Антон Демченко.

Воздушный стрелок. Учитель



скачать книгу бесплатно

Уклонившись от просвистевшей над головой пиалы, с жалобным звоном разбившейся о стену, я проводил ее взглядом и вздохнул.

– Да. Согласен. Идея дурацкая, к тому же я только что получил доказательство ее несостоятельности, – тираду эту я выдал, уже прикрывшись кинетическим щитом. Правда, услышав мою речь, Ольга взяла себя в руки, но… на всякий случай обезопаситься не помешает. – Все-таки любит она меня, а не вас.

– И с чего же такой вывод? – рассерженно осведомилась Ольга.

– Ну, чашки-тарелки ты уже колотить начала, так что можно сказать, первая репетиция семейной жизни прошла удачно. И какие выводы еще я могу сделать из такой твоей более чем основательной подготовки? – Я развел руками.

– Стоп-стоп-стоп. Кирилл, притормози, – старательно давя улыбку и косясь на растерянно-удивленное лицо Ольги, проговорил Хромов. – Хватит уже этих твоих выдумок.

– Хм… – Я снял щит и, поставив перед Ольгой послушно прилетевшую из шкафа целую пиалу, вздохнул. – Что ж, тогда я вас внимательно слушаю… И надеюсь, вторая попытка выйдет удачнее.

И действительно, история о том, как Ольга решила сбежать от подготовки к пиру, сбросив свои обязанности хозяйки дома на зазнобу отца, звучала куда лучше, чем короткое «я сбежала из дома», сказанное сонному нареченному в половине второго ночи, на пороге сеней его собственного дома. Задавать идиотский вопрос на тему нежелания Ольги отправиться в загородное имение Бестужевых я не стал. Хотя подозреваю, что ответ у нее уже был заготовлен.

В общем, через полчаса я перестелил собственную постель и, оставив спальню в распоряжении нареченной, отправился в общую комнату, где Хромов уже раскладывал кресло, превращая его во вполне удобную кровать. Обеспечив гвардейца постельным бельем и подушкой, я вздохнул и, отперев дверь в небольшую комнатку-закуток, изначально рассматривавшуюся мной как гостевая, шагнул через порог. Над полом тут же взвились фонтанчики пыли. Я оглядел помещение, заваленное стащенным со всего дома хламом, и поморщился. Вот сколько раз обещал себе разобрать эту барахолку – и все время ведь находились какие-то более важные дела. М-да.

Поднятый Эфиром вихрь вымел весь сор и пыль в предусмотрительно распахнутое мною окно и, протащив мелкий мусор через двор, распался где-то за воротами. Вот заодно и комнату проветрил.

На организацию спального места ушло еще минут десять. Благо в комнате стояла вполне приличная кровать, купленная мною одновременно с остальной мебелью. Другое дело, что, спихивая в «гостевую» всякий ненужный хлам, я успел завалить эту самую кровать кучей каких-то коробок… Пришлось перетаскивать их в свободный угол комнаты.

Окинув взглядом итог незапланированной уборки, я удовлетворенно кивнул и, постелив перетащенное из своей спальни постельное белье, со сладким зевком рухнул на кровать. Глаза слипались, и спать я хотел просто неимоверно. Но не судьба…

Легкие шаги за дверью я расслышал позже, чем выкрученная для тренировки на повышенное внимание чуйка сообщила, что по дому шарится одна неугомонная нареченная.

Вот входная дверь в мою комнату тихонько скрипнула.

– Кирилл, ты не спишь? – тихий шепот, раздавшийся в помещении, заставил меня вздохнуть.

– Нет, но предупреждаю: вопрос «почему?» станет последним в твоей недолгой и такой яркой жизни, – пробурчал я, открывая глаза. Не то чтобы я хотел что-то увидеть, но… если они останутся закрытыми, то, чувствую, не пройдет и минуты, как я провалюсь в сон.

Открыл. Черт! Лучше бы я уснул. Моих собственных умений и лунного света, льющегося в окно, оказалось вполне достаточно, чтобы рассмотреть наряженную в полупрозрачное нечто гостью. Как там… «Обходя окрестности Онежского озера, отец Онуфрий обнаружил обнаженную Ольгу…» Твою дивизию, ну за что?!! Чертовы гормоны, чертовы евгеники… арргх!

– Девушка, если ты сейчас не исчезнешь из моей комнаты, одной девушкой на свете станет меньше. Это я тебе могу пообещать, – прикрыв глаза и пытаясь избавиться от продолжающей маячить перед мысленным взором соблазнительной картинки, тихо проговорил я. Р-родители-экспериментаторы, чтоб им… ну мамы, ну подсуропили!

– Ты меня убьешь? – так же тихо поинтересовалась Ольга. Вот только тон… и направление движения как-то не соответствовали предположению. Ей бы к двери податься…

– Это заразно, – констатировал я, все еще стараясь избавиться от сладкого видения под закрытыми веками. Безуспешно, разумеется.

– Что именно? – А вот теперь в голосе нареченной явно послышалось любопытство.

– Дурость женская, обыкновенная. Судя по всему, она передается воздушно-капельным путем, и ты ею заразилась. От Линки, должно быть.

– Что?! – Кхм, кажется, я что-то не то сказал. Или меня не так поняли… Впрочем, разбираться буду потом. А пока…

Рывком переместившись за спину уже приготовившейся к удару Ольги, я мысленно перекрестился и… сжал ее в объятиях, пока нареченная не разнесла комнату к чертям… Один раз такой фокус мне уже удался, так почему бы и не повторить?

Кипевший вокруг девушки Эфир неохотно улегся, но не успел я перевести дух, как входная дверь буквально впечаталась в стену, а в проеме возникла массивная фигура Хромова.

– Ох. Прошу прощения, я подумал… впрочем, не суть важно, – рассмотрев Ольгу в моих объятиях, прогудел гвардеец и, заговорщицки мне подмигнув, исчез, словно его и не было. И только тут я понял, что нареченная уже не прижимается ко мне спиной и… тем, что ниже, а, неведомым образом развернувшись в кольце рук, внимательно смотрит мне в глаза.

– Я поговорю с тобой о Малине Федоровне… утром, – тихонько проговорила Оля, прижимаясь ко мне… И, честно, я даже возражать не стал. Ни о времени, ни о теме. Не до того…

И черт с ним, со сном, на пенсии отосплюсь!


Валентин Эдуардович Бестужев перечитал записку, оставленную ему сбежавшей дочерью, после чего активировал браслет и заново прочел присланное утром письмо от Хромова. Прикрыл глаза, вздохнул и… ухмыльнулся.

– Всех обошла. Все споры разом… Но бедный Кирилл. Ему же теперь от разъяренных ухажеров отбиваться и отбиваться. Впрочем… – Вспомнив короткий рассказ гвардейца о способностях бывшего Громова, Бестужев хмыкнул. – Большой вопрос, кому в действительности нужно сочувствовать. Ему или его будущим противникам.

Тут браслет вновь подал сигнал, и его владелец углубился в изучение еще одного письма… по прочтении которого довольная улыбка Бестужева превратилась в веселый оскал, а потом Валентин Эдуардович разразился гомерическим хохотом.

– Ну Кирилл, ну затейник! Ладно, помогу и сообщу… вовремя. – Бестужев залил присланную копию чека в память браслета и, рассмеявшись, покачал головой. – Да. Вот уж действительно два сапога – пара.


Утром выяснилось, что ни я, ни Ольга толком не знаем, как нам себя вести. У нареченной это вообще первый опыт, а я… я попросту уже забыл, каково это – просыпаться в одной постели с женщиной, и от накативших, казалось, давно и прочно забытых ощущений пребывал в состоянии томной задумчивости. Тормозил, проще говоря. А учитывая гормональный шторм в наших организмах, Ольгино смущение и еще больше усугублявшие его ехидные ухмылки Хромова… В общем, это было сложное утро. Хорошо еще, что Оля оказалась в курсе кое-каких специфических лечебных техник, которые легко справились с некоторыми последствиями бурной ночи и изрядно облегчили ее первый опыт.

А вот то, что меня периодически накрывает волнами ее эмоций, в которых страшным коктейлем смешались нежность, радость, смущение и старательно, но безуспешно подавляемое желание… стало для меня сюрпризом. Причем мне даже не нужно напрягаться, чтобы уловить исходящий от Ольги эмоциональный фон. И кажется, этот процесс обоюдный. Нас словно что-то настроило друг на друга, как два передатчика. «Что-то»? Хм, а я был бы не против повторить процесс настройки, м-да…

Стоп. Я поднял взгляд на девушку, сидящую напротив меня за накрытым к завтраку столом, и покачал головой.

– Оля, возьми себя в руки. Сосредоточься, – медленно, с расстановкой проговорил я, но в себя Ольга пришла только после насмешливого хмыканья Хромова, сидящего рядом и уничтожавшего завтрак с методичностью и скоростью шредера.

– Я… – Девушка бросила короткий взгляд на успевшего принять самый невозмутимый вид гвардейца и замолчала. Ладно, после завтрака поговорим… А то, кажется, чем дальше, тем больше Ольгу охватывает смятение. Черт… как они, в смысле женщины, в этом ворохе чувств вообще разбираются?!

Разговор получился коротким, но довольно продуктивным. Как оказалось, в смятение Ольгу привел тот факт, что в какой-то момент она просто перестала чувствовать мои эмоции… и со свойственной слабому полу логикой решила, что я в ней с какого-то перепугу разочаровался и наша обоюдная настройка просто сбилась. А я всего-то пытался закрыться от ее чувств, захлестывавших меня с головой. Сняв боевые блоки, которыми не пользовался со времен службы, я раскрылся – и в ту же секунду девушка облегченно вздохнула и, уткнувшись носиком мне в плечо… блаженно засопела.

– Эй-эй! Не время для эмоциональных оргазмов! Мне вообще-то в школу пора! – воскликнул я, поняв, что Оля просто купается в моей нежности. Нареченная встрепенулась, ошарашенно взглянула… и мы расхохотались. Да уж, фразочка – самое то…

– Чувствую себя извращенкой. Тебе же еще только пятнадцать, – отсмеявшись, вздохнула Оля.

– Хм. Во-первых, не обманывай, ничего такого ты не чувствуешь, – усмехнулся я. – Разве что желание повторить… А во-вторых, я что, так похож на ребенка?

Ольга, чуть покраснев, улыбнулась и, окинув меня до-олгим взглядом, покачала головой.

– Хм… – Я демонстративно глянул на часы, и нареченная, тут же встрепенувшись, повторила мой жест.

– Ой! Я опаздываю! У меня пара через час начнется!

И сбежала… Я даже слова сказать не успел.

Ладно. Мне тоже надо собираться. Сегодня после гимназии у меня назначена очередная встреча в тире, так что придется брать снаряжение с собой. Я нахмурился, вспоминая, перенес ли занятие с ученицами на вечер, но показавшаяся на пороге спальни Ольга развеяла мои сомнения одним вопросом.

– Кирилл, а если не секрет, чем ты будешь занят после гимназии? – роясь в чемодане, спросила девушка. На миг в ее эмоциях мелькнуло что-то такое… какой-то диссонанс, заставивший меня нахмуриться. А когда она еще и смутилась…

– Ой-ей-ей, да вы, оказывается, собственница, Ольга Валентиновна! Кто бы мог подумать! – Я рассмеялся. Однако о такой вот стороне нашей обоюдной чувствительности я как-то и не подумал. И судя по ее вопросу, Ольга тоже… Моя нареченная попыталась изобразить оскорбленную невинность, но… что тут скажешь? Поздно пить боржоми, когда почки отвалились… хм, во всех смыслах. Я ухмыльнулся. – Занятие у меня. Не только же вам учиться надо, меня тоже не миновала чаша сия.

– О… А какое занятие? – Любопытство в один момент смыло и смущение, и недовольство собой из эмоций девушки.

– Стрельба. – Я продемонстрировал Ольге выуженный из оружейного ящика рюгер и, бросив в рюкзак пяток трубок, отправил следом за ними сложенную разгрузку. М-да, таким макаром скоро мой рюкзак превратится в полноценный туристический комплекс. Взвесив в руке изрядно распухший и потяжелевший баул, я вздохнул и, словив кое-чье недоумение, обернулся к Оле, ради наблюдения за моими сборами даже прекратившей рыться в своем чемодане.

– И зачем тебе это? – нахмурилась моя нареченная.

– Ты не забыла, что я слабосилок? А стволы могут стать неплохим козырем, в случае чего… – объяснил я.

– Но ты же гранд. – Пальчик девушки обвиняюще ткнул в мою сторону. – Аристарх Макарыч рассказывал нам о том, на что способны такие, как ты.

– Гранд – это не козырь, милая.

– А что? – непонимающе взглянула на меня Оля.

– Джокер, – улыбнулся я. – А сила джокера в его внезапности. Именно поэтому мало кто вообще знает, что я гранд. И пусть так и будет дальше.

– Хм… а не боишься, что мы разболтаем? – хитро прищурилась Оля и почти тут же хлопнула себя по лбу ладонью. – Договор ученичества!

– Видишь, ты сама все прекрасно поняла, – развел я руками. – Жаль, конечно, что так поздно… но ты ведь еще никому ничего не говорила?

– Н-нет, – помотала головой Ольга. Искренне.

– Значит, все в порядке. Но на будущее постарайся не забывать подобных вещей. Ладно?

В эмоциях девушки скользнули нотки вины, но тут же растворились под напором неугасающего любопытства.

– Но остаются дядька Аристарх, мой братец и отец… – кивнув, продолжила расспросы моя нареченная.

– Ну, что касается Аристарха Макаровича… думаю, его тоже связывает определенное слово, не так ли? – Я обернулся к неслышно появившемуся на пороге спальни Хромову.

– Да уж, его высочество меня по головке не погладит, если я о таких вещах трезвонить начну, – нехотя кивнув, криво ухмыльнулся он.

Ну да, устава клуба эфирников еще никто не отменял… Но кто бы мог подумать… Впрочем, какой еще куратор может быть у ярого?

– А папа и брат?

– Хм. Боярину ни к чему, чтобы эта информация ушла на сторону, так что ни он, ни Леонид не станут болтать.

– Уверен? – медленно проговорила Оля, а когда я уверил ее в этом, моментально переключилась и тут же выгнала меня из спальни под предлогом того, что ей нужно переодеться.

– Вообще-то это моя спальня! – напомнил я в лицо захлопнувшейся перед моим носом двери. – И вообще можно подумать, я там еще не все видел…

Ответом мне был смешок Хромова. Я обернулся и, смерив взглядом привалившегося к стене гвардейца, тяжело вздохнул.

– Молодежь… какие же вы смешные, – констатировал с улыбкой Аристарх Макарович и махнул рукой. – Идем чаю попьем. Она все равно раньше чем через полчаса не соберется.

– Через полчаса? – удивился я, нашаривая в кармане портсигар. Глянул на часы. – Но у нее же пара…

– Сами виноваты. Нечего было до самого утр… кхм, – Хромов оборвал сам себя и, недовольно покосившись на сигарету в моей руке, двинулся в общую комнату.

Открыв форточку, я устроился за столом и, включив самопальную вытяжку на воздушных техниках, выжидающе уставился на разливающего по пиалам чай гвардейца. Щелкнула зажигалка, и дымок потянулся в сторону распахнутой форточки.

– Отвезешь боярышню в университет? – поинтересовался Хромов.

– С удовольствием, – кивнул я.

– Замечательно. Тогда давай договоримся. Каждое утро машина будет забирать ее отсюда и после занятий привозить сюда же. Если вдруг возникнет желание прокатиться с ветерком, предупреждайте заранее, хотя бы за час, чтобы не гонять машины попусту. Идет?

– Договорились. Вы, я так понимаю, уезжаете?

– Разумеется, – пожал плечами Хромов. – У меня в усадьбе дел невпроворот. Да и… вас стеснять тоже не хочется.


Рыжий дорожный «Лисенок», окутанный слабым маревом какой-то воздушной техники, с утробным рыком промчался по бульвару и, не сбавляя хода, влетел на открытую стоянку перед вторым учебным корпусом Павловского военного университета. Остановившись в гостевой зоне, мотоцикл на миг полыхнул синевой, и воздушный кокон, окружавший его, опал, позволяя детальнее рассмотреть седоков. Впрочем, лица всадников были скрыты за поляризованными забралами одинаковых рыжих шлемов, так что смотреть особо было не на что… если не считать точеной фигурки пассажирки, затянутой в форму слушателя университета. Но вот она скинула свой шлем, и стоявшая невдалеке компания молодых людей в такой же форме удивленно загудела. Бестужева? На мотоцикле?! А уж когда девушка заставила «водителя» снять шлем и наградила его долгим, совсем не дружеским поцелуем, удивление наблюдателей и вовсе превратилось в ошеломление. Кажется, одним слухом в университете стало больше. И каким слухом!

Тем временем признанная красавица и недотрога оторвалась от своего спутника и, махнув ему на прощанье рукой, уверенно двинулась к дверям учебного корпуса, мечтательно улыбаясь и не обращая никакого внимания на скрестившиеся на ней взгляды. Когда, куда и как исчез ее спутник на рыжем мотоцикле, никто и не заметил. Впрочем, слушателям было не до того…

Глава 3
«Всякой твари по паре…»

Кто бы сомневался, что изменение наших с Ольгой отношений не пройдет незамеченным для Милы и Лины. Не то чтобы меня волновала их реакция, куда больше беспокоило, какое влияние это окажет на наши занятия, но… и в том, и в другом случае близняшки смогли меня удивить. Не скажу, что они встретили новость индифферентно, но даже Лина со своей язвительностью ограничилась лишь парой почти беззлобных шуточек в адрес Ольги. Мила же и вовсе обошлась хмурым взглядом в мою сторону. В общем, на серьезности отношения сестер к занятиям сие событие не оказало никакого влияния, и я успокоенно вздохнул. Ненадолго…

– Не понимаете… – Я прошелся перед сосредоточенно нахмурившимися сестрами, только что завершившими очередную неудачную попытку почувствовать друг друга. – Совсем не понимаете. Вы пытаетесь отыскать друг друга в Эфире, а нужно искать в себе… Попробуем иначе. Сейчас я установлю контакт с Ольгой, а вы принюхайтесь к Эфиру вокруг нас.

Мне даже не понадобилось звать нареченную в дом, где проходило это занятие. Достаточно было просто потянуться к тому клубку чувств, что маячил где-то на краю моего сознания, чтобы уже через минуту Оля покинула «песочницу» и вошла в дом. Я окинул взглядом близняшек.

– Ну, и чего ждем? – Мила с Линой переглянулись и внимательно уставились на нас с Ольгой. Девушка тут же вопросительно приподняла бровь.

– Они пытаются найти нашу связь, – вслух ответил я. Нареченная тихонько хмыкнула и, пожав плечами, взялась было за металлические шары для тренировки телекинеза, но бросила на меня взгляд и, заметив легкое покачивание головой, отложила тренажер в сторону.

– Гр-р, – внезапно подала голос Лина и, сложив руки на груди, зло фыркнула. – Ну, не чувствую я ничего. Вы, по-моему, вообще сейчас Эфиром не пользовались.

– Можно и так себе это представить, – кивнул я. – Но точнее будет сказать, что мы пользовались Эфиром в себе, а не вокруг. Связь уже есть, ее и надо найти, а не создавать новую. Как? Ну, любое действие, событие, предмет или чувство оставляет свой след в Эфире. Вот и попробуйте поискать его в себе. Что может помочь? Просто думайте друг о друге, прокрутите несколько разных воспоминаний, найдите, чем они похожи в Эфире, – это и будет та ниточка, что поможет вам почувствовать друг друга.

Я повернулся к Ольге, почуяв, как от нее пахнуло недовольством, и увидел, что нареченная явно читает что-то с экрана браслета. Хм. Что-то случилось?

Оставив близняшек разбираться с полученной информацией, я подошел к Ольге.

– Что там? – оказавшись в шаге от нее, поинтересовался я.

Она бросила короткий взгляд на сосредоточенно пыхтящих над заданием сестер и все же решила ответить сразу:

– Отец прислал сообщение, что за Леонидом сегодня кто-то следил. Просит быть осторожнее и… в общем, он хотел бы, чтобы я чаще пользовалась машиной, которую он выделил.

– Мягкий намек на нежелательность поездок на мотоцикле со мной… – хмыкнул я.

– Он не против! – тут же покачала головой Ольга. – Просто… машина в такой ситуации безопаснее.

– Я бы мог поспорить с этим утверждением… – протянул я. – На «Лисенке» оторваться от преследования намного проще, чем на этих черных «гробах». А в случае покушения… Хм, толковой атаки не переживет даже бронированный монстр, из тех, что делают для бояр… но подготовка к ней влетит в изрядную копеечку, что заметно снижает круг тех, кто может позволить себе подобную роскошь.

– Вот-вот. А на мотоцикле… – Ольга нервно передернула плечами. Тема нашей беседы явно была ей не по вкусу.

– Не факт, милая моя. Совсем не факт. Учитывая, что в седле Рыжего будут крепкий вой и гранд… Хм, скорее уж это нам на руку. Простора для действий куда больше, чем в «сейфе» вездехода, где даже ярый не больше чем пассажир и даже контратаковать не может, не покинув машины.

Нареченная хотела было что-то сказать, но…

– И вовсе я не ревную! Дура! – Это восклицание заставило нас с Ольгой подпрыгнуть на месте. А развернувшись на голос, я не удержался от смешка. Мила с самым невинным видом разглядывала темные потолочные балки, а стоящая в двух шагах от нее Лина так и сверлила сестру злым взглядом. Однако…

– Хм. Полагаю, что-то у вас все-таки получилось.

Взгляды близняшек тут же скрестились на мне. Один делано спокойный, а второй злой и… смущенный? Не понял.

Но тут Лина отвела взгляд, мимоходом мазнув им по Ольге, и на меня отчетливо пахнуло легким страхом… который тут же оказался смыт нарастающим любопытством моей нареченной… Черт, я свихнусь с этими эмоциональными взбрыками!

– Так. – Оля явно почуяла мое недовольство и хлопнула в ладоши. – Предлагаю сделать перерыв на чай… Кирилл?

– Да? – вздохнул я, уже понимая, что сейчас будет. Ну, в самом деле: не возиться же девушкам с тяжеленным самоваром!

– У тебя он лучше получается… Заваришь? – улыбнулась Ольга.

– Куда же я денусь! Идите мойте руки, собирайте на стол. – Я бросил взгляд на часы и присвистнул. – Однако мы увлеклись… Время-то к полуночи. Предлагаю на этом наше занятие и закончить. Возражения есть?

– Нет, – вразнобой, но с почти одинаковым энтузиазмом откликнулись ученицы… и через секунду комната опустела.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8