Антон Демченко.

Воздушный стрелок. Учитель



скачать книгу бесплатно

Часть вторая
«Облака – белогривые лошадки…»

Глава 1
Долг платежом красен…
А вовсе не кровью заляпан

Щебетание младшеклассниц, может, и осталось бы незамеченным Милой… если бы не касалось знакомого имени. Так что по окончании уроков девушка подхватила сестру под руки и потянула ее по услышанному от младших адресу. Информация о том, что Кирилл открывает прием на организованный им факультатив, вызвала у Милы жгучее любопытство, да и Лина явно заинтересовалась происходящим. Нет, слухи о каком-то диком количестве «клубов», организованных младшими в этом году, до них доходили, но… старшие классы есть старшие классы. Какое им дело до затей и выдумок «мальков», пусть даже те и младше всего на год-два? В общем, ничего удивительного в том, что суета вокруг факультативов обошла старшие и выпускные классы стороной, не было. Потому и известие, что один из таких «кружков по интересам» открыл Кирилл, до сестер не добралось. До сегодняшнего дня.

Каково же было удивление Милы, когда, оказавшись у дверей нужного кабинета, она обнаружила, что тот представляет собой знакомую кухню, где им с Линой пару раз удавалось перехватить чего-нибудь вкусного. Но они-то считали, что это просто «находка» моделистов. А получается…

– Кулинария?! – вырвалось у Милы. – То есть то, что мы здесь ели, приготовил Кирилл? Сам?!

– Не вижу ничего странного, – фыркнула Лина в ответ на восклицание сестры. – Он и в имении больше с обслугой общался. Наверняка у них и выучился.

– Ни разу не видела его в кухонном блоке, – пробормотала все еще ошарашенная Мила и постаралась взять себя в руки. – Но, наверное, ты права. Хотя после недавних событий и новостей я с трудом могу представить Кирилла в поварском фартуке…

– Конечно, права, – криво усмехнулась та и, оглядевшись по сторонам, хмыкнула. – Меня больше интересует, с чего вдруг такой ажиотаж вокруг этого факультатива и…

– Кирилла, – закончила за нее сестра. Но от улыбки удержалась. Уж больно подозрительно Лина на нее покосилась.

На близняшек начали обращать внимание собравшиеся у входа в кабинет добрых два десятка младшеклассниц. Действительно, атмосфера здесь была явно нездоровой, и, кажется, сам факультатив волновал пятнадцатилетних учениц в последнюю очередь. В отличие от его организатора…

– Да что тут происходит? – уже значительно тише, чтобы не привлекать внимания столпившихся у кабинета девушек, пробормотала Лина. И тут же получила легкий толчок локтем в бок от сестры. – Что?

– Взгляни, вон у поворота коридора… – проговорила Мила, обратив ее внимание на парочку, устроившуюся у окна. Младшеклассники, девчонка и парень, с любопытством наблюдали за толпой девушек и явно чего-то ожидали. Только на лицах у них было не нетерпеливое ожидание, а…

Лина присмотрелась к парочке. Девушку она вроде бы видела в театральной студии, а парень… Белобрысый, невысокий… хм. Бестужев? Ему-то что здесь нужно?

– Кажется, они не очень-то довольны происходящим, а? – заметила Мила.

– Или ждут чего-то неприятного.

Словно… словно им кто-то поломал какие-то планы, – согласно кивнула Лина.

Близняшки переглянулись и одновременно выдохнули: «Кирилл».

– Зайдите к моделистам. – Раздавшийся за их спинами голос явно принадлежал упомянутому кузену, но когда сестры оглянулись, никого не обнаружили. Впрочем, знакомые с кое-какими фокусами Кирилла, они ни на секунду не усомнились в том, что действительно слышали его голос, и, как послушные ученицы, отправились по указанному «адресу». И естественно, не стали тратить время на удивление, обнаружив в кабинете моделистов сидящего на столе младшего брата.

– Это называется, на ловца и зверь бежит, – ухмыльнулся Кирилл после короткого обмена приветствиями. – Я уж хотел сам на ваши поиски отправиться…

– Кхм, а зачем? – переглянувшись с сестрой, поинтересовалась Мила. Осторожно поинтересовалась. Уж больно не понравилась ей улыбка Кирилла. Недобрая такая ухмылочка.

– Не надо так напрягаться, Мила, – тут же отреагировал Кирилл. – Я всего-то хотел, чтобы вы переговорили с одним из старшеклассников… к обоюдной выгоде, так сказать.

– А поподробнее? – прищурилась Лина. – С кем, для чего… и почему вообще мы должны с кем-то о чем-то говорить?

– Не должны, – тут же согласился Кирилл. – Дело не касается вашей учебы, а значит, это просто просьба, не больше. Как раз касающаяся столпотворения в коридоре за этой дверью. Выслушаете?

– Излагай, – в один голос заявили сестры. Любопытство – страшная сила…

– Хм. Скажем, так. Я хочу, чтобы кто-то из старшеклассников поспорил с Бестужевым, и… Видели рядом с ним девушку? Они у окна стояли, дальше по коридору. Вот-вот, с ней тоже. Сможете устроить?

– И о чем нам с ними спорить? – поинтересовалась Мила.

– Не вам. В этом случае они наверняка почуют подвох. С кем-нибудь другим, – нахмурившись, проговорил Кирилл. – А спор… нужно поспорить на то, что после первого занятия в клуб не запишется ни одна из присутствовавших девиц.

– На что спорить-то? – не сводя взгляда с Кирилла, спросила Лина. – На какую-нибудь гадость, типа желаний?

– Нет-нет. Тысячи на две, больше, я думаю, они на своем тотализаторе не заработали, – покачав головой, задумчиво проговорил кузен, напрочь проигнорировав издевку в голосе двоюродной сестры. Близняшки ошарашенно переглянулись, и вот это Кирилл заметил: – Да не беспокойтесь, деньги на спор я дам. Десять процентов уйдет агенту и десять вам…

– По десять, – тут же отреагировала Лина. Ну да, четыреста рублей – это же карманные деньги сестер за месяц. Лишними они точно не будут.

– Да не вопрос. Договорились, – к удивлению Милы, отмахнулся Кирилл. – Мне не деньги нужны. Важен сам факт их проигрыша.

– Разбрасываешься наследством, Кирилл Николаевич, – не удержавшись, пропела Лина. И взгляд кузена тут же похолодел, стал колючим и чужим, придавив и без того понявшую, что полезла не туда, сестру.

– Не наследством, а трофеями, – ровным тоном проговорил он и, прямо взглянув в глаза кузине, добавил: – Род Громовых неплохо платит за смерть своих врагов.

Лина дернулась, как от пощечины, и во мгновение ока исчезла из комнаты.

Мила мысленно выругалась. Вот ведь… Так и знала, что рано или поздно Линка не удержит язык за зубами… и огребет. Все-таки темперамента у нее куда больше, чем мозгов. Определенно.

– Извини, Кирилл, – медленно проговорила Мила, оглядываясь на захлопнувшуюся дверь кабинета. – Линка, как всегда, брякнула не подумав.

– Это точно, – хмыкнул брат, лицо которого успело утратить сходство с каменной маской, даже взгляд немного потеплел… кажется.

– Я пойду поговорю с ней, – вздохнула Мила. – И… насчет спора…

– Двадцать процентов ваши, как договорились, – кивнул в ответ Кирилл.

– И рассказ о причинах, толкнувших тебя на эту… это действо, – тут же добавила кузина.

– Вот уж точно не проблема, – усмехнулся Кирилл. – Просто Леонид решил отплатить мне за те прогулы школы, когда мы жили у Бестужевых. Забыл, что зависть лишь чуть менее бессмысленна, чем жадность. Вот я и решил его проучить.

– А эта… Вербицкая? – не удержалась от любопытства девушка.

– А вот тут я не разобрался, – честно признался кузен, разводя руками. – Мария барышня эксцентричная, вполне могла пойти на это исключительно из любви к искусству. Буду признателен, если сможешь разгадать эту шараду. Прямолинейной мужской логике она, чую, не поддастся. Только сначала спор. А то до начала занятия осталось меньше получаса…

Мила в ответ рассмеялась и, пообещав помочь, выпорхнула из кабинета. Теперь ей нужно было срочно найти агента, а потом… потом можно будет отправиться на поиски психующей Лины. Впрочем, если она действительно вышла из себя, то поиски будут недолгими. Всего-то и надо будет идти на звук боя, или, если у сестры хватит выдержки, на полигон.

Кстати, а это идея… Мила улыбнулась. Кажется, она знает, кто именно подойдет на роль «спорщика».


Отпирая дверь в кабинет под нетерпеливыми, заинтересованными и просто обжигающими любопытством взглядами двух дюжин пятнадцатилетних шпингалеток, я краем взгляда следил за все так же стоящей у окна сладкой парочкой и… чуть не выронил из руки ключ, когда увидел возникшего рядом с ними арамиса. Ну, Мила! Это ж надо было так угадать с агентом! Вот уж кого точно не заподозрят в сговоре со мной – так это Винокурова… Нет, все-таки теорию неравномерного распределения мозгов у близняшек можно считать доказанной…

Я тряхнул головой и, отперев наконец дверь, сделал приглашающий жест рукой, и кандидаты на мой факультатив чинно прошествовали в кабинет, на ходу «расстреливая» меня взглядами. Ну-ну…

Убедившись, что больше желающих присоединиться к нашей компании не наблюдается, я запер дверь и повернулся к успевшим разбрестись по всему помещению девушкам.

– Итак, приветствую вас на первом открытом занятии кулинарного факультатива, – улыбнувшись во все тр… двадцать восемь, заговорил я.

Проводив взглядом бледных, кажется, даже отдающих в зелень слушательниц, я довольно усмехнулся и, включив на полную мощность вытяжку, чтобы поскорее избавиться от витавших в помещении, прямо скажу, далеко не приятных запахов, принялся за мытье всей той химической посуды, что натащил в кабинет специально для этого «открытого занятия». Насвистывая незатейливую мелодию, я решительно смахнул «реактивы» в тут же недовольно загудевший утилизатор, явно еще не сталкивавшийся в своей недолгой жизни с такими ядреными отходами, а в следующую секунду вынужден был повернуться на звук открывающейся входной двери.

– Что здесь так воняет? – воскликнула Лина, морща носик и подталкивая в спину остановившуюся в дверях сестру. Та вздрогнула и наконец вошла в кабинет. Хм. Всегда знал, что при выборе между любопытством и злостью женщина выберет первое… а второе отложит до первого же удобного случая, чтобы, когда тот подвернется, припомнить сразу все.

– Демонстрационный материал, – невозмутимо ответил я на вопрос Лины, наблюдая, как следом за близняшками в помещение просочились грустные и явно недовольные Леонид с Марией… и Винокуров. Хм.

– Теперь я понимаю, почему ты был так уверен в своей победе, – вздохнул Бестужев, кивая арамису. Тот в ответ только дернул головой и молча уставился на меня.

– Что? – Я не выдержал, когда взгляды всех «гостей» скрестились на мне.

– Рассказывай, – наставив на меня свою боевую пилку для ногтей, прищурилась Вербицкая. – Как ты это сделал?

– А что, ты не чуешь этих убойнейших ароматов? – скривился Леонид. Да только на Марию его слова не произвели никакого впечатления.

– Если бы мне предложили блюдо с таким запахом, я бы бежал от повара без оглядки, – согласно кивнул Винокуров.

– Ну, Кирилл, ну расскажи! – моментально преобразившись, заканючила одноклассница. – Ну я же умру от любопытства!

– Тебя не устраивает их версия? – кивнул я в сторону Бестужева и своего бывшего противника.

– Я же не дура, – вздернула носик Вербицкая. Пилочка указала на перемытые колбы и мензурки. – Это совсем не похоже на горшочки для жаркого. Да и запахи сплошь химические, ну, если не считать легкой нотки гнили…

– И плесени, – добавила Мила. – Такое впечатление, что здесь препарировали труп недельной давности.

– Хм. Какие интересные сравнения, – ухмыльнулся я и, поняв, что еще немного, и мои «гости» задымятся от любопытства, махнул рукой. – Ладно-ладно, расскажу. Но сначала закончим с делами.

Правильно меня понявший Винокуров выудил из кармана стопку купюр и, выложив ее на столешницу, насмешливо улыбнувшись, кивнул Бестужеву и Вербицкой. Какой понятливый молодой человек, а? Мои одноклассники проводили деньги непонимающими взглядами, тут же ставшими возмущенными, едва я наложил на стопку купюр свою лапу. Разметав доли участникам аферы, я повернулся к недовольному Леониду.

– Понял, за что?

– Хм. За подставу под охоту, – вздохнул он, отводя взгляд. М-да, не дошло.

– Неверный ответ, – я покачал головой. – Если бы дело было только в этом, я бы первым посмеялся над такой забавной шуткой. После того как отомстил в том же духе, разумеется.

– А за что тогда? – склонив голову к плечу, спросила Вербицкая, кажется, уже позабывшая, что ее только что развели на немаленькую сумму. Ну да…

– За жадность и зависть, – ответила вместо меня Мила. Я всегда говорил, что у нее есть мозги. Еще бы пореже шла на поводу у сестры – и цены бы ей не было. – Не надо было превращать месть в заработок. Это скользкая дорожка.

– Ладно-ладно. Мы поняли, – кивнула Мария, явно не пребывающая в восторге от начавшейся нотации. Да и Леонид рад был сменить тему. – Больше не повторится. А сейчас, Кирилл, рассказывай давай, как ты от них избавился?!

Актриса… прирожденная. Так изобразить легкомысленную наивность – это же какой талант пропадает, а?

– Баш на баш, – предложил я. – Ты расскажешь, как умудрилась подвигнуть школьниц на охоту.

– Договорились. Расскажу… хм, наедине, с твоего позволения, – протянула Вербицкая. – Но ты первый.

– Хорошо, – согласился я. – В принципе тут не было ничего сложного. Вспомни, с чего начинается первое занятие по любому практическому предмету, где используется оборудование или вещества, представляющие потенциальную опасность?

– С техники безопасности, – ответил вместо Марии Винокуров.

– Вот с нее я и начал.

– Не поняла, – три голоса слились в один. Да и арамис с Бестужевым явно пребывали в недоумении.

– Ну, это же просто! – развел я руками. – Какая первая опасность угрожает при обращении с продуктами? Истекший срок хранения! Знаете, как сложно было найти лежалую говядину? А протухшие яйца? Хорошо еще, что с видеоматериалами проблем не было… Хотя отыскать изображения, иллюстрирующие заражение человека ленточными червями, было тоже непросто. – Я щелкнул пультом, и на стене появилась проекция одной из записей. Девчонки дружно охнули и отвернулись, а Бестужев с Винокуровым судорожно сглотнули.

– Хм… Но ведь лекции по технике безопасности обычно читаются только один раз… – нехотя протянула чуть побледневшая Вербицкая, отворачиваясь от неаппетитного изображения на стене. – А дальше…

– А темой следующего занятия я заявил сводку по простым однокомпонентным пищевым ядам и признакам интоксикации ими. Практика же – способы нейтрализации в домашних условиях, – ухмыльнулся я. – Идея клизмы и рвотного не пришлась дамам по душе. Ну и были еще варианты… вроде поиска и определения съедобных насекомых в полевых условиях и особенностей экзотических кухонь мира. Ну, знаете: жареные змеи, саранча в кляре, брюшки тарантулов во фритюре… В общем, у меня был неплохой план занятий. Жаль, кандидаты его не оценили… или, наоборот, оценили слишком высоко – как посмотреть.

– Кто бы тебе такое позволил в стенах школы! – кое-как справившись со взбунтовавшимся организмом, заметила Мила.

– Главное – подача материала, – я хмыкнул, глядя на моих собеседников. О как! Даже парней пробрало. – Никому из кандидаток даже в голову не пришло, что подобные эксперименты не будут одобрены администрацией.

– А какое это имеет отношение к кулинарии? – вдруг спросил Винокуров, нервно облизав губы. – Я имею в виду яды.

– Самое прямое, – состроив серьезную физиономию, ответил я. – Учить готовить девушек, которых с малолетства наставляли в умении вести хозяйство, просто глупость. Зато разбираться в ядах, их применении, симптомах и эффектах, что в вашем высшем обществе совсем не лишнее, никто не учит. А ведь большинство ядовитых веществ проще всего подать цели именно в пище… И иногда достаточно просто знать, в какое блюдо какой «неучтенный ингредиент» можно подсунуть, чтобы «клиент» его не учуял, и принять соответствующие меры, чтобы не оказаться на том свете, например, от убойной дозы гликозида амигдалина в абрикосовых косточках.

– Но почему кулинарный? – поддержал арамиса Леонид и заработал сожалеющий взгляд от Вербицкой.

– Ну конечно, почему бы сразу не обозвать это сборище «сообществом последователей Борджиа» или «клубом почитателей синьоры Тофаны»? Или нет, лучше «Медичи и Руджиери», – язвительно заметила Мария и, повернувшись ко мне, мило так улыбнулась. – Кирилл, а можно я приду на следующую лекцию?

– Давай я лучше просто скину тебе нужные тексты, – вздохнул я. – Не зря же я их в паутинке искал…

Через полчаса, то есть одно чаепитие спустя, мы дружной толпой вывалились из кабинета и разошлись в разные стороны. Впрочем, с близняшками мы вскоре пересеклись у моего портного, куда они приехали посмотреть, как идет постройка костюма, а после отправились на очередную тренировку, где дела наконец стронулись с мертвой точки.

Сестры все-таки поняли, что манипуляции Эфиром – совсем не то же самое, что заученные стихийные техники, и здесь нет необходимости в формальном подходе и делении на те умения, что доступны старшему новику и совершенно недоступны младшему. Эфир куда более гибок. Да, купол тишины радиусом в десяток метров у начинающего эфирника, скорее всего, не получится, но два-три метра – почему бы и нет?

Надо было видеть удивление на их лицах, когда, следуя моим указаниям, Мила смогла поднять сестру в воздух, разместив под ней кинетический щит. Правда, сил на него у кузины ушло куда больше, чем даже если бы она развернула подряд пяток техник уровня воя. Концентрацию надо тренировать, концентрацию!

За то, что она уронила Лину с двухметровой высоты, я загнал Милу на медитацию и, всучив пару металлических шариков для последующей за нею отработки телекинеза, занялся шипящей от боли в отбитой попе близняшкой.

Как результат, по окончании занятия сестры на пару приводили в порядок нашу песочницу, используя для выравнивания покрытия все те же кинетические щиты. Благо той дури, что они могли вкачать в эти простые эфирные приемы, хватило бы, чтобы заменить ими двадцатипятитонный трамбующий механизм.

В общем, толк был, и это не могло не радовать. Так что засыпал я с улыбкой на губах. Волнение от грядущего визита громовских инспекторов, с каждым проходящим днем подкрадывавшееся все ближе, отступило, недовольно ворча, и я уже было совсем уснул… но тут до моего слуха донесся прямо-таки истошный вопль автомобильного клаксона, моментально сорвавший дремоту, словно теплое одеяло с плеч. Наученный горьким опытом, я скатился на пол, успев выдернуть из-под подушки один из рюгеров, и, скрывшись за отводом глаз, принялся сканировать окружающее пространство. Вездеход на улице. Один. Людей – двое. Знакомые. Теперь понятно, почему сигнализация не подняла тревогу. Гости из допущенных и наверняка дали нужный код.

Тьфу ты. Выбравшись из-под стола, я надел штаны и, так и не выпустив из руки ствола, отправился встречать гостей.

– Добрый вечер, Кирилл.

– Два вопроса. Ты на часы смотрела? И как, половина второго ночи – это, по-твоему, «доброе» время? – вздохнул я и повернулся к сопровождавшему мою нежданную гостью мужчине. – Здравствуйте, Аристарх Макарович…

Глава 2
Карты, Ольга, два ствола

Хромов кивнул и, бросив красноречивый взгляд на пистолет в моей руке, тоже прогудел что-то приветственное. Посторонившись, я пропустил гостей в дом и, закрыв за ними двери, потопал ставить самовар. Чую, это не просто поздний визит в гости… ну да, в середине ночи, куда уж позже-то… дальше только «раньше» получится. А раз так, значит, предстоит нам долгий разговор. Ну а какая беседа без чая?

С любопытством посматривая, как я вожусь с пузатым самоваром и прилаживаю к нему выведенную в форточку трубу, Хромов ходил вдоль немногочисленных пока полок с книгами, не зная, чем себя занять. Ну да, Ольга, на правах «знакомой с домом», умчалась в кухонный закуток в поисках заедок к чаю, я самоваром занимаюсь… молча. Вот и бродит по комнате ярый гвардеец, словно неприкаянный. Тоже мне призрак отца Гамлета.

Но вот на столе появились теплые ватрушки, медовики и пирожные, и самовар, отшумев, ворчливо забурлил, словно подавая сигнал к началу чаепития.

– Я вас слушаю… внимательно, – проговорил я, когда были сделаны первые глотки обжигающе горячего крепкого чая. М-да, сюда бы еще лесных травок… или хотя бы мяты. Цены бы такому чаю не было.

Ольга переглянулась со своим телохранителем и, вздохнув, призналась:

– Я из дома сбежала.

– Ну и дура, – хмыкнул я и, получив в ответ два изумленных взгляда, пожал плечами. – Что? Если уж бежишь из дома, то с собой надо прихватывать что-нибудь компактное и легко конвертируемое в «кров и стол», а шкафы таскать – последнее дело. Даже хуже, чем чемодан без ручки. Его тащить неудобно, а бросить жалко. А шкаф еще и тяжело.

– Какие шка… – Ольга перевела взгляд на Хромова и захихикала. А вот самому гвардейцу сравнение явно не понравилось.

– Издеваешься, Кирилл Николаевич? – хмуро поинтересовался он.

– Я? Да ни в жисть, – округлив для пущей достоверности глаза, замотал я головой. Но тут же посерьезнел. – Это вы надо мной издеваетесь. Или скажете, что тоже в бега подались, Аристарх Макарович? А вам-то чем боярин Бестужев насолил? Ну ладно Ольга. У нее, понимаете ли, уважительная причина, любит она меня больше жизни, а грозный папенька, что называется, не велит… А вам он чего запретил?

– Когда это я такое говорила?! – возмутилась заалевшая Ольга.

– А что, нет? – «удивился» я. – Тогда тем более не понимаю, зачем вам было сбегать из дома, если только…

Я перевел взгляд с нареченной на Хромова, и тот немедленно налился багровым цветом. Хм. Да уж, Ольга с алыми щечками выглядит куда привлекательнее.

– Ты что имеешь в виду, охальник?! – рыкнул Аристарх Макарович. Ольга непонимающе взглянула сначала на Хромова, потом на меня… а потом до нее дошло то, что я недосказал.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8