Антон Геля.

Второе рождение



скачать книгу бесплатно

– За находки! – провозгласил через несколько минут Сергей Обезьяныч. Так как стол был длинный, а чокнуться хотелось всем со всеми, прозвучала команда «заземлились!», все дружно шлёпнули кружками по столу и опрокинули в себя содержимое.

В какой-то момент наливание и выпивание напомнило Виктору сцену с пиратами в кабаке, из советского мультика «Остров сокровищ», там, где Джим в кисель отметелил здоровенного пирата.

В конце стола, отвернувшись от всех, сидела надутая Петрова. Она стакан за стаканом вливала в себя водку почти без закуски. Ещё до конца ужина Петров унёс мычащее тело в палатку, а вернувшись, пересел поближе к руководству, даже заулыбался в разговоре. За носившимся вокруг детьми никто не следил.

Через полчаса основную массу божественной стряпни доели, разошлись по разным сторонам. Кто к костру, кто в баню. А чтобы не тесниться – за баней развели ещё один костёр. Звенели гитары, туда-сюда от компании к компании сновали люди. Анекдоты, разговоры, смех, песни, свечи на столах, лучи фонариков. Виктора поздравил каждый, кто был в лагере. Со многими пришлось чокнуться и выпить. Юля была рядом. Когда Виктор почувствовал, что уже крепко пьян, она убедила его отойти к лесу, продышаться.

– Жалко будет выблевать такой роскошный ужин. Да и празднование пропускать нельзя! Ты, вроде как, именинник, тебе нужно присутствовать, – разъясняла Юля.

Мимо них с совершенно неподвижным взглядом прошёл Евгений Борисович. Остановился. Рассмотрел обоих. Пошёл дальше в лес.

… Через полтора часа броуновского движения Виктор немного вытрезвился и пил чай с куском медового торта у костра. Рядом сидел Евгений Борисович и созерцал свою правую босую ногу.

– Где мальчишки, не видели? – обеспокоенно спросила миловидная женщина, Галина Калинина, которую все звали Гуля.

– Видел, – значительно проговорил Евгений Борисович. – Они там, за баней шалаш устроили, не переживай.

– Пойду, проверю! – решила Гуля.

– Не надо, не ходи. Я сходил. И вот видишь как… – начальник картинно растопырил пальцы на босой ноге и пошевелил ими.

– А где твой сапог? – удивилась Гуля.

– Вот я смотрю и думаю, а где он у меня? – задумчиво проговорил начальник.

– Всё же проверю, им спать уже пора. – Гуля пошла с фонариком к бане. Через несколько минут оттуда раздался безобразный капризный крик младшего Петрова, который требовал оставить ему компанию. Гуля вернулась к костру с мужем, Володей, махнула рукой, мол, сейчас ладно, пусть сидят в шалаше, одеты тепло, но чтобы больше этот мелкий говнюк близко к её мальчишкам не приближался.

Не смотря на огромное количество выпитого алкоголя, сильно пьяных не было. Все умели пропустить, переложить чаем, чтобы соображать и наслаждаться праздником.

– Вот интересно, наш идол, это баба или мужик? А то я как посмотрел – если баба – то больно уж плоская, что для бревна характерно; а если мужик – то его пожалеть охота, ниже пояса вообще ничего нет… – рассуждал Олег.

– Это божество! Оно! У… оного лицо есть, а больше ничего не надо! – снял вопрос Максим.

– Давай на брудершафт? – подкатывал Саша-уходимец к Татьяне.

Татьяна приехала в пятницу, 13-го, но держалась как-то в стороне, скромничала, ни во что не вмешивалась. Виктор понял, что она напугана так же, как он в первые дни.

– А ты, Таня, с Юлей, Женей, Леной-маленькой и Ириной приехала? – уточнил Виктор. Таня кивнула. Похоже, она была совершенно трезвая и пьяный разгул вокруг пугал её. – Ты же с Женей и Юлей работаешь?

– Да, я референт-переводчик у турков в Череповце, мы там все работаем, а с Маленькой в школе вместе учились – ответила Татьяна ёжась.

– Тебе, конечно, сказали, что тут будет классно, да? – начал смеяться трезвеющий Виктор. Вместе с ним начали смеяться другие сидящие у костра люди.

– Это ты погорячилась, матушка, сразу на День приезжать. В это время здесь хорошо только знающим, опытным, сильным, смелым… В общем, пьющим! Надо было сначала хотя бы на простые раскопы поездить, которые поближе к цивилизации – заметил Олег.

– Да нет, тут хорошо… – тактично старалась быть вежливой Татьяна. Все засмеялись в голос.

– Где у нас Аня? Она как раз таким грустняшкам всё правильно рассказать может, надо было сразу тебя к ней направить, – продолжил Олег. – Не грузись, мы безопасные, хоть и страшные! А тебе, чтобы не киснуть – надо квасить! Давай я тебе ещё чаю налью. Пунш сделать? Пунш – это у нас слабоалкогольный чай. В крепкий сладкий чай по вкусу доливается крепкое пойло. Будешь? Во-о-о! Наш человек! – Олег с готовностью смешал большую порцию пунша, вручил на закуску свой кусок медового торта, под общий смех спросил: – а со мной на брудершафт будешь? Нет? Ну, и правильно! Нечего пьяницам потакать!

С «8 марта» вернулись Юля и Женя.

– Ну, чего, порадуешь меня напоследок? – спросила Юля. – С нашей палаткой не понятно, две Лены и Катюха могут нагрянуть, пойдём в твою. У нас будет пара часов, потом надо пустить Женьку и Игоря на пару часов. А там и спать уже надо будет. Идём?..

* * *

Почти не разговаривали. Было немного грустно, завтра она уедет. Виктор сам не заметил, как за два дня привязался к этой хорошей доброй женщине без комплексов. Он не хотел думать, кто у неё был в прошлом, кто будет в будущем. Сейчас ему было просто немного грустно, что завтра она уедет… Она заботилась о нём в эти дни так, как ни одна из подруг никогда не заботилась. Ей от него ничего не было нужно, кроме него самого. Впервые он сам по себе был кому-то интересен, пусть и как исключительно сексуальный объект. Это было непривычно, но так приятно! Виктор понял, что ему этого будет не хватать… В порыве нежности он искренне крепко обнял и поцеловал Юлю.

– Я забыл тебе сказать, со мной вчера что-то произошло. Вчера вечером меня конкретно перезагрузило. Я стал совершенно новым, другим. Даже не знаю, кто я теперь…

– Тебе хорошо новому?

– Да! Очень хорошо! Я утром улыбнулся, когда проснулся! Ранним утром я улыбался! Всю эту дурость с посвящением с удовольствием провёл! А весь вечер я вообще как дома! Как заново родился…

– Добро пожаловать в этот прекрасный приветливый мир! – Юля с чувством его поцеловала, и продолжала целовать, пока они снова не слились в экстазе.

Опустошённый и удовлетворённый Виктор любовался Юлей в кромешной тьме палатки. Едва заметные контуры были прекрасны. Сказал ей об этом.

– Во тьме все кошки серы, а женщины красивы… Спасибо тебе! – с чувством произнесла Юля. – Презервативы закончились. Эк мы с тобой, пятнадцать штук за три дня заполнили! – засмеялась Юля. – Если что, придётся у Мелкой брать, они у неё бестолку валяются. Прибираемся и пускаем влюблённых? Женька говорит, Игорь вообще голову от неё потерял. Уже беспокоится, как он будет после её отъезда.

… Игоря и Женю нашли с тёмного края стола. Они сидели молча, обнявшись, слегка покачиваясь.

– Мне Игорь такие красивые стихи читает… – с тихой грустью почти шёпотом сообщила Женя. – На Мелкую посмотрите, она себе, кажется, нашла непритязательного кавалера.

С другой стороны длинного стола, где было довольно светло от догорающих свечей и костра, Лена Маленькая сидела верхом на Саше-уходимце, и так обнимала и целовала его, что рисковала сломать ему шею. Саша тоже обнимал Лену, елозил по тощей спине руками.

– Странных всегда к странным тянет… В этом году Саша ещё не терялся? В две тысячи восьмом он два раза за день сумел потеряться. Оба раза шёл по тропе «23 февраля», и оба раза не мог найти лагерь. Его сначала девочки нашли, когда шли посуду мыть после обеда, а потом его всем лагерем звали, искали.

Женя встала, Игорь за ней, потихоньку пошли к палатке.

– Смотрю на них, сама счастливой становлюсь, – проговорила Юля. – Эх, как хочется влюбиться, чтобы прямо голову потерять! Как было бы сладко! И будь, что будет!..

Часть обитателей лагеря уже ушли спать. В бане ещё вовсю шумела весёлая компания, с песнями и взрывами хохота, а у костра уже сидела тихая, с разговорами. У костра все казались совершенно трезвыми, пили чай. Юля и Виктор сели с кружками и пряниками в свободный уголок. Вечер постепенно стихал. Дети перестали шуметь, Калинины и Петров сидели тут же. Володя что-то тихо говорил Евгению Борисовичу, который опять был в двух сапогах. Петров беседовал с Сергеем Обезьянычем, Гуля с Михаилом, Аня молчала рядом с Таней; Марина, Оксана, смотрели на огонь; Александр Викторович и Анатолий строили какие-то предположения, что-то прикидывали…

… Незаметно людей у огня стало меньше. В бане веселье шло на убыль. Потихоньку подошли с кружками чая Женя и Игорь. Лена Маленькая уснула на коленях у Саши-уходимца, а он её тихонько покачивал. Подошли совершенно трезвые, тихие Катя и Лена Большая, постояли, перекинулись несколькими словами с Сашей, пожелали спокойной ночи, пошли к палатке, Саша понёс за ними Лену Маленькую. Ушли спать Анатолий, Шеф, Калинины, Петров, Евгений Борисович, Оксана, Марина… Аня и Михаил по очереди что-то рассказывали Тане, которая улыбалась и кивала. Сергей Обезьяныч мычал мотив мало узнаваемой песни. В костре малым огнём горели три толстых полена, свечи на краю стола догорели…

Игорь и Женя отправились в палатку, сообщили, идут спать. Виктор зевал и засыпал на ходу. Юля тоже с усилием открывала глаза, но хотела подольше ощутить праздник.

– А то закрою глаза, сразу настанет следующий день, надо будет уезжать…

– Ваши водители протрезвеют до утра? – вдруг дошло до Виктора.

– Вполне. Одна машина Танькина, вторая Женькина. Обе, вроде бы, уже трезвые.

– Ага… Так а-а-а… То есть бабы мужиков привезли? – удивился Виктор. Было само собой разумеющимся, что машины водят мужчины. А тут, получалось, что привезли мужиков женщины. – Вы все, значит, череповецкие?

– Не все. Саша, Коля, Даниил и Ленка-мелкая вологодские. Они на Сашиной машине приехали, и успели накатить, пока нас ждали. Хотели тремя машинами ехать, пришлось в двух тесниться, а Сашина тачила у Женьки во дворе осталась. В рюкзаки самый минимум брать пришлось, чтобы багажники не разорвало. Парни половину своих вещей в Сашиной машине оставили. Саша хорохорился, мол, ксива, если тормознут с выхлопом, но Женька у него ключи забрала, у себя дома оставила. Ладно. Нет больше сил бороться со сном, идём, сдадимся ему, сладкому.

– Хорошую новость знаете? Подъём на час позже, в восемь, – сообщила Аня.

– Отлично!.. Всем доброй ночи!.. – Юля и Виктор пошли к палаткам. У входов остановились, не сговариваясь обнялись и несколько минут просто так стояли.

– Доброй ночи тебе, – Юля поцеловала Виктора и присела ко входу.

– Спокойной ночи. Хороших тебе снов, – ответил Виктор. Присел к своему входу, аккуратно влез. Игорь во сне обнимал Женю двумя руками. Правую положил ей под голову, а левую на грудь. Женя в четверть оборота была повёрнута к Игорю, свои руки сложила на животе. Одетые в тёплые свитера они напоминали спящих навалом кошек. Виктор уснул раньше, чем успел положить голову на подушку…

* * *

Утреннее солнце разбудило всех троих задолго до подъёма. В палатке стоял тяжеловатый дух перегара. Игорь и Женя обменялись долгим утренним поцелуем, одарив друг друга нежностью и запахом изо рта. Виктор выбрался на свежий воздух, пошёл умываться. Более ранние проснувшиеся прибирали со стола следы вечернего празднования. На удивление, в лагере и на столе был порядок, только несколько вёдер не мытой посуды залитых водой, сгоревшие свечи, несколько кружек в траве, потерянные в темноте. Было около семи утра, но почти половина лагеря проснулась. Катя, Михаил и Олег готовили на завтрак кашу, формировали в небольшие ёмкости остатки праздничного ужина. Все были приветливые, с гладкими лицами.

– Изумительный был вчера ужин, Катюха! Я хочу на тебе жениться! А что? Тётка ты справная, шустрая, мне такие нравятся! Давай уже, пошли в сельсовет, там нас сразу распишут! – своеобразно предлагал Серёга «на руке сердце», размешивая кофе. Олег и Миша одобрительно загоготали.

– Морда, смотрю, у тебя бронированная, не трескается! Старшей женой меня в своём гареме сделаешь? – поддержала разговор Катя.

– С женщинами не принято говорить о возрасте. Я тебя сержантом назначу! Будешь моим бабским взводом командовать! – пообещал Серёга.

– Готовь калым. А ты как хотел? В гарем зовёшь – калым выложить надо! – напомнила Катя.

– Оппа, внезапно! – умерил пыл Серёга. – Чёт об этом моменте не подумал!

– Оно и видно. Куда пошёл, Старик Козлодоев? Кто калым платить будет? – позвала Катя отходящего Серёгу.

– Пойду, спрячусь, пока ты меня на счётчик не поставила, – отозвался Серёга.

– Вот так всегда, так и разбегаются женихи, а я так и ходи в девках! Всем на халяву хозяйку охота! – шутливо выругалась Катя.

Около восьми утра почти все встали. Лена Маленькая с опухшим лицом жадно пила холодную воду, тяжело вздыхала, зарекалась больше не ужираться. Саша-уходимец наполнял водой её кружку. Не стали будить только Петрову и детей. Сам Петров курил у костра трубочку. Женя, Юля, Ирина и Татьяна взялись мыть посуду после завтрака, а Саша, Серёга, Даниил и Николай пообещали принести и напилить дров, а после этого уехать. Завтракали размерено, молчаливо. Пили много кофе.

– Товарищи, прошу внимания, – негромко произнёс Евгений Борисович. – В девять выходим на основную трассу. У нас завершены шурфы, углежогные ямы, остался только большой раскоп. Старшей на раскопе остаётся Елена Анатольевна, Александр Викторович и Максим переходят со своими группами в её подчинение. Марина и Григорий Сергеевич, возьмите себе ещё двух помощниц в камералку и на помойку. Вадим Михайлович, вас тоже отрядим на обработку материала, когда намоем зерна на Ц-14, радиоуглеродный анализ. Наша задача очень быстро и качественно раскопать найденное поселение. Мне оно кажется интересным, шурфы показали многослойник от современности до неолита. Сейчас вскрыто двести тридцать квадратов, но, похоже, придётся прирезаться. Новичкам напоминаю: в отличие от шурфов и углежогных ям на поселении копаем в обуви на плоской подошве, чтобы каблуками не понижать слой. Лопаты в землю на территории памятника не втыкаем, только кладём. Особо одарённые могут ложить… Вопросы есть? Благодарю за внимание…

После завтрака перед выходом на работу Виктор помог Юле отнести её рюкзак к машине. Всё время молчал, смотрел под ноги.

– Ну, давай прощаться! – уверенно обняла Виктора Юля. – С тобой было хорошо! Спасибо тебе… – она поцеловала его. Виктор с какой-то тоской крепко обнял и нежно поцеловал в ответ. Он не знал, что сказать, было просто тоскливо.

– До свидания. Спасибо тебе… Я буду скучать, – сумел проговорить Виктор.

– Пару дней. Потом отвлечёшься. Это обычный расставательный депресняк. Лето – это маленькая жизнь… Все курортные романы должны завершаться в холле санатория… Всё было хорошо, – успокоила Юля. – Ну, всё, иди трудиться! Увидимся! – высвободилась из объятий Юля, и, кажется, сморгнула слезу.

Рядом Женя гладила Игоря по голове, что-то говорила ему, а он не мог от неё оторваться.

– Наступил час прощания… Прощались действительно целый час! – пошутила Женя громко. Поцеловала Игоря, отстранила от себя. Игорь несколько раз оглядывался, пока догнал Виктора. Загрузились лопатами, рейками, планшетами, ванночками, водой. Во всех сегодня чувствовалась какая-то пришибленность, когда длинной колонной два десятка обычно говорливых людей молча шли по новой для Виктора дороге на большой раскоп. За спиной послышались стуки топоров в лесу и звон посуды…

* * *

– Для новичков обзорный рассказ. Как вас много отросло сегодня! – гоготнула Лена Большая. Она стояла на бровке большой прямоугольной ямы глубиной сантиметров 15. – Сейчас открыто махровое средневековье, но в шурфах на глубине в тридцать сантиметров идёт эржэвэ, ранний железный век, ниже неолит, а на полуметре палеолит. Кроме средневековых строений и развалов печей есть признаки захоронений. Землю с квадратов сваливаем в подписанные отвалы, потом будем её промывать на зерно. Для незнающих поясняю: с каждого квадрата на каждом слое нужно в крепко солёную воду всыпать поэтапно по сто литров земли. Всплывут зёрнышки, угольки, которые потом помогут с точной датировкой слоя. Копаем аккуратно. Александр Викторевич, вам поручаю отрисовку и фотографирование. Максим, на тебе упаковка находок и нивелир, репер и точка привязки вон на том пригорке, ровно сто шестьдесят метров над уровнем моря. Я сейчас каждого новичка распределю по квадратам. Старые копатели занимают свои места.

– Это наш квадрат, и мы его копаем! – шутливо с вызовом произнесла Лена Маленькая, направляясь к противоположной стенке.

Лена Большая каждому из вновь прибывших разъясняла, что уже раскопано на этом участке, на что обратить внимание, на какую глубину вкапываться. На работе она выглядела очень серьёзной, сосредоточенной, стремительной в движениях, точной в указаниях.

– Витя, давай тебе попроще квадратик поручим. Копать строго горизонтальными зачистками, за один проход по кругу не больше сантиметра. Заглубление на пять сантиметров, переход на другой квадрат. Накопанную землю, взвесь, выносить тазиком в отвал с надписью «Ю-109», вон там, на ножке крафт с номером, девочки попросят вынести их тазик – вынесешь под их номер – указала место отвалов Елена Анатольевна. Называть её здесь как-то иначе было не ловко. – При переходе на другой квадрат я тебе отвал назову.

Лопаты зашуршали, засновали с наполненными тазами парни. Максим установил нивелир, и поминутно отмечал глубину находок. Дядя Саша вслед за ним фиксировал место находки, наносил на план, фотографировал. Алексей напился воды на бровке и не торопился возвращаться в раскоп, стоял задумчиво, смотрел в даль....

– Лёша, до перерыва ещё тридцать минут! – одёрнула его Елена Анатольевна.

– О-о-о!.. Белая госпожа разрешила ещё поработать!.. – Алексей дурашливо изобразил спешку, вбежал в раскоп, схватился за лопату.

– На северо-запад внимание обратите, – негромко проговорил Сергей Обезьяныч.

Все повернули голову в одну сторону, Виктор не знал сторон света и повернул голову туда же, куда и все. Метрах в пятидесяти из кустов за ними наблюдали две большие внимательные волчьи морды.

– Посмотрели, и работаем дальше!.. – потребовала Лена Большая. – А ну, пошли отсюда! – она решительно взяла две лопаты, начала стучать, создавая шум, решительно двинулась в сторону зверей. Они скрылись в лесу. – Будете ещё отвлекать мне работников!

Виктор с совершенно пустой головой и опустевшей душой механически копал квадрат, выносил свою землю, не сразу услышал, как его окликнула Оксана.

– Виктор! Виктор! Что же ты такой не восприимчивый к моим обращениям? У меня образовалось застойное явление в области летающего тазика! Вынеси, пожалуйста!

Картинка с сидящей вполоборота около таза с землёй Оксаной ярко врезалась в сознание Виктора, во всех подробностях. Виктор на секунду застыл, потом взял таз, переступая через лотки и кучки отвала, понёс его на бровку к нужному номеру. Около кучек с отвалами на бровке с потерянным кислым видом стоял Игорь, пытался найти нужную. Мыслями он был где-то очень далеко.

– Зайку бросила хозяйка. Холостым остался зайка. Баб приводит, пиво пьёт. Замечательно живёт! – негромко рядом сбалагурил Пётр и высыпал свой тазик. – Воспрянь! Женька – тётка клёвая. Тебе очень повезло, что именно она тебя всему научила. Поверь мне, мучиться с девственницей ровесницей – это наказание. А у тебя было классное начало! Порадуйся этому!

– Кончаем лясы точить!!. – гаркнула с середины раскопа Лена Большая.

– А будешь нас обижать – я побреюсь! – лениво пригрозил Пётр.

– Только попробуй! На кол захотел? Комарам скормим! – прозвучало в ответ сразу несколько угроз с разных сторон раскопа. Пётр изобразил демонический смех, закашлялся, демонстративно почесал недельную щетину.

– А почему нельзя бриться? – спросил Виктор у Оксаны.

– Ураган начнётся. Примета такая сформировалась, что после того, как поставили идола, каждое бритьё вызывает ветер с дождём и градом. В девяносто девятом у нас половину лагеря снесло, полуметровые колы из размокшей земли выворачивало, машину на бок положило. Поэтому не успел побриться до идола – ходи как ваххабит до города – развёрнуто рассказала Оксана.

– Я тут неделю всего, но всё равно ещё не понимаю, почему люди едут сюда бесплатно? Во второй, третий раз? – задумчиво проговорил Виктор, копая углы.

– Это любовь!.. Её не объяснишь рационально. Возвращаются не все. Больше половины из тех, кого вывозили на практику, не возвращаются. А остальные… – не успела закончить Оксана, как её перебил Алексей, проходя мимо с тазом земли:

– …как Красная Шапочка, которую останавливает Дровосек и спрашивает: «а почему ты постоянно по лесу в своей красной шапке гуляешь? Не боишься?». А Красная Шапочка ему: «А что бояться? Лес знаю, секс люблю!», – Алексей довольно загоготал своей шутке уже с бровки.

К краю раскопа подошёл Евгений Борисович в сопровождении толстого бородатого мужика в спецовке газовиков. Все без напоминания одновременно притихли, повернулись к пришедшим.

– Елена Анатольевна, можно вас пригласить в нашу компанию, хотим отобрать у вас несколько человек на день, – спокойно проговорил Евгений Борисович. Лена вышла на край раскопа, все вернулись к работе. Через несколько минут Лена позвала Григория Сергеевича. Ещё через несколько минут были вызваны Виктор, Игорь, Юля, Олеся и Вика. Возник спор, что Максима Лена отдать на весь день не может.

– Не дам! Не дам! Он мне тут нужен во как! Сами же торопите, и на тебе, Аллах-бабах, отдай на весь день хорошего, опытного работка! Не дам! – отстаивала Лена Большая свои административные права.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14