Антон Кротков (Аэрс).

Сфера. Мир обречённых



скачать книгу бесплатно

Глава 1

ПРОКЛЯТЫЕ БОГОМ


Мастер Кипт вновь прервал свое выступление на полуслове. Самоуверенное выражение его лица сменилось маской крайнего изумления. Окружающие видели, что с человеком на трибуне творится что-то странное и явно нехорошее, но церемониал не позволял никому прерывать речь оратора. Тем более что вскоре очередной приступ кратковременного помешательства проходил. Очнувшись от загадочного наваждения, посол, несмотря на душевное потрясение, находил в себе силы продолжать прерванную речь:

– Я знаю, что господа-инквизиторы, мягко говоря, недолюбливают нас – Остающихся.

При этих словах одобрительный ропот пробежал по рядам многочисленной делегации гильдии. Они напряженно ловили каждое слово своего собрата. А между тем Кипт невозмутимо продолжал:

– Впрочем, эта ненависть взаимная. Но в данном случае я представляю здесь не свой клан, а всех здравомыслящих людей Сферы. Мы должны наконец оставить междоусобные распри и подумать о будущем наших детей, учеников и о собственном будущем тоже. Впрочем, каждый волен выбирать: переселяться ли ему в безопасный и щедрый мир или оставаться, чтобы однажды стать ужином глота или тифона.

Многим настолько понравилась последняя фраза оратора, что в зале послышались многочисленные одобрительные возгласы. Казалось, стоит Кипту произнести еще несколько зажигательных фраз, и прежние непримиримые враги бросятся друг другу в объятия.

Но тут с человеком на трибуне вновь стало твориться что-то неладное. Еще секунду назад удивительно моложавый, Кипт вдруг мгновенно постарел. Кожа его лица стала походить на сухой желтый пергамент, руки задрожали, нижняя челюсть безвольно отвисла. Казалось, кто– то жестоко издевается над беззащитной жертвой, наслаждаясь своей безнаказанностью и оттягивая развязку. Впрочем, вскоре очередная загадочная пауза закончилась, и под высокими сводами главного храма гильдии инквизиторов вновь зазвучала речь посла нового Бога Сферы.

Несмотря на то что высокие стрельчатые окна были плотно затворены, атмосфера огромного величественного зала был а наполнена терпким ароматом. Денис знал, что по обычаю в широком крепостном рву, что дополнительным защитным кольцом охватывал высокие стены главного замка гильдии инквизиторов, полыхает огненная река Из горящей смолы деревьев особых пород. Даже самый ловкий шпион не смог бы сейчас пробраться в святую святых одного из самых могущественных магических орденов. Тем большую гордость ощущал молодой человек, допущенный на столь высокое собрание в качестве одного из почетных послов, да не кого-нибудь, а самого нового Бога Сферы.

Дело в том, что после ухода из этого мира Ткача его преемник – Мастер Даригаш – решил собрать Великий совет основных гильдий и каст Сферы, чтобы объявить им свое решение. Необходимо было убедить самых непримиримых в неизбежности перехода в новый мир, ибо этот обречен.

– Я не могу заниматься организацией Совета, так как пока еще не настолько хорошо владею Узлом, чтобы оставить его даже на время, – говорил Даригаш своим представителям в лице Мастера Кипта, Такимы и Дениса. – Поэтому вы должны собрать всех в одном месте.

А я проложу портал на Великий совет и объявлю там свою волю. Уверен, что никто не посмеет возразить мне.

Перед Советом посольство должно было посетить резиденции правителей основных магических гильдий Сферы, а также дворы могущественных королей и вольные города.

Первый этап миссии прошел блестяще. Мастер Кипт сумел своей пламенной речью убедить соратников по клану Остающихся отправить делегацию на Великий совет. Уговаривать же Уходящих нужды не было, ибо эта гильдия создавалась Ткачом для первых переселенцев в новую Сферу. К тому же новый Бог когда-то был их собратом.

– Передайте ему, – торжественно объявил один из старейших Уходящих, – что мы готовы быть опорой Даригашу во всех его делах, как когда-то хранили верность Ткачу.

И вот теперь троица нанесла визит в крепость инквизиторов. Вместе с их посольством в замок прибыли делегации нескольких гильдий.

Пока Мастер Кипт ораторствовал на небольшой трибуне в центре зала, Денис с любопытством изучал окружающую его обстановку, пропитанную духом мрачного Средневековья.

В огромном зале царил полумрак. Когда Кипт, Такима и Денис только входили в собор с улицы, небо покрывали свинцовые тучи. Цветные витражи немногочисленных и высоко расположенных окон почти не пропускали дневного света. Никаких факелов или свечей в соборе не было.

Зато здешний полумрак странным образом влиял на настенные фрески, повествующие о непростой жизни в Мире Страданий. Порой казалось, что эти картины апокалипсиса живут собственной жизнью.

От вида клыкастой морды то ли человека, то ли крысы, жадно взирающей на Дениса из ближайшего угла, кровь стыла в жилах. Иногда по воле игры теней это исчадие ада вдруг начинало двигаться, словно что-то говоря чужестранцу. При этом красные глазки человекокрысы смотрели на молодого посла жадно и одновременно с ненавистью. Хотелось верить, что этот монстр родился в воспаленном воображении художника, а не написан с натуры.

Чтобы отвлечься от неприятного наваждения, Денис принялся шепотом обсуждать со стоящей рядом с ним Такимой присутствующих в соборе высших иерархов гильдии инквизиторов. Молодая женщина с удовольствием рассказывала своему другу об уважаемых магах. Она говорила с большим воодушевлением, словно речь шла о полубогах.

А между тем Денис знал, что только посольская неприкосновенность защищает его возлюбленную от немедленного ареста. Дело в том, что после покушения на Ткача Трибунал Святой инквизиции заочно приговорил ныне покойного Адера и его ученицу к смерти как предателей.

«Для инквизиторов она только по недоразумению еще не покойница, а смотри-ка, говорит о бывшем начальстве так, будто они для нее по-прежнему отцы-благодетели», – глядя на подругу, с уважением думал Денис.

Тем не менее он слушал рассказ Такимы с самым серьезным видом и не забывал время от времени задавать вопросы и глубокомысленно кивать в ответ. Хотя, на его взгляд, во всем происходящем было много наигранного. Молодой человек чувствовал себя скорее на театрализованном представлении, чем на серьезном государственном мероприятии.

Чего только стоила охрана – двухметровые гиганты, разряженные в тяжелые шерстяные белые мантии и стальные шлемы, похожие на ведра. А между тем жар от горящей неподалеку смолы проникал даже под своды собора, так что Денису в рубашке и джинсах было душновато. Да и дышать смесью кислорода с дымом близкого пожарища было затруднительно. Легко можно было представить, как непросто приходилось стражникам в их глухих шлемах с крохотными «воздухозаборниками» прорезей для глаз. «Черт бы побрал этих магов, не удосужившихся позаботиться о том, чтобы подвластная им огненная стихия хотя бы не выделяла столько дыма и жара при горении!»

Между тем Кипт уже заканчивал свою речь, ибо тон его обрел пафосную торжественность:

– Когда-то наша Сфера задумывалась Ткачом как благословенный мир счастья. Но рая не получилось. Так будем же считать этот опыт Создателя пробой пера. В новом мире все будет устроено с учетом совершенных ошибок, поэтому страданиям в нем места не будет.

При этих словах собравшиеся в зале маги поднялись со своих мест. Почти все выражали согласие со словами посла. Было радостно видеть, как вожди разных гильдий с дружескими улыбками обмениваются репликами и жмут друг другу руки.

Денис и Такима направились к трибуне, чтобы поздравить Кипта с превосходной речью. Молодой человек стремился первым подойти к соратнику по дипломатической миссии и выразить ему свое восхищение. Как-никак, а в прошлой земной жизни Кузнецов работал менеджером по связям с общественностью и знал толк в ораторском искусстве. Он даже собирался просить Кипта дать ему мастер-класс по технике речи.

И тут случилось то, чего никто не мог ожидать. На глазах у многочисленной аудитории Кипт вдруг загадочно улыбнулся и направился к алтарю, на котором было закреплено несколько жутковатого вида приспособлений, напоминающих нечто среднее между орудиями боя и инструментами палача. Остающийся быстро снял со стены короткое металлическое копье с наконечником, похожим на когтистую лапу хищной птицы. Прежде чем кто-либо успел его остановить, посол резким движением полоснул себя острыми железными когтями по горлу.

В зале поднялся невообразимый шум. Со всех сторон к осевшему на пол оратору бросились его недавние восторженные слушатели. Денису и Такиме стоило немалого труда пробиться к раненому. При виде алой крови, фонтаном бьющей из горла Мастера, Кузнецов сразу понял, что дело плохо. Даже в том цивилизованном мире, откуда Денис сюда явился, с его блестящей реанимационной аппаратурой несчастного сферянина вряд ли сумели бы спасти. Просто не успели бы. Ведь за те минуты, что до места происшествия будет добираться самая «скорая помощь», человек с перерезанным горлом изойдет кровью. Впрочем, оставалась слабая надежда на хваленую местную магию.

Денис повернулся к Такиме:

– Он выживет?

Но девушка ничего не успела ответить молодому человеку, ибо в это самое мгновение чья-то сильная рука цепко ухватила Дениса за плечо и увлекла в сторону. Кузнецов быстро сумел освободиться от захвата, но что толку – вокруг него уже образовалась недоброжелательная пустота. Человек, который так бесцеремонно повел себя с молодым послом нового Бога Сферы, громко объявил: – Господа, среди нас оказался подлый убийца. Все вы были свидетелями того, как странно был ранен всеми уважаемый Мастер Кипт. Я уверен, что никому из здесь присутствующих такое не под силу. Если бы тайный враг использовал магию стихий или алхимический яд, я бы подозревал кого-то из вас. Но Кипт сошел с ума и поразил себя собственной рукой. А теперь спросите меня, кому из обитателей Сферы под силу выжечь ум столь просвещенного и многоопытного мага, да так, чтобы жертва до самого конца вела бы себя, словно жертвенный агнец? А я вам отвечу – ему!

При этих словах обличающий Дениса высокий и худой мужчина больно ткнул пальцем в грудь молодого человека. Денис был поражен. Он растерянно смотрел в жесткое худое лицо возвышающегося над ним почти на целую голову добровольного прокурора и понимал, что волею случая угодил в крутой переплет: «Как ловко этот тип выставил меня козлом отпущения. Впрочем, разве я не самая подходящая кандидатура на эту роль при сложившихся туманных обстоятельствах?»

Когда-то в институте Денис Кузнецов изучал историю и психологию и знал, что в средневековом обществе причину всех несчастий было принято искать в мистической плоскости. Поэтому любой иностранец и непохожий на местных жителей чужак автоматически воспринимался ими как посланец зла. Когда окружающий мир полон опасностей, а в собственных силах неуверен, легче всего объявить причиной всех бед человека из другого мира. Тем более что иностранец почти всегда уязвим – за него некому отомстить.

Тем временем со всех сторон стали раздаваться гневные возгласы, не оставляющие сомнения в том, что посольская неприкосновенность отныне Денису уже не защита:

– Арестовать иномирца! Немедленно скрутить его, чтоб других бед не натворил, и в подвал! Каленым железом вытащить из мерзавца правду про тайный умысел; узнать, чей он подсыл!

И тут в общем хоре голосов раздался призыв, который заставил Дениса похолодеть от ужаса:

– Да что с ним церемониться – вздернуть каналью на ближайших воротах или сбросить с крепостной стены в ров с горящей смолой! Ясно же, что никакой он не посол, а опасный чародей, подлым обманом втершийся в доверие к высокочтимому Мастеру Кипту.

Денис с ужасом видел, что идея скорой расправы многим пришлась по вкусу. Пленника передали стражникам, и те под хор одобрительных голосов потащили разжалованного посла к выходу из храма. Толпа направилась следом, предвкушая увлекательное зрелище лютой казни.

Арестованный и его конвой едва ступили на брусчатку тесной городской улочки, как из-за поворота на них буквально налетело облако черного, как смоль, дыма. Ог едкого смога запершило в горле, стали слезиться глаза. Невозможно было различить даже фигуры людей, идущих с тобой бок о бок. Но Денис сразу почувствовал, что с конвоем творится что-то странное. Очень скоро железная хватка держащих Дениса рук ослабла, а вскоре стражники словно растворились в плотном дыму. Вместо них пленник почувствовал на своем запястье дружеское пожатие тонкой девичьей ладошки.

– Быстрее, Дэнис! – крикнула ему Такима. – Нам необходимо спешить, пока маги у собора не разобрались в чем дело и не развеяли этот дым по ветру вместе с нами.

Денис уже понял, что своим спасением обязан очередному трюку из магического арсенала своей возлюбленной. Видимо, ее воле подчинялась не только стихия огня, но и сопутствующий ей дым.

Молодой человек хотел было выразить Такиме свое восхищение: как-никак дымовая завеса была выставлена выше всяких похвал. Но подумал, что, пока они все еще находятся внутри крепостных стен, торжествовать и сыпать комплиментами рановато. Ведь сегодня в резиденции инквизиторов плюнуть сложно, чтобы не попасть в мага из какой-нибудь могущественной гильдии. И самое неприятное, что все эти колдуны-экстрасенсы «сферического разлива» теперь только и мечтают, как бы наслать на беглецов нешуточную порчу или превратить их во что-нибудь крайне непрезентабельное.

– Куда мы бежим? – на ходу поинтересовался молодой человек у Такимы. Дениса немного успокаивала та уверенность, с которой его провожатая выбирала дорогу в хитросплетении узких улочек. Хотя у самого Кузнецова было нехорошее ощущение, будто они бегут наугад по мудреному лабиринту.

Неприятное чувство усиливали специфические запахи отходов жизнедеятельности горожан. Только для человека, весьма поверхностно знакомого с эпохой Средневековья, она представляется романтическим временем трубадуров и благородных рыцарей. На самом же деле Ткач так и не смог научить перенесенных им в Сферу современников просвещенной морали Возрождения или культу чистоплотности Античности, ибо сам сформировался как личность в атмосфере средневекового презрения к естественным потребностям человеческого тела.

Именно поэтому обитатели Сферы освоили высшую магию, но так и не получили от своего создателя секрет постройки канализации и знание о том, что мусор надо не выбрасывать из окон прямо на улицу, а вывозить за город и хоронить в земле, дабы не сеять заразу.

– Вот стерва! – в сердцах воскликнул Денис, когда из окна второго этажа почти на их с Такимой головы выплеснули ведро с чем-то мерзко пахнущим. К счастью, невидимая глазу хозяйка немного промахнулась, а иначе преследующие девушку-инквизитора и ее спутника люди в дальнейшем могли бы отслеживать их путь по резкому запаху нечистот.

По изогнутому мосту пара перебежала через заполненный водой канал и очутилась перед каменной изгородью метра два с половиной высотой. По верхней части стены шел частокол из острых стальных пик, так что нечего было и думать о том, чтобы попытаться перелезть на ту сторону.

– За этой оградой находится трибунал Святой инквизиции, – переводя дух, пояснила Такима. Это было сказано так, будто речь шла о месте, где их ожидает гостеприимный прием и надежное убежище. Между тем само слово «трибунал», да еще и в сочетании с таким понятием, как «инквизиция», порождали в воображении образы изощренных орудий пыток и поджаривающихся на кострах еретиков.

– Ты действительно уверена, что нам сюда? – недоверчиво поинтересовался Денис, вопросительно заглядывая в красивые светло-зеленые глаза девушки. Такима решительным кивком головы подтвердила, что они оказались у этой ограды отнюдь не по ошибке. Увидев сомнение на лице своего возлюбленного, Такима пояснила:

– Во всяком случае, у нас нет выбора. Пока за крепостными стенами горит смола, остаются лишь два варианта спасения: можно укрыться в выгребной яме главного дворца или спрятаться здесь.

– А этот вариант действительно предпочтительнее выгребной ямы?

Такима пожала плечами.

– Для мага моего уровня недопустимо принять смерть, сидя по горло в дерьме. Надеюсь, это понятно?

– Ну, если только так, – сделал вид, что соглашается с таким «железным» доводом Денис, а про себя подумал, что лучше поплавать пару часов в теплых фекалиях, чем добровольно лезть в пыточные застенки средневекового гестапо.

Между тем Такима принялась торопливо наговаривать своим мелодичным голосом какие-то заклинания, одновременно поворачивая витое серебряное кольцо на длинном указательном пальце правой руки. Ее лицо стало отрешенным и одновременно очень сосредоточенным. Вскоре Денис услышал радом странный звук, напоминающий шелест перебираемых ветром листьев. А еще этот звук был похож на странный шепот, когда слов разобрать невозможно, но физически ощущаешь поблизости тепло чужого дыхания. От этого загробного гласа у молодого мужчины мурашки побежали по спине. Вскоре он явственно ощутил невидимое присутствие поблизости кого-то третьего.

– Все. Можно идти, – деловито объявила Такима. Она резко взмахнула правой рукой. От ее легкого хлопка небольшая часть стены вдруг со скрежетом ушла в землю, освободив проход величиною с небольшую садовую калитку. Но как только они проникли во внутренний дворик здания странного вида, кусок ограды вновь занял свое место. Скрежет каменной кладки за спиной показался Денису заупокойным – стуком молотка по заколачиваемой снаружи двери склепа. Впрочем, печаль быстро уступила место мелочному злорадству висельника при виде опоздавших к эшафоту кредиторов, ибо в этот момент слуха Дениса достигли растерянные голоса охотников, потерявших дичь.

Сооружение, к которому они направлялись, навевало своим видом вполне определенные ассоциации. На взгляд Дениса, именно так или примерно так могли бы выглядеть врата в чистилище для отпетых грешников: темный, во многих местах облупившийся от времени кладбищенский камень стен, отполированная тысячами подошв брусчатка под ногами, непроглядный провал туннеля впереди.

Но самое сильное впечатление на человека, впервые оказавшегося у этих «врат печали», производили исполинские фигуры двух каменных стражей по бокам от входа. Из глубоких капюшонов их гранитных ряс, подобных тем, что носят монахи-доминиканцы, выглядывали острые худые подбородки фанатиков и аскетов. Такима предупреждающе подняла руку:

– Не спеши, Дэнис. Пусть сначала наш проводник договорится со стражей.

Денис потихоньку уже начинал привыкать к многочисленным сюрпризам, чуть ли не на каждом шагу поджидающим его в здешнем мире. Но перспектива увидеть оживших каменных истуканов не на шутку встревожила его.

«А ведь до этой осени самая страшная смерть, которую я только мог себе вообразить, грозила мне от безбашенного соседа-наркомана. На худой конец, меня мог сбить в сумерках гастарбайтер на маршрутной «газели». Или можно было травануться содержимым контрафактной тушенки. Но превратиться в мокрое пятно под ступней стотонного каменного балбеса – такое невозможно было себе представить даже в самом кошмарном сне».

Словно прочитав тревожные мысли своего спутника, Такима объяснила Денису, что им нечего бояться, ибо она вызвала своего персонального духа-хранителя:

– Это можно делать лишь в крайних случаях, так как духи не любят, когда тревожат их покой. Но сейчас именно тот случай, когда без проводника нам никак не обойтись.

– Смотри! – Денис не смог сдержать возгласа ужаса.

В этот момент один из каменных стражей вдруг отделился от стены и слегка кивнул им головой, словно давая «добро» на проход.

Такима бросила на иномирца укоризненный взгляд и с большим достоинством поклонилась стражнику в ответ.

Кузнецов понимал, что, не сдержав собственных эмоций, свалял дурака. Но запоздало бить челом этим «сфинксам» значило бы признать свою ошибку перед прекрасной инквизиторшей, которая и так слишком задается в последнее время. Подумав так, Денис с большим достоинством слегка кивнул привратникам головой и прошел мимо.

Под низкими сводами туннеля их ожидал пробирающий до костей холод и запах сырости. Шершавые оштукатуренные стены покрывал странный красный мох, будто впитавший в себя кровь убитых стражниками прямо здесь, у входа, людей. Сейчас Денис меньше всего желал углубляться в совершенно непроницаемый для глаз провал коридора. Было видно, что он уходит под небольшим углом куда-то вниз.

Денис прислушался. Не было сомнений, что из черного мрака впереди доносятся чьи-то стоны и плачь. Голоса эти скорее походили на рев животных, если бы не некоторые звуки, отдаленно напоминающие человеческую речь. Молодой человек задумчиво провел рукой по серому камню стены, ощущая под ладонью пушистый ковер. Нарочито внимательно рассматривая структуру живой «ржавчины», он как бы невзначай поинтересовался у своей провожатой:

– А что это за голоса, там, впереди?

– Нелюди, – просто, как о чем-то само собой разумеющемся ответила Такима. – Специальные охотничьи команды отлавливают разных мутантов по всей Сфере и доставляют их сюда. Здесь ими занимается Трибунал. Кого-то без промедления казнят, а кого-то долго держат в тесных клетках.

– Зачем?

– Обычно так поступают с самыми ужасными тварями. Поймать их стоило слишком большого труда и крови охотников, чтобы просто сжечь этих монстров на костре или искромсать топорами на эшафоте.

– И ты хочешь сказать, что сейчас мы пойдем к ним?

– У нас нет выбора. Поспешим, ибо скоро здесь должны появиться наши преследователи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное