Антон Чеслис.

Нежизнь. Сборник рассказов



скачать книгу бесплатно

Замурованный

– Спокойной ночи малыши, – нежно шепнул отец своим детям. Выключил настольную лампу, положил книжку на полку, вышел и прикрыл дверь.

Молодая жена уже лежала в постели и читала книгу. «Я счастлив, моя семья самое дорогое что у меня есть», – подумал муж. Запрыгнул в кровать и влез под одеяло. Он начал нежить свою жену, он целовал ее в шею, обнимал.

– Ну же дорогой прекрати, – смеясь говорила жена, ей было щекотно. Она отложила книгу и начались ласки.

После всех объятий и телодвижений, наступил покой и мягкая ночь. «Завтра после работы, обязательно куплю что-нибудь своим домашним, я люблю их» – мыслил муж. Он наконец-то обрел их, обрел семью, и жизнь его теперь радует. Жизнь иногда все же преподносит нежданные обстоятельства, которые меняют её.

С доброй надеждой, с твердой уверенностью в завтрашний день уснул муж.

Сон о море, сон о прекрасном отдыхе на море, что может быть лучше? Чайки, волны, яхта идет, солнце светит. Весь мир в этой спокойности. Внезапно у кормы всплывает огромный кит и опрокидывает яхту, жестокое падение в бездну морскую и явное ощущение этого падения вырывает из сна.

Проснулся муж, сон был с изюминкой. Открыты глаза, но ничего не видно, непроглядная темнота, нехватка воздуха. В темноте напрягая что есть мочи свои глаза он пытался уловить какой-то контур, какую-то деталь, но ничего не выходило. В темноте обнаружилось, что в полный рост ему не разгуляться, и так в полусогнутом состоянии он обшарил помещение, оно было небольшое всего лишь в метр-полтора длинной и в метр высотой, он был в холодной каменной коробке неизвестно, где. В общем коробка была небольшая, вряд ли в ней можно было комфортно разместиться, еще и в одних лишь трусах и майке.

Его легкие, доселе имевшие полную свободу по поглощению воздуха, испытали явный дискомфорт, ему было тяжело дышать крупицами воздуха, которые проникали сквозь мелкие дырочки сверху коробки. Он ощутил эти легкие потоки после определения размеров своего ложа. Жадно присосался он в туже минуту к потолку, он был рад что мог хотя бы чуток вдыхать свежего воздуха.

Еще раз определил параметры своего места, но более четко. Если в первый раз он определил размеры, то сейчас обнаружил, что бетонные стены толщиной в десяток, а возможно и десятки сантиметров. Бился об эти стены, стучал кулаками недолго, кулаки ушиб в кровь, его плечи болели от этих жалких попыток вырваться из плена.

После проделанных попыток он поддался панике и очень громко выл, молил о помощи, ничего не происходило, только тишина. Слышны ему в темноте удары его сердца.

Прижавшись к стене своей камеры, он думал: «почему же я тут оказался, я лишь жил и наслаждался жизнью, я не сделал ничего плохого, моя семья как же они без меня? Мир несправедлив! Боже за что ты так со мной жесток!?»

Ужасно, он потерял свою семью, свой лучик счастья в один миг, в одну ночь.

Ничего не понятно было этому человеку, как он из теплой кровати попал и распластался на холодном камне? Ужас пришел к нему, он уже не надеялся увидеть семью.

Перебирал различные варианты причин этого заточения.

«Это все из-за того, что я тогда не смог помочь человеку вылезти из машины, но ведь я был так далеко и меня обуял шок, что я мог сделать, я и сам то пострадал не меньше ведь я вылетел из машины в момент столкновения и лежал на асфальте», –вспоминал мужчина.

Пока его терзали духовные волнения, проявились жестокие физические потребности. Голод. Жажда. Сначала он подумывал о голодной смерти, ведь он все равно не увидится со своими родными. Да еще и безнадежность своего положения его смутила, ведь он не нашел не единого намека на выход из узилища. Но его привязанность к своей семье взяла свое, они его ищут, надеются на удачный исход, переживают.

Единственный способ попробовать выбраться это выжить.

Жизнь – это один большой вызов, брошенный человеку, и она продолжает бросать множество мелких вызовов, в которых заключен один общий вопрос: «Ты сможешь?» И он решился, решился терпеть все неудобства ради того, что его жизнь принадлежит не только ему, она еще принадлежит его семье. Невозможно описать горечь утраты по близкому своему. Он выживет, он сможет победить в игре жизни.


Нужда мочеиспускания донимала его еще с обнаружения своего безнадежного положения, он её просто не замечал, он не хотел замечать её. Теперь, когда он решился идти до конца с верой в то, что он сможет выбраться, человек обуздал две своих потребности.

Моча ему не очень понравилась, но все же лучше, чем ничего. Куда труднее ему было решить проблему с голодом. Не знал, что и поделать. Мелькнула мысль, очень отчаянная и мерзкая по отношению к социуму, к порядочным людям. Мысль о том, что он еще может утолить свой голод своими экскрементами. Внутри все съежилось у него, его передернуло, правильно ведь это так противно. Жизнь в коробке с его экскрементами и мочевыделениями? Воротит от таких примитивов, от такой человеческой деградации.

Выживание есть выживание, ему ничего не оставалось делать кроме этих отчаянных методов по утолению своих нужд.

Воспоминания домашнего очага, семейного времяпрепровождения, чувство любви к ним, воодушевляли бедолагу. Пусть он самый жалкий человек на земле, но его воля несокрушима. Он верит, что наступит тот день, когда он придет домой и скажет с достоинством: «я вернулся!».

Первые пробы своего «добра» дались ему очень неприятно, его тут же вырвало.

Силой воли он пересиливал всё отвращение и даже слизывал свою блевотину, всё ради них.

Прошло дней десять его заточения. Весь отвратительный образ жизни для него уже стал обычным и нисколько не противным. Вот на, что готов настоящий любящий человек ради своей семьи.

Он сравнивал себя с великомучениками всех религий.

Казалось, все будет в порядке, и он дотерпит до конца, но дни все уходят и уходят, мысль о том, что никто не спасет его. Не только эта мысль, еще и проблема с голодом вернулась, он все реже испражнялся и объем фекалий уменьшился. Ладно хоть с утолением жажды не было никаких заминок, и он боролся за жизнь дальше, воля возможно вот, что поддерживало в нем жизнь.

Он вывел себя из депрессии, он убеждает себя каждый день, что сможет дотянуть до конца, одни и те же фразы он повторяет про себя: «смирись, ты должен выжить, ты живешь ради них и для них, тебя испытывают, тебе брошен вызов, воля твоя крепка иди до конца».

Каждый день идет борьба с депрессией. Прошел уже месяц, и он теперь полностью свыкся с темнотой, как будто света не существовало в жизни у него, глаза моргали по старой привычке, так он в своем темном быту зрение не использует. Осязание явно вывелось на новый уровень. Телу исхудавшего существа была теперь свойственна низкая температура, так как было почти голым все время в этих холодных стенах. Тишина оглушила мужчину, его слуховой аппарат нарушен, из-за того, что не было слышно не единого звука во время своего заточения.

Дни идут в бесконечную даль, внутри коробки человек начинает сдавать уже свои позиции, не так как несколько дней назад, теперь депрессия берет свое и атакует с удвоенной силой. Дух слабеет, человек уже почти сломлен…

Вибрация и оглушительный удар прошлись по каменной коробке, слух снова заработал и в тот же миг снова был выведен из строя.

Сотрудники МЧС вскрыли саркофаг, и предстало зрелище хуже которого никто из них не видел. Зловонный смрад вырвался наружу, внутри камня сидел человек явно деградирующий, исхудавший, воняющий мочой и своими экскрементами. Можно ли было назвать то существо человеком? «Зря мы вскрыли этот бетонный куб» – пронеслась дикая, бесчеловечная мысль в головах двух МЧСников, но это их работа, спасать людей.

По анонимной наводке сотрудникам доложили о погребенном в бетоне заживо человеке. Спасатели двинулись по вызову на заброшенную лыжную базу, она находилась в нескольких километров от города и была совсем в запустении. Там, на первой лыжной трассе был этот бетонный куб. Тот, кого они спасли был в заточении несколько месяцев и понятно почему вызвал явное отвращение у людей.

Доставили в пункт медицинской помощи там выявили дисфункцию работы пищеварительного тракта, кожную сыпь, повреждение ушных перепонок, повреждение зрительного аппарата. Спасенный не мог говорить первые часы своего спасения. Речь вернулась, с этим не было проблем так как вечный монолог велся каждый день. Слух постепенно должен восстановиться, он как бы уже слышит, но не так как раньше. Запах мерзкий исходил от человека, зубы все были черны, его только помыли, но почему-то запах не смылся.

Сотрудники МЧС сообщили жене о нахождении её мужа, она должна вскоре прийти на опознание.

Пришла жена и отвели её в его палату. В горле у жены появился комок, её вот-вот вырвет прямо в палате. На койке лежал не её муж или она его узнала, но решила не принимать такого обратно. Потому что исхудавший, вонючий дегенерат не был тем прежним мужем, вот какой вывод сделала она. Ей выплачивают пенсию по утере кормильца, так что она переживет, так что лучше пенсия чем такой «кормилец», так будет пока не найдет себе нового мужа.

– Это не мой муж, – первое что сказала она.

– Дорогая, что ты говоришь, это ведь я, Роберт, – молвил выживший. – Я люблю тебя Вика, я вскоре вернусь к вам, к нашим детям!

Нет, это не её муж, ей мерзок это жалкое подобие человека.

– Я не знаю вас мужчина, не пытайтесь приблизиться ко мне в будущем, вы опасны для общества вообще. – Жестоко говорила Виктория. – Не знаю откуда вы узнали о моих детях и мое имя, советую держаться подальше или с вами будет разбираться полиция!

– У этого человека не все в порядке с головой, – обратилась она к МЧСникам. – Выведите меня отсюда.

Все знали, и считали, что у такого «человека» не все в порядке с головой.

Посетители молча удалились из палаты. Роберт заплакал, он не мог поверить, что его жена так легко от него откажется, она же узнала его, но не приняла. Он не увидит её и детей никогда, вся его борьба была бессмысленна изначально, нет смысла дальше жить. Его палата находилась на пятом этаже, он подобрался к окну, на нем стояла решетка. Он был настолько худ, что смог пролезть через форточку и проскользнуть между прутьями. Разбился на смерть отчаянный человек, некогда с несокрушимой волей и непреодолимой тягой к жизни, он размозжил голову о холодную, бетонную отмостку дома.

Смерть была мгновенна. Никто не будет плакать, никто не будет сожалеть о нем, его не было в этой жизни вообще.

Стезя

Глава 1

Что есть отражение? Как ты можешь доказать, что отражение в зеркале соответствует твоей внешности? Где прячется твое отражение, когда ты уходишь от отражающей поверхности зеркал?

Начались мои сомнамбулистические хождения, а может и реальные. Поверхность зеркал была идеально гладкой, чистые отражения в этой призме были такими пленяющими. Волшебный лабиринт зеркал был моим местом пребывания.

Я очнулся, огляделся, увидел только множество отражений себя самого.

Вскоре я приметил, что место? где я стою имеет куполообразную форму, вокруг меня восемь вертикально поставленных зеркал, подо мной зеркальный пол, потолок уходит в купол и тоже зеркалит.

Не помню ничего до этого момента. Пытаюсь надорвать мозг вопросами в чем дело? Почему? Как так? Спокойствие, с которым я это делал не поддавалось объяснению, потому что я не мог беспокоиться. Мне не за что или не за кого беспокоиться, меня ничего не держит, я как белый лист бумаги.

Стоял думал, а пока я этим занимался что-то происходило в зеркалах. Отражения плясали кривлялись, все я видел периферийным зрением, а когда поворачивался и глядел в упор, ничего не было. Только мои отражения, которые пялятся мне в глаза.

Я решил удерживать этот зрительный контакт, я постепенно вспоминаю слова, некоторые чувства. Первое чувство тревога, что-то здесь не так.

Бум, раздался позади толчок, как будто что-то хотело вырваться. Повернулся, все в порядке. Голова начинала уже болеть от этой атмосферы зеркал.

Развернулся обратно и тут бум! Одно из отражений кинулось на меня.

– Мы тебя достанем, гаденыш! – Выкрикнуло оно и продолжило свирепо биться. Я отшатнулся и припал к обратным зеркалам.

Треск и удары посыпались сзади, «боже они все живые!» В этот момент я вспомнил о Боге. Сыплются осколки, трещат барьеры.

Мой взгляд приковало многократное мое отражение, оно стояло спокойно и держало осколок зеркала и радужно улыбалось мне. Резко полоснув себя по горлу ливанул поток крови, я начал захлебываться задыхаться упал на пол.

Припав по ту сторону мои окровавленные отражения хохотали надо мной, и продолжали тянуть ко мне свои руки. Деваться некуда везде зеркала. Боль, что я испытал была иллюзией. Два слова Боль и Иллюзия, и чувства, что они обозначают я вспомнил. Память действует она возвращает то, что было утеряно. Я поднялся, а кровь уже залила все зеркала, и демоны издают жуткое рычание. Скрежет по зеркалу острыми ногтями глушит, я вспомнил эти дурные ощущения.

– Скрссссссззззззззз, вухх, – раздается ужасный звук со всех сторон, кровавые демоны мечутся из зеркала в зеркало. Кошмар кружится везде, вихрь крови, голова раскалывается, вспоминаю все это, точнее вспоминаю, что могу чувствовать все происходящее.

Выпал осколок зеркала.

– Держи, убей себя, и мы тебя оставим! Лучше поспеши, а не то доберемся! – Гласили все в один голос. Я трогал свои губы, это не говорил я, все что происходит – галлюцинация (слово галлюцинация вырвалось из темных закоулков мозга и буравит меня) трясу головой зажмурившись, как бы совершаю ритуал рассеивания.

Я и не заметил, звуки прекратились. Я открыл глаза, все как в первый раз вижу только себя, никакой крови, все спокойно.

– Ааааааааааааааа, – выпалило одно из меня. – ЧТО!?! УДИВЛЕН!? МУДАК, МЫ ЖИВЫ, ТЫ ЩАС ПОЛУЧИШЬ СВОЙ ДЕБЕТ!

Зеркало разбилось и за ним было еще зеркало, только дальше, я увидел продолжение пола. Кто-то все-таки был здесь среди нас.

Меня душит, не могу дышать, руки стиснулись крепко на моем горле. Кашель, все темнеет, ОТКУДА ВООБЩЕ СВЕТ БЫЛ ТУТ В ЗАМКНУТОМ ПРОСТРАНСТВЕ!? Последняя моя мысль и я отключился.

Падаю я падаю, слово свет и тьма вспомнил их. Я умер? Ощущение смерти вспомнил, как будто оно знакомо. Полет нескончаем, виден кто-то или что-то. Падает прямо как я и на меня. Это я. Почему и здесь я? Мы все падаем в я? Сливание всех я.

– Что тебе нужно человек? – Разрезал тьму голос. – Отвечай и может я верну тебе мир.

Какой мир? Слово мир вспомнил, вспомнил планету, где жил, но ничего о своей личности не припомнил. Мягкий и все-же сильный голос гудит и повторяет одно и тоже, голос чувствую каждым фибром своего тела.

Фибр!? ТЕЛО?

– Да, мне нужно понять кто я? Может быть, вспомнить, – говорили Я.

– Верно, вспомнишь ты кем был, а на что тебе эти воспоминания? И зачем тебе мир? – Басила темнота.

– Не знаю, посмотрим – догадливо молвило Я. Память открыла еще тайную ячейку, эта ячейка о незнании, о догадках. Что такое память? Вспомнил.

Что тут творится? Опять этот вопрос. Вопрос и ответ теперь я понял, что это.

Сначала изопраксизм зеркал, а теперь это падение Я. Вот разве такой был мир?

И как я падаю, но не падаю? Я как будто лежу на полу без пола. Хмм… Как же это называется? О! Невесомость! Подходящее слово для описания ситуации, да я в невесомости. Гулкий голос все что-то говорит и говорит, но я не понимаю уже языка. ЯЗЫК вспомнил про него, это средство общения человека как организма, также сложная знаковая система. Может быть, наверное.

Я все еще не вспомнил ничего что касалось бы моей личности, тем самым развил интерес о поиске своей личности. Личность и интерес, понятно.

Открыл глаза, голова уже не болела, и я распластался на зеркальном полу. Встал, осмотрелся, отражения как бы ожидавшие этого мгновения зашевелились.

– Что, неужели ты очнулся, – высказались они мне.

– Да, теперь я ничего не боюсь! – Смело, даже очень смело заявил я, не понимая, что ВОЗМОЖНО есть другие страхи. Конечно, чего еще ожидать от человека с отшибленной памятью?!

– То есть ты готов? – Вопрошали они, – что же иди тогда путь открыт.

Действительно в моем куполе был выход, он находился за разбитым зеркалом в другом куполе или помещении. Чернота неестественно била в глаза. Чернота и свет… Откуда же чертов свет берется? «Не задавай лишних вопросов, все равно ответа не получишь», – твердил я.

Двинулся решительно в проем темноты, почти дошел и меня вновь остановили зеркала.

– Стой не иди, там опасно, ты упадешь с обрыва в море, – предупреждали меня.

– Я несу ответственность только за себя и куда хочу туда и иду, все равно мне нечего терять, моей памяти и след простыл, – начал я. – Поставил себе цель найти эту память и помогает в этом интерес ко всему, ко всему новому и неизвестному, но доселе известному.

Непонятно сказал я им, думаю они держат меня за придурка. Ух сколько слов то и ощущений должно таиться там, там за зеркалами.

– Ты прав во всем, и мы тебе поможем, ты прошел наше испытание, – на плавной ноте начали они. – Открываем тебе другой путь, путь неровный, но все же не отвесный, за опасности, таящиеся за порогом несешь ответственность ты.

Зеркало передо мной задвинулось, идеально встало на место, в ровную симметрию с другими. Симметрия. Открылся проход в другой комнате, слева от меня. Я поблагодарил свои отражения и решился покинуть это магическое место. Магическое? Кто знает была ли там магия или нет? Я говорил сам с собой, все выдумал. Ведь после того как я вышел, оглянулся и увидел лишь темный горизонт и море.

Вода выглядела очаровательно. Волны, цвет, воздух – очаровывало буквально. Стоял и смотрел, не мог оторваться. Что же такое море? Мне очень хочется узнать все обо всем, и я пошел в обратную сторону от моря.

Сильный штормовой ветер, был холодным. Холод бодрил и освежал. Небо свинцовое повисло над миром, не увидеть Солнца. А оно здесь есть? Откуда я знаю про Солнце?

Тихо бредя по полям, мимо деревьев и кустов с различными плодами, я собирал их. Из-за того, что почувствовал голод. Удивительное чувство, полностью диктует правила жизни. Хочешь жить – кушай, пей. Вспоминаю все эти нужды, становится печально от того, что завишу от многих мирских факторов. Неуклюжий бык где-то вдалеке бредет, и он тоже, наверное, ищет что-то такое же, как и я. Бык? Да именно это был бык, крупный рогатый с копытами.

Пока бычок не скрылся за серой дымкой, я следил за каждым его действием, он щипал траву, перебегал с места на место. Что это вообще за стена тумана, что окутала ту зону куда пошел бык? Как будто часть облаков снизошла на землю.

Я решил пока не соваться в зону серого тумана, он вызывает у меня страх? Мне казалось я не буду потакать страху больше, но там в тумане скрывается что-то, и оно пугает меня. Не могу ничего с этим поделать.

Хочу кого-нибудь встретить в этом темном миру, хочу, чтобы одиночество отвязалось от меня. Деревья все чаще появлялись на моем пути вскоре я увидел лес….

В лесу слегка похрустовали под ногами мох и ветки деревьев. Ветер в лесу был легче. Мои ноги устали, я решил отдохнуть, устроился у ствола дерева сидя и закрыл глаза. Усталость и сон. Из моего физического тела я переместился в сны.

Поле, ночь, звезды – ничего вокруг нет, только проселочная дорога. Проселочная дорога? Машины? Что же иду тихонько, смотрю на землю. Наткнулся на стол, за ним сидел человек в белой сплошной маске. Человек? Стол и маска хм….

– Здравствуйте, чего хотите в наших краях? – Приветственно сказал мне он. – С прейскурантом ознакомьтесь и выберите нужный пункт в нем, оплата дыханием.

Картина позади человека прояснилась, там на поле обнаженные мужчины и женщины занимались плотскими слияниями. Застыл и не могу ничего понять, что это такое? Секс? Мне стало тошно от такой оргии, но пошевелиться не мог, словно мой взгляд приковали к этому зрелищу.

Далее после того как кончалось действие, мужчины брали нож и дырявили им женские тела, при том те не сопротивлялись. В центре я увидел его, столп на котором сидел ангел. У него были крылья я думал он пришел спасти, но видение прояснилось, и я увидел из чего он состоял. Женские отрубленные руки составляли огромные крылья, на лице та же безликая маска, женское тонкое тело со средними грудями. Он был ужасен, ибо вся кровь от жертв стекала к столпу или всасывалась в него, и ангел насыщался ей.

Магия как будто развеялась, и я побежал, бежал что есть мочи. На дороге были разбросаны белые маски и вот горизонт проясняется, встает Солнце, мой луч надежды, а с ним….

Весь горизонт закрывали широкоплечие бугаи с осьминожьими головами и ровно в такт шли на меня, а сзади обнаженные кровожадные люди. Огромная пасть меня сейчас поглотит, меня растерзают….

Я проснулся. Лес был полностью скрыт от меня, радиус обзора ограничился одним метром, после сна осталась испарина на лбу. Радиус обзора значит. Я впервые после пробуждения встретил ужас во втором проявлении, в астральном.

Хочется пить, горло пресохло, что делать? Пойду дальше может что найду. Ягоды, что были сплошь и рядом скрылись от меня, как будто лес спрятал их. И сам лес стал более ощутим он имел какую-то ауру, как будто мог жить. Деревья кстати ближе обступили меня там, где я дремал и вообще во всем лесном пространстве они сдвинулись как будто. Корни выступили наружу. Страх, опять страх, да что же это такое, куда я попал? Где я?

Побежал, но жажда мучает и с ней долго не побегаешь. Наконец-то я обнаружил бутылку с водой у меня на пути, напился хорошо. Стоп. Откуда тут бутылка с водой? БУТЫЛКА С ВОДОЙ? Кто играет со мной? Или я в чьей-то игре игровой персонаж? Ничего не поделаешь двигаюсь дальше, осматриваюсь и вижу, что деревья в десяти метрах от меня совсем сомкнулись и подбираются ко мне. Где-то должна быть дорога, которая спасет меня от леса, я её найду. Так и случилось через Н-ное количество пройденных шагов, вышел на дорогу из асфальта? Дорога из асфальта, по ней машины ездят, значит люди тут есть. Уверен в этом. Мне мое нутро подсказывает, что я прав. Тихонько идя по нескончаемой дороге меня оповещают уши о том, что движется какой-то шумный объект. Но не понятно откуда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное