Антон Кротков.

Штрафники Василия Сталина



скачать книгу бесплатно


Спустя десять дней интенсивных тренировок группа вновь предприняла несколько попыток «заарканить» в суматохе крупных боестолкновений отбившийся от своих вражеский «Сейбр». Но каждый раз выбранному в качестве цели американцу удавалось выскользнуть из сжимающих его тисков. Добыть желанный трофей всё не удавалось, зато из плёнок, заснятых на кинофоторегистрирующую аппаратуру МиГов, вполне можно было смонтировать прекрасный фильм о «Сейбрах». Вот только в награду за такое «творчество» в Москве вполне могли поставить к стенке. Тем более что в ходе тренировок и новых попыток решить задачу было потеряно ещё два МиГа. Пилот одного истребителя погиб, а второй офицер получил серьёзные ранения и был санитарным бортом отправлен на Родину. Те же, кто остался, уже не были так уверены в себе, как в первые дни после прилёта: впереди замаячило бесславное возвращение домой и крах карьерных ожиданий…

Из?за затянувшейся полосы невезения некоторые лётчики группы начали роптать, списывая свои неудачи на начальство, которое требовало от них практически невозможного. Между тем, выяснилось, что «Сейбр» и сбить?то не просто, а уж посадить… Это легко было сделать только на бумаге, сидя в штабе в Москве. С появлением новой реактивной техники серьёзно изменилась сама динамика воздушного боя. Возросшие скорости и высоты боев привели к увеличению пространственного размаха маневров, атаки стали более скоротечными, что оставляло нападающим крайне мало времени на прицеливание и ведение огня. Оказалось, что филигранной индивидуальной техники пилотирования и даже боевого опыта недостаточно для того, чтобы диктовать свои условия противнику.

Пилоты «Сейбров» часто первыми обнаружили МиГи, особенно в условиях облачности, благодаря своим бортовым РЛС. В бою они пользовались новейшими электронными прицелами. Данные с прицелов автоматически вводились в систему управления оружием. Всё это часто давало заокеанскому пилоту фору в несколько драгоценных секунд, которые вполне могли решить исход скоротечной схватки. О таком техническом оснащении наши лётчики могли только мечтать.


В ситуации, когда командир группы со дня на день мог столкнуться с прорвавшимся недовольством своих людей, у «нордовцев» вдруг неожиданно появился реальный шанс поймать бойкую американскую «птицу». Решение проблемы предложила разведка.

Дело в том, что за последние две недели авиация 64?го корпуса потеряла пять самолётов в результате внезапных атак. Их сбил на посадке один и тот же одиночный «Сейбр» в характерной окраске: с яркими жёлтыми полосами на фюзеляже, изображением головы индейца на киле и окровавленного томагавка на носу. А ещё некоторые свидетели внезапных нападений уверяли, что успели разглядеть около дюжины звёздочек на борту злополучного «Сейбра», обозначающие сбитые его лётчиком самолёты. Говорили так же, что будто бы управлял вражеским истребителем чернокожий пилот.

Этот парень довёл до совершенства главное оружие эволюции в живой природе – внезапный бросок из засады.

Все его нападения производились с удивительной наглостью и одновременно мастерством, граничащим с трюкачеством. Причём, каждый раз сценарий менялся. Например, американец мог подойти к аэродрому не со стороны линии фронта, а со стороны тыловых районов, откуда его не ждали. Однажды он появился вместо ожидаемого транспортника с пополнением и запчастями. И одному только Богу было известно, откуда пилот «индейского» «Сейбра» получил секретную информацию о прибытии очередного «Дугласа» из России.

В другой раз коварный заокеанский рейнджер бесшумно подкрался к своим «охотничьим угодьям», пикируя с большой высоты с выключенным двигателем, и врубил его одновременно с нажатием оружейных гашеток…

А всего несколько дней назад янки буквально «подполз» к советскому аэродрому на сверхмалой высоте, используя для маскировки складки местности, и пристроился в хвост возвращающейся с задания колонне МиГов. Да сделал это так ловко, что после никто из уцелевших лётчиков не мог понять, как вся эскадрилья проморгала размалёванный, словно цирковой балаган вражеский истребитель…


Американец выбрал самый верный способ стремительно увеличивать свой асовский счёт. На посадочной прямой – глиссаде – с выпущенными шасси и закрылками, стремительный и вёрткий на высоте МиГ становился медлителен и неповоротлив. Его пилот полностью сосредотачивался на управлении машиной и не был готов мгновенно отразить неприятельскую атаку или уклониться от нее. Американцу оставалось только выбрать цель и дать залп. К тому же, в отличие от обычных «Сейбров», с которыми приходилось иметь дело в Корее нашим лётчикам, вооружение которых состояло из шести пулемётов «Browning», крылатый «индеец» пользовался целой батареей мощных пушек. Всего за двухсекундную очередь он обрушивал на противника около 80 кг снарядов!

Жертва не успевала даже понять, что произошло. Всё происходило с головокружительной стремительностью внезапного броска томагавка из кустов. Удар! И на аэродромном поле возникал огромный погребальный костёр пылающих самолётных обломков. Бывало, что никто из наземного персонала даже не успевал увидеть агрессора. О его визите часто напоминал только оставшийся в небе горелый след от работавшего в момент бегства «Сейбра» в форсажном режиме двигателя. Сам же неуловимый охотник с очередным добытым «скальпом» так же мгновенно растворялся в пространстве, как и появлялся буквально ниоткуда.

Результативным вылазкам чернокожего пирата также в немалой степени способствовало то обстоятельство, что некоторые передовые аэродромы 64?го авиакорпуса располагались очень близко к морю. А преследовать противника над водным пространством лётчикам МиГов строго запрещалось.

Дело в том, что у американцев была прекрасно налажена служба авиационного спасения. Поэтому, если «Сейбр», «Шутинг стар» F?80, австралийский «Метеор» или «Суперкрепость» В?29 получали серьёзные боевые повреждения над сушей, они немедленно начинали тянуть в сторону Жёлтого моря. Поднятые по тревоге поисково?спасательные группы уже находились наготове в специальных районах ожидания.

Практически на всех американских и союзных им авианосцах, занимающих позиции вблизи корейских берегов, базировались спасательные вертолёты, которые по сигналу немедленно поднимались в воздух.

В то время как «вертушки» занимались спасением парашютистов, их действия прикрывали звенья палубных поршневых штурмовиков – «Скайрейдеры», «Сифайеры» и «Корсары», которые надёжно изолировали район, и не позволили бы северокорейским катерам приблизиться к месту падения своих лётчиков. Вертолётчикам требовалось считанные секунды на то, чтобы с помощью бортовой лебёдки «выдернуть» пилота из воды и поднять на борт, после чего «сделать ноги». Такие «качества» впервые появившихся на войне геликоптёров, как быстрота и способность зависнуть над «точкой», приобретали особую ценность в условиях, когда многие спасательные операции проводились вблизи занятого противником берега, и успех или провал операции определяли секунды…


То есть существовала большая опасность того, что в случае если в воде окажется увлёкшийся преследованием врага пилот МиГа, первыми к нему подоспеют американцы. Затем пленного русского офицера в качестве живого доказательства участия Советского союза в корейской войне предъявят мировому сообществу на ближайшей сессии Генассамблеи Организации Объединенных наций. После этого Сталину больше не удастся отрицать участие своей армии в данном конфликте.

Поэтому, советские пилоты в Корее имели строгий приказ: над морем не летать! А в случае угрозы своего пленения – немедленно застрелиться. Зная об этом, американский охотник чувствовал себя практически неуязвимым. Выполнив внезапную атаку вблизи наших передовых аэродромов, он сразу уходил в сторону залива, не опасаясь преследования. Но именно то обстоятельство, что пилот новейшего «Сейбра» предпочитал одиночные вылазки командной работе, давало шанс успешно завершить операцию «Восточная сабля». Важно было только получить информацию, куда и главное – когда любитель «свободной охоты» планирует нанести новый визит.


В Корее командование 64 авиационно?истребительного корпуса располагало достаточно мощной радиолокационной системой обнаружения воздушных целей, а также сетью передовых наземных авианаводчиков. Однако в условиях активно проводившейся неприятелем радиоэлектронной борьбы, а также в связи с несовершенством отечественной электронной техники и сложным гористым рельефом окружающей местности, работа подразделений раннего оповещения о воздушной опасности сильно затруднялась. Не было никакой уверенности в том, что операторы РЛС вовремя заметят на обзорных экранах своих радаров приближающуюся одиночную цель. А ведь только вовремя получив сведения о противнике можно было организовать эффективную засаду.

Не имея надежных сведений о времени взлета и маршруте «Сейбра», генерал Крымов разбил свою группу на пары, которые должны были дежурить на трёх аэродромах первой линии, располагающихся наиболее близко к морю. Именно здесь, скорее всего, должен был вновь появиться чернокожий пират. Летчики вынуждены были часами на полуденной жаре и в предрассветный холод сидеть в тесных кабинах в ожидании сигнала к вылету или вести монотонное воздушное патрулирование на самых опасных направлениях. Но американец был слишком хитёр, чтобы попасться так просто. К тому же его самолёт был оснащён радиолокатором. Да и собственная служба наземной и воздушной разведки наверняка снабжала своего результативного аса самыми оперативными сведениями о воздушной обстановке вблизи советских аэродромов…


И только когда к решению задачи подключилась разведка всех уровней, дело стронулось с мёртвой точки. Очень помогли северокорейские товарищи. С их помощью удалось выйти на сотрудника авиабазы южнокорейских ВВС, где дислоцировалось 4?е крыло истребителей F?86, переброшенное в декабре 1950 года из США. По данным разведки, именно с этой базы и вылетал американец.

Но как вскоре сообщил информатор, этот парень не принадлежал к данному подразделению. Оказалось, что он вообще гражданский – лётчик?испытатель компании «North American Aviation». Машина, на которой чернокожий тест?пилот устроил настоящий террор вблизи северокорейских аэродромов, оказывается, проходила войсковые испытания в Корее. Его самолёт был доработан по программе «Gun Val». Вместо шести 12,7?мм пулеметов, которые показали полную неэффективность против прочной дюралюминиевой «шкуры» МиГов, экспериментальный «Сейбр» имел батарею из четырёх скорострельных 20?мм пушек Т?160, а также новейшие ракеты «воздух?воздух». А ещё, по сведениям информатора, на нём были установлены улучшенный бортовой радиолокатор и прицел, который проецировал все данные о «взятом на мушку» противнике прямо на лобовое стекло пилотской кабины.

Судя по всему, фирма?производитель рассчитывала с помощью прославленного мастера разящих атак сделать отличную рекламу своей продукции, чтобы на самых выгодных условиях продать самолёт военным.


Прибывшие вместе с группой «Норд» офицеры Разведывательного управления Генерального штаба вскоре ознакомили Крымова со справкой на американского лётчика. Досье было оперативно получено из Москвы.

По данным разведки американца звали Филипп Эсла. Это был весьма живописный персонаж! Он представлял собой, пожалуй, самый популярный архетип воина, сложившийся ещё в эпосах бронзового века, подхваченный средневековыми менестрелями и доведённый до совершенства современными средствами массовой информации: этакий непокорный, харизматичный герой?повеса, нарушающий все правила в бою, да и вне его предпочитающий жить по собственным законам.

Эсла принадлежал к тем 5 % людей, которых учёные называют искателями сильных ощущений. В силу гормональной особенности своего организма такие уникумы вместо обычного для большинство людей ужаса при встрече с опасностью, испытывают приятное возбуждение! И чем серьёзней угроза, тем больше кайфа! Чтобы в их крови всегда присутствовала высокая концентрация адреналина, они с упорством наркомана готовы лезть в самое пекло.


Вскоре после нападения японцев на Перл?Харбор 7 декабря 1941 года Эслу в составе небольшой группы чернокожих молодых людей в рамках смелого эксперимента приняли в авиационное училище в Келли?Филд штат Техас. Причём чтобы добраться до авиашколы парень, у которого не было денег даже на дорогу, пересек половину Америки «зайцем» в товарных и пассажирских вагонах. Несколько раз его ловили кондукторы и сдавали в местные полицейские участки, откуда будущий ас вскоре сбегал. В него стреляла железнодорожная охрана. Только ему было не привыкать к близости смерти, ведь в родном Миссисипи чернокожего наглеца уже пытались линчевать местные расисты, когда он посмел залезть в автобус для белых.

Но в итоге Эсле всё же удалось выбраться невредимым из всех переделок и добраться до авиашколы.

Впервые в истории американских ВВС цветные парни были допущены в кабины боевых самолётов. И произошло это лишь по прямому указанию президента Рузвельта. Но одного распоряжения руководителя страны оказалось недостаточно, для того, чтобы разом искоренить стойкое предубеждение армейского начальства разных уровней по отношению к «нигерам». В 1942 году Эсла получил заветные «крылышки» пилота. Затем в карьере свежеиспечённого лейтенанта наступила пауза, которая могла затянуться до конца войны. Следующие восемь месяцев он просидел в запасном полку, лишь изредка получая разрешения на учебные вылеты. Зато Филиппа часто назначали в хозяйственные наряды.

От скуки он проводил свободное время с проститутками в дешёвых барах, где часто ввязывался в драки. Практически после каждой вылазки в ближайший городок Эсла возвращался обратно в свой гарнизон в фургоне военной полиции. Ещё будучи курсантом, парень поражал всех своей неестественной страстью к дракам. Также он рано прославился среди товарищей по курсу, как мастер выпить и «снять» самую красивую девчонку. Вообще, многие поражались удивительной удачливости этого пьяницы и дебошира. Ещё бы! Три года почти не вылезать с гауптвахты и всё же умудриться выпуститься офицером!

Но главное, что не таков был этот парень, чтобы так просто позволить продержать себя до конца войны в тыловом болоте. Он просто не мог смириться с неблагоприятными обстоятельствами. Чтобы переломить ситуацию, во время одного из редких тренировочных вылетов второй лейтенант Филипп Эсла самовольно изменил маршрут и пролетел на своём P?38 под мостом Золотые ворота и вдоль улиц Сан?Франциско. После столь вопиющей выходки начальству оставалось либо с позором вышвырнуть воздушного хулигана из армии, либо, наконец, отправить его куда?нибудь подальше. Судя по всему, принимающий решение чиновник побоялся возможной реакции Белого дома, по протекции которого Эсла попал в авиацию.


Наконец, после долгих проволочек Филипп и ещё нескольких чернокожих лейтенантов получили предписание следовать в Англию. Но и здесь ситуация повторилась. Командование 4?й истребительной авиагруппы ВВС США сделало вид, что не знает о вновь прибывших пилотах. Несколько месяцев они оставались не приписанными ни к одной боевой части, пока Эсла не принял неожиданное решение – сформировать собственную «банду» – VMF?315. Он так её и назвал «Банда чёрных псов». Правда, чуть позже один из газетчиков переименовал это подразделение в «индейскую эскадрилью». В статье, которая впервые привлекла внимание широкой американской общественности к странному авиационному подразделению, рассказывалось о полупартизанской эскадрилье в регулярных американских ВВС, которая не существует ни в одном официальном документе, никому не подчиняется кроме своего вожака, и фактически является «вольным племенем» отъявленных головорезов.

В свою группу Эсла собрал таких же «бесхозных» пилотов, как и он сам, причём не только своей расы. В эскадрилью добровольно вступили несколько белых американцев, имеющих дисциплинарные взыскания за различные проступки, и отчисленные из своих частей.

В «частную» эскадрилью записались двое бывших «летающих тигров» из команды наёмников отставного капитана ВВС США Клера Ченолта, ставшего в 1941 году полковником китайской армии генералиссимуса Чан Кайши. Как только накал «Битвы за Британию» немного спал, англичане стали проводить чистку истребительных частей своих королевских ВВС, избавляясь от самых одиозных «солдат удачи», не признающих дисциплины и субординации. В американские кадровые авиаподразделения бывших наёмников тоже брали крайне неохотно. Единственной частью, где были рады всем, оказалась «банда» Эслы.

Филипп также «завербовал» четверых польских и двоих французских пилотов, а ещё русского эмигранта и даже молодую англичанку с патентом пилота?любителя. В VMF?315 вступил бывший канадский лётчик, потерявший в бою руку, но сумевший научиться управлять самолётом с помощью уцелевшей конечности и протеза.

Оказался здесь даже пилот, которого медицинская коммисия списала с лётной работы по причине нервного расстройства. История его особенно поразила впоследствии американских и британских газетчиков.

В бою за Гуадалканал его самолёт был подбит и приводнился вблизи японских кораблей. Целый день лётчик прятался под резиновым сиденьем своего полузатопленного истребителя. Вокруг плавали моряки с четырёх уничтоженных американскими торпедоносцами японских авианосцев. Многие из них были ранены. Но в разгар сражения их никто не спасал. Шныряющие среди сотен людей акулы долго выбирали жертву, а затем начинали ожесточённо рвать её на части. Попробовав мяса, хвостатые твари становились просто безумными. Отбиться от них в одиночку было невозможно. Человек какое?то время кричал, звал на помощь. Но каждый думал только о том, как бы отплыть подальше от места акульего пиршества, чтобы не стать следующей жертвой тварей, появляющихся из голубой бездны.

Потом вернулись истребители, базировавшиеся на кораблях, которые уже лежали на океанском дне. Некоторое время самолёты потерянно кружились над самыми волнами, пытаясь найти свои авианосцы и понять, что же произошло, потом их лётчики стали сажать машины на воду, чтобы разделить судьбу тех, кто уже больше часа барахтался в море.

Вскоре после захода солнца уцелевшие авианосцы скрылись за горизонтом. Их экипажи могли наблюдать за кормой десятки аварийных фонариков гибнущих лётчиков, отчего океан напоминал ночной луг, усеянные светлячками…

Только на следующий день чудом выжившего американского пилота подобрал спасательный гидросамолет. В госпитале у него обнаружили нервное расстройство, появившееся вследствие испытанного сильнейшего стресса. На участие в боевых вылетах медицина наложила строгий запрет. Но списанный лётчик страстно желал вернуться в строй, пусть даже нелегально. И Эсла после личной беседы и проверочного полёта без колебаний зачислил его в свою эскадрилью и не прогадал: бывший морской лётчик стал одним из лучших пилотов VMF?315.


Как выразился один штабной полковник: «Всё авиационное „отребье“, которому по тем или иным причинам не нашлось место в „приличных“ частях, устремилось под знамёна мистера Эслы». Такой разношёрстный и весьма своеобразный состав VMF?315 позволил репортёру «Daily News of New York» впоследствии назвать эскадрилью «американским штрафбатом». На заседаниях в Конгрессе, где также была затронута тема странного феномена, это название многие политики употребляли с особым удовольствием, критикуя командование экспедиционных сил в Европе за безалаберное отношение к ценным кадрам, а кое?кого из генералов персонально обвиняя чуть ли не в расизме.


На первых порах лётчики «индейской» эскадрильи арендовали самолёты за наличные деньги на базе хранения списанной техники. Обслуживающий технический персонал также приходилось «одалживать» у других подразделений за «баксы» или выпивку. За наличное вознаграждение знакомые механики немного отреставрировали до рабочего состояния, фактически отправленные в утиль изношенные до крайности истребители?бипланы «Bristol Bulldog» и «Gloster Gladiator». Летать на таких «гробах» могли либо самоубийцы, либо люди, которым просто нечего терять.

Причём так и осталось загадкой, где Эсла и его «бандиты» брали деньги на финансирование «личной» войны: у кого покупали запчасти, керосин и боеприпасы для своих «бульдогов» и «гладиаторов».

Но как бы там ни было, следующие 15 недель стали временем триумфа «подпольной» эскадрильи. Менее чем за четыре месяца авиагруппа прогремела на весь мир, сбив на своих «этажерках» 92 немецких самолёта и уничтожив или повредив на земле ещё более 100. Эсла имел на счету 24 победы. В досье, которое просматривал Крымов, имелась вырезка статьи из бостонской вечерней газеты, в которой утверждалось, будто бы сам Геринг обещал специальный приз тому, кто собьёт «чёрного гангстера».

За свои достижения ещё недавно балансировавший на грани увольнения из ВВС лейтенант был награждён Крестом «За выдающиеся лётные заслуги» и Воздушной медалью. По личному распоряжению командующего американскими экспедиционными силами в Европе авиагруппе были выделены новые истребители. Произошло то, что принято называть сбывшейся Великой американской мечтой: портрет сына рабочего с хлопковой плантации, зарабатывавшего два доллара в неделю за 12 ежедневных часов каторжного труда, парня, не умевшего читать и писать, печатал на своей обложке журнал «Life». Вашингтонские сенаторы не чурались пожать чернокожему парню руку. Тогда же Эсла заработал свои первые деньги на рекламе. Известная табачная компания выплатила лётчику гонорар в размере шестисот долларов за снимок, на котором только что вернувшийся из боевого вылета ас закуривает сигарету её марки…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное