!!!

Но из?за опущенного забрала гермошлема голос звучал глухо, словно из глубокого колодца. Его здоровая левая рука была погружена в плотную жижу. Высвободить её у Игоря пока не получалось, как он ни старался. Правой же – искалеченной – он не мог справиться с замком на шлеме, ею всё труднее становилось действовать.

Напрасно лейтенант выкрикивал имена своих небесных спутников: никто не отзывался на его зов. Окружающие джунгли хранили молчание. Этот безжалостный мир, прозванный великим путешественником «зелёным адом», уже почти поглотил чужака и бесстрастно ожидал, когда он перестанет цепляться за свою жалкую жизнь, чтобы начать процесс переваривания. А пока болото – желудочный сок этого леса – обволакивало трепыхающуюся жертву тесно и душно.

«Это против правил, меня не могут сожрать какие?то безмозглые твари из африканского болота!» – твердил себе, как заклинания молодой парень, который ещё недавно, находясь внутри чудо?самолёта на потрясающей воображение высоте, упивался своей почти божественной неуязвимостью. И вот прошло каких?то двадцать минут и «царь природы» беспомощно барахтался в мерзко пахнущей грязи, а местные обитатели без всякого почтения присматривались к посланному им небом куску свежего мяса. Им конечно было наплевать, что он оказался здесь по какому?то невероятному стечению трагических обстоятельств. Но тонущий в трясине человек не мог смириться с таким финалом. Ему стало до слёз жаль свою молодую жизнь. Всё существо Игоря протестовало против такой несправедливости. Ведь сегодня он должен был пойти в кино со своей девушкой, а через несколько месяцев жениться на ней!

И вдруг его осенила счастливая догадка: всё это ему только сниться! Да, этот дурацкий кошмар, конечно же, происходит во сне. Сейчас он проснётся и посмеётся над своими страхами.

Игорь даже собрался ущипнуть себя, лишь бы скорее проверить догадку. И тут от внезапной боли у него потемнело в глазах, словно к коже прижали раскалённое докрасна железо. Оказывается, он случайно задел искалеченной рукой какую?то корягу. Стало ясно, что это не сон, а страшная реальность.

И чем энергичней лётчик барахтался, тем быстрее погружался в вязкую тину. Игорю казалось, что это набирающий воду костюм тянет его вниз, хотя на самом деле специальная водоотталкивающая пропитка комбинезонной ткани препятствовала её промоканию. Под высокую шнуровку лётных ботинок вода также не проникала. Лишь синтипоновая подкладка верхней куртки впитала в себя влагу и набухла, впрочем, не настолько, чтобы утопить.

Гораздо большую опасность представляла собой богатая болотная растительность – жёсткая длинная трава с плотно переплетёнными корнями, и торф. Вязкая грязь налипала на одежду, крепкие толстые корни, словно щупальца спрута, опутывали ноги и торс человека и увлекали трепыхающуюся жертву глубже и глубже.

Высотный костюм сильно сковывал движения и мешал бороться, от страшного напряжения мышцы сводило судорогой.

В процессе борьбы чем?то защемило шланг индивидуального дыхательного прибора, возможно, он просто перекрутился. Игорь вдруг почувствовал, что ему стало нечем дышать – прекратилась подача кислорода в шлем. У парня создалось ощущение, словно его пытаются удавить подушкой или надели на голову целлофановый пакет.

«Это проклятое болото меня уже не выпустит!» – возникла в голове страшная мысль, от которой по коже тысячами покалывающих иголочек побежали мурашки. Перекошенное лицо с выпученными глазами за измазанном грязью стеклом гермошлема жадно хватало ртом остатки воздуха. В ушах Игоря появился странный шум, окружающие деревья поплыли перед глазами, из заволокло серой пеленой тумана. Мысли в голове становились всё менее отчётливыми, словно гасли. Молодой человек бился уже не так активно, им начинала овладевать апатия. Но тело ещё продолжало по инерции трепыхаться. И о чудо! После очередного рывка в шлем снова пошёл воздух. Игорь не мог поверить в своё спасение, это придало ему сил…

С огромным трудом молодому человеку удалось высвободить вторую руку и дотянуться до баллончика на своём левом боку. С его помощью он надул спасательный жилет. «Теперь хотя бы не утону» – с облегчением поздравил себя Нефёдов. С большой неохотой, но всё же подчинился, наконец, заевший замок шлемного забрала. Молодой человек жадно вдохнул полной грудью свежий воздух. Прохладный, с неприятным запахом гнили, он, тем не менее, вернул ему силы и жажду жизни. Преодолевая упорное сопротивление трясины, лейтенант начал двигаться к берегу.

Но борьба за собственную жизнь ещё была далека от завершения. Игорь чувствовал какое?то движение вокруг себя. Ему удалось вытащить нож. Орудовать им Нефёдов мог только левой здоровой рукой, что оказалось не слишком удобно. Впрочем, в любом случае крокодилам его клинок не страшнее зубочистки. В такой ситуации гораздо предпочтительнее иметь наготове пистолет, но из?за того, что полноценно функционировала только одна рука, пришлось сделать выбор в пользу ножа, необходимого сейчас в борьбе с опутавшими тело корнями.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11