Антон Шаганов.

Большая энциклопедия рыбалки. Том 3



скачать книгу бесплатно

Смешная картина: на берегу беснуется рыбинспекция, а посреди реки машет удилищем мужик и в ус не дует. Близок локоть, да не укусишь… Ничего не сделать, разве что стрелять на поражение, так ведь засудят потом.

Бывало, самые упорные инспектора плотно оседали с двух сторон, на обоих берегах, дожидаясь, когда холод выгонит рыболова из воды. Иногда дожидались. А иногда рыбак под вечер доставал из рюкзака камеру от колеса грузового автомобиля, насос, накачивал, – и уплывал в сгущающейся темноте вместе с уловом…

Также «столбики» используются для ловли на живца в проводку и для пассивной ловли на спиннинговые приманки (подробности такой ловли приведены чуть ниже).

Ловля с лодки – наименее уважаемая среди лужских лососятников. На лодках сплавляются к границе быстрины рыбаки случайные, лишь изредка охотящиеся за семгой. Ставят лодку на якорь и обычно ловят в одиночку сразу на 2–3 спиннинга. Как можно? – спросит недоверчивый читатель. Можно. Если ввести в спиннинговую оснастку поплавок с достаточной грузоподъемностью, способный удержать блесну на плаву, – можно. Такую снасть на одном или двух спиннингах отпускают вниз по течению, на манер обычной проводочной удочки. Когда оснастка попадает на быстрину, катушку ставят на тормоз – и блесна, оставаясь на месте, играет в быстрой струе воды. При удаче можно дождаться хватки лосося. Третьим спиннингом в это же время делают забросы вверх по течению, на более спокойную воду, где можно подцепить щуку или жереха.

Есть и другие способы пассивного лова на спиннинговые приманки: «дурилка», «тычка» и «поставушка».

Лососевая «дурилка» – крайне примитивная снасть, действие которой основано на том, что идущий на нерест лосось инстинктивно хватает любую рыбку, оказавшуюся у него перед мордой.

В дно реки на быстром месте заколачиваются две «тычки» – крепкие колы, между которыми натянут прочный шнур. Подвешенные к нему на поводках блесны, виброхвосты или снасточки с мертвой рыбкой играют в струе воды, провоцируя лосося на хватку.

Попадается едва ли десятая часть рыб, схвативших приманку, в основном мелкие, – остальные срываются, понапрасну травмированные. Поэтому «дурилка» почти повсеместно запрещена, и ловить ею разрешается лишь представителям малых коренных народов Севера и Сибири в местах их проживания. Однако находятся и у нас любители снять с «дурилки» истомленную, полуживую семгу или кумжу.

«Тычка» еще проще – один кол, один поводок, одна приманка. Иногда утомленные бесклевьем спиннингисты, уходя со своего «столбика», оставляют на нем поводок с приманкой – вдруг что-нибудь зацепится.

Ловля «поставушкой» более увлекательна. Эта снасть некий гибрид донки и спиннинга – тяжелое грузило, заброшенное спиннингом, лежит на дне, а одна или две блесны на расположенных выше поводках играют на струе. Спиннинговое удилище можно не держать в руках, укрепив как-либо на берегу – семга, с ее резкой хваткой, сама себя засекает, а сигналом поклевки служит треск катушки. Однако перед началом вываживания необходимо сделать еще одну подсечку, вогнав поглубже крючки тройника, иначе сход почти неизбежен.

Однако вернемся к способам активного блеснения – с берега, взабродку и со «столбика».

В главном они схожи: цель рыболова – «нащупать» блесной семгу, остановившуюся за лежащими на дне большим камнем или каменной грядой, где течение замедляется. Летние семги-«разведчики» всегда стоят не за, а перед камнями, – вода в Луге, как уже не раз упоминалось, весьма теплая для лососевой реки, камни в июле обрастают длинными зелеными бородами из тины и водорослей (осенью усилившееся течение их быстро обрывает), а семга подводную растительность не любит и всегда избегает.

Другое излюбленное место стоянок семги – «подвалы», подводные ямы с обрывистым верхним краем. Срез каменной плиты там практически отвесный, что делает «подвал» смертельно опасным для разгуливающего вброд по реке рыболова, а для семги – весьма комфортным местом. Обнаружить «подвалы» при визуальной разведки незнакомого места труднее, чем «камушки» (либо торчащие из воды, либо выдающие себя характерными возмущениями водной поверхности), но местные рыболовы знают их наперечет.

Трудно понять, для чего служат семге эти места – для краткого, на пару часов, отдыха перед дальнейшим преодолением быстрины, или для временной, на несколько дней, стоянки, – но поимка семги именно там весьма вероятна.

Иногда летом, в межень, рыболовы сами выкладывают посередине реки небольшие запруды из обломков плитняка, 2–3 метра длиной, искусственно создавая удобные стоянки для лососей. Сооружения эти одноразовые, на один сезон, – весенний ледоход разметывает их, вынуждая каждый раз восстанавливать заново.

Многие опытные лососятники считают, что если возле камня стоит семга, то она немедленно бросится на попавшую в поле ее зрения блесну; это почти всегда происходит при первом забросе.

Мнение спорное, трудно подтвердить или опровергнуть его без подводных съемок скрытой камерой… Значит ли отсутствие хватки при первом забросе, что семги в данном месте нет? Что она, схватившая блесну при энном забросе под тот же камень, только-только туда подошла? Или же ей до того надоела постоянно падающая перед носом непонятная блестящая штучка, что она ее наконец схватила?

Специалисты советуют повторять забросы в одно место до 10 раз, делая при каждом новом забросе отклонение на метр-два в ту или другую сторону от предыдущего. Если не последовало хваток, надо перейти на другое удобное для забросов место, или сделать перерыв.

Однако практика показывает, что иногда стоит сменить после первого десятка забросов блесну – и немедленно следует хватка. Что, впрочем, ничего не доказывает: отчего бы и не подойти семге на удобное для стоянки место во время паузы, вызванной сменой приманки?

Но одно несомненно: в чем-то семга похожа на щуку, при всем несходстве образа жизни этих двух рыб. Свято место пусто не бывает – поговорка, вполне применимая к точкам, удобным как для щучьих засад, так и для стоянок семги. Поймав одну рыбу, можно рассчитывать спустя недолгое время выловить там же вторую, третью и т. д. При активном ходе семги промежутки между поимками в одной точке могут исчисляться часами, при вялом – сутками. (Кстати, изредка и щука хватает блесну в совершенно нехарактерных для себя «семужьих» местах, опровергая мнение, что охотится исключительно в спокойной воде.)

О проводке заброшенной блесны долго говорить не приходится: быстрая, прямолинейная, без особых изысков. Начинать ее (по крайней мере выбрать излишки лески) надо до падения приманки в воду, иначе потери блесен возрастают; небольшие паузы можно делать лишь в тех случаях, когда блесна забрасывается в яму глубиной 2–3 метра. Если место ловли незнакомое и оценивается «на глазок», расположение таких ям визуально определить трудно, и лучше не рисковать, начинать подмотку сразу.

Последняя и самая сложная часть ловли – вываживание. Заурядная семга весом в пару килограммов при наличии опыта у рыболова особых хлопот не доставляет: если не форсировать вываживание, побуянит, побуянит, но все же утомляется – обессилев, без сопротивления идет к берегу, иногда даже повернувшись на бок или вверх брюхом, без попыток дальнейшего сопротивления. И вот тут-то некоторые рыболовы расслабляются, пытаются схватить рыбу руками… Но семга остается семгой, и у нее вполне может открыться в такой момент «второй дыхание». Лучше не рисковать, и, не приближаясь в рыбе, вытаскивать ее волоком на берег (хотя на реках, отличающихся характером берегов от Луги, этот совет может оказаться неприменимым на практике).

А вот утомить «мамку»… Это проблематично. Можно, конечно, но придется провозиться не меньше часа, при самом удачном стечении обстоятельств (т. е. если заброс сделан против течения и быстрина не помогает рыбе в борьбе, а напротив, утомляет ее). Форсировать вываживание, надеясь на прочность спиннинга, катушки и «плетенки», не рекомендуется категорически. «Плетенка» – то выдержит, но семга с мясом вырвет из себя тройник и уйдет.

Коронный трюк крупной семги – молниеносный бросок в сторону, которым она часто сматывает с катушки несколько десятков метров лески. Сделать тут ничего нельзя, да и не надо, – за рыбака работает фрикцион катушки, утомляя рыбу. Но если в пределах досягаемости семги водопад, или завал из деревьев, или густо торчащие из воды обломки камней, – беда. Пускать туда лосося нельзя, и приходится поднимать спиннинг почти вертикально и стопорить катушку, надеясь на прочность лески и амортизирующие свойства удилища: иногда удается остановить и развернуть семгу, иногда поединок на этом и заканчивается… В последнем случае остается лишь позавидовать любителям монолески с их громоздкими «мясорубками» – подобная оснастка дает больше шансов в описанной ситуации, за счет пружинящих свойств самой лески.

Но если участок реки достаточно чистый, а снасть надежная, то терпение рыбака в конце концов побеждает – «мамка» позволяет подтянуть себя на расстояние удара багром с полностью выдвинутой телескопической рукоятью (если ловить с берега, то нужно не тянуть рыбу на самую мель, а самому зайти в воду на финальной стадии поединка). Лучше доверить нанесение «удара милосердия» коллеге, но если уж привыкли ловить в одиночку, приходится справляться самому.

При ловле взабродку семгу любого размера берут из воды подсачком с короткой ручкой, напоминающим увеличенную в размерах форелевую «ракетку», или багориком, тоже коротким, либо сдвинутым телескопическим. Но багрят здесь семгу ударом не сверху, как на прибрежном мелководье, а снизу, и удобнее для этого крюк другой формы (рис. 15); лучше всего иметь два сменных крюка для одной рукояти и привинчивать нужный при изменении условий ловли.


Рис. 15. Принадлежности лососятника: багорики с крюками разной формы: 1 – для удара сверху; 2 – для удара снизу; 3 – кукан-игла; 4 – напильник-финир для заточки крючков.


Хватать рыбу за жабры или за туловище у хвоста, как рекомендуют некоторые рыболовы, я не пробовал. Не так часто клюет в Луге лосось, чтобы рисковать.

О времени ловли. В начале лососевого сезона – в солнечную и теплую сентябрьскую погоду – лучшее время суток для ловли утренние и вечерние зори, но случается, что семга хорошо берет и среди дня. В пасмурную погоду лучший клев обычно днем.

Глубокой осенью, когда похолодает, семга ловится в продолжение всего светлого времени суток. Ночные поклевки семги в наших краях не отмечены, но летом на Кольском полуострове она неплохо берет в белые полярные ночи.

Необходимые при ловле дополнительные аксессуары (помимо упомянутых выше вейдерсов, сачка или багорика) – кукан, защитные очки и приспособление для заточки крючков. Про кукан почему-то никто не забывает, хотя зачастую он не потребуется, а вот очки или мелкий брусочек (или фирменное приспособление для заточки) берут с собой далеко не все рыболовы, и совершенно зря. Крючки при ловле в каменистых местах очень быстро «садятся» и требуют постоянной подточки; и столь же быстро «садится» в солнечный день зрение спиннингиста, напряженно вглядывающегося в бликующую воду.

Близоруким рыболовам, вынужденным носить очки с диоптриями, можно посоветовать посетить салон оптики и нанести там на линзы очков специальное покрытие, изготовленное на основе галоида серебра. С ним линзы приобретают свойства «хамелеона» – меняют цвет в зависимости от интенсивности светового потока: в помещении прозрачные, на солнце – темные.

Но по-настоящему «зрячим» рыболова делают очки с линзами «Polarexit» и аналогичных торговых марок, дающими неискаженное поляризованное изображение. У большинства опробовавших их рыбаков реакция однотипная: да как же я раньше без этого ловил-то?! Попробуйте (только не дешевые китайские, чтобы ни было на них написано) и убедитесь – вода становится ДЕЙСТВИТЕЛЬНО прозрачной.

* * *

Теперь о том, чем отличается ловля лососей на Кольском полуострове, в нашей северной рыболовной Мекке (южная – Ахтуба и дельта Волги).

Сама ловля, по большому счету, ничем не отличается – разве что сроки ее начала значительно сдвинуты вперед, и семгу можно успешно ловить начиная с мая месяца.

Рыбы, конечно же, на Кольском значительно больше. Но этот плюс лично для меня никак не окупает большой минус: бесчисленные стада рыболовов, желающих поймать лосося. Не люблю ловить в многолюдных местах.

Богаче на Кольском ассортимент применяемых спиннинговых приманок – большинство любителей из других регионов выезжают за семгой 1–2 раза в год и не скупятся на снасти и экипировку – дорогие воблеры и импортные «колебалки» остаются в реках в огромных количествах, служа дополнительным источником дохода для местных жителей, собирающих их летом, когда уровень воды сильно опускается.

Ловля в реках на естественные приманки

Главная естественная приманка для ловли лососей – живец либо мертвая рыбка (от слишком больших рыбок используют лишь хвостовую часть). Оговорюсь сразу: в этой главе речь не идет о ловле на спиннинговую снасточку с мертвой рыбкой, она в принципе ничем не отличается от ловли на блесну или воблер.

Несколько реже семга попадается на земляных червей, а на участках рек, расположенных неподалеку от устьев, неплохо клюет на креветок и на морских червей. Почему клюет, если в реках не питается, – непонятно. Однако клюет, возможно по привычке.

Снасть для естественных насадок – либо обычная поплавочная удочка (пригодная для проводки на сильном течении и для борьбы с крупной рыбой), либо удочка без поплавка, с одним лишь грузилом; для дальних забросов нередко используются спиннинговые удилища с поплавками-«бомбеттами». «Кораблики» (они же «торпедки», «салазки» и т. д.) тоже применяются для доставки в водоем естественных насадок, хотя чаще с их помощью ловят на искусственные, в основном на «мух».

Но беда в том, что в большинстве стран, где водятся лососи, ловить их в реках на естественные насадки запрещено. И у нас – там, где организован лицензионный лов лосося – запрещено. Наши рыболовы, конечно же, все равно ловят, но с большой оглядкой.

Европейские же лососятники, более законопослушные, пошли другим путем, сложным и затратным. На западе в большом распространении насадки, которые смело можно назвать псевдоестественными. Например, черви-выползки, – и на вид, и на ощупь практически не отличающиеся от настоящих. Живцы и куски рыбки, ракообразные, черви, бойлы, имитирующие несколько слипшихся красных икринок… Речь не о достаточно условном сходстве с живым объектом, как у блесен или воблеров, – о полной скрупулезной имитации, даже человек и даже вблизи может обмануться.


Рис. 16. Имитации естественных наживок: 1 – рыбьи хвостики: 2 – выползки; 3 – лососевая икра.


К тому же к таким приманкам прилагаются флакончики со смесями из ароматизаторов, имитаторов вкуса и прочей химии, – побрызгав на приманку, можно добиться, чтобы она на вкус и запах почти не отличалась от настоящей.

В России эти хитроумные приманки пока не получили широкого распространения, отчасти из-за своей высокой цены.

Ловля ставными и плавными сетями

Одна из главных промысловых снастей для ловли лосося – ставная сеть-гарва.

Гарва – старинный рыболовный термин, употреблявшийся еще в средневековых русских летописных документах, и происходит от саамского слова «харръв» – так аборигены Кольского полуострова и северной части Скандинавии называли свои сети для ловли лосося, использовавшиеся по крайней мере с конца позапрошлого тысячелетия.

Едва ли «харрьвы» саамов напоминали нынешние гарвы, по крайней мере в середине девятнадцатого века В. Даль в своем словаре дал такое определение гарвы: «ставная сеть на семгу, длинной 10 саженей, шириной 3 сажени, ячеи в 1–2 вершка».

Но уже к концу века гарвы значительно выросли в размерах, и словарь Брокгауза и Ефрона сообщает: «Длина гарв бывает различна и достигает иногда нескольких верст».

Длина современных гарв, используемых для ловли в пресной воде, исчисляется по меньшей мере сотнями метров, высота 8–9 метров, ячея 70-100 мм. Растянуть в воде сеть таких размеров можно только поплавками с большой грузоподъемностью (раньше использовали т. н. «кубасы», сейчас их с успехом заменили пластиковые бутылки из-под прохладительных напитков). Ставят порядки гарв не в прямую линию, а достаточно хитрым лабиринтом, в поисках выхода из которого лососи запутываются в ячеях.

Большие размеры (в сочетании с изрядной ценой) делает эту снасть «неподъемной» для любителей, и в переносном, и прямом смысле слова, – с обычной лодки ее не выставить. Да и рыбнадзор не выдает любителям лицензий на пользование гарвами, больно уж велики и уловисты.

Однако «любители» находятся – ловят гарвами в Ладожском озере, еще чаще в Онежском. Часто при троллинге на этих озерах блесны и воблеры зацепляются за гарвы, не имеющие никаких опознавательных бирок, обязательных для промысловых снастей. Но «любительской» такую ловлю можно назвать лишь в кавычках – тот же промысел, лишь подпольный.

Если гарвы применяют на широких водоемах, перекрыть которые от берега до берега невозможно, то на относительно узких реках Кольского полуострова используется другой метод установки сетей: они натягиваются поперек реки, параллельно, на расстоянии не более 2 метров друг от друга. Обычно реку перекрывают 3 сетями, иногда их число в одном месте доходит до 5–6. Смысл такой установки в следующем: лосось хорошо видит сеть в прозрачной воде, и идти в нее не желает. Но инстинкт гонит рыбу в верховья, к нерестилищам, – она перепрыгивает через препятствие и тут же оказывается перед следующим, не имея свободного пространства, чтобы разогнаться перед новым прыжком. А если как-то исхитрится и перепрыгнет вторую сеть, то впереди третья и т. д.

Но так происходит лишь в теории. На деле же семга, умудряющаяся запрыгивать на двухметровые водопады (тоже почти не имея места для разгона), нередко играючи преодолевает выставленные человеком преграды. Вот небольшая зарисовка, сделанная приезжим питерским спиннингистом, дебютировавшим на речках Мурманской области (В. Макеев, «Впервые на Кольском», «Рыболов» № 4/2000):

«На следующий день решили половить на Куз-реке, которая находится всего в 20 км от поселка (от Умбы – А. Ш.). По всему было видно, что на речке этой рыбинспекция поставила большой крест – похоже, ее тут вовсе не бывает, и, как следствие, семги нет – повыбили ее браконьеры почти полностью. Но остатки некогда большого стада упорно шли в свою родную речку, преодолевая одну за другой расставленные сети.

Браконьеров мы увидели почти сразу, они, развалившись на травке, поглядывали в сторону реки: вдруг какая-нибудь дуреха, влетев в сеть, все же попробует из нее выбраться. Расспросив их, мы с ужасом узнали, что сетей на этой реке стоит никак не меньше 50–60! Они полностью перегодили реку, да к тому же в два-три ряда: лосось – умная рыба, сеть перепрыгивает, но, преодолев одну, с разгона влетает в другую. Одну рыбину можно выменять на 6 бутылок водки, вот и стерегут ее днем и ночью, не думая о том, что пропадет она в этой реке безвозвратно.

И все же каким-то чудом часть сетей семужка проходит!»

Эмоциональное мнение. Приезжий спортсмен мог бы немного задуматься: местные жители ловят семгу таким способом испокон веку – но она до сих пор не кончилась… Мог, но не задумался. Не захотел. Или не сумел.

А вот другое мнение, более взвешенное, – изложенный в Интернете взгляд на проблему сетей кольского рыболова-нахлыстовика А. Соколова, надо полагать, несколько лучше г-на Макеева знакомого с местными реалиями:

«В то же время есть люди, которые ловят на продажу спортивными снастями – спиннингом и нахлыстом. За сезон некоторым наиболее «работоспособным» удаётся выловить до 200 хвостов, и это не где-нибудь на кишащей мелочью Варзуге, а на Коле! И это на одного человека! Режим лова простой – «поймал-в-кусты».

При этом, в сети в июне и в июле толком мало попадается – я много снимал сетей в это время на Коле и Кице – пустые. Сёмга не дура, сетку хорошо видит. И перегораживание реки с берега на берег порядком из 5–6 сетей, поставленных через 2 метра в расчёте заячеить перепрыгивающую через сеть рыбу не помогает. А вот осенью с тёмными длинными ночами сети становятся уловистыми. Да и пояски тоже, и наплавные».

Говорил не раз и повторю: нет хищнических снастей, есть рыболовы-хищники. Что наносит больший ущерб популяциям семги – сети или спиннинг с нахлыстом – вопрос спорный. Но надо отметить любопытный факт: в середине 20 века, когда применение сетей на кольских реках практически не ограничивалось, а спиннингисты на их берегах были явлением уникальным, – семги заходило в реки в разы больше.

Некоторые спортсмены высказываются за такое радикальное решение проблемы: сети запретить раз и навсегда, за исполнением запрета следить строжайшим образом, а спортивными снастями ловить по принципу: «поймал-отпусти».

В ответ могу лишь привести еще одну цитату, на сей раз из себя, любимого (из предисловия к одной из своих книг):

«Ах да, есть же еще знаменитый принцип: «поймал-отпусти». Но ведь с ним тоже не все так просто… Применяют его массово при лицензионной ловле на нерестовых лососевых речках. Дескать, и спортсмен себя потешит, и семга отнерестится, потомство даст…

Ой ли? Лосось ведь в реках не питается: хватает подвернувшуюся рыбешку, перекусывает пополам и бросает, – инстинктивно заботится о судьбе потомства, уменьшает число любителей полакомиться лососевой икрой и мальками. Весь запас энергии на долгий путь к нерестилищам и на сам нерест – в жире, накопленном рыбой за месяцы морской жизни. И хватает того запаса едва-едва, в обрез, – обратно в море лососи скатываются исхудалые, истощенные до последней степени.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33