Антон Шаганов.

Большая энциклопедия рыбалки. Том 3



скачать книгу бесплатно

По рассказам старых рыбаков, раньше нерестовые «гнезда» лосося были нередки на лужских перекатах. Сейчас их практически не осталось, рыбы уходят нереститься в небольшие притоки. Причина – ползущие по дну старые топляки, словно плугом вспахивающие лососевые нерестилища. Не меньший вред приносят утонувшие куски коры – в изобилие лежащие на дне, гниющие, выделяющие вредные вещества. Семга и кумжа любят чистое галечное дно, а замусоренные и заиленные нерестилища прекращают использовать…

Рыболовам наследство молевого сплава тоже доставляет много неприятностей: топляки в клочья рвут сети, а уж сколько оборвано зацепившихся за них крючков и блесен! Причем застревают топляки очень часто на относительно мелководных и каменистых местах – как раз там, где любит держаться лосось. Каждое лето, в низкую воду, лужские спиннингисты расчищают любимые места – вытаскивают баграми тяжеленные бревна, сушат, пилят на дрова (заодно возвращая часть оборванных блесен). А в сентябре пройдут дожди, река вздуется, – и с верховьев ползет пополнение…

Когда-нибудь проклятые деревяшки закончатся. При жизни внуков, наверное. А покамест исправно отрывают приманки в огромных количествах.

В результате стоимость блесны крайне важна для местных лужских рыболовов, людей в основном не слишком зажиточных, не готовых для поимки лосося расстаться с суммой, в двадцать раз превышающей рыночную цену рыбы.

Ловят они приманками двух типов. Во-первых, колеблющимися блеснами, – узкими, хорошо играющими при очень быстрой проводке и утяжеленными припоем (без утяжеления быстрое течение поднимает блесну на поверхность, даже выбрасывает из воды). Блесны обычно самодельные, штампованные из меди, латуни и т. д. Но для штамповки в домашних условиях требуются немалые навыки и специальное оборудование: пуансон, матрица, пресс…

Поэтому гораздо чаще применяются более легкие в изготовлении самодельные блесны типа «Кастмастер» из латуни, бронзы или нержавеющей стали, – применяются издавна, когда про импортное название «Кастмастер» никто и не слыхивал. Процесс изготовления достаточно прост, не требует сложных технологий и оборудования – достаточно иметь минимальные слесарные навыки.


Рис. 10. Лососевая блесна типа «Кастмастер» из круглого прутка нержавейки.


От шестигранного или круглого прутка под острым углом (10–30 градусов) ножовкой или пилой-болгаркой отрезают заготовки толщиной от 4 миллиметров и выше (рис. 11). Чем меньше угол, тем длиннее получаются заготовки. Плоскости срезов обрабатывают напильником, зачищают и шлифуют наждачной бумагой, постепенно уменьшая ее зернистость. Затем до зеркального блеска полируют на войлочном круге с использованием пасты ГОИ. Можно ограничиться лишь шлифовкой, если применять светоотражающие наклейки для блесен.


Рис. 11. Изготовление самодельной блесны из шестигранного прутка: 1 – линия отпила; 2 – плоскости шлифовки и полировки.


На концах заготовки просверливают отверстия под заводные кольца диаметром 2,5 миллиметра.

Карабины, заводные кольца и тройники для оснащения блесны отбирают крайне тщательно, перекаленные либо недокаленные крючки немедленно отбраковываются. У некоторых рыболовов осталась со старых времен привычка протравливать в кислоте и облуживать заводные кольца (уже на собранной приманке, разумеется) – блесна получается неразборной, зато есть полная уверенность, что кольцо не подведет в критической ситуации.

Возможно отрезать заготовки под более пологим углом, чем изображен на рис. 11 – тогда блесна становится более длинной. Пруток, соответственно, в таком случае берется меньшего диаметра, чтобы приманка не получалась слишком тяжелой. Обычно вес лососевых блесен (для условий ловли на реках Ленобласти) колеблется от 40 до 70 гр.

Не менее популярны среди спиннингистов-лососятников Ленинградской области и граненые «колебалки». Самый распространенный вариант, особенно среди рыбаков, ловящих лосося в реках Карельского перешейка, – блесна «Трехгранка». Изготавливается она методом отливки: достать металлический пруток трехгранного сечения затруднительно. Среднюю часть трехгранного напильника (со стороной треугольника 14–16 мм) огибают тонким листовым металлом, – медью или латунью. Получившуюся форму заливают расплавленным свинцом, оловом или припоем.

Концы заготовки стачиваются на скос, на одном из них просверливается отверстие для поводка, на другом под тройной крючок (см. рис. 12). Но если для заливки применять мягкие сорта свинца, то лучше не сверлить отверстия, а поместить перед заливкой в форму отрезок прочной проволоки с петельками, торчащими наружу. Длина получившейся приманки 60–70 мм, вес 45–55 г.


Рис. 12. Блесна «Трехгранка»


В северо-восточных районах области, граничащих с Карелией, в ходу похожие шестигранные блесны – но их не отливают, а вытачивают из шестигранного латунного прутка толщиной около 20 мм: один конец обтачивают на скос, как у «Трехгранки», другой заостряют (на манер конца заточенного шестигранного карандаша). Причем крючок в зависимости от условий ловли можно крепить как с одного конца блесны, так и с другого – изменяя тем самым лобовое сопротивление и игру приманки.

(«Трехгранки» и «Шестигранки» применяются и для другой ловли, мало общего имеющей со спиннингом, хотя удилище и катушка используются спиннинговые, – для багрения, особенно распространенного на Карельском перешейке, в местах нереста лососей на быстроводных протоках, соединяющих озера Вуоксинской системы. Тяжелые граненые блесны входят в оснастку всевозможных «самодерок», «секуш», «живодерок» и т. д., – в качестве грузила и для дополнительного привлечения рыбы, охраняющей нерестилище. Описывать подробно устройство этих снастей и способы их применения я не стану из принципа, – ловля ими гнусная, плодящая огромное количество подранков.)

Новые времена, когда для спиннингистов стало доступным все великое многообразие импортных лососевых приманок, не внесли больших изменений в арсенал лососятников Ленинградской области (по крайней мере тех, кто ловит на реках бассейна Финского залива). Фирменные «Кастмастеры» ничем, по большому счету, не отличаются от самодельных; разве что можно выделить блесны этого типа со сквозным отверстием, т. н. «Streaker» (рис. 13). Производители уверяют, что отверстие при проводке издает дополнительные гидроакустические колебания, привлекающие рыбу. Но если исходить из рассуждения, что семга за рыбой в реке не охотится, лишь инстинктивно убивает, стиснув челюстями, всякую рыбешку, проплывающую перед рылом, – то встает вопрос, насколько пресловутые колебания могут заставить сдвинуться с места семгу, притаившуюся в затишке за подводным камнем… Впрочем, балтийскую кумжу, о которой разговор пойдет ниже, ловят в тех же местах и теми же снастями, а эта рыба в реке питаться не прекращает.


Рис. 13. Блесна «Streaker» фирмы «Halco».


Воблеры типа «Minnow» с небольшим заглублением, традиционно считающиеся самыми «лососевыми», используют лишь малочисленные приезжие рыболовы, а местные игнорируют, – скорее из-за цены, чем из-за рабочих качеств: низкое лобовое сопротивление и большая дальность заброса делают эту приманку вполне уловистой на наших реках. По тем же причинам не получили широкого распространения и приманки типа «Stinger» – удачно сочетающие свойства воблера и колеблющейся блесны, к тому же доказавшие свою уловистость.

Но, с учетом немалой цены «минноу» и «стингеров», большого количества обрывов и относительно малого количества лосося, – уловы получаются «золотыми».

Вопреки ожиданиям, не нашли широкого применения и джиг-приманки – дешевые и менее «зацепистые». Причина не в цене – бурно сопротивляющаяся семга гораздо чаще сходит с одиночного крючка, чем с тройника.

Выходя на ловлю, необходимо иметь набор из 10–15 блесен различной длины и толщины, и, соответственно, разного веса. Какими из них ловить, определяется на месте: например, скорость течения в лососевых местах Луги сильно зависит от уровня воды – пройдут в верховьях дожди, река поднимется всего на 10 см, а блесну надо ставить уже другую, более тяжелую.

Иногда, увы, приходится уходить с реки после дня ловли без единой блесны и без единого хвоста. Но никто и не говорил, что ловить лосося в 120 км от пятимиллионного Санкт-Петербурга легко и просто… Даже в пятидесятитысячном Кингисеппе, где рыбалкой увлекается каждый второй мужчина, не считая каждого первого и примкнувших женщин, – лососятников очень мало. Спиннингисты в подавляющем большинстве охотятся за щукой и окунем, за жерехом и голавлем… И в самом деле, скучноватое занятие: час за часом бросать блесну в реку, и все впустую. То ли дело таскать окуней на «вертушку» во время их жора: заброс – окунь, заброс – окунь.

Но лососятники в чем-то сродни наркоманам: «подсели» на лосося. Лосось – это… это лосось. Каждый, кто хоть раз одолел его в тяжкой борьбе, от щук прежнего удовольствия не получает. Приходит к порогам и раз за разом посылает блесну в воду – и один из бесчисленных забросов приносит долгожданный рывок, едва не выдирающий спиннинг из рук…

Если насчет конструкций блесен среди лужских рыболовов наблюдается единство, то насчет их цвета – полный разнобой мнений. Одни утверждают, что цвет блесны не важен – лишь бы блестела и играла, лосось непременно схватит любую блесну, упавшую у его носа. Другие (их, пожалуй, большинство) отстаивают преимущество желтых латунных и красноватых медных блесен, третьи утверждают, что лучше всего полированная нержавейка со светоотражающими наклейками, четвертые им возражают – неестественные солнечные блики лишь слепят и пугают семгу, и «нержавками» можно ловить лишь в пасмурную погоду. В общем, сколько людей, столько и мнений.

Надо полагать, истина где-то посередине. Многие предпочтения обусловлены субъективными и случайными факторами.

Например: семга не клюет, рыболов меняет и меняет блесны, и вдруг на очередную – хватка! Естественно, именно на эту или однотипную блесну продолжится ловля – и будет пойман второй лосось, и третий… А другие приманки рыбак вновь достанет из коробки при полном бесклевье, но успеха они не принесут. И готово твердое убеждение в «особой уловистости» той или иной блесны, подтвержденное фактами, и тем не менее ложное.

Несомненно одно: мы слишком много «думаем за семгу», слишком мало зная о ней. Даже среди ихтиологов нет единого мнения по поводу зрения у лососевых рыб. Согласно одной теории, семга цвета различает, и зрение ее достаточно близко к человеческому. Другие ученые считают: нет, мир для семги черно-белый, и т. н. колбочки в ее глазу выполняют иную роль, чем в глазу человека: позволяют различать 256 градаций черно-белого цвета (т. е. оттенков серого), в то время как человеческий глаз – всего 32. Причем достаточно большое количество этих градаций лежит в диапазоне длин волн до 420 мкм, – т. е. в части спектра, невидимой человеческому глазу…

Кто тут прав, кто нет – не мне судить. Но даже если и впрямь глаз семги работает подобно человеческому – работает-то он в другой среде! Нырните с открытыми глазами без маски – всё совсем другое… В общем, рассматривать приманки на берегу и дискутировать, как они видятся под водой, да еще глазами рыбы, – бессмысленное занятие. Надо идти на берег и забрасывать, забрасывать, забрасывать, почаще меняя блесны… На какую-нибудь обязательно клюнет.

Несколько слов об удилищах и катушках. Спиннинги до недавних времен использовались самые примитивные, многие еще советского производства: дюралевые или из клееного бамбука. Но, постепенно и медленно, лужские лососятники перевооружаются – удилище не блесна, в реке не оторвется… Хотя еще остались последние могикане, машущие трехметровыми «граненками».

Катушки в прежние времена применялись непременно инерционные типа «Невская», «Славутич» и т. д., – ввиду малой надежности ЛЭМЗов и им подобных советских «безынерционок».

А схватиться с 10-килограммовой «мамкой» на сильном течении, когда на спиннинге стоит «Невская»… Это сродни подвигу. Воспоминания остаются надолго. И долго заживают разбитые пальцы.

Зачастую инерционные катушки собственноручно дорабатывались: ненадежные заводские ручки из хрупкой пластмассы удалялись и вместо них ставились самодельные, выточенные из текстолита, – увеличенного размера и «ухватистые», не скользящие в пальцах. Некоторые рыболовы ставили лишь одну ручку, после чего заново центровали барабан.

Конкретные марки современных катушек и спиннинговых удилищ рекомендовать не буду, уж извините. Мне за рекламу не платят… Назову лишь общие характеристики снастей: спиннинги применяются длиной от 2,8 до 3,5 м с тестом до 40–60 граммов для удилищ европейского производства, и 80-120 г – южнокорейского (корейцы свои спиннинги тестируют по иной методике), с китайскими удилищами лучше не связываться.

Поскольку сам я предпочитаю «плетенку» диаметром 0,25 мм, то использую соответствующие тюльпан, пропускные кольца и катушку со шпулей вместимостью 150 м. Но многие лужские рыболовы остаются верны монолеске, причем не тоненькой: 0,5–0,7 мм, и, соответственно, используют «безынерционки» устрашающих размеров, с ручную мясорубку величиной.

Теперь собственно о ловле. Условно ее можно разделить на четыре вида: с берега, взабродку, с лодки и со «столбика». Для начала разберемся, чем они отличаются, а потом перейдем к общим для всех четырех способов приемам ловли.

Ловить с берега – отнюдь не значит, что стоять придется на сухом берегу. Дно Луги на быстроводных ее участках – камень-плитняк у берегов (и завалы камней ближе к середине), глубина понижается очень медленно, и хотя бы по колено зайти в воду придется, так что непременный аксессуар этой ловли по меньшей мере сапоги-болотники.

В ловле с берега есть свои минусы и плюсы (как, вероятно, и в любом способе рыбалки). Минус очевиден – увеличивается дальность забросов, и, как следствие, падает их точность; а к чему приводит неточный заброс на Луге, я уже объяснял. Плюсов два. Во-первых, ловля с берега более мобильная, ходовая – можно обловить большее количество «камушков», т. е. локальных мест со слабым течением, расположенных на быстрине за камнями, торчащими из воды или скрывающимися под поверхностью (но местные рыболовы знают все «камушки» наперечет, видны они или нет). Но под «камушки», расположенные на дальней половине реки, ближе к противоположному берегу, блесну не забросить. Добросить-то можно, – блесна тяжелая, спиннинг длинный – но ведь надо еще и попасть в маленький «пятачок», порой в два-три квадратных метра площадью…

Второй плюс проявляется после поклевки, когда наступает самый волнующий, самый адреналинный момент рыбалки – вываживание. Небольшого лосося при ловле с берега нетрудно вывести на мелководье и вытащить волоком, не пользуясь сачком или багориком – ровная, отполированная водой поверхность плитняка с минимальным наклоном идеально подходит для этого. Со здоровенной «мамкой» такой фокус не пройдет: можно раз за разом подводить ее к мелководью, казалось бы, уже подуставшую, утомленную, – увидит рыболова, развернется и рванет к середине реки с прежней прытью, разом отвоевав метров 30–40 лески. Какой-то подводный робот, не знающий усталости…

Но и в поединке с крупным лососем близкий и ровный берег дает неоценимые преимущества: достаточно в начале схватки отступить на несколько шагов, и появляется пространство для маневра – можно не сдавать рыбине с таким трудом отвоеванные метры лески, а самому следовать за ней по берегу.

При ловле взабродку какие-либо маневры исключены – глубина на месте ловли уже не по колено, по пояс, и напор течения гораздо сильнее, и плитняк усеян мелкими и средними обломками… Там приходится стоять неподвижно, на одной точке, упираясь двумя ногами – как гвардейцы-панфиловцы: ни шагу назад, Москва за нами!

Я уже говорил, что ловля спиннингом семги на Луге – спорт опасный? Нет? И правильно, что не говорил: он не просто опасный. Он смертельно опасный. Люди тонут – не каждый год, но достаточно регулярно.

Главная группа риска – приезжие, не пользующиеся вейдерсами, лезущие в воду в комбинезонах-забродниках с приклеенными резиновыми сапогами. Резина скользит по мокрому камню, как хорошо смазанные лыжи по лыжне… К тому же со стороны Луга на быстрине выглядит мелководной: смотришь на реку, и кажется, что можно без труда перейти ее в резиновом костюме вброд, не замочившись.

Можно. Сам переходил. Но в низкую воду и хорошо представляя рельеф дна. А не зная броду… Не зная броду, можно и в низкую воду с головой ухнуть в «подвал» – яму метра два глубиной, со стороны совершенно незаметную: вроде дно ровное, глубина меньше метра, делаешь очередной шаг – а под ногой опоры нет, и обратно не шагнуть, напор течения не дает… Резиновый костюм быстро наполняется водой и превращается в тяжеленную гирю… А вода холодная, и паника нарастает, мешая предпринять правильные действия по своему спасению…

В западных каталогах среди аксессуаров нахлыстовика или спиннингиста-лососятника можно встретить посохи – легкие, складные, разбирающиеся на 6–8 секций, которые можно компактно уложить в сумку, – а при извлечении из нее посох приходит в рабочее положение автоматически. Не самое дешевое приспособление, но полезное – дает дополнительную точку опоры и уж всяко не позволит ухнуть в подводную яму. Но наши рыбаки безгранично верят в русский авось, и не только игнорируют фирменные посохи, но и подходящую жердинку на берегу вырезают крайне редко… (Да и я не вырезаю, если честно.)

Кстати, если уж нет средств на покупку вейдерсов, то гораздо безопаснее дешевых забродников нижняя часть от армейского костюма ОЗК – на практике доказано, что сбросить просторные штаны от химзащиты в критической ситуации легче (если не затягивать ремни, прижимающие их к телу).


Рис. 14. Принадлежности лососятника: 1 – забродники российского производства (можно использовать лишь в теплую погоду при низком уровне воды и слабом течении); 2 – вейдерсы из гортекса (хороши в относительно теплую погоду); 3 – вейдерсы из 5-миллиметрового неопрена (используются в холода, в т. ч. при минусовой температуре воздуха).


Вейдерсы снабжаются «войлочной» подошвой, в некоторых модификациях оснащенной металлическими шипами. Сцепление со скользкими камнями на дне реки возрастает в разы по сравнению с резиновой подметкой. Однако не стоит пытаться модернизировать обычные забродники, выкроив для них подошвы, например, из старого валенка. «Войлок» для вейдерсов делается не из шерсти – из полиэстера со специально подобранными характеристиками.

Шипы на каменном дне не нужны, но, по моему опыту, очень хороши при достаточно протяженных прогулках вброд по форелевым речушкам, где каменистое дно чередуется с глинистым, а также весной, когда в мутной воде можно невзначай забрести на донный лед.

Кроме безопасности, вейдерсы дают и комфорт на рыбалке: современные материалы типа Gore-Tex и его аналогов имеют одностороннюю проводимость молекул воды: снаружи вода в костюм не попадает, а молекулы пара (т. е. наш пот) изнутри уходят свободно. Из костюма же, пошитого из голимой резины, после двухчасовой рыбалки вылезаешь насквозь мокрым от собственного пота, особенно если ловля связана с активным движением…

Вейдерсы, конечно, стоят недешево. Но жизнь и здоровье – дороже.

Однако тактика лососевой рыбалки на Луге отрабатывалась в те времена, когда не то что вейдерсы – отечественные забродники купить в магазинах было почти невозможно. В ход шла старая добрая химзащита и всевозможные самоделки. Я, например, свой первый костюм для ловли склеил из резиновых шахтерских штанов (неподалеку, в городе Сланцы, этого добра хватало) и обычных резиновых сапог, слегка укороченных; конструкция, надо отметить, получилась долговечная, прослужила четыре года при самой активной эксплуатации, в то время как ОЗК дольше сезона не выдерживали.

Чтобы в столь несовершенных забродниках иметь гарантию, что лосось при рыбалке на быстрине не утащит рыбака в родную стихию, была придумана ловля «на столбике». Готовятся к ней заранее: в межень (т. е. при самом низком уровне воды) спиннингисты присматривают подходящие места где-нибудь в середины реки (так, чтобы в пределах прицельного заброса находились несколько «камушков» и «подвалов»), и кувалдой надежно вколачивают там в щели плитняка «столбики», они же «тычки»: обрезки водопроводных труб диаметром не менее 1,5 дюймов и чуть меньше человеческого роста в длину. В прибылую воду очень трудно и опасно пробираться к «столбику» сквозь сбивающий с ног поток воды, поэтому по дну заранее прокладывается «помочь» – чаще всего толстый, в мизинец толщиной, провод в резиновой изоляции. Один конец «помочи» привязывается к трубе, а второй крепится неподалеку от берега, но замаскировано, под водой, чтобы не воспользовались чужаки, – обычно к короткому металлическому костылю, опять же вколоченному в щели плитняка.

Ловить «со столбика», спору нет, удобно: можно повесить на него рюкзак или сумку с рыбацкими принадлежностями, привязать кукан для добычи, а заодно и привязаться самому – так, что никакая «мамка» не сдернет с места. Но, на мой вкус, несколько скучноватая ловля получается: доступны лишь несколько перспективных точек, и приходится тупо «обстреливать» их блеснами: заброс, заброс, заброс, заброс… Ловля для самых терпеливых и упорных.

Однако в начале и середине 80-х годов лишь так можно было блеснить лужскую семгу – рыбнадзор спиннингистов не жаловал, считая матерыми браконьерами (в отличие от настоящих браконьеров, их уловы не позволяли делиться с инспекторами); и планы по протоколам и штрафам во многом выполнялись за счет любителей спиннинга. За счет береговых любителей – к «столбисту» попробуй-ка, подберись, не зная, где припрятана «помочь»: и на лодке не подплыть, и вброд не добраться, смоет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33