Anne Dar.

Восставшие из пепла



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Мои глаза так широко распахнулись, а дыхание замерло на столь длительное время, что со стороны могло показаться, будто у меня случился сердечный приступ.

– У меня здесь встреча, – не своим голосом, обеими руками впиваясь в подлокотники кресла, спустя полминуты гулкого молчания наконец произнесла первые слова я, совершенно не осознавая, что именно и как говорю.

– У тебя встреча со мной, – уверенным тоном ответил мне Риордан, ни на секунду не прекращая сверлить меня взглядом.

Сказав это, он вдруг взял мою папку с подписанным моей рукой договором, всё это время лежавшую на краю стола.

– Нет… – я попыталась положить свою руку на папку с договором, но Дариан пресёк эту попытку, ловко вытащив интересующую его папку из-под моей неожиданно обмякшей ладони. – Нет-нет-нет… – я больше не знала, что сказать кроме этого слова, так как слово “нет” неожиданно осталось единственным словом в моём внезапно шарахнувшемся словарном запасе. Мой же голос, казалось, выдавал мою готовность свалиться замертво прямо здесь и сейчас.

Я мгновенно попыталась встать со своего места, но на моё левое плечо сразу же и совершенно неожиданно кто-то надавил, что заставило меня буквально рухнуть обратно на своё кресло. Я посмотрела наверх и вдруг увидела откуда-то знакомое мне, устрашающее лицо амбала. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы вспомнить о том, что когда-то я видела этого человека в личной свите телохранителей Риорданов.

Я снова посмотрела на Дариана, уже открывшего мою папку, но всё ещё смотрящего не в неё, а в упор на меня. Не знаю, что у меня было с лицом, но лицо Дариана явно выражало беспокойство, и это явно было напрямую связано с моим видом.

– Мне необходимо в уборную, – из последних сил, на выдохе, неожиданно сорвавшись на полушёпот, выдавила откуда-то изнутри себя я.

В ответ Дариан лишь согласно кивнул головой, и в следующую секунду я услышала, как телохранитель, стоящий позади меня, сделал шаг в сторону. Я сразу же поднялась и потянулась через стол, в очередной попытке забрать из рук Дариана свою папку, но он уверенно дёрнул её в свою сторону. Было ясно, что настаивать бесполезно. Встретившись с ним взглядом, я как никогда остро осознала, что у меня не осталось шанса даже на попытку сопротивления.

Сжав кулаки, я развернулась и на негнущихся ногах направилась к выходу. То, что два телохранителя Дариана пошли следом за мной, я заметила лишь после того, как вместо поворота в сторону уборной я свернула в сторону выхода, после чего один из сопровождающих меня всё время моего пути амбалов буквально вырос передо мной, загородив собой выход из здания.

– Дамский туалет в той стороне, – самоуверенно произнёс он, указав рукой в противоположную сторону.

С этой секунды в моей голове начался обратный отсчёт…

Двадцать…

Девятнадцать…

Восемнадцать…

…Пятнадцать…

…Десять…

В момент, когда я вошла в туалет и уперлась руками в столешницу раковины, у меня оставалось три секунды… Всего лишь три… По истечению которых шум, напоминающий беспокойный морской прибой, уже не шелестел, а гремел в моих ушах всей своей мощью.

В который раз мне пришлось спасаться от него, затыкая свои многострадальные уши ладонями…


Прежде чем меня накрыло, я посмотрела на свои наручные часы…

В момент, когда всё закончилось, я посмотрела на них снова, после чего перевела взгляд в зеркало напротив.

Циферблат часов показывал, что только что у меня случилась самая продолжительная из всех моих панических атак, длительностью в целых пятнадцать минут.

Зеркало же показывало мне бледное привидение из потустороннего мира.

Всё было критически плохо…

Я не могла покинуть эту комнату в подобном виде… Мне необходимо было собраться… Иначе я рисковала умереть сегодня, сейчас, прямо за тем столом…


Я всегда умела быстро приходить в себя после своих припадков и панических атак. На сей раз мне хватило пяти минут. За эти пять минут я вернула в норму своё сбившееся дыхание, попыталась остановить дрожь в руках щелчками пальцев, слегка поправила свой внешний вид… Покидая дамскую комнату я, конечно, надеялась на то, что мне всё-таки удастся проскользнуть к выходу из отеля, но телохранители Дариана стойко несли вахту у самого входа в уборную. Мне не было оставлено даже малейшего шанса. Поэтому мне пришлось буквально за секунду смириться с тем, что другого пути у меня попросту нет.

Я возвращалась на своё место на ватных ногах, не смотря вперёд себя, чтобы случайно не встретиться взглядом с Дарианом. Телохранители остались нести вахту у входа в ресторан, позволив мне прошествовать внутрь самостоятельно, но легче мне от этого не стало. Если бы наш столик стоял на десяток шагов дальше, я бы наверняка до него так и не дошла, свалившись в обморок прямо посреди ковровой дорожки. Но мне повезло: стол оказался в радиусе моей досягаемости.

Опустившись, точнее буквально рухнув на своё место напротив Дариана, я откинулась на спинку кресла, уперлась локтём в подлокотник и, коснувшись указательным пальцем виска, чтобы зафиксировать свой взгляд, наконец посмотрела на него.

– Всё в порядке, миссис Робинсон? – наигранно невозмутимым тоном поинтересовался Риордан.

Мой взгляд упал на мою папку, которую он всё ещё держал в своих руках.

– Что происходит? – попыталась и я отыграть невозмутимость, но мой голос был скорее подавленным, нежели невозмутимым.

– Ты подписала и передала мне документы, согласно которым я теперь являюсь единственным спонсором твоего клуба. Хочешь обсудить сложившуюся ситуацию?

– Мистер Риордан, мне казалось, что мы с Вами ведём наше общение на “вы”, – машинально съязвила я.

– Тебе так только казалось, Таша, – прищурился в ответ Дариан, и мне мгновенно стало ещё хуже.

О, нет…

Только не снова…

Я не выдержу ещё одного круга… Просто не переживу…

– Верни, пожалуйста, мне бумаги, – не убирая поддержки своего взгляда указательным пальцем у виска, протянула свободную руку я. – Я не собираюсь с тобой сотрудничать.

– Ты уже со мной сотрудничаешь, – абсолютно спокойным тоном произнёс Дариан, и, к моему удивлению, в следующую секунду вручил в мою протянутую руку папку.

Лишь на долю секунды я понадеялась на то, что смогла избежать фатальной ошибки, но как только открыла папку, поняла, что сорвалась в пропасть. На договоре, залезая на мою подпись, стояла до боли знакомая, размашистая и самоуверенная подпись Риордана.

Захлопнув папку одной рукой, я, продолжая фиксировать взгляд пальцем у виска, посмотрела на Дариана, и поняла, что мой взгляд вдруг помутился. Кажется, к моим глазам подступили слёзы, но я не собиралась опускаться до того, чтобы он их увидел. Чтобы сдержаться, я сжала зубы сильнее.

– Вчера ты встречалась с моим представителем, мистером Липманом. У него действительно есть жена и трое дочерей, и все они действительно поклонницы творчества твоей новой родственницы, вот только мистер Липман всего лишь мой юрист. Владелец холдинга я. А значит и сотрудничать тебе со мной. По крайней мере, ближайшие пять лет, на которые ты подписала договор.

Не моргая, я молча смотрела на собеседника, не в силах выдавить из себя ни единого слова.

Вот почему в ресторане нет посетителей… Он заранее забронировал его, самонадеянно будучи уверенным в том, что я подпишу его виртуозно составленный специально для меня контракт… Он даже опоздал специально, чтобы я, увидев его, не смогла пойти на попятную прежде, чем стану в зоне его досягаемости… Я его знаю… Теперь мне придётся его выслушать…

С каждой секундой подступающие к моим глазам слёзы всё больше мутили мой взгляд, и я ничего не могла с этим поделать. Дариан же не собирался отводить от меня своего уверенного взгляда, буквально сверля меня им в упор.

– Я коротко ознакомился с состоянием твоего клуба, – продолжил он, так и не дождавшись от меня ответа. – Насколько я понимаю, он находится в начальной стадии разорения. В ближайшее время ты должна будешь предоставить мне всю документацию и финансовую отчётность по состоянию клуба на данный момент.

Я упорно продолжала молчать. Скажи я хоть слово, и слёз уже будет не удержать в пределах моих глаз.

– Та примерная схема, по которой последний год функционировал твой клуб, была изначально обречена на провал, – продолжал Риордан, я же сделала глоток из своего бокала, но на сей раз не смогла ни оценить, ни даже распробовать вкуса лучшего вина. Слёзы продолжали беспощадно давить на мои глаза, Дариан же продолжал смотреть на меня в упор. – Подготовишь и предоставишь мне названные документы в течении следующей недели, – наконец заключил он.

Над столом повисло молчание.

Мы продолжали смотреть друг другу в глаза не моргая, и я не сомневалась в том, что он видел выступающие на моих глазах слёзы, что злило меня ещё больше. Злость же, в свою очередь, придавала мне сил держаться до последнего.

Поняв, что он закончил и больше ничего не скажет, я поднялась со своего места. Взяв папку со стола, я посмотрела сверху вниз на продолжающего сидеть Дариана, и, не смотря на уже едва сдерживающиеся в глазах слёзы, произнесла максимально уверенным тоном, на который сейчас только была способна, пусть он в итоге и не получился у меня таким уверенным, как мне того хотелось бы:

– Никакого сотрудничества не будет.

Это всё, на что меня хватило…

Развернувшись, я твёрдым шагом направилась к выходу, по пути протерев указательным и большим пальцами лишнюю влагу на глазах. Тот факт, что его телохранители спокойно пропустили меня, совершенно неожиданно разозлил меня ещё больше. Если Дариан Риордан отпускает меня, значит он уверен, что я сама к нему вернусь. А если он так думает, значит у него есть серьёзные основания для подобного умозаключения. Ещё никто не уворачивался от серьёзных оснований Дариана Риордана… Никто, кроме меня… Но если я сумела это сделать один раз, это ещё не означает, что я смогу справиться с чем-то столь сложным повторно. Скорее это как раз наоборот означает то, что на сей раз у меня ничего не выйдет. Дариан Риордан один из тех, кто делает лучшие в мире работы над ошибками…

Теперь он меня точно уничтожит.

Глава 2

Дариан

Таша даже представить себе никогда не сможет, как вовремя она заключила свой брак с Робинсоном. Она не только остудила меня, словно вылив на меня чан с ледяной водой – она спасла свою жизнь. Сейчас, оглядываясь назад, я не сомневаюсь, что, не стань она миссис Робинсон и не введи она тем самым меня в шок, я бы действительно запер её на острове. Я бы совершенно точно сотворил бы даже большее количество безумных вещей, стал бы её персональным маньяком, настолько на тот момент у меня снесло крышу от неё. И всё же даже сейчас я не мог дать самому себе гарантии в том, что на сей раз смогу сдержаться. Более того, увидев её сегодня, я понял, что на сей раз мой риск свихнуться быстрее, чем это произошло в предыдущий раз, слишком велик.

С сегодняшнего дня у Таши определённо точно возникла серьёзная проблема… И мне плевать, что этой её проблемой являюсь я.

…Сначала я не достал её с Робинсоном из-за ударной волны, которую Таша нанесла мне, поставив мне шах и мат своим замужеством. Было совершенно очевидно, что она вышла замуж из-за меня, а не в честь Робинсона. Тот факт, что она его не любила, был так же очевиден, как и тот, что рано или поздно она вернётся ко мне, чтобы остаться моей навсегда. Мне оставалось только ждать, когда она перебесится, но я не готов был ждать долго… Новость же о том, что Таша родила Робинсону двух сыновей, подкосила меня даже больше, чем факт её замужества с другим мужчиной. Я сразу же подсчитал сроки и понял, что её материнство выглядит правдиво. Забеременев сразу после выкидыша, да ещё и двойней, она просто физически не смогла бы родить доношенных детей…

Внезапное материнство Таши меня едва не убило. В буквальном смысле. Но я сумел обуздать свои эмоции и в итоге взял себя в руки.

Прошло несколько месяцев после того, как я узнал о родительском счастье Робинсонов, прежде чем я решил, что пора возвращаться в Лондон.

…В мае прошлого года я встретился с Робинсоном, чтобы предупредить его о том, что скоро заберу у него Ташу обратно себе. Он испугался, увёз её на остров Мэн, но даже тогда я мог бы её забрать, если бы решил, что её время вернуться ко мне настало. Однако я так не решил. Сделал ставку на её с Робинсоном детей, рассчитал, что будет лучше изымать Ташу из её псевдосемьи после того, как она отлучит сыновей Робинсона от своей груди. Я решил оставить ей время до двухлетнего возраста детей, чтобы она без страха смогла оставить младенцев их отцу, а уже спустя какое-то время я отвлёк бы её парой-тройкой тех детей, которых сделал бы ей сам…

В моей голове постоянно крутилось одно и то же воспоминание. В нём Таша, сразу после нашей встречи со Стивеном Эртоном на паркинге моего дома, аккуратно кладёт свою ладонь на экран моего мобильного телефона. Она не хотела, чтобы я сделал что-то “плохое”, говорила: “Не надо… Он ведь тебя намеренно провоцирует, разве нет?.. Забудь”. Я смотрел на неё сверху вниз и трогался рассудком от одного только её взгляда. Возвращаясь к этому воспоминанию вновь и вновь, я понимаю, что тогда, нажатием всего одной-единственной кнопки, я мог предотвратить то, что в итоге с нами произошло. Но я этого не сделал… Я поддался её уговорам, а поддаваться было нельзя. Мне нельзя было её вообще слушать. Никогда нельзя слушать того, кто слабее тебя…

…Я планировал приехать за ней в Лондон зимой этого года, до тех же пор я полностью отстранился от мира, в котором существовала Таша. Естественно я не начинал серьёзных отношений с женщинами, вместо этого завёл себе содержанку. Первые полгода после того, как я позволил Таше скрыться на время со всех моих радаров, я ни с кем не спал, затем начал пользоваться услугами дорогостоящих проституток, не способных доставить мне всецелого удовольствия, которого я достигал в соитии с Ташей. Когда же мне надоела постоянная смена лиц, я просто завёл себе содержанку. Беверли не отличалась умом и всё, что её интересовало в этой жизни, было прямо или косвенно связано исключительно с деньгами. Блондинка с грудью пятого размера обходилась мне в десять тысяч долларов в месяц, с учётом снятия для неё отдельной квартиры неподалёку от центра Сингапура, но без учёта расходов на её пластические операции.

Уже при первой нашей встрече Беверли на пятьдесят процентов состояла из силикона. За семь месяцев наших “финансовых” отношений, с её стороны заключающихся в неплохом, хотя и далеко не идеальном исполнении анально-оральных функций от четырёх до шести раз в месяц, я прокачал её до восьмидесяти процентов. Задница, грудь, губы – всё было силиконовым. То же, что она не могла улучшить силиконом, она с завидной уверенностью заменяла на искусственное – ресницы, ногти и даже волосы. Я оплачивал все её косметические “нововведения”, хотя делать их было целиком её инициативой. Таким образом за мои деньги эта блондинка вольна была делать со своей внешностью всё, что только желала, мне же просто было любопытно, до какой стадии она в итоге сможет себя довести.

Если выбросить шесть часов из каждого месяца, которые я тратил на минимальное удовлетворение своих сексуальных потребностей, и проанализировать остальное моё времяпровождение, тогда можно будет сказать, что я распорядился своим временем продуктивно. Открыв сеть своих салонов в Южной и Северной Америке, я не просто приумножил свой капитал – я утроил его. В моих руках оказались не просто бо?льшие деньги, в моих руках теперь была бо?льшая власть. Такая, о которой говорить можно только шёпотом и не торопясь. Не думаю, что Таше об этом можно будет когда-нибудь узнать, даже после того, как она начнёт воспитывать нашего первенца. Чем меньше человек знает, тем лучше спит, а я слишком ревностно отношусь к её сну, чтобы даже себе позволять его тревожить.

О том, что Таша стала вдовой, мне рассказала Ирма. Она позвонила мне спустя полчаса после встречи с Ташей и выложила всё как есть. Одна только мысль о том, что я упустил целый год, заставила меня обратить в осколки целую коллекцию китайского фарфора, но это ни в коей мере не сравнится с тем ущербом, который я нанёс сам себе, в очередной раз оставив Ташу без присмотра. Меня словно жизнь ничему не учила… В тот же день я поклялся себе в том, что когда доберусь до неё снова, я не просто привяжу её к себе, чтобы она и шага без меня больше ступить не смогла – перед этим я заставлю её признаться мне в любви. Второй раз. Но на сей раз она должна будет сложить оружие и склонить передо мной голову в самом начале, чтобы потом мне не пришлось её заставлять делать это насильно. В конце концов, я не хотел вызывать в ней стокгольмский синдром[1]1
  Стокгольмский синдром – психологическое состояние, возникающее при захвате заложников, когда заложники начинают симпатизировать и даже сочувствовать своим захватчикам или отождествлять себя с ними.


[Закрыть]
– я жаждал от неё искренней любви. Как только она признает чувства ко мне (вспомнит их), она не просто примет своё поражение и не просто станет моим личным трофеем. Она всецело, душой и телом навсегда будет принадлежать только мне одному, и я наконец сделаю из неё королеву. Нося мою фамилию, вынашивая моих детей, разделяя со мной тело и душу, она будет непобедима, и пред ней будут в трепете склонять головы сильные мира сего… Но до тех пор мне ещё предстоит её победить. Снова.

Уже спустя сутки после разговора с Ирмой я узнал о текущей жизни Таши всё. Для того, чтобы создать новый полноценный холдинг, мне понадобилось ещё несколько дней. “DaTa PaRi” – когда-нибудь я расскажу Таше о том, что это название состоит из заглавных букв наших имён, но сейчас это не важно.

Ознакомившись с примерным состоянием клуба, я понял, что Таша, не смотря на то, что является его прямой владелицей, мало участвует в этом деле, а её новая родственница мало разбирается в подобном роде бизнеса, определённо больше смысля в модных тряпках. Рейтинг клуба за прошедший год без опытного участия Робинсона снизился до предела, показывая нули едва ли не по всем показателям. Он в буквальном смысле был обречён, и это было так же очевидно, как и то, что у Таши нет ни сил, ни способностей, ни даже малейших возможностей предотвратить его разорение. Крах был неминуем, если только в клуб не вложить крупную сумму денег. Пожалуй, это вложение обещало стать для меня самым невыгодным в финансовом плане, но только в финансовом.

О том, что вокруг Таши уже начали кружить акулы, каждая из которых хотела бы заполучить её с клубом или без него, я знал ещё до того, как получил информацию об одиннадцати псевдоспонсорах, уже пытавшихся наладить с моей девочкой “связь”. Чтобы эту самую “связь” получилось наладить у меня, я подготовил своего юриста Липмана так, чтобы у Таши не возникло каких-либо сомнений или подозрений. Хотя сложно поверить в то, что она в итоге не задумывалась о подвохах. И всё же едва ли она могла подумать обо мне. Более того, я был уверен в том, что за эти два года Таша обо мне достаточно подзабыла, чтобы не вспомнить о моей личности именно сейчас. Так оно в итоге и произошло: она даже на мгновение не предположила, что может вести переписку со мной, а не с увиденным ей накануне Липманом. Получив от неё электронную копию подписанного договора, я написал ей первым:

– Добрый вечер.

Поздравляю Вас с началом нашего сотрудничества. Надеюсь, что оно окажется продуктивным. Предлагаю встретиться завтра в том же месте в 11:00. Нам необходимо будет обменяться оригиналами документов и обсудить наши дальнейшие действия. Вас устраивает время?


– Время меня устраивает. Также выражаю надежду на продуктивное сотрудничество.

Хорошего Вам вечера.

До встречи.


– И Вам хорошего вечера.

До встречи.

Она даже представить себе не может, на какой высокий коэффициент продуктивности нашего “сотрудничества” я рассчитываю…


Мне было интересно, как Таша отреагирует на меня. В конце концов, прошло два года с момента, когда она сбежала от меня прямо из больницы…

Не знаю, на что я рассчитывал, но когда спустя столько времени я вновь увидел в своей девочке страх, мне это не понравилось. Особенно после того, как по её слезящимся глазам стало понятно, что страх передо мной подавляет другие её чувства ко мне.

За два года она ничуть не изменилась. Если только не стала ещё более сексуальной. По её внешнему виду даже нельзя было определить, что она сделалась матерью сразу двух детей. Что же касается её образа: белый деловой комбинезон с длинными рукавами и золотыми пуговицами – ммм… Она была прелестна. Осиная талия, идеальное декольте – сексуальнее придумать было невозможно. Я бы наверняка сразу же попытался затащить её в гостиничный номер, расположенный над этим рестораном, который заранее забронировал для нас двоих, если бы не её реакция на один лишь мой вид. Слёзы, подступившие к её глазам, были вызваны даже не её осознанием того, что она жестоко просчиталась, подписав договор со мной, а принятием того факта, что я до неё наконец добрался. То есть её реакция была бы такой же не смотря на наличие или отсутствие договора, благодаря которому она теперь была со мной повязана. Влага в её глазах выступила от страха… Что ж, я её понимал. Ей действительно было чего боятся, но лишь до тех пор, пока она не смириться…

Её слова о том, что никакого сотрудничества между нами не будет, меня не удивили. Я предугадал их заранее. Ей просто необходимо дать время отойти от первичного потрясения. Но на сей раз я не собираюсь давать ей слишком много времени. Теперь, вновь увидев её на расстоянии вытянутой руки, я всё для себя решил. Я всегда знал, что не прекращал её любить, её желать, но встретившись с ней сейчас, я понял, что дальше так продолжаться не может – Таша не может продолжать разгуливать по земному шару без меня. Это приговор. Я вынес его ей три года назад, но подписан он был мной сегодня.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9