Антон Шаганов.

Большая энциклопедия рыбалки. Том 3



скачать книгу бесплатно

А если немалая часть того запаса израсходована на долгую яростную борьбу, на попытки уйти со спиннинга спортсмена-природолюба? А если добавить последствия от травматического шока? Нельзя и сбрасывать со счетов нервное потрясение от пребывания в руках у людей (не обойтись ведь без фотосессии с побежденной рыбиной, – неспортивно). Остаются ли после всего этого у рыбы шансы на успешный нерест? Хорошо, допустим, что остаются. Крохотные, но остаются. Так ведь впереди новый лицензионный участок, и вновь падает блесна перед носом лосося, и вновь инстинкт заставляет ее хватать…

Я не утверждаю, что если пойманную семгу засолить, то рыбы в реках прибавится. Но как-то это честнее получится, без ханжеского спортсменского лицемерия…»

* * *

Однако вернемся от дискуссий о браконьерстве и спортивности к ловле семги сетями. Для любителей более, чем гарвы, доступны небольшие порядки из относительно коротких сетей, допускаемых правилами. Естественно, применяются они не в больших озерах, а на относительно узких и не бурных участках рек.

Л. П. Сабанеев описал такие порядки под названием «завесков»:

«Ставные сети (для ловли семги – А. Ш.) разделяются на завески и гарвы. Первые состоят из двух ставных сетей, утвержденных на кольях; одна из сетей – «стена» – идет от берега перпендикулярно к его направлению; другая же сеть – «завод» – примыкает своей серединой к первой, идя к ней перпендикулярно, следовательно, параллельно берегу; к концам завода приставляется «тайник» – сеть в форме полукруга, обращенная отверстием к стене; доступ же в тайник сужен двумя сетями, которые оставляют между собою только небольшой проход – «воротцы». Семга, идущая вдоль берега, упирается в стену, заворачивает вдоль ее, упирается в завод, опять заворачивает и наконец попадается через воротца в тайник, откуда ей уже трудно выбраться».

Довольно смутное описание, а картинку, проясняющую суть дела, классик не привел. Однако ясно, что применяемы в наши дни порядки жаберных ставных сетей мало отличаются от «завесков» – принцип тот же: выставить преграду на пути идущего против течения лосося и завернуть его в тесный загон, со всех сторон окруженный сетью.

Там, где любителям разрешены сети до 60 м длины (или две тридцатиметровые), еще можно пытаться в одиночку выставить нечто вроде «завеска»; там, где можно ловить лишь одной сетью длиной 25–30 м, на ловлю надо выходить как минимум вдвоем (причем каждый рыбак должен иметь свое именное разрешение; впрочем, многие наши рыбаки презирают чиновничью бюрократию и прекрасно обходятся темными ночами без бумажек с печатями).

На рис. 17 изображен порядок из двух одностенных сетей-тридцатиметровок, установленный у берега на вбитых в дно кольях. По такой же схеме, пропорционально увеличив указанные расстояние, можно растянуть и две 60-метровые сети, главное – не нарушать пропорции: углы БВГ и ЕЖЗ на изображенной фигуре не должны превышать 35–40 градусов.


Рис. 17.

Порядок из двух 30-метровых сетей для ловли семги. Расстояния между кольями: АБ – 30 м; БВ и ВГ – 6 м; ГЛ и ДЕ – 3–3,5 м; ЕЖ и ЖЗ – 6 м; ЗБ –1,5 м.


Специальные «лососевые» сети достаточно дороги, поэтому иногда в одной конструкции применяют сети двух видов. Например, на участке АБ вытягивают в прямую линию обычную «лещовую» сеть из крученой нити (лосось в нее почти никогда не путается, и выполняет она лишь направляющую функцию), а многоугольную фигуру выстраивают из специальной «лососевой».

Теоретически, направляющую сеть можно сделать из любого оснащенного сетеполотна, например, из крыла от невода, – так сооружают промысловики свои заколы. Но на практике реализовать такую идею не получается: сети на лосося всегда выставляются у того берега, ближе к которому находится стрежень реки, и сильное течение не позволяет использовать сети с большой парусностью (сильное – к данном случае лишь в сравнении с течением у противоположного берега; на настоящей быстрине сеть не выставить).

Почему именно «лещовая»? Почему не какая-нибудь частиковая мелкоячеистая? По ряду причин. Во-первых, не будет попадаться всякая мелочь и отвлекать от серьезной рыбалки. Во-вторых, из-за увеличенного размера ячеи сеть будет меньше ловить палую листву и прочий мусор, плывущий осенью по реке. В-третьих, лосось может и не заметить сеть, рассчитанную на мелкую рыбу, – т. е. связанную обычно из тонкой лески, – и сдуру влетит в нее. Событие, печальное не для лосося, а для сети и ее владельца, – поутру вместо пойманной рыбы обнаружится большая дыра в сети. А крупноячеистые жаберные сети для ловли весеннего икряного леща в наших местах вяжут из крученой капроновой нити, достаточно толстой и грубой (отчего-то лещ идет в такую сеть охотнее, чем в тонкую лесковую, возможно, в поисках предметов, о которые «трется», выдавливая из себя икру и молоки). Семгу такая снасть удерживает, хоть и попадается она в нее редко.

Но обычная «лещовая» сеть нуждается в некоторой доработке, прежде всего в оснащении дополнительными поплавками и грузилами (особенно если на ней используются грузовой и наплавной шнуры с вплетенными внутрь грузиками и поплавками – такие сети подходят исключительно для спокойной воды, и на реках их устанавливают в заводях, заливах и вдоль прибрежных трав).

В качестве дополнительных грузил подвязывают большие (18–20 см в диаметре) и тяжелые кольца из пятимиллиметрового металлического прутка; над каждым кольцом крепят пенопластовый поплавок. Свинцовые литые грузы применять неудобно – они проваливаются в крупные ячейки сети, запутывая снасть.

Грузоподъемность поплавков определяют экспериментальным путем: берут поплавок, заведомо больший, чем нужно, привязывают у нему кольцо и опускают в бочку с водой. Затем уменьшают поплавок до тех пор, пока он вместе с кольцом не станет тонуть быстро, доходя до дна бочки за 2–3 секунды; получившийся поплавок используют в качестве шаблона для изготовления остальных.

Промежутки между дополнительными поплавками и грузилами зависят от первоначальной огрузки сети и от силы течения в выбранном для ловли месте, и могут составлять от 0,5 до 1,5 метров. Чаще, чем через 0,5 м привязывать их смысла нет: если течение все равно «укладывает» сеть, можно привязать к ней через каждые 5–6 метров якоря (тяжелые, в несколько килограммов, металлические грузы или камни того же веса), а над каждым якорем подвязать к верхней подборе пластиковую двухлитровую бутылку. Чтобы сеть не деформировалась в воде, в местах крепления якорей сквозь ее ячейки пропускают вертикальную пожилину (капроновый шнур 1,5–2 мм толщиной, а длиной несколько меньше высоты сети в посадке), привязывая ее концы к верхней и нижней подборе.

Если и якоря не помогут удерживать сеть в правильном вертикальном положении – ищите новое место для ловли, с более спокойным течением.

Теперь перейдем от вспомогательной сети, натянутой перпендикулярно берегу, к главной части снасти – к той, что собственно и ловит семгу.

Лучше всего приобрести фирменную лососевую сеть финского или норвежского производства, с ячеей 70–80 мм (этот размер ячеи наиболее оптимален для лужского лосося, в местах, куда заходит более крупная семга, возможно использовать ячею 100–120 мм). Импортные лососевые сети изготовлены из мультимонофиламентной нити – название сложное, но, упрощенно говоря, среди материалов, из которых вяжутся сети, эта нить то же самое, что «плетенка» среди лесок: при малой толщине отличается повышенной прочностью.

Лучшие сети – связанные без узлов, есть и такая технология при машинном сетевязании: пересекающиеся нити, образующие ячейку сетеполотна, не связываются, а как бы вплетаются одна в другую. Обычно имеющиеся в продаже лососевые сети правильно посажены, но догружать их все-таки иногда приходится, подгоняя под конкретные условия ловли; впрочем, не такое это трудоемкое занятие, в сравнении с вязанием и посадкой.

Единственный минус норвежских и финских «лососевок», особенно безузловых, – высокая цена. Поэтому многие пользуются самодельными сетями: либо сами вяжут сетеполотно, либо сажают на подборы готовое. В первом случае не советую пользоваться мононитью, хотя при толщине 0,4–0,5 мм она удерживает запутавшегося лосося. Но проблема в узлах: мононить вообще достаточно скользкая по сравнению с кручеными капроновыми нитями, и требует более сложного узла, либо двойного обычного, иначе «поползет»; на толстой монолеске такие узлы затягивать особенно сложно и получаются они громоздкими, неаккуратными, – сети с ними больше цепляют плывущий мимо мусор, а рыба в них идет неохотно.

На имеющихся в продаже лесочных сетеполотнах узлы небольшие и аккуратные, но там тоже используется хитрая технология: нити только на узлах нагреваются до определенной температуры, и склеиваются, сплавляются, – в результате простой узел не «ползет». Полотно фабричного изготовления из мононити подойдет для лососевой сети, но беда в том, что почти невозможно найти в продаже полотна с ячеей 70-100 мм и диаметром лески 0,5 мм, – слишком уж ограничен круг возможных покупателей.

Крупноячеистые полотна из крученой капроновой нити встречаются в продаже значительно чаще, – их обычно и применяют, когда сажают лососевую сеть самостоятельно.

Способы посадки несколько отличаются от тех, что применяют при изготовлении обычной частиковой сети. Если в сети, предназначенной для мелкой рыбы, на т. н. «огниву» или «посад» (отрезок посадочной нити между двумя узлами, крепящими ее к нижней или верхней подборе) свободно нанизывают от 4 до 7 крайних ячеек сетеполотна, то в лососевых сетях – не более двух, и то при относительно небольшой ячее (60–70 мм), а в крупноячеистых сетях (свыше 70 мм) к подборам крепят каждую ячейку (похожая посадка применяется при изготовлении бредней).


Рис. 18. Посадка крупноячеистой лососевой сети.


Лишь в тех случаях, когда точка крепления посадочной нити к подборе попадает на поплавок, на «огниву» в любом случае сажают две ячейки (размеры поплавка не позволяют разместить его между ячейками). В качестве грузил используются описанные выше кольца из металлического прутка, и для их крепления удваивать длину «огнивы» не надо.


Рис. 19. Посадка лососевой сети в месте крепления поплавка.


Поплавки заранее, до начала посадки сети, нанизываются на шнур верхней подборы и фиксируются деревянными клинышками на заданном расстоянии друг от друга. Кольца-грузила привязывают потом, на собранную сеть, каждое в точности под поплавком. Случается, по условиям ловли приходится использовать очень большие поплавки и очень тяжелые кольца – в таких случаях не мешает соединять их вертикальными пожилинами, как описано выше.

Если нужна особо тяжелая огрузка, то чересчур увеличивать диаметр грузовых колец нежелательно. В тоже время гнуть их из очень толстого прутка тяжело – гораздо проще соединить два кольца вместе, приложив одно к другому и зафиксировав изолентой.

Шнуры для подбор и посадочная нить используются увеличенной толщины и повышенной прочности. Посадочные узлы тоже необходимо вязать более надежные: например, финские рыболовы используют для посадки своих лососевых сетей узлы, изображенные на рис. 20.


Рис. 20. Особо прочные узлы для посадки лососевых сетей.


Коэффициент посадки сети по длине стандартный, 1?2: т. е. из 60-метровой куклы должна получаться 30-метровая сеть. Сети с коэффициентом посадки 1?2,5 (именно такая посадка изображена на рис. 18) более уловисты, но в реках применимы только в местах со слабым течением, то есть крайне редко, – в основном такими сетями ловят в проточных озерах Карелии и Кольского полуострова.

Колья для установки сети вырубаются прочные (ольха и подобные ей деревья не годятся), с толщиной в вершине не менее 3–4 см; если нижний конец получается при этом слишком толстым, излишки дерева с него стесываются.

Каждый кол привязывается по очереди к сети заранее в двух точках, к нижней и верхней подборе (к нижней – отступив от конца кола на расстояние, равное заглублению кола в донный грунт), а затем вколачивается в дно при помощи кувалды и нехитрого приспособления под названием «набойник» – отрезка металлической трубы, насаженного на шест.

Обычно колья забивают так, чтобы они не доходили до поверхности воды на 5-10 см, что делает выставленную снасть незаметной со стороны.

Есть еще один способ установки одностенной лососевой сети, гораздо более простой, но значительно менее уловистый. Применяется он на неглубоких местах, где по каким-то причинам нельзя растянуть сеть в виде ловушки: каменистое дно, не позволяющее вбить колья, слишком сильное течение и т. д. Причем ловить сетью этим способом можно без лодки, взабродку, и устанавливать сеть в одиночку.

Называется упрощенная установка «флюгерной» – один конец сети прочно привязывается к колу или металлической трубе, а сама она свободно вытягивается силой течения, никак и ничем больше не зафиксированная, и колеблется, как флюгер, или, скорее, как большой флаг на ветру. Чтобы избежать скручивания сети в жгут, к дальнему концу ее привязывают т. н. «кляч» – деревянный шестик, снабженный на верхнем конце грузом, а на верхнем – поплавком; огрузку подбирают так, чтобы кляч стоял в воде вертикально, но на поверхности при этом оставался только его поплавок.

Длина кляча должна быть значительно меньше высоты сети в посадке (например, для сети высотой 1,8 м достаточно метрового кляча). По всей длине сети через каждые 3–4 метра ставят вертикальные пожилины, равные длине кляча. Тяжелые грузила при этом способе ловли не нужны, сеть должна иметь положительную плавучесть, – достаточно, чтобы грузовой шнур придавал ей в воде вертикальное положение.

Такая сеть уже представляет собой нечто среднее между сетями ставными и плавными, о ловле которыми семги подробно рассказано в статье «Плавные сети».

Другие сетные снасти для речной ловли семги

Как уже было сказано выше, промысловики в реках ловят семгу ловушками, сооружая закол от берега до берега реки. Фактически это ставной невод, крылья которого удерживаются в вертикальном положении не поплавками, а кольями, часто вбитыми в дно (места для заколов выбирают не глубокие). Колья возвышаются над поверхностью воды примерно на 1–1,5 метра, и на такую же высоту поднимаются над водой привязанные к ним крылья закола. В центре закола имеется 1–2 ловушки (иногда лишь прикрытые сверху легко снимаемой сетью, чтобы рыбу можно было извлекать саком). Возможны и другие конструкции заколов, но любителям они нигде рыболовными правилами не разрешены, поэтому останавливаться на подробностях ловли не будем.

В обычные подъемники любительского размера (т. е. до 2?2 метра) семга попадается очень редко, в основном весной или осенью, в мутную воду. Хотя «заблудившаяся» семга, о которой я писал в начале этой статьи (пойманная в реке Сестре), попалась именно в подъемник. Большие крупноячеистые подъемники, так сказать, «промысловые», гораздо более эффективны, но лишь в сочетании с «заязками» и прочими преградами на пути рыбы, и там, где ход лососей достаточно обилен.

Есть специальные подъемники для ловли на быстрине, называемые в Ленобласти «парашютами» – они, при достаточно скромных размерах, позволяют захватывать семгу, не выставляя у нее на пути искусственных преград.

Сродни ловле «парашютом» и использование больших стационарных саков, похожих на описанный Л. П. Сабанеевым под названием «сежа» (см. статью «Саки»). Но в наше время, кажется, никто уже не возводит посреди реки стационарные сооружения, на которых надо сидеть сверху, – сак растягивается между двумя кольями, а рыболов в забродниках стоит рядом, готовый захлопнуть его, едва лишь внутри окажется семга, – подняв третий кол, лежащий на дне реки и крепящийся к нижнему краю сети.

Еще более упрощенный вариант этой ловли осуществляется при помощи известной «курицы» (подробно описанной в статье «Бредень»). Но «курица» используется видоизмененная – сеть на ней стоит более крупноячеистая (ячея не менее 50 мм), концы клячей несколько выдаются за пределы сети и заострены для втыкания в дно. Иногда на сильном течении верхнюю и нижнюю тетиву «курицы» крепят к жердинкам – жестко соединенные с клячами, они образуют четырехугольную раму. Такую «курицу» не натаскивают на рыбу, как обычную, – укрепляют на дне и поджидают семгу. Ловля всеми видами саков производится обычно ночью – днем лосось может попасться только в очень мутную воду.

На Кольском полуострове ловят семгу снастью, представляющей собой нечто среднее между саком и плавной сетью. Называется она «поезд» (иногда «поездок» и даже «поясок»), известна давно, по крайней мере упомянута еще Л. П. Сабанеевым: «Кроме того, на севере ловят семгу поездами – мешками из сетей, которые за оба конца тянут в воде, гребя на лодках».

Подробности этой ловли в современном ее виде мне неизвестны: рыболовные правила признают «поездок» неимоверно истребительной снастью и повсеместно запрещают, а те, кто рискует нарушить запрет, занимаются ловлей по ночам и не склонны делиться впечатлениями. Однако вот почерпнутое из Интернета свидетельство кольского нахлыстовика А. Соколова, уже выступавшего в качестве эксперта на этих страницах:

«В большинстве случаев нормальным результатом считается, если бригада из 5–6 человек поймала каждому по рыбинке. Ну, бывает и получше, но редко. Бывает, что ни одной не достаётся. Много могут поймать только если не лимитированы по времени и сети на ямах поставят, а поездком будут яму шуровать. Но такое нахальство происходит по сговору с отдельными рыбинспекторами, иначе риск попасться слишком велик. А оттого нечасто такое происходит».

С «парашютами» и саками разных видов та же картина – по уловистости они весьма уступают спиннингу. К тому же ловля ими достаточна уныла – стоишь и ждешь, ждешь, ждешь… когда семга или кумжа соизволит заплыть в снасть.

Ловля на искусственных насекомых

Почему-то искусственные приманки, именуемые по старинке «мухами» (хотя современные «мухи» имитируют не только насекомых, но и червей, и мальков, и различных водных беспозвоночных) у большинства рыболовов издавна ассоциируются с нахлыстовой ловлей. Отчасти это связано с настойчивой рекламой нахлыста – если почитать рыболовные издания, может сложиться превратное впечатление, что нахлыстовиков у нас в стране чуть ли не меньше, чем спиннингистов.

На деле же любители нахлыста – весьма немногочисленная секта в сравнении с многомиллионной армией любителей других видов рыбной ловли. Нахлыст слишком затратный и трудный в освоении спорт, чтобы стать по настоящему массовым увлечением. Поэтому отдельного разговора о нахлысте не будет – о нахлыстовых удилищах, шнурах и катушках, равно как и о приемах ловли, нахлыстовики знают больше меня, и учить их чему-либо смысла нет. А остальным – ни к чему.

Но ловля на «мух» значительно шире, чем «чистый» нахлыст. Для их доставки в водоем используются и спиннинги, и «кораблики», – причем у этих куда более простых в освоении снастей «дальнобойность» и эффективность в разы превышает возможности даже самых опытных нахлыстовиков.

«Кораблик» и ловля им более подробно описаны на страницах, посвященных кумже, а здесь остановимся на ловле спиннинговыми оснастками, включающими в себя «мух» (сектанты упорно называют такую ловлю «псевдонахлыстом» и относятся к ней весьма презрительно).

* * *

Почему семга, в реках не питающаяся, тем не менее хватает там «мух», в том числе имитирующих живых насекомых, – загадка природы. С рыбами и изображающими их приманками все относительно понятно: уничтожение врагов и конкурентов будущего потомства. А вот насекомые…

Версий на сей счет выдвигается достаточно много. Например, такая: у семги сохраняется рефлекс хватать упавших в воду насекомых еще с тех пор, когда она жила в реке в виде пестрятки. Или такая: инстинкты семги по охране нерестилища, икры и мальков распространяется не только на рыб, на насекомых тоже (многие насекомые и их личинки активно истребляют мальков, например, жуки-плавунцы).

У всех этих версий имеется немало слабых мест, но останавливаться на них не будем, примем как данность: семга в реках неплохо клюет на «мух».

Впрочем, как уже сказано, современные «мухи» далеко не всегда изображают насекомых; на рис. 21 изображены некоторые весьма популярные в наше время типы лососевых «мух», и из них только приманки с чудными названиями палач (Executioner) и киллер (Killer) напоминают насекомых. Ганн (Gunn), как считается, имитирует червя (эта «муха» бывает до 7–8 см длиной), а шримп (Shrimp) – морскую креветку, которой вообще-то в пресной воде делать нечего.


Рис. 21. Современные лососевые мухи: 1 – киллер; 2 – шримп; 3 – ганн; 4 – палач.


Непременной деталью старинных лососевых «мух» считались птичья перышки, сейчас они используются значительно реже, – современные продвинутые «муховязы» пользуются в основном синтетическими волокнами. Однако далеко не везде можно закупить необходимые материалы, и многие провинциальные рыболовы вяжут «мухи» по старинке – из козьей, собачьей или оленьей (на Кольском полуострове) шерсти, и не используют специальные «мушиные крючки» и трубочки-сердечники для утяжеления тонущих «мух». Сектанты-нахлыстовики отказывают таким изделиям в праве называться «мухами» и именуют их «вабиками».

Считается, что спиннинговые оснастки, сочетающие поплавки и «мух», появились в нашей стране недавно, с широким распространением импортных поплавков «бомбетта» и «сбирулино». На самом деле история этой ловли значительно древнее: в Сибири такую оснастку использовали по меньшей мере с середины двадцатого века для ловли хариусов, ленков и даже тайменей. Впервые появилась она, кажется, на Ангаре и постепенно распространилась на другие сибирские реки, а затем и на лососевые реки Кольского полуострова.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33